Кто управляет аудиторскими комиссиями в публичных европейских компаниях?

Кадровый менеджмент
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 11 июля 2014

Автор: Филип Смит (Philip Smith)

Источник: Accountancy Live

Перевод: GAAP.RU

Фото: www.pressfoto.ru

Принимая во внимание ограниченное число истинных талантов в аудиторских комиссиях европейских компаний, независимый автор Филип Смит из британского издания «Accountancy Live» пытается разобраться, что составляет силу и слабости сегодняшней системы, и какова в действительности роль бывших партнеров «Большой четверки» в FTSE 100 на позиции председателей комиссий и неисполнительных директоров.

Сегодня, когда аргументы вокруг ситуации с выбором аудиторов на рынке и уровне конкуренции вроде бы улеглись, со вступающей в силу в Европе новой Аудиторской Директивой основной акцент внимания переместился на работу аудиторских комиссий в крупнейших организациях с биржевым листингом. Именно на их плечи ложится внедрение новых директив, как только те вступают в силу в национальном законодательстве. И это тем более справедливо для Великобритании, которая во многих отношениях оказалась на острие прогресса после следования рекомендациям своей Комиссии по делам конкуренции относительно ротации аудиторов и регулирования рынка.

На протяжении последних двух лет – и уж точно после того, как Комиссия по делам конкуренции (Competition Commission, теперь известная как «Управление по делам конкуренции и рынка» – «Competition and Markets Authority») опубликовала свои замечания относительно рынка аудиторских услуг среди компаний FTSE 350 – число выставленных на тендер аудиторских предложений возросло лавинообразно. И, конечно, кто как не аудиторские комиссии в компаниях играют во всем этом первостепенную роль, поскольку именно они решают, не стоит ли «опробовать» аудиторский рынок?

Но не только лишь аудиторский тендер имеет такой большой эффект на загруженность комиссий. Кодекс корпоративного управления от Совета по финансовой отчетности (FRC) версии 2012 года теперь требует от них выставлять внешний аудит на тендер каждые 10 лет по принципу «comply or explain» – «выполняй или объясни, почему ты этого сделать не можешь». Также Кодекс требует больше прозрачности в годовых отчетах аудиторских комиссий в отношении принятых важных решений, объяснений относительно оценки эффективности работы внешнего аудитора, обеспечения независимости и объективности проверяющего, и не только (cм. по этой теме «Комиссия по делам конкуренции согласилась на «мягкий» вариант» – GAAP.RU).

Фото: www.pressfoto.ru

Возросшая нагрузка

А это порождает один важный вопрос: способны ли аудиторские комиссии и их председатели подняться на новый уровень, справиться с дополнительной нагрузкой? Или им придется переквалифицироваться в категорию неисполнительных (в смысле, «non-executives» – GAAP.RU), дабы не наломать дров в нашу эру всеобщей прозрачности и ответственности?

«Основная роль (аудиторской комиссии) не изменилась, но есть ряд вещей, которые добавились к объему работы и прибавили времени» – говорит Ник Лэнд (Nick Land), председатель комиссии по аудиту и рискам мобильного оператора-гиганта Vodafone. Нам он также известен как председатель комитета по аудиту и гарантии качества в составе британского Совета по финансовой отчетности.

В частности, он указывает на внедрение требований о «правдивых, сбалансированных и легких в понимании» раскрытиях. «Это ответственность совета (директоров), но довольно часто советы просят аудиторские комиссии помочь им своим мнением – так ли правдив годовой отчет, так ли он сбалансирован и легок в понимании» – говорит Ник Лэнд. Это вполне обоснованная просьба, но опять-таки, аудиторским комиссиям придется осознать все процессы, которые в конечном итоге нашли свое отражение в отчете, понять, какие изменения были внесены для обеспечения правдивости, сбалансированности и доступности отчетов.

Ник Лэнд отмечает, что дополнительной работы прибавили и отчеты внешних аудиторов по новому формату, и требования по соблюдению концепции функционирующего предприятия (going concern). Настоящее упражнение по «подъему тяжестей» для тех, кто не привык работать в таком режиме. «Я лично не думаю, что это так уж фундаментально перекроило работу, которую аудиторские комиссии выполняли до этого, но, тем не менее, дополнительного груза это им прибавило». Все что нас не убивает… и так далее.

