Новые законодательные средства защиты акционеров от рейдеров

Слияния и поглощения

Автор:
Источник: Журнал “Ценные бумаги” №11-2010
Опубликовано: 17 ноября 2010

5 июля 2010г. «Российская газета» опубликовала
Федеральный закон «О внесении изменений в
Уголовный кодекс Российской Федерации и в
статью 151 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации», в тот же день закон
вступил в силу.

Действующие в России законы до последнего времени фактически были бессильны перед рейдерскими захватами, в которые часто были вовлечены госчиновники, суды и силовики. Нередко сотрудники правоохранительных органов возбуждали заказные уголовные дела, изымали носители информации с реестрами акционеров, в которые потом вносили изменения. И зачастую тех кто помогал рейдерам трудно было привлечь к ответственности.

Рейдерство в некоторых отраслях наносит серьёный ущерб порой не только конкретной компании и еёвладельцам, но и целым секторам экономики. Естественно, это беспокоит власти, ведь предприятия, в которых захватываются активы, не увеличивают число рабочих мест и налоговых поступлений в бюджет.

Рейдерство, если его не остановить, может стать новой бедой отечественного среднего и малого бизнеса, который наконец-то стал развиваться и выходить из «тени». При этом аналитики считают, что остановить рейдеров может только эффективная судебная система и применение уголовных мер наказания.

По оценке экспертов в России в год происходит тысяча и более рейдерских захватов, в то время как обвинительных приговоров за рейдерство выносится не более 100.

Рейдерство как таковое можно разделить на три группы по интенсивности атаки и соблюдения законов: белое, серое и чёрное рейдерство.

Белое рейдерство – законное поглощение компании, синоним слияния и поглощения . Здесь рейдерский бизнес является вполне законным, если он проходит строго в рамках ФЗ «Об акционерных обществах», ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», Гражданского Кодекса и без нарушений Уголовного Кодекса. Такое законное рейдерство во всех странах считается высокоинтеллектуальным юридическим бизнесом.

Сюда можно отнести такой вариант рейдерства как гринмейл. Этот метод заключается в покупке пакета акций компании, достаточного для того, чтобы блокировать принятие решений её руководством. Если в компании акционерам не платят дивиденды, то рейдеры, имея реестры с адресами акционеров, просто перекупают у них необходимое количество акций по ценам выше рыночных. Потом рейдер под видом защиты своих прав может дестабилизировать работу компании, обращаясь с надуманными заявлениями в правоохранительные и контрольные органы. Тем самым вынуждает владельцев компании идти на сделку с ним или даже полностью отказаться от своих прав.

Однако лиц, реализующих или участвующих в таких схемах, практически невозможно привлечь ни к уголовной, ни к администра­тивной ответственности, так как на пер­вый взгляд все действия и требования со стороны банка законны. Кроме того, для возбуждения внутренней или адми­нистративной проверки, как правило, не хватает первичных оснований.

Средств защиты от такого вида рейдерства практически не существует, так как они, как правило, действуют в соответствии с существующими законами.

Серое рейдерство — это захваты с помощью подделки документов, подкупа должностных лиц, организации необоснованных проверок со стороны контролирующих организаций и правоохранительных органов, подача судебных исков на компанию, хищение документов у регистратора и затем проведение собрания акционеров, на котором избирается новое руководство без участия основных собственников. Обычно с формальной точки зрения всё происходит в соответствии с законом, что оказывается возможным ввиду несовершенства законодательства.

К серому рейдерству относится и банковское рейдерство. когда через кредиторскую задолженность при наличии у предприятия несколько мелких задолженностей, рейдер скупает их и предъявляет к единовременной оплате. Нынешний экономический кризис только усилил это явление – мас­совые просрочки предприятий по креди­там развязали банкирам руки для разного рода злоупотреблений.

Для защиты от серого рейдерства требуется усиление законодательства в части повышения мер ответственности действий регистратора за надлежащее хранение данных об акционерах.

Чёрное рейдерство – откровенно силовой, явно незаконный, криминальный захват собственности. Преступники также могут просто взламы­вать реестр и вносить измене­ния. Для захвата имущества в этом случае рейдеры подключают милицию, следователей и чиновников.

Если доказано, что в рейдерских операциях участвуют милиционеры или чиновники, то государство должно нести ответственность за ущерб, нанесён­ный его представителями гражданам и должно возместить из бюджета нанесённый ущерб (статьи 1069 и 1070 Гражданского кодекса ) , но при условии, что чиновник или милиционер считались на момент преступления на службе. Пользуясь этим, руко­водители просто увольняют проштрафихшихся подчи­нённых задним числом, утверждая при этом, что они не несут ответственности за действия подчинен­ных совершивших эти преступления. Таким образом, государство занижает суммы компенсаций пострадавшим, пользуясь отсутствием чётких методик расчёта нанесенного вреда.

