Негативные стороны существующего порядка подготовки и аттестации научных кадров для оценочной деятельности

Оценка бизнеса

Автор:
Источник: Библиотека ключевых показателей эффективности
Опубликовано: 2 апреля 2012

Волею судеб и в интересах своей внештатной работы за дополнительный к пенсии кусок хлеба, не говоря уже о собственных научных предпочтениях, я имел возможность присутствовать и присутствовал на сравнительно многих защитах кандидатских и докторских диссертаций по оценочной деятельности в Финансовом университете при Правительстве РФ, в Государственном университете управления, в одном из институтов РАН и читать труды (монографии, учебники и учебные пособия, многие статьи) ученых – оценщиков из МГУ им. М.В. Ломоносова, Высшей школы экономики, МГТУ им. Н. Э. Баумана и из ряда других университетов страны, касающиеся вопросов определения стоимости бизнес-объектов, производственных и сервисных предприятий и их объединений (в дальнейшем для краткости – предприятий). Кроме того, имею честь быть лично либо заочно знакомым со многими специалистами и авторами учебников и учебных пособий в рассматриваемой сравнительно скромной области знаний.

В этой краткой заметке ограничусь только наблюдениями по узкому вопросу, соответствующему названию этого материала. Негативные последствия того, что происходит сегодня в результате сложившейся практики подготовки и аттестации кандидатов и докторов экономических наук по указанной выше специализации, перечислять и комментировать не буду. Догадливые читатели сообразят и сами, а не сообразят – спросят у тех, кто в этом деле понимает.

Сегодня в Москве существуют 3 основных кузницы для подготовки и аттестации научных кадров указанной специализации: Московский финансовый университет при Правительстве РФ (сокращенно ФУ), Государственный университет управления и Московский финансово-промышленный университет «Синергия». Отдельные случаи подготовки и научной сертификации таких кадров имели место в МГУ им. М.В. Ломоносова, МГТУ им. Н.Э. Баумана, в РАГС при Президенте РФ, Институте системного анализа РАН, в МГСУ и др.

В стране имеется считанное количество кандидатов и докторов экономических наук по этой специализации. Докторов наук, защитивших диссертации в области оценочной деятельности, либо защитивших когда-то докторские диссертации в другой области знаний, но перешедших на вопросы оценки, практически единицы: Федотова М.А., Никонова И.А., Григорьев В.В., Рутгайзер В.М., Озеров Е.С., Кошкин В.И. , Валдайцев С.В., Царев В.В., Ивашковская И.В., Козырь Ю.В. В дополнение к этому списку условно можно причислить академика РАЕН Касьяненко Т.Г. из Санкт-Петербурга, которая подготовила и успешно защитила в 2009 г. откровенно слабую докторскую диссертацию по вопросам оценки, благодаря административному ресурсу. Кандидатов наук не намного больше. Вывод, который напрашивается по этой ситуации: в стране имеется весьма ограниченный контингент потенциальных научных руководителей для аспирантов и особенно научных консультантов – для докторантов (будущих кандидатов и докторов наук в рассматриваемой нише знаний). К тому же многие из упомянутых докторов наук находятся в весьма солидном возрасте, и достойную замену себе не вырастили, а те, кто выросли сами, в качестве образцов для подражания, к сожалению, пока рассматриваться не могут. Кроме того, многие из перечисленных докторов наук, включая М.А. Федотову из ФУ, которая занимает руководящие посты в оценке везде, где только возможно, сегодня не могут предъявить оценочному сообществу общепризнанные важные научные результаты своей многолетней работы по выбранной специализации. С другой стороны, практической оценкой стоимости предприятий и бизнес-объектов они серьезно не занимались: подготавливали и издавали спорные учебники и учебные пособия по этим вопросам. Перспективы исправления сложившегося положения оптимизма не вызывают.

Нельзя также не отметить тот факт, что большинство докторов и кандидатов наук, о которых идет речь, принадлежат к кабинетным ученым – видели предприятия на телевизионных картинках, фотографиях в СМИ, может быть даже заборы их окружающие, когда проезжали мимо. Мало кто из них знает те или иные объекты производства и сервиса изнутри со всеми их организационными, технологическими, финансово-экономическими и социальными особенностями. Для оценки стоимости акций, долей в уставном капитале и рыночной капитализации предприятий рассматривать и учитывать эти особенности не обязательно, хотя и желательно. Доброкачественную оценку стоимости имущественно-земельных либо земельно-имущественных комплексов предприятий без знания этих особенностей произвести нельзя.