Трейси Гордон (Tracy Gordon), директор корпоративного управления Deloitte, отмечает, что вся эта ситуация повысила ставки. «Нагрузка действительно возросла, встречи занимают больше времени по причине дополнительных дебатов, поднятых вопросов и высказанных суждений. Даже простое согласование раскрытий, которые найдут свое место в отчетности, требует больше времени» – отмечает она.

Принимая во внимание возросший объем работы, Трейси Гордон полагает, что сейчас, возможно, самое время для директоров компаний подумать о создании отдельных комиссий по рискам, чтобы те взяли на себя часть возросших требований по раскрытиям.

Доктор Роджер Бейкер (Roger Barker), директор корпоративного управления и профессиональных стандартов в Институте Директоров (Institute of Directors), полностью согласен. «Советам нужно соблюдать осторожность в том, насколько далеко может быть расширена сфера ответственности, возложенной на аудиторские комиссии» – считает он. – «Формально она легко может включать в себя все: от комплайенса и регулирования до управления рисками, в том числе коррупционными и финансовых хищений, а также корпоративное управление, управление кадрами и минимизацию издержек. Опасность только в том, что комиссия становится настолько обремененной задачами, что не может уже эффективно выполнять свои самые ключевые функции».

Компании в секторе финансовых услуг уже прочувствовали это на себе. Другие индустрии ощутят это весьма скоро. «Не думаю в этой связи, что будет таким уж большим сюрпризом, если все большее число организаций нефинансового сектора последует примеру финансовых организаций и создаст у себя отдельные комиссии по рискам в попытке снизить давление» – считает Бейкер.

Эта логика, однако, не убеждает Ника Лэнда. «Даже если у вас разделены аудит и риски, вам все равно придется следить за тем, чтобы они, так или иначе, шли по итогу совместно».

Удвоение обязанностей

Конечно, одним из способов снижения давления на председателей и членов каждой отдельной аудиторской комиссии является пересмотр позиций, который они сегодня занимают. Можно же быть членом и более чем одной комиссии за раз! Например, в компаниях FTSE 100 ровно 100 аудиторских комиссий, но что удивительно – только 91 председатель. Причина в том, 9 человек занимают эту высочайшую, без всяких преувеличений, должность в корпоративном мире сразу в двух компаниях.

Кстати, со списком этих лиц можно будет ознакомиться ниже, в самом конце сегодняшнего материала. Там же есть отдельный список неисполнительных лиц (мы не говорим конкретно о неисполнительных директорах, но о «non-executives» в целом – GAAP.RU), которые не являются председателями, но которые просто являются членами более чем одной аудиторской комиссии крупнейших британских компаний индекса FTSE 100. Таковых насчитывается 25 человек, а пять из них, как говорят, являются членами сразу трех!

Подтверждено, что два человека являются председателями двух комиссий и членами еще одной комиссии в одной из компаний верхней сотни. Это Анна Годбигир (Ann Godbehere), председательница комиссий в Prudential и Rio Tinto, и Марк Селигман (Mark Seligman), председатель комиссий в компаниях BG Group и G4S. А вообще, страшно подумать: мы берем во всех этих случаях только самые крупные компании, а каково положение вещей в FTSE 250 или более широкой выборке, где требования постепенно снижаются?

Партнер KPMG и директор Института Аудиторских Комиссий (Audit Committee Institute) Тим Копнелл (Tim Copnell) говорит, что это очень серьезная нагрузка даже в спокойные времена. «Как в случае с любой неисполнительной ролью, в Вашем расписании должно быть достаточного места для отдыха от стресса. Неизбежно это означает, что от чего-то придется отказаться». Однако он тут же отмечает, что это весьма упрощенное объяснение того, почему число неисполнительных ролей (в том числе в составе аудиторских комиссий) ограничено. Это как бы очень грубый ответ на довольно сложный вопрос. Конечно, все будет зависеть от индивидуальных навыков и всего того, что они (эти лица) делают вне своей роли неисполнительных лиц.

