И снова недобросовестные аудиторы

Аналитические статьи, рейтинги
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 11 декабря 2015

Еще раз вернемся к теме недобросовестных аудиторов. Похоже, низкая эффективность саморегулирования в аудиторской сфере не дает покоя регуляторам. Поддерживаете ли вы шаги ЦБ РФ по ужесточению контроля – в частности, в отношении введения системы аккредитации? По итогу это может означать подведение аудиторов под его надзор (пока четкого ответа пресс-служба не дает), но даже если так – как Вы думаете, может, пора отказаться от системы саморегулирования? Ведь переход на нее состоялся относительно недавно, все это еще на нашей памяти, и возможно, кто-то скажет, что “раньше было лучше”?


Максим Гладких-Родионов, генеральный директор аудиторской компании “Уверенность”:

Действительно, переход к саморегулированию состоялся относительно недавно. На практике этот переход привел к тому, что деятельность большего числа аудиторских организаций реально проверяется СРО аудиторов в ходе осуществления внешнего контроля качества работы. Аудиторские организации начали получать очень нужную методологическую помощь в части соответствия их работы требованиям стандартов и этических норм.

Сама по себе деятельность по проверке качества работы аудиторов совершенствуется, сами проверки, в 2009-м году носившие, в общем, достаточно формальный характер, сейчас стали гораздо серьезнее. Однако, говоря об аудите, не надо забывать о том, в каком состоянии находится сейчас рынок аудиторских услуг. Число компаний снижается, выручка падает, рынок переживает очень тяжелые времена. При этом государство реализует или планирует реализовать меры, направленные на дальнейшее сокращение рынка аудита.

Так, увеличение вдвое порога выручки для компаний, подлежащих обязательному аудиту, введение штрафов за нарушения стандартов и Кодекса этики, размер которых многократно превышает годовую выручку значительного числа аудиторских организаций, повышение требований к численному составу аудиторов в одной организации (с нынешних трех до пяти или даже до десяти человек) – все это способствует разорению и уходу с рынка большей части аудиторов.

На этом фоне введение системы аккредитации лишь усугубит ситуацию, поскольку рынок и сейчас в значительной степени монополизирован (доходы четырех самых крупных компаний превышают доходы остальных даже не в сотни, а в тысячи раз), и дальнейшее сокращение числа аудиторских фирм лишь поспособствует дальнейшей монополизации. А в условиях отсутствия конкуренции ожидать какого-бы то ни было развития и совершенствования аудита в России бессмысленно.

В любом случае, подведение аудиторов под надзор мегарегулятора, скорее всего, не отменит ни обязательного членства в СРО, ни контроля со стороны Росфиннадзора. Если говорить об ужесточении ответственности, тем более об ответственности уголовной, то, на мой взгляд, формулировка “недостоверное аудиторское заключение” весьма и весьма расплывчата. Аудиторское заключение нельзя рассматривать как исчерпывающее доказательство абсолютной достоверности отчетности аудируемого лица, поскольку в аудите используются выборочные методы, тестирование, большое значение имеет профессиональное суждение аудитора.

Соответственно, “хороший” аудитор отличается от “плохого”, по большому счету, своей репутацией, создаваемой лишь упорным многолетним трудом, дающим опыт, уменьшающий вероятность совершения ошибки. К уголовной ответственности, по моему глубокому убеждению, должны привлекаться лишь те аудиторы, которые совершают действительно общественно опасные деяния. К таким, например, можно отнести выдачу заведомо ложного заключения в результате сговора с клиентом, если такое заключение повлияло на принятие заинтересованными лицами решений, повлекших негативные последствия для этих лиц. Причем именно эти лица должны признаваться потерпевшими, и, соответственно, обращаться в правоохранительные органы для возбуждения дел. А сама ответственность должна выражаться, прежде всего, в возмещении ущерба потерпевшим и в запрете заниматься аудиторской деятельностью для осужденных.

Таким образом, недобросовестные аудиторы будут уходить с рынка. А нынешние действия властей, усиливая монополизацию, приведут лишь к значительному ухудшению качества аудиторских услуг.


Лариса Кошолкина, директор по качеству и профессиональным стандартам, ФинЭкспертиза:

Центральный банк вносит свои предложения лишь в отношении аудиторов, проверяющих банки и другие организации, деятельность которых регулирует ЦБ. Объем такого аудита на рынке не превышает 10 процентов, поэтому об отказе от саморегулирования вообще не должно идти речи.

Для того чтобы ввести аккредитацию в аудите, нужно пересмотреть подход к понятию общественно значимых хозяйствующих субъектов, к которым сейчас относятся и банки. Причина в том, что в отношении этой категории в деятельности для аудиторов и сейчас существуют ограничения и особые условия внешнего контроля. ЦБ, вводя свои условия, подчеркивает неудовлетворенность не только аудитором, но и уполномоченным федеральным органом, который проводит процедуры внешнего контроля качества работы таких аудиторов. Аккредитация аудиторов ЦБ - это не общее решение, оно ориентировано на определенного пользователя отчетности. К преобразованию всей отрасли, которая, к слову, находится в кризисном состоянии, нужно подходить целостно.

В последних законопроектах часто используются такие понятия как недобросовестный аудитор, ненадлежащее аудиторское заключение. Недобросовестного аудитора предлагается привлекать к уголовной ответственности, а за выдачу ненадлежащего аудиторского заключения - налагать штрафы от 10 до 30 миллионов рублей. Однако наше законодательство не содержит определений этих понятий, и, соответственно, порядка признания аудитора недобросовестным, а заключения – ненадлежащим. Поэтому, опять же, возвращаемся к тому, что нужны преобразования в целом, нужны изменения основ.


Арсений Поярков, управляющий директор, БизнесДром:

Банк России взял четкий курс на усиление надзора за всеми подопечными и сокращение количества игроков в лицензируемых сферах, будь-то банки, страховые компании или брокеры. Ужесточение надзора в смежных отраслях является логичным продолжением проводимой политики.

К сожалению, в текущей макроэкономической и геополитической ситуации России не приходится рассчитывать на мощное развитие за счет внешних источников. Было бы логично пытаться развивать собственный рынок, в том числе компании финансового и околофинансового сектора, в том числе аудиторов. Аккредитация с последующим обязательным введением массы дополнительной отчетности и иных финансовых обременений (как это было сделано с брокерами) существенно сократит их количество и, как следствие, конкуренцию в этой среде. При всей пагубности подобной политики она находится строго в ключе текущего курса на консолидацию всех имеющихся в стране активов в узком кругу.


Борис Липкин, председатель правления “РИАБАНК”:

Тема о необходимости ужесточить ответственность аудиторов, о том, что они идут на поводу у банков, о карманных аудиторах не нова. Она появляется в пиковые моменты отзыва регулятором лицензий у кредитных организаций. Не думаю, что это системная проблема. Да, аудиторы могут пойти навстречу своим клиентам-банкам, но, как правило, в том случае, если речь идет о каких-то неточностях, технических ошибках, но скрывать каких-то крупные проблемы готовы единицы.

В отношении эффективности системы саморегулирования, на мой взгляд, еще рано делать выводы. Она, по сути, только создана, есть возможности совершенствования: ужесточение требований к СРО, более жесткие стандарты деятельности и т.п. Механизм аккредитации СРО аудиторов при Банке России тоже выглядит рабочей идеей.

Теги: недобросовестные аудиторы  саморегулирование  ужесточение контроля  аудиторские организации  СРО аудиторов  внешний контроль  качество работы  качество работы аудиторов  рынок аудиторских услуг  рынок аудита  обязательный аудит  Кодекс этики  численный со