Полагаю, что численная ограниченность, кабинетный характер знаний и возраст остепененного преподавательского состава по вопросам оценки стоимости предприятий, еще не главная проблема – беда подготовки ими научной смены самим себе.

Задачи оценки стоимости предприятий впервые появились в современной России где-то в 1993 – 1995 гг. В это время собственных отечественных базовых знаний в данном вопросе у нас не было. При советской власти такие задачи никто не ставил, производственно-промышленная собственность была общенародной, и почему-то считалось, что нужды в оценке ее стоимости у государства и народа не было. Поэтому сразу же те, кто заинтересовался оценочной деятельностью при переходе на рыночные отношения в отечественной экономике, стали вслепую заимствовать в основном американский опыт проведения таких оценочных работ со всеми имевшимися в нем недостатками. Иногда переводились на русский язык книги на эту тему не только американских, но и итальянских, немецких и некоторых других иностранных авторов.

Наши отдельные научные работники смогли попасть на стажировку в США и привезли оттуда, а затем издали у нас подредактированные курсы тамошних лекций по оценке бизнес-объектов (например, Федотова М.А.) в качестве руководства к практическим действиям [1]. Позднее они были использованы в качестве основы при подготовке защищенной вышеупомянутым человеком докторской диссертации.

О том, насколько зарубежный опыт оценки предприятий, пригоден для применения в наших отечественных условиях никто не задумывался. Там тоже во многом неосознанно или умышленно заблуждались-ошибались, и только сейчас начали задумываться над тем, как явные заблуждения преодолевать и допущенные ошибки исправлять. У нас все это также будет делаться, но с привычной естественной задержкой на много лет.

Пока наши преподаватели оценочной деятельности для студентов и научные руководители аспирантов, а также научные консультанты докторантов работают по западным «лекалам», без адаптации их к особенностям нашего хозяйствования, ничего успешного, прогрессивного в этом деле ожидать не следует.

В западных традициях в качестве стоимости предприятий принципиально неправомерно, но не без весомого умысла, часто рассматривается их бумажная (документарная либо бездокументарная) спекулятивная рыночная капитализация. Такой подход позволяет максимально минимизировать затраты рабочего времени и денежных средств на подобную работу, получать любые по величине заказные (мотивированные) результаты проведенной оценки и при этом максимизировать доходы от выполненной псевдооценки псевдостоимости оцениваемых объектов.

В конце девятнадцатого века одним из зарубежных авторов – крупным американским экономистом и математиком Ирвингом Фишером была высказана ошибочная мысль-идея, согласно которой стоимость предприятия равна сумме всех дисконтированных денежных доходов-потоков, приносимых им в течение всего срока его эксплуатации [ 2 ]. Эта порочная мысль сразу же очень понравилась оценщикам стоимости предприятий, независимо от стран их проживания, и до сих пор они широко и «успешно» применяют ее в практике оценочной работы (так называемый метод дисконтирования денежных потоков – метод ДДП). Без всяких сомнений, сидя в кабинете, «рисуются» (либо, в лучшем случае, берутся из существующих нафантазированных бизнес-планов, если они есть) будущие денежные потоки оцениваемого предприятия, включая реверсию, и по обратной формуле сложного процента они дисконтируются, после чего суммируются для установления конечного результата оценки его стоимости (и это делается в условиях, когда сегодня никто твердо не знает, что будет с этими потоками завтра).

Рисование и соответствующие расчеты при использовании доходного подхода к оценке стоимости предприятий методом ДДП много времени не требуют, выезжать на места их расположения не надо, затраты денежных средств на это дело не существенны, примитивное (мнимое) наукообразие для невежд обеспечивается, результаты оценки моментально подгоняются под требования заказчика такой работы, и сумма ее оплаты во много раз превышает себестоимость оценочного действа с учетом принятой в подобных случаях нормы рентабельности.