И, конечно, все будет зависеть от организации в целом. Джонатан Хейворд (Jonathan Hayward), директор корпоративного консалтинга в Independent Audit, говорит: «Обобщать трудно, поскольку все зависит от того, насколько крупная и сложная организация перед нами (а это две разные вещи), и кроме того, все будет зависеть от того, насколько хорошо все организовано. В самом деле, хорошо организованные финансы намного упрощают работу».

Но если вдруг в случае с некоторыми председателями и членами аудиторских комиссий возникнет потребность переложить часть ответственности на других лиц, найдется ли на рынке достаточно квалифицированных кадров для этого? Насколько велик сегодня условный запас неисполнительных лиц на рынке труда?

Мы ищем таланты

Учитывая основное требование о максимально свежем и близком опыте работы на финансовой должности, можно выделить три категории людей, которых с наибольшей вероятностью посчитают достойными кандидатами и пригласят на должность даже председателей аудиторских комиссий – отмечает Марк Фрибейрн (Mark Freebairn), партнер и глава финансового департамента в Odgers Berndtson.

«Есть ушедшие в отставку финансовые директора, которые все еще наращивают свое портфолио, есть пока работающие финансовые директора, которым просто нужно развивать навыки, и есть экс-партнеры крупных аудиторских фирм» – объясняет он свою мысль. – «Но всем им придется быть, по крайней мере, столь же хорошими, сколь и финансовый директор компании».

Марк Фрибейрн отмечает, что довольно большое число председателей или просто членов аудиторских комиссий набирали именно из аудиторских фирм. И в самом деле, даже один взгляд на список (см. ниже) открывает много весьма знакомых имен. Старшие партнеры «Большой четверки» представлены весьма щедро.

Но все может измениться в будущем, потому что корпоративный мир сегодня требует большего разнообразия среди директоров. Конечно, мы помним о том, что главная инициатива этого идет со стороны регуляторов.

«Я не наблюдаю нехватки людей, желающих сегодня стать неисполнительными директорами, но весь вопрос в том, являются ли они теми самыми, нужными людьми, необходимого калибра, с правильными опытом и навыками» – возвращается к разговору Тим Копнелл, партнер KPMG. – «Я думаю, сегодня мы в состоянии перемен и исследований».

Копнелл говорит, что в корпоративной среде только сегодня начинают смотреть немного дальше традиционного набора навыков кандидата на членство, которые обычно имеют опыт в бизнесе, бухгалтерском учете или аудите. Ведь компании могут и не захотеть иметь аудиторские комиссии с четырьмя высокопрофессиональными бухгалтерами, при условии, что это четыре неисполнительных лица из шести, ведь в этом случае они оказываются под давлением: от них требуют разнообразить состав!

Фото: www.pressfoto.ru

Женщины наверху

В значительной мере разнообразие пришло как раз в результате призыва властей обеспечить адекватную квоту женщин в составе советов директоров (см. по этой теме «Европарламент поддержал «женскую квоту» в советах директоров компаний» – GAAP.RU). Например, Ник Лэнд отмечает, что в Vodafone в качестве неисполнительного директора и члена аудиторской комиссии к ним скоро присоединится Дама Клара Фурс (Dame Clara Furse). Персона несомненно высочайшей квалификации, Клара Фурс была исполнительным директором (CEO) London Stock Exchange Group до 2009 года, а сегодня является членом комитета финансовой политики Банка Англии. В сентябре этого года она перейдет в комитет по аудиту и рискам.

«На протяжении последних нескольких лет компании, где я работал, всерьез восприняли вопрос разнообразия состава совета директоров» – отмечает Ричард Уилсон (Richard Wilson), партнер EY и сопредседатель аудиторской комиссии CBI. – «Со стороны председателя совета директоров сегодня гораздо больше внимания к тому, кто должен сидеть в каких комиссиях. Но, очевидно, для любого будет очень трудно соответствовать своей роли в аудиторской комиссии, если у него или нее не хватает финансовой грамотности, чтобы просто задавать правильные вопросы».

Фото: www.pressfoto.ru

Большие имена из «Большой четверки»

Большое число бывших старших партнеров аудиторских компаний Big Four сегодня возглавляют аудиторские комиссии крупнейших британских компаний FTSE 100. Ниже приводятся имена (только в английском написании, особой надобности в переводе нет), с указанием бывшей должности в аудиторской компании, а также названия компаний FTSE 100, где эти персоны работают сейчас.

