О “персональной ответственности” (безответственности) основных участников оценки стоимости предприятия за недостоверность полученного результата оценочной работы

Оценка бизнеса

Автор:
Источник: Библиотека ключевых показателей эффективности
Опубликовано: 2 февраля 2016

Героем «... можешь ты не быть,
но гражданином быть обязан!»

В статье рассмотрены ключевые аспекты привлечения к персональной ответственности основных участников  оценки стоимости дорогостоящих предприятий за неудовлетворительное качество (за недостоверный результат) проведенной оценочной работы. Основными участниками определения стоимости предприятий считаются: заказчик оценки, оценщик, эксперт отчета об оценке, председатель экспертного совета и руководитель СРОО, в котором числятся оценщик и эксперт качества оценки, государство и общество, партнер руководителя СРОО, если таковой имеется.

Отмечено наличие и кратко раскрыта суть четырех форм установленной в стране ответственности для перечисленных выше персон: дисциплинарной, профессиональной, имущественной и уголовной.

Указаны особенности условий применения каждой из этих форм ответственности.

Показано, почему многие из перечисленных форм ответственности сегодня не используются в практике оценочной деятельности.

Предлагается для определения стоимости хотя бы крупных и крупнейших предприятий, а также их разнообразных хозяйственных объединений организовать при Правительстве РФ Центр государственной оценки стоимости проблемных активов и группу государственных экспертов качества проведенных оценок таких активов при Счетной Палате РФ либо при Российской академии наук.

Подчеркивается, что пороки существующей теории и практики оценочной деятельности в стране самоисправлению не поддадутся. Устранить их можно только внешним воздействием со стороны руководства России или РАН.

Статья предназначена для участников оценочного сообщества страны, а также для специалистов Минэкономразвития РФ, занимающихся решением задач регулирования оценочной деятельности в России.           


В этой статье под предприятиями имеются в виду экономически значимые средние, крупные и крупнейшие предприятия, а также их разнообразные по форме собственности, характеру управления и устройству хозяйственные объединения.

            Основными участниками оценки стоимости предприятий являются:

·         заказчик оценки (наемный менеджер частной компании, суд, государственный чиновник);       

  • оценщик стоимости оцениваемого предприятия;
  • эксперт отчета оценщика об оценке;
  • председатель экспертного совета саморегулируемого общества оценщиков (СРОО) или другое лицо этого общества, уполномоченное подписывать экспертное заключение по отчету об оценке, вместо председателя экспертного совета СРОО;
  • президент СРОО, в котором числятся оценщик стоимости оцененного предприятия и эксперт представленного оценщиком отчета о проведенной оценочной работе, или уполномоченное лицо, подписывающее отчет об оценке и экспертное заключение эксперта отчета об оценке от имени СРОО;
  • государство и общество, выступающие в единой связке сторон, бесспорно заинтересованных в неоспоримости, достоверности результатов проведенной оценочной работы;
  • зарубежный партнер руководителя СРОО, если такой партнер имеется.

В качестве уполномоченного лица, подписывающего отчет об оценке вместо председателя экспертного совета, обычно назначают заведующего отделом экспертиз СРОО, а вместо президента СРОО - исполнительного директора общества.

У первых трех участников приведенного выше списка бизнес-интересы, как правило, совпадают. Большой вопрос, совпадают ли они с интересами государства, акционеров оцениваемой компании и общества в целом? В настоящее время, обычно, не совпадают. Результаты оценки стоимости предприятий в большинстве случаев, особенно в преддверии их приватизации, если они находятся в государственной собственности, оказываются существенно заниженными. Иногда, наоборот, когда впервые оценивают частные предприятия для выкупа их государством или в случаях деприватизации приватизированных предприятий, - значительно завышенными. Типичная картина: что попросит заказчик оценки, то и будет сделано.

Еще одно нетривиальное соображение: с одной стороны, интересы государственного чиновника, выступающего заказчиком оценки от имени государства, и самого государства могут не совпадать и зачастую не совпадают; с другой стороны, интересы наемного менеджера компании, заказывающего оценочную работу от имени акционеров компании, и самих акционеров оцениваемой компании по разным причинам могут не совпадать, и часто такое несовпадение имеет место.

С самого начала перехода экономики страны на рыночные рельсы, по непонятным автору статьи причинам, государство оставалось и остается безучастным к тому, что творилось и творится с оценочной деятельностью в стране: крохоборничает в вопросах установления прожиточных минимумов, минимальных размеров оплаты труда и трудовых пенсий для населения и в то же время не замечает, куда деваются сотни и даже тысячи миллиардов рублей (например, в случае с оценкой стоимости ТНК-ВР - примерно 40 млрд. долларов США, т.е. более 2,5 триллионов рублей) в результате недобросовестной, недостоверной оценки стоимости наиболее лакомых кусков национального богатства России.