Этим же обстоятельством объясняется чрезвычайная живучесть подмены показателя стоимости предприятия показателем его рыночной капитализации для того, чтобы хоть как-то обосновать возможность применения метода ДДП практически в каждом случае определения стоимости предприятий. Зачем использовать для этих целей намного более трудоемкие и затратные методы выполнения этой работы – метод скорректированной восстановительной (осовремененной) стоимости разновременных затрат на приобретение производственных активов или метод замещения предприятий затратного подхода к оценке их стоимости, а также нормативно-доходный (ценностно-ресурсный) метод доходного подхода при выполнении подобной работы с учетом всех известных драйверов стоимости, даже если они позволяют получать более достоверные, воспроизводимые оценки реальной стоимости оцениваемых объектов? При отсутствии у нас в стране строгого государственного и социального спроса на достоверность результатов определения стоимости оцениваемых предприятий, в условиях, когда все стоящие у «кормушки» заинтересованные лица все, что могут, разными способами «воруют», делят и приватизируют, в том числе и путем мотивирования оценок, а общество и государство молчаливо с этим соглашаются, честно трудиться в этой нише затруднительно, коллеги не поймут, да и заказов не получить, можно с голоду помереть.

Получается так, что для определения стоимости предприятий повсеместно применяется метод ДДП, совершенно не пригодный для этих целей, но очень удобный, выгодный для оценщиков и тех, кто заказывает мотивированную оценку. Лучших условий для процветания коррупции в этом деле придумать трудно.

Для уникальных средних, крупных и крупнейших предприятий и их объединений рынка купли-продажи не существует – нет аналогов, поэтому сравнительный (рыночный) подход к определению их стоимости также применять в большинстве случаев нельзя. Однако, действующие стандарты оценки стоимости предприятий предусматривают обязательное применение методов и этого подхода наряду с методами затратного и доходного подходов. Очередной нонсенс! Узаконенный экономический абсурд даже при том, что в действующих стандартах оценки крупные предприятия от мелких не отличают.

При определении стоимости предприятий предполагается необходимым учитывать принцип наиболее эффективного использования оцениваемого объекта (принцип НЭИ).

Что имеется в данном случае в виду и как этот принцип можно реализовать на практике в учебниках и монографиях по оценке стоимости предприятий убедительно не раскрывается. Известные авторы учебников и учебных пособий по оценке стоимости компаний неправомерно расширяют область применения понятий и выводов, пригодных для оценки небольших коммерческих объектов, на солидные по размерам предприятия, что неправомерно.

Все с целесообразностью использования этого принципа вроде бы соглашаются, но не могут понять, как и зачем это делать.

Еще одна просто кричащая нелепость. Стоимость оцениваемого предприятия предлагается устанавливать последовательно методами затратного, доходного и сравнительного подходов, т.е. одновременно, а затем, полученные разными способами значения этих оценок, с помощью произвольно определяемых коэффициентов их долевого взвешивания, использовать для определения окончательного «потолочно» взвешенного результата проведенной оценочной работы. Результаты оценки стоимости предприятий, полученные разными методами, если по величине они преднамеренно не подгоняются друг к другу, могут отличаться в разы. После так называемого взвешивания этих результатов появляется неизвестно что.

Не хотелось бы рассматривать множество других, более мелких несуразностей, свойственных сегодняшнему состоянию теории и практики оценки стоимости предприятий.

Упомянутые нелепости и неупомянутые несуразности, характерные для оценки стоимости предприятий, прочно сидят в головах имеющихся научных кадров и твердо закрепляются в мозгах их будущих последователей в науке. Они же в неизменном виде из года в год преподаются обучающемуся контингенту слушателей, решивших стать оценщиками, а в последующем и экспертами оценок стоимости предприятий. Те, получив липовые знания, станут широко использовать их в своей практической оценочной деятельности.

Таким вот образом в стране появляются секты невостребованных экономикой, демпингующих псевдооценщиков и не нужных для развивающегося общества псевдоученых.

Поэтому возможный прогресс в преодолении рассматриваемых нами проблем, выход из возникших, главным образом, методического и нравственного тупиков, к сожалению, пока не просматривается.

Нельзя не отметить еще один негативный момент в подготовке будущих научных кадров в области оценки стоимости предприятий.

Недостаток заслуженно остепененных ученых в рассматриваемом вопросе и их неравномерное распределение по стране приводит к тому, что за научное руководство аспирантами и соискателями кандидатской степени и за научное консультирование докторантов берутся люди, не владеющие необходимым для этих целей объемом и уровнем соответствующих специализированных знаний. Некоторых из них даже к дилетантам отнести нельзя. В таких случаях о достойном или хотя бы приемлемом качестве подготовки будущих научных кадров для оценочной работы мечтать не приходится.