PwC

  1. Glyn Barker (вице-председатель PwC) – Aviva
  2. Kieran Poynter (PwC, старший партнер) – BAT, International Consolidated Airlines
  3. Peter Smith (PwC, старший партнер) – Associated British Foods
  4. Roger Marshall (PwC, старший аудиторский партнер) – Old Mutual

Deloitte

  1. John Ormerod (старший партнер лондонского офиса Deloitte / старший партнер Arthur Andersen) – ITV

KPMG

  1. Baroness Noakes (KPMG) – Severn Trent
  2. Brendan Nelson (вице-председатель KPMG) – BP, RBS
  3. Ian Barlow (старший партер лондонского офиса KPMG) – Smith & Nephew
  4. Mike Wareing (исполнительный директор KPMG International) – Intertek, Wolsley
  5. Ruth Anderson (вице-председатель KPMG) – Travis Perkins

EY

  1. Nick Land (старший партнер EY) – Vodafone

Кто возглавляет сразу несколько аудиторских комиссий?

Есть и такие. Девять неисполнительных директоров (именно директоров – членов совета, которые не является частью высшего исполнительного руководства) возглавляют сразу две аудиторские комиссии в компаниях FTSE 100:

  1. Alan Ferguson (Johnson Matthey, Weir Group)
  2. Ann Godbehere (Prudential, Rio Tinto, член комиссии в BAT)
  3. Brendan Nelson (BP, RBS)
  4. David Challen (Anglo American, Smiths Group)
  5. Ken Hydon (Pearson, Reckitt Benckiser)
  6. Kieran Poynter (British American Tobacco, International Consolidated Airlines)
  7. Mark Seligman (BG, G4S, член комиссии в Kingfisher)
  8. Michael Wareing (Wolseley, Intertek)
  9. Nick Rose (BAE Systems, BT)

Подведем общий итог по неисполнительным лицам

Есть еще 25 неисполнительных лиц («non-executives» в целом), которые хоть и не являются председателями более чем двух аудиторских комиссий в составе компаний FTSE 100, но которые все равно являются их членами. Это:

  1. Alan Jebson (Experian, Vodafone)
  2. Anita Frew (Aberdeen Asset Management, IMI, Lloyds Banking)
  3. Anne Quinn (Mondi, Smiths group)
  4. Anthony Watson (Hammerson, Lloyds Banking, Vodafone)
  5. Baroness Noakes (RBS, Severn Trent)
  6. Baroness Shriti Vadera (AstraZeneca, BHP Billiton)
  7. Byron Grote (Anglo American, Unilever)
  8. David Kappler (InterContinental Hotels, Shire)
  9. George Rose (Experian, National Grid (председатель))
  10. Guy Elliott (Royal Dutch Shell (председатель), SABMiller)
  11. Jacques Aigrain (London Stock Exchange, WPP)
  12. Janis Kong (Kingfisher, TUI Travel)
  13. Jeremy Darroch (Marks & Spencer (председатель), BritishSkyBroadcasting, Burberry)
  14. Johanna Waterous (Wm Morrison Supermarkets, RSA Insurance, Rexam)
  15. Lesley Knox (Centrica, SABMiller)
  16. Mark Armour (SABMiller (председатель), Tesco)
  17. Patrick Cescau (International Consolidated Airlines, Tesco)
  18. Paul Heiden (Coca-Cola HBC, London Stock Exchange, Meggitt)
  19. Philip Cox (Meggitt, Wm Morrison Supermarkets (председатель))
  20. Philip Scott (Diageo, RBS)
  21. Phuthuma Nhleko (Anglo American, BP)
  22. Richard Gillingwater (Wm Morrison Supermarkets, SSE (председатель))
  23. Ruth Markland (Sage, Standard Chartered)
  24. Tessa Bamford (Barratt Developments, Wolseley)
  25. Thomas Andersen (Petrofac, SSE)

Теги: Большая четверка  аудиторские комиссии  аудиторские компании  неисполнительные директора  PwC  KPMG  “non-executives”  Deloitte  EY  неисполнительные лица  FTSE 100  Big Four  европейские компании  выбор аудиторов  Аудиторская Директива  Комиссии по делам