Прямого совпадения интересов председателя экспертного совета и президента СРОО, а также уполномоченных вместо них лиц, и трех указанных выше участников оценки стоимости предприятий, теоретически и этически быть не должно, но на самом деле эти интересы часто совпадают, иначе СРОО, в условиях повсеместной практики заказных оценок и экспертиз, процветающей в стране и мире, скорее всего, осталось бы без заказов на оценочные работы и экспертизы отчетов об оценке по предприятиям, а это никому из них не нужно.

Есть все основания полагать, что интересы зарубежного партнера руководителей СРОО, когда таковой есть, не совпадают с интересами государства, акционеров оцениваемых компаний и общества, но не отличаются от интересов остальных участников оценочного процесса.

Повсеместно практикуемая заказная оценка стоимости предприятий представляет собой недобросовестный, коррупционный, незаконный (мошеннический, иногда заслуживающий сурового уголовного преследования) оценочный сговор заказчика оценки, оценщика и эксперта отчета об оценке стоимости оцениваемого объекта, направленный на существенное, выходящее за рамки предельно допустимого, ничем не обоснованное занижение либо завышение его расчетной стоимости.

С момента появления оценочной деятельности (ОД) в России первые ее функционеры, прошедшие соответствующую подготовку в США, и другие появившиеся позже руководители этой деятельности в стране, делали и делают все возможное и невозможное для ограждения оценщиков, экспертов отчетов об оценке и себя любимых от любой личной ответственности за неудовлетворительное (низкое) качество проведенной оценочной работы, за недостоверность полученных результатов выполненной оценки.

Сначала, в информационное поле отечественного сообщества оценщиков и тех, кто интересуется результатами осуществленных оценок особенно крупных активов, с подачи оценочных подразделений Западных международных аудиторско-консалтинговых компаний была запущена манипуляционная, лукавая и ложная «теза» о том, что «оценка - это наполовину наука и наполовину искусство». О какой ответственности человека, занимающегося искусством, можно говорить? Эту откровенно мотивированную отнюдь не благими намерениями «тезу» навязывали оценщикам, экспертам оценок и людям, заинтересованным в их работе, два десятка лет.

Когда стало очевидным, что в эту чепуху мало кто верит, на дискуссионные площадки (форумы) оценщиков доморощенными фарисеями были вброшены вздорные утверждения о том, что результат оценки стоимости оцениваемого объекта является всего лишь суждением, мнением, рекомендацией оценщика, т.е. субъективной стоимостной оценкой, не имеющей юридической силы. Объективно получается так: сколько будет оценщиков стоимости одного и того же оцениваемого объекта, столько будет и результатов субъективных суждений об искомой величине, и эти результаты иногда будут отличаться друг от друга в разы. Очень бы хотелось знать, кто из благоразумных, добросовестных заказчиков оценки (не коррупционеров) согласится платить оценщику иногда весьма приличные деньги за его юридически ничтожное суждение, мнение о величине рекомендуемой стоимости оцененного им объекта? При этом не следует забывать, что оценка стоимости оцениваемого объекта, как правило, производится по типовому, юридически выверенному хозяйственному договору между заказчиком оценки и СРОО, в котором числится оценщик, выполнивший оценочную работу, которая прошла соответствующую экспертизу на подтверждение правильности (достоверности) величины стоимости, установленной оценщиком, отчет которого о проведенной работе утвержден руководством СРОО и заверен печатью общества. С другой стороны, как можно примирить суждение, мнение, рекомендацию оценщика с тем фактом, что стоимость оцениваемого объекта, с общепринятой точки зрения, является расчетной величиной, подсчитанной по научно обоснованной математической формуле либо по специально разработанному сложному алгоритму?

Кстати, соответствующая судебная практика в нашей стране, показала, что некоторые оценщики, заслуживающие того или иного наказания, были освобождены судами от ответственности только потому, что результаты их работы были признаны всего лишь рекомендациями заказчикам оценки, а не юридически полноценными итогами их оценочной работы.

В настоящее время можно отметить двойственный подход судов к результатам проведенной оценочной работы: когда в суде рассматривается вопрос о качестве результата работы оценщика по объекту государственной собственности или объекту смешанной собственности с участием государства, итоговая величина установленной стоимости считается имеющей юридическую силу; по объектам частной собственности полученный результат оценки суд может неправомерно засчитать рекомендацией заказчику оценки.

Такое положение бесспорно недопустимо, так как позволяет во многих случаях освобождать оценщиков от ответственности тогда, когда она должна наступить.