Сейчас по закону не предусматривается участия соб­ственника при рассмотрении судом вопроса об аресте его имущества. Этот пробел часто используют рейдеры, прибе­гающие к услугам коррумпи­рованных следователей. Они подают заявление о якобы совершенном преступлении, связанным с облюбованным имуществом. После этого сле­дователь инициирует арест собственности, и её законный владелец теряет возможность ею распоряжаться.

В период кризиса участились случаи оказания силового давления на заёмщика с привлечением представителей преступных группировок, которые опять, как в 1990-е годы, стали поднимать голову. Расчёт на то, что если у тебя появляется какая-то проблема в виде уголовного дела или угрозы, что тебе просто оторвут голову, тебе становится некогда заниматься юридическим обеспечением и защитой актива. Иногда нервы у жертвы сдают, и она выбрасывает белый флаг, подписывая с кредитором соглашение об отступном.

Антирейдерские законы в основном разрабатываются для защиты от серого и черного рейдерства.В имеющиеся законы давно назрела необходимость вносить дополнения для борьбы с рейдерством, чтобы сделать борьбу с насильственным захватом собственности более эффективной. Работа по созданию антирейдерских законов продолжается уже более трёх лет.

Новый закон 2010 г. можно считать продолжением других антирейдерских законов, принятых в последнее время. Предыдущий закон, вышедший в 2009 г.1, ограничил ряд возможных действий рейдеров. Этот закон в основном отрегулировал отношения между регистратором, эмитентом и акционерами при учёте прав собственности на именные ценные бумаги.

Возможности рейдеров во многом зависят от действий регистратора. Рейдеры могут подделывать документы, имея полную информацию о компании и её акционерах. А такая информация находится в депозитарии или у регистратора где ведётся учёт всех операций с акциями. Если регистратор является профессионалом и не находится в сговоре с мошенниками, то он сможет быть препятствием на пути мошенников, посягающих на право собственности чужих бумаг.

До последнего времени необходимых правовых мер ответственности регистраторов за внесение заведомо ложных сведений в реестры акционеров юридических лиц, практически не существовало. Поэтому привлечь их к материальной и уголовной ответственности при недоказанности сговора с рейдерами практически было невозможно.

Законом, вышедшим в 2009 г., указано, что общество и регистратор несут солидарную ответственность за убытки, причинённые акционеру при утрате его акций. Это повышает степень ответственности регистратора за возможные убытки акционера.

Зачастую именно своевременные действия регистратора в целях защиты информации о ценных бумагах эмитента сводят на нет попытки запустить процесс передела собственности в отношении ценных бумаг. Вовремя информированный регистратором акционер о посягательстве со стороны неизвестных лиц на его акции, сможет применить ответные меры по защите принадлежащей ему собственности и активно участвовать в рассмотрении затрагивающего его интересы корпоративного спора.

Кроме закона, где регламентированы действия регистратора, Федеральная служба по фи­нансовым рынкам (ФСФР) для повышения надёжности ведения реестров и прозрачности во взаимоотношениях регистратора с клиентами своим приказом в 2010 г. ужесточила требования к ве­дению реестров владельцев ценных бумаг.

Следует отметить, что нормативная база по вопросам ведения реестров не менялась больше десяти лет, что позволяет мошенникам использовать различные схемы. Приказ ФСФР регламентирует способы и формы предоставления докумен­тов владельцами ценных бумаг, связанных с внесением изменений в реестр. Для снижения случаев мошенничества документы о переходе права собственности на бумаги те­перь должны подаваться лично их владельцем, а не по доверенности, а спи­сок причин, по которым ре­гистратор вправе отказать во внесении изменений в реестр, существенно расши­рен.

До последнего времени любые документы де­ржатели ценных бумаг могли прислать регистратору по почте, что играло на руку мошенни­кам. Особенно много случаев мошенничества происходило во время кризиса. В связи с этим регистраторы за­частую отказывались, напри­мер, перерегистрировать права собственности на основании документов, при­сланных по почте, сомневаясь в их подлинности. Если же регистраторы принимали такие документы, они должны были проверить их подлинность, на что требова­лось довольно много времени. Между тем решение о внесении изменений в реестр регистратор должен принять в течение трёх дней. Поэтому часто для регистратора понедельник после двух вы­ходных был чёрным днём , потому что в слу­чае неисполнения операции в понедельник регулятор вынужден был штрафовать регистратора фактически за то, что он проявил добросовест­ность и решил убедиться в под­линности документов. Штраф в данном случае мог составлять 700 тыс. рублей.

