Конкурс “Внутренний аудитор 2014 года” от Института внутренних аудиторов – интервью с победителем

Внутренний аудит
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 10 июня 2015

В марте этого года прошло торжественное награждение победителей традиционного ежегодного конкурса от Института внутренних аудиторов – “Внутренний аудитор года”. Нам было безмерно приятно воспользоваться предложенной нам возможностью задать несколько злободневных и не очень вопросов Андрею Леонидовичу Покровскому - победителю в номинации “Внутренний аудитор года публичной компании”. Благодарим организаторов и самого Андрея Леонидовича!


Биографическая справка: Андрей Покровский, 35 лет, Дипломированный внутренний аудитор (квалификация CIA), победитель II Национального конкурса “Внутренний аудитор года” в номинации “Внутренний аудитор 2014 года в публичной компании”. С 2010 года работает заместителем руководителя Службы внутреннего аудита – начальником Отдела текущего мониторинга ПАО “МДМ Банк”, в 2005-2010 гг. занимал руководящие должности во внутреннем аудите ОАО “Сибакадембанк”, ОАО “УРСА Банк”, ОАО “МДМ Банк”; в 2002-2005 гг. работал в Отделе аудита компании EY.

Примите поздравления от GAAP.RU, Андрей Леонидович! Победа была ожидаемой?

Спасибо огромное, Александр! Она была ожидаемой и неожиданной одновременно. Ожидаемой, потому что критерии конкурса были ко мне благосклонны, мне было что показать и даже как-то сентиментально вспомнить. Неожиданной, потому что я был практически уверен, что меня опередит кто-то не менее достойный.

Как давно Вы занимаетесь внутренним аудитом?

С 2005 года, сразу после работы в банковском аудите EY. Сибакадембанк в моем родном Новосибирске тогда выходил на международные рынки капитала, и им нужен был человек для перестройки службы внутреннего контроля в службу внутреннего аудита.

Как бы Вы оценили качество и объем работы СВА в российских компаниях в последние годы – это восходящая тенденция, нисходящая, или…? Возросли ли в последние годы требования к компетенции специалистов?

Качество и объемы работы, безусловно, возросли. Если делать параллели с “новыми” секторами в бизнесе, то внутренний аудит – это “новая” профессия. Точнее, старая профессия, на которую многие руководители, собственники стали смотреть по-новому. Как следствие, изменились ожидания к компетенциям. Среднестатистический внутренний аудитор должен видеть дальше конкретного нарушения и наведения дисциплинарного шороха, то есть глубже понимать бизнес, процессы, технологии, внутреннюю контрольную среду и уметь на равных дискутировать с менеджментом.

Что можете сказать о роли внутреннего аудита конкретно в российских компаниях в последние годы – взросла ли его роль? Стали ли внутренние аудиторы “доверенными консультантами” высшего руководства, или до этого еще далеко?

В разных компаниях, конечно, по-разному. Сейчас внешний “инвестиционный” фактор развития профессии по понятным причинам тускнеет, мы не видим новых листингов на NYSE, LSE c их затратными рамочными требованиями к организации систем контроля, поэтому спрос на аудит больше имеет внутренний характер. Где-то внутренний аудит - око собственников, где-то - доверенный консультант, где-то - меч для наведения того самого шороха. А где-то все сразу и одновременно.

Насколько тесно работа внутренних аудиторов связана с работой других вовлеченных сторон – в частности, внешних аудиторов?

Здесь есть куда двигаться и внутренним, и внешним аудиторам. Внутренним аудиторам – в плане знания и понимания МСФО, например, унификации методологии тестирования с внешними аудиторами. Внешним аудиторам – в плане использования результатов работы внутренних аудиторов, координации планов проверок. Мы сотрудничаем с внешними аудиторами по выполнению для них согласованных процедур, проводим рабочие встречи.

Это первое Ваше участие в Национальном конкурсе «Внутренний аудитор года» от Института внутренних аудиторов?

Да, первое. В прошлом конкурсе я не участвовал и, если бы участвовал, то вряд ли бы преуспел. Для победы нужно делиться опытом с коллегами, выступать или публиковаться.  

Вы – победитель номинации в категории “публичная компания”. В чем Вы видите принципиальные отличия внутреннего аудита публичной компании от непубличной?

В плане специфики организации внутреннего аудита публичные компании, в среднем, отличаются более искушенными и независимыми составами комитетов совета директоров по аудиту, большей прозрачностью бизнеса, сложными системами управления рисками, чувствительностью к внешней оценке.




Познакомьте нас, пожалуйста, вкратце с основными критериями отбора победителей Экспертным советом Конкурса, и в каком виде принимались заявки.

Это набор количественных и качественных критериев, он есть на сайте конкурса. Опыт работы во внутреннем аудите, сертификации, публичные выступления, публикации, награды, в том числе по месту работы. Заявки принимались по электронной почте, но с обязательной визой работодателя.

Были ли минимальные требования к конкурсантам?

По большому счету нет. Это абсолютно открытый конкурс.

Сказался ли, и если да, то каким именно образом факт участия в конкурсе на режиме Вашей работы в организации?

Сам факт участия не особо сказался. Сказалась, в незначительной степени, активность в плане подготовки к выступлениям, участия меня и моих сотрудников в работе регионального центра Института внутренних аудиторов (1 раз в 2-3 месяца), поездок на конференции. Но вряд ли работодатель здесь в чем-то проиграл. Это как чтение профессиональной литературы: требует времени, но заметно повышает эффективность.

Насколько велик был в этом году “конкурс”?

У нас не было какого-то общего брейн-ринга претендентов, поэтому мне сложно сказать.

Какие преимущества дает признание заслуг со стороны Института внутренних аудиторов – это в большей степени “актив” в портфолио победителя, всей команды, или организации, где эта команда работает?

Это, прежде всего, такой бонус внимания ко всем твоим идеям и инициативам, как в профессиональном сообществе, так и внутри компании. И положительная оценка работы всей команды, ведь внутренний аудитор имеет больше шансов состояться в окружении сильных коллег, сотрудников, в открытой к лучшим практикам и развитию организации.

Меняет ли получение награды отношение менеджеров и членов совета директоров к внутренним аудиторам в лучшую сторону? Означает ли это повышение влияния внутреннего аудита в организации?

Отношение зарабатывается, конечно, задолго до получения награды. Но награда – это дополнительный аргумент.

Как бы Вы охарактеризовали взаимоотношения в российской среде внутреннего аудита – мы имеем в виду, например, принято ли у соперников по конкурсу поздравлять победителей, и получили ли Вы уже поздравления от своих “коллег по цеху”?

Взаимоотношения хорошие и даже душевные. Внутренние аудиторы часто сталкиваются с похожей проблематикой и с удовольствием делятся опытом, методическими наработками. Поздравляют с профессиональными достижениями.

Собираетесь ли Вы продолжать участие в Конкурсе в последующие годы?

В этом году у меня вряд ли снова будет шанс. В дальнейшем – вполне вероятно.

Еще раз поздравляем от всей души, спасибо за интервью, и до новых встреч!

Теги: Институт внутренних аудиторов  внутренний аудитор  публичная компания  внутренний аудит  СВА  доверенные консультанты  системы контроля  внешние аудиторы  МСФО  комитет по аудиту  прозрачность бизнеса  управление рисками