При этом на бедных оценщиков (а их сегодня у нас примерно 30.000) в настоящее время могут быть наложены 4 вида возможной ответственности:

  • дисциплинарная,
  • профессиональная,
  • имущественная,
  • уголовная.

К большому счастью этих людей, на практике к ним изредка применяется только дисциплинарная ответственность, если они ее заслуживают либо за критику руководства СРОО - это также случается. Не буду специально останавливаться на этом виде ответственности оценщика. Просто приведу ссылку на соответствующую публикацию в интернете, из которой становится ясно, как и за что эта ответственность наступает и реализуется в СРОО НКСО [ 1 ].

Аналогичные кодексы дисциплинарной ответственности разработаны и приняты в других четырнадцати СРОО. Сам по себе интересен факт: в имеющихся в стране СРОО числятся примерно 15000 оценщиков - половина наличного состава. Остальные находятся в «свободном плавании»: интересно, что это означает, по каким причинам происходит и что с этим делать? Такую ситуацию может быть следует приветствовать?

Остальные виды ответственности оценщика только провозглашаются, но в практической жизни по разным причинам не применяются.

Профессиональная ответственность оценщика должна наступать за совершенный им научно-методический оценочный подлог, который обычно заключается в следующем:

  • подмена понятий и терминов, относящихся к оцениваемому объекту (например, понятие «предприятие» неправомерно подменяется более неопределенным понятием «организация» либо понятием «бизнес» с соответствующими теоретическими и практическими последствиями такой подмены);
  • показатель стоимости оцениваемого предприятия подменяется показателем его рыночной капитализации или показателем ожидаемого экономического эффекта долгосрочных инвестиций за оставшееся время его использования по назначению до окончательного закрытия;
  • использование метода дисконтирования денежных потоков предприятий (метода ДДП) для определения их стоимости, который ошибочно считается лучшим методом доходного подхода к решению таких задач, а на самом деле абсолютно не пригодного, не предназначенного для указанной цели;
  • применение методов сравнительного (рыночного) подхода к решению рассматриваемых задач в тех случаях, когда использовать их нельзя;
  • игнорирование методов затратного подхода при определении стоимости предприятий;
  • использование набора исходных данных для расчета искомой стоимости предприятий, не отвечающих предъявляемым к ним требованиям;
  • в расчет берутся фактические, а не нормативные (нормированные) исходные данные, что с научной точки зрения недопустимо;
  • при проведении расчета стоимости предприятий учитываются не все известные стоимостеобразующие элементы существующей расчетной формулы или алгоритма расчета;
  • недоучет или не корректный учет принципа наилучшего, наиболее эффективного использование оцениваемого объекта при определении его стоимости.

Более подробно основания для привлечения к профессиональной ответственности оценщиков стоимости предприятий, а вместе с ними и экспертов их отчетов об оценке, необоснованно выдавших положительные экспертные заключения на рассмотренные работы, приведены в статье [ 2 ].

Меры профессиональной ответственности оценщиков стоимости предприятий и экспертов их отчетов об оценке лежат в плоскости не имущественных, а морально-нравственных воздействий, к числу которых обычно относятся:

  • предупреждение о несоответствии своей профессии и должности;
  • выговор за неудовлетворительное качество выполняемых работ;
  • внеплановая аттестация (переаттестация);
  • понижение в должности;
  • увольнение с работы;
  • исключение из членов СРОО;
  • лишение права заниматься оценочной деятельностью, связанной с определением стоимости предприятий.

Следует отметить, что случаи привлечения оценщиков предприятий и экспертов качества их работы к профессиональной ответственности теоретически возможны, но в настоящее время автору этой статьи не известны. Однако, это вовсе не означает, что людей, занимающихся ОД рассматриваемой специализации, и заслуживающих профессионального порицания у нас в стране нет. К огромному сожалению, их подавляющее большинство!

Особого внимания к решению вопросов привлечения к профессиональной ответственности требуют «теоретики» - разработчики лжеметодов оценки стоимости предприятий, авторы многочисленных монографий, учебников и учебных пособий на эту тему и профессорско-преподавательские кадры, занимающиеся распространением (трансляцией) ложных научных знаний среди студентов ВУЗов - будущих бакалавров и магистров оценки. Они же плодят для себя «научных» преемников, единомышленников. Основания и меры такой ответственности должны быть тщательно проработаны, опубликованы, утверждены и как можно скорее введены в действие. В первую очередь следует осовременить, реанимировать и выпустить в качестве федерального стандарта Кодекс этики оценщиков, экспертов отчетов об оценке и преподавателей учебных оценочных дисциплин. Кроме того, необходимо пересмотреть и уточнить содержание всех имеющихся учебников и учебных пособий по вопросам оценки стоимости предприятий, в первую очередь, с целью исключения из них рекомендации необходимости обязательного применения метода ДДП в качестве главного и, как правило, единственного метода доходного подхода к решению подобных оценочных задач. Для решения таких задач этот метод не пригоден, так как не позволяет получать научно обоснованные, достоверные результаты проведенной оценочной работы.