ФСФР своим приказом увели­чивает сроки исполнения регистратором операций. В случае выявления возможной ошибки эмитента или предыдущего реестродержателя регистратор вправе отложить срок исполнения операции в реестре на 10 рабочих дней, и в течение не более трёх рабочих дней с даты получения регистратором документов клиенту должно быть направ­лено уведомление о задержке в исполнении операции.

ФСФР уста­навливает правила, когда ре­гистратор вправе не принимать документы по почте. Теперь согласно приказу ФСФР реги­стратор сможет установить во внутренних документах прави­ло, что документы для откры­тия лицевого счёта в реестре и или для совершения сделок по переходу прав собс­твенности на ценные бумаг могут быть предоставлены толь­ко лично владельцем ценных бумаг или его представителем при совершении крупных сделок от 1 % и более устав­ного капитала акционерного об­щества, если они обращаются на организованных торгах. Если бумаги не обращаются на бир­же, личное присутствие их вла­дельца необходимо, если права собственности переходят на па­кет в 5 % и выше.

Ещё одним важным нововве­дением является расширение пе­речня причин для отказа внесе­ния изменений в реестр. До этого у ре­гистраторов фактически не было права на отказ внести измене­ния в реестр. При приёме распоряжений, например, на со­вершение операций по почте, у регистратора часто нет анкеты с об­разцом подписи клиента и нет возможности проверить факт выдачи владельцем акций такого распоряжения. В то же время регистратор не имел право отказать в совершении операции, если под­пись удостоверена, например, нотариусом. Порой доходило до абсурда, когда, казалось бы, до­кумент является очевидной под­делкой, но отказать в проведе­нии операции нельзя.

Новые правила позво­лят регистратору более успешно бороться с хищениями. Эксперты советуют вообще отменить практику подачи документов по почте и использовать её только в исключительных слу­чаях – например, если клиент тяжело болен или является инвалидом. Посредством почты, должны оказываться лишь информационные услу­ги, не содержащие конфиден­циальную информацию. Почтовый метод подачи до­кументов – главный путь для мошенников.

Согласно новому закону 2010 г. отменяется такая мера пресечения, как заключение под стражу в ходе предварительного следствия лиц, обвиняемых по экономическим статьям. Большинство схем, используемых рейдерами, были как раз связаны с заключением под стражу собственников либо руководства компаний, которые подвергались рейдерскому захвату. Также акционеру владеющему небольшим пакетом акций и не имеющим возможности повлиять на принимаемое общим собранием акционеров решение предоставляется право при его несогласии с решением собрания оспорить его в арбитражном суде. Но при этом он должен доказать, что оно повлекло за собой причинение ему убытков.

Согласно закону теперь только на основании лишь формальных оснований нельзя приостановить эмиссию и аннулировать выпуск ценных бумаг. Суды могут отказать в удовлетворении требования на приостановку эмиссии, если допущенные при размещении ценных бумаг нарушения действующего законодательства несущественны.

Законом отменяется такая мера пресечения, как заключение под стражу в ходе предварительного следствия лиц, обвиняемых по экономическим статьям. Большинство схем, используемых рейдерами, были как раз связаны с заключением под стражу собственников либо руководства компаний, которые подвергались рейдерскому захвату. До последнего времени за хищение акций лица, совершившие такое хищение, несли гражданско-правовую ответственность в виде штрафов. Новым законом, вышедшем в июле 2010 г. предлагается наказывать за хищение акций – до 6 лет лишения свободы; за незаконное ограничения прав акционеров до 5 лет; за нарушение порядка учёта от 2 до 6 лет. Предполагается, что столь суровые наказание поможет остановить рейдерские захваты. Рейдеры снизят активность, т.к. поломаются рейдерские схемы, которые позволяли проводить «собрания акционеров» не поставив их в известность и нарисовав фальшивый протокол прошедшего собрания.

Вышедший закон уточняет составы правонарушений на финансовом рынке. Так эмитентов могут наказать штрафом до 1 млн. рублей за неисполнение порядка эмиссии и не раскрытия информации о предприятии, а также за нарушения при проведении собраний акционеров.

Законом предусмотрена административная ответственность за нарушение законодательства о порядке созыва, подготовки и проведения общих собраний акционеров, участников обществ с ограниченной ответственностью и владельцев инвестиционных паёв закрытых паевых инвестфондов, а также за незаконную выдачу либо обращение документов, удостоверяющих обязательства, манипулирование ценами на рынке ценных бумаг, за нарушение требований законодательства о хранении документов.