И, тем не менее, практически все подготовленные кандидатские и докторские диссертации по рассматриваемой нами тематике, особенно если они подготовлены в упомянутых выше кузницах при помощи работающих в них профессоров и доцентов и являются плановыми, какого бы они не были научного качества, на собственных Ученых Советах по защите диссертаций всегда успешно и, как правило, единогласно защищаются. Изредка встречались случаи, когда защищающие диссертации получали 1 – 2 голоса против из 25 – 30 присутствовавших на защитах членов Совета. Иногда, автор этого текста собственными ушами слышал, как председатель диссертационного Совета после окончания прошедшей защиты упрекал тех, кто тайно выступил против одобрения работы диссертанта, в неправильном поведении: своевременно в процессе слушания не предупредив о том, что будет голосовать против, а это – якобы не этично.

Диссертационные работы по разнообразным вопросам оценки стоимости предприятий, как правило, защищают на диссертационных Советах, созданных для аттестации соответствующих будущих научных кадров, по специальностям:

  • 08.00.10 Финансы, денежное обращение и кредит;
  • 08.00.05 Экономика и управление народным хозяйством;
  • 08.00.13 Математические и инструментальные методы экономики.

Число членов таких диссертационных Советов редко превышает 30 человек. Среди членов перечисленных Советов обычно только 1 – 2 человека разбираются в тематике защищаемых работ, да и те не всегда появляются на заседаниях этих Советов. Остальные голосующие члены не могут быть отнесены даже к дилетантам по рассматриваемым конкретным вопросам. В вопросах по своей профессии они знатоки, а в защищаемых темах – невежды или в лучшем случае дилетанты. Поэтому вопросы защищающимся и выступления членов Совета, якобы в процессе якобы научной дискуссии готовятся заранее. Налицо имитация и мистификация нормальной процедуры защиты диссертационной работы.

Сегодня никто не замечает обычное нарушение требований пункта 37 действующего Положения о совете по защите диссертаций на соискание ученых степеней о необходимости участия в заседаниях совета не менее трех для кандидатской, и не менее пяти докторов наук – для докторской диссертаций по профилю и теме защищаемой работы из-за дефицита докторов экономических наук по вопросам оценочной деятельности.

Нельзя не заметить того, что паспорта специальностей диссертационных Советов под шифрами 08.00.05 и 08.00.13 не содержат вопросов, касающихся оценочной деятельности, поэтому защиты диссертаций на оценочные темы на таких Советах не могут считаться достаточно легитимными. Проблемы управления стоимостью чего-либо нельзя решать без предварительного определения величины рассматриваемой стоимости, а это уже тематика диссертационных Советов по специальности 08.00.10. С другой стороны, в связи с тем, что оценка не является ни наукой, ни искусством, при отсутствии критериев истинности и точности получаемых результатов оценочной работы, в разработке сложных математических и инструментальных методов решения оценочных задач нет особой необходимости. Из всего указанного выше, следует довольно аргументированный вывод: необходимо самым тщательным образом рассматривать качество научных результатов диссертационных работ по вопросам оценочной деятельности, защищенных на Советах по специальностям 08.00.05 и 08.00.13.

Заведомо слабые диссертации часто пропускаются через непрофильные кафедры, например, через кафедру менеджмента, или через кафедру экономики и управления народным хозяйством, несмотря на наличие в университете кафедры оценки собственности. Для успешного прохождения таких работ на фактически непрофильных диссертационных Советах подбираются подкармливаемые, «карманные», работающие не в рассматриваемой области знаний и не владеющие предметом защиты, оппоненты – доктора и кандидаты наук. Часто действует принцип: я оппонирую работу твоего аспиранта (докторанта, соискателя), в следующий раз ты – моего, и наоборот.

Известен недавний неординарный случай с одним соискателем ученой степени доктора экономических наук из МГТУ им Н.Э. Баумана. При защите диссертационной работы на обычном открытом диссертационном Совете его провалили из-за очевидной научной неполноценности представленного материала. Через некоторое непродолжительное время эта работа была успешно защищена в другом месте на закрытом заседании соответствующего диссертационного Совета. Научный консультант докторанта проявил чудеса упорства и настойчивости, активировал все свои связи с коллегами и добился поставленной цели: превратил своего недостаточно состоятельного в науке подопечного в доктора экономических наук. Не стану указывать причин, по которым все это было сделано (во всяком случае – не в интересах науки, общества и государства).

Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о том, каким образом в составах диссертационных Советов экономического профиля оказываются доктора юридических, философских, педагогических и других не экономических наук. Остается только радоваться, что в эти Советы не попадают доктора сельскохозяйственных, медицинских, биологических, политических, астрологических и прочих наук. Имитация существования надежных заслонов на пути проникновения в экономическую науку случайных людей продолжается.

К большому сожалению, работа ВАК по предотвращению проникновения в экономическую науку случайных для нее людей, в настоящее время не может быть признана эффективной

Что касается публикаций соискателей ученых степеней в обычных журналах и журналах списка ВАК. При платных отношениях авторов публикаций с редакциями соответствующих журналов публиковать можно что угодно. Для статей, публикуемых в журналах списка ВАК, рецензии обычно пишут сами авторы, а подписывают их и удостоверяют свою подпись дружественные научным руководителям либо научным консультантам авторов или самим авторам доктора или кандидаты в наших случаях – экономических наук. В обычных журналах, не входящих в список ВАК, рецензии на статьи не требуют (в сборниках трудов институтов, в публикуемых материалах конгрессов, конференций, форумов и круглых столов – так же). Плати деньги, и все будет напечатано.

Аналогичная картина наблюдается с выпуском монографий и другой книжной продукции.

Отзыв ведущей организации и справки о внедрении результатов выполненной научной работы часто организуются по личным, семейным, служебным и прочим связям, почти всегда при помощи научных руководителей и консультантов соискателей ученых степеней.

Перечисленные выше негативные моменты подготовки диссертационных работ к защите не могут способствовать достижению высокого качества конечных результатов проведенных исследований, не побуждают будущего научного работника всегда быть продуктивным, способным на инициацию и освоение инноваций в своей повседневной работе и при этом оставаться кристально честным и добросовестным человеком.

До сих пор автору этого материала не встречались диссертационные работы, монографии, учебники и учебные пособия, а также статьи по рассматриваемой тематике, которые без всяких сомнений могли бы быть отнесены к прорывным. Научные результаты в защищенных кандидатских и докторских диссертациях – большая редкость. Поистине образцовых работ пока не видно.

Невольно вспоминаются брежневские времена: государство делало вид, что платит работникам, а работники делали вид, что работают. Сегодня этот принцип, применительно к рассматриваемым нами субъектам экономики, можно перефразировать так: научные руководители и консультанты соискателей ученых степеней, а также выпускающие их кафедры, делают вид, что подготовили нормальных, достойных научных работников для экономики страны, а члены диссертационных ученых Советов вместе с оппонентами диссертаций и остальными участниками процедуры защиты выполненных работ делают вид, что эти диссертанты заслуживают присуждения искомой ученой степени. Защитившиеся диссертанты делают вид, что они научные работники. С другой стороны, общество и государство делают вид, что в стране никаких проблем с подготовкой и аттестацией научных кадров не существует. Трудно, очень трудно у нас быть честным, нравственным человеком, имеющим чистую совесть и благие намерения в интересах народа, общества и государства.

Часто в последнее время защищаются диссертационные работы по темам оценки стоимости предприятий, в которых транслируются и адаптируются самые передовые достижения в области информационных технологий: облачные и нейро-нечеткие модели и инструменты решения оценочных задач, когда вопросам концептуальной проработки, наполнения экономическим смыслом таких задач не уделяется должного внимания. Поэтому в передовую инструментальную оболочку, в современный математический аппарат вкладывается дремучее концептуальное, бестолковое содержание. При таком подходе, в отсутствие критерия истинности получаемой оценки стоимости предприятия, конечный результат проведенной работы становится химерой, а подготовка такой диссертации становится какой-то бесполезной компъютерной интеллектуальной игрой в каком-то смысле пустым, общественно не эффективным, да и вредным для самого диссертанта занятием.

В том числе и поэтому наши ученые степени кандидата и доктора экономических наук не признаются за рубежом. Там нормально устраиваются на работе и в жизни наши ученые: математики, физики, химики, биологи (т.е. представители естественных, точных наук), и вынуждены работать таксистами, официантами, продавцами, разнорабочими, да и посудомойщиками, отечественные ученые: экономисты, юристы, философы, социологи, филологи, политологи (представители общественных наук).