В качестве ответственных лиц наряду с должностными лицами, могут выступать члены совета директоров, наблюдательных советов, правлений дирекций, счётных и ревизионных комиссий.

Теперь, когда один антирейдерский закон дополнил другой, можно говорить, что постепенно складывается правовой каркас, способный стать заслоном рейдерским атакам.

Конечно, наивно ожидать, что новый закон, направленный против рейдерства, сразу позволит пресечь череду захватов чужой собственности. По мнению экспертов новый закон ставит заслон лишь традиционным схемам рейдерских захватов. Современные же рейдеры используют различные схемы для захвата предприятий. Они могут воздействовать на предпринимателя и с помощью так называемых оперативно-розыскных мероприятий. Проверки милиции, налоговой службы, местной администрации и в конечном итоге угроза уголовного преследования – инструменты сегодняшнего рейдерства, которые тем не менее не отражены в принятых поправках.

Новый закон определяет уголовную меру наказания для охотников до незаконного отъёма собственности. Особая ценность поправок в возможности пресечения рейдерских захватов на начальной стадии их свершения. Новый закон концентрируется на наиболее часто используемых средствах рейдерских атак, таких как внесение недостоверных данных в госреестры и фальсификация решений управляющих органов общества. Так, фальсификация единого государственного реестра юридических лиц или реестра владельцев ценных бумаг будет караться штрафом в размере от 100 до 300 тыс. рублей либо лишением свободы до двух лет. Конечно штраф в 300 тысяч рублей для рейдеров не помеха, когда на рейдерстве можно заработать миллионы. По разным оценкам, рентабельность рейдерского «бизнеса» в некоторых случаях доходит до 500 %. Главный расход в бюджете любого рейдерского захвата – это либо гонорары юристам, оспаривающим собственность, либо банальные взятки.

Но главное в том, что все эти действия рейдеров станут уголовно-наказуемыми, тогда как прежде они находились исключительно в сфере гражданских или административных споров. До сих пор часто правоохранительные органы, не имея подходящей законодательной базы, вынуждены были сохранять позицию невмешательства до тех пор, пока не будет установлен факт имущественного вреда – то есть пока имущество атакуемой компании не будет отчуждено подконтрольными рейдерам лицами. Теперь всё может быть иначе. Хотя и до выхода этого закона была статья 159 («Мошенничество») Уголовного кодекса, по которой рейдеров можно было отправить за решётку.

Конечно, многим хотелось бы чтобы новый закон решил все проблемы рейдерства раз и навсегда. Но закон охватывает лишь основные, явно противоправные действия, в то время как сегодня существуют и другие, более «цивилизованные» способы захвата имущества. Это могут быть и атаки на компанию с помощью искусственных исков с целью доведения её до банкротства и получения её активов, и использование эмиссионных инструментов. Формально каждое такое действие может и не противоречить закону, однако их направленность в целом имеет противоправные интересы. В США, например, подобные действия могут быть оценены как уголовно-наказуемые, а в России возможность подобной общей оценки не существует. Поэтому, скорее всего закон будет эффективен только в тех случаях, когда рейдерский захват попытаются осуществить с помощью вмешательства в корпоративную работу и по традиционным схемам завладения акциями предприятия.

Но даже после выхода закона рейдеры работают нагло. Так, например, уже после того, как новый закон вступил в силу, едва не стал жертвой рейдеров крупнейший на Белом море специализированный порт Витино, через который на экспорт уходят миллионы тонн нефтепродуктов и газового конденсата. Исполнители акции не затрудняли себя даже видимостью законности того, что они делают. Была предпринята попытка классического наезда, путём подделки документов, печатей, фальсификации подписей. Исполнителем являлся один из собственников Мухтар Аблязов, бывший председатель правления казахского ВТА Банка, бывший министр энергетики, индустрии и торговли Казахстана, находящийся ныне в бегах.

Но всё же выход этого закона позволяет надеяться на то, что угроза уголовного наказания остановит рейдерских захватчиков.

Теперь имея хотя бы такие средства защиты от рейдеров, многие акционерные общества, реестры которых по действующему законодательству не подлежат обязательному ведению профессиональным регистратором, могут воспользоваться услугами регистраторов.

_______________________________________

1Федеральный закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ» (в части совершенствования механизмов разрешения корпоративных конфликтов) сентябрь 2009 г.

Автор:

Теги: Рейдерство  рейдеры  слияния и поглощения