По всем негативным моментам подготовки и аттестации научных кадров по вопросам определения стоимости упоминаемых мной проблемных активов, у меня есть конкретные факты, которые намеренно не привожу, чтобы не переходить на личности, не вызывать бесполезных эмоций, попыток оправдываться, лишний раз не раздражать своих коллег правдивостью наблюдений, свидетелями которых являются и они сами.

Может быть заблуждаюсь, но искренне думаю, что так жить нельзя, что нужно что-то исправлять в существующем положении, в частности, с научным фундаментом и человеческим капиталом оценки стоимости предприятий, которое не может и не должно консервироваться навечно.

Первоочередная рационализация рассматриваемого дела, с целью постепенного повышения качества подготовки и аттестации требующихся для него научных кадров, видится с в следующем:

  • прекращение порочной практики организации защит кандидатских и докторских диссертаций по оценочной тематике на диссертационных советах сразу трех указанных выше специальностей. В настоящее время для проведения таких защит узаконены только диссертационные советы по специальности 08.00.10. Хорошо это или плохо – вопрос другой. Защиты подобных работ по специализациям «ценообразование», «инноватика», «математические и инструментальные методы в экономике» и пр. на диссертационных советах других специальностей, как правило, используются в качестве лазейки для пропуска в науку недоброкачественного человеческого материала в угоду чьим-то неправедным личным интересам, но в ущерб обществу и государству;
  • выделение оценочной деятельности в отдельную специальность и подготовка соответствующего паспорта этой специальности. Появление у нас кандидатов и докторов оценочных наук никому не помешает (в переводных публикациях встречал информацию о присуждении кому-то ученой степени магистра оценочных наук );
  • организация в России только одного диссертационного Совета для защиты диссертаций по оценочной тематике, которому будет достаточно заседать 1 – 2 раза в год ( в состав такого совета должны быть выдвинуты все имеющиеся в стране доктора наук, защитившие диссертации в этой области знаний, а также отдельные кандидаты наук, проявившие наибольшую научную активность и заинтересованность в обсуждении и решении возникающих вопросов);
  • на сегодня нет ни одной диссертационной работы на темы, касающиеся вопросов аудита и экспертизы результатов определения стоимости проблемных промышленно-производственных активов. Социальный спрос на такие работы давно созрел. Пора приступать к его удовлетворению;
  • в диссертационных Советах экономического профиля не должны заседать доктора юридических, педагогических, философских и прочих не экономических наук. Они, как правило, не имеют того объема и качества экономических знаний, которые позволяли бы им принимать справедливые решения по поводу того, заслуживают ли диссертанты присуждения соответствующих ученых степеней или не заслуживают;
  • особого внимания требуют разработка и осуществление действенных мер, направленных на всеобъемлющее ограничение коммерциализации, искоренение известной коррупционной составляющей процесса подготовки и аттестации научных кадров по экономическим специальностям. Эту тему в статье я не затрагивал, но это не значит, что такой проблемы не существует (если и дальше будет продолжаться то, что нередко встречается сегодня, честным людям станет стыдно вливаться в ряды докторов и кандидатов экономических наук – мысль не моя, но считаю ее верной);
  • доступ на заседания диссертационных советов в учебных заведениях и в научно-исследовательских учреждениях с пропускной системой для научных работников соответствующей специализации со стороны должен быть сделан открытым (свободным);
  • не реже одного раза в полгода необходимо собирать конференции научных работников оценочного профиля для обсуждения полученных за это время научных результатов, достижений и недостатков, проблем и задач, требующих неотложного решения, а также для выработки основных, приоритетных направлений развития теории и практики рассматриваемой отрасли знаний.

Надеюсь на будущие прогрессивные перемены, модернизацию и инновации в этом деле.

Одновременно с грустью думаю о том, что будет после ухода старой, проверенной жизнью гвардии ученых-экономистов и финансистов. Кто пришел и еще придет к ним на смену? Обязательно нужно что-то предпринимать против появления и последующего засилья псевдоученых экономической и финансовой специализации.

Литература

  1. Федотова М.А. Сколько стоит бизнес? – М.: Перспектива, 1996. 103 с.
  2. Фишер Ирвинг. Математические исследования теории ценности и цен. 1892.

Автор:

Теги: оценочная деятельность  оценка стоимости предприятий  мотивированная оценка  рыночная капитализация  Ирвинг Фишер  защита диссертаций