Оценщик стоимости предприятий, к которому могут и должны быть наложены меры профессиональной ответственности, ни при каких условиях не способен выдавать доброкачественные результаты оценочной работы, заслуживающие доверия заинтересованных сторон и прежде всего государства и общества.

Вопросы имущественной ответственности оценщика, эксперта отчета об оценке и СРОО самым подробным образом изложены в статье 24.6 федерального закона об оценочной деятельности в Российской Федерации № 135 - ФЗ (с изменениями по состоянию на 13 июля 2015 г.) [ 3 ]. Указанная статья называется: «Обеспечение имущественной ответственности при осуществлении оценочной деятельности».

В этой статье провозглашается, что убытки, причиненные заказчику оценки или имущественный вред, причиненный третьему лицу, воспользовавшемуся итоговой величиной недостоверного результата оценки, подлежит возмещению в полном объеме за счет имущества оценщика или за счет юридического лица, с которым оценщик заключил трудовой договор.

Для обеспечения несения такой ответственности оценщик обязан:

  • заключить договор обязательного страхования такой ответственности, размер страховой суммы в котором не может быть меньше 300 тысяч рублей;
  • участвовать в формировании компенсационного фонда СРОО, в котором состоит, путем внесения в этот фонд обязательного взноса в размере не менее 30 тысяч рублей.

Указывается, что СРОО несет солидарную ответственность за убытки, причиненные заказчику оценки или имущественный вред третьему лицу, использовавшему недоброкачественную оценку, если эксперт такого отчета об оценке подготовил по нему утвержденное положительное экспертное заключение, в размере не более 5 миллионов рублей. Особо отмечается, что СРОО имеет право регресса к эксперту на возмещение убытков заказчику оценки и имущественного вреда третьему лицу (третьм лицам, если их несколько).

По информации в Интернете стоимость страхования имущественной ответственности оценщиков в РСО «Евроинс» составляет 0,2 - 2,0% от страховой суммы. Для суммы 300 тыс. руб. стоимость страхования имущественной ответственности располагается в интервале от 600 до 6000 рублей в год.

В «Гута-страховании» действует тариф в диапазоне 0,03 - 1,2% от страховой суммы, что смахивает на демпинг.

Стоимость типового договора страхования оценщиков в СК «Астро-Волга» находится в пределах от 5000 до 10000 рублей в год (по сведениям о других СК средний тариф 4000 рублей в год).

Из приведенной информации следует, что обязательное страхование имущественной ответственности оценщика в настоящее время не способно привести к его разорению, так как приведенные выше тарифы достаточно скромны.

При проведении специальных конкурсов оценочных компаний на заключение договоров на проведение оценки стоимости дорогостоящих активов размеры страховой суммы могут быть согласованы между заказчиком оценки и выбираемой оценочной компанией. Аффилированные оценочные компании часто становятся «карманными» для выбравших их по конкурсу крупных по платежеспособности заказчиков оценок

Завершая рассмотрение порядка обеспечения имущественной ответственности оценщика необходимо подчеркнуть, что до настоящего времени практически не было ни одного случая привлечения оценщиков к такой ответственности по двум основным весьма объективным причинам:

  • законодательно не прописаны основания для привлечения оценщиков к имущественной ответственности за неудовлетворительное качество выполненной оценочной работы;
  • в условиях повсеместного явного либо тайного существования известного оценочного сговора между заказчиком оценки, оценщиком и экспертом отчета оценщика об оценке, о какой имущественной ответственности трех основных участников оценки, когда всех устраивает полученный результат проведенной оценочной работы, можно говорить?

Что касается введения уголовной ответственности заказчиков оценки, оценщиков и экспертов отчетов об оценке за умышленное вопиющее занижение или завышение стоимости оцениваемых предприятий, широкое обсуждение этой темы сегодня считаю преждевременным. В стране еще не созрели условия для актуализации уголовного преследования людей, занимающихся оценочной деятельностью. Сначала нужно заняться тщательным изучением задачи разработки установленных в законодательном порядке оснований для привлечения указанных выше участников оценки стоимости предприятий к уголовной ответственности за подсудный экономический вред, нанесенный государству и обществу.

Со своей стороны, считаю, что об уголовном преследовании тем или иным образом мотивированных виновников крайне неудовлетворительного качества проведенной оценочной работы, в настоящее время формально можно начинать говорить только в том случае, если занижение либо завышение стоимости оцениваемого объекта будут более чем на 6 миллионов рублей ниже или выше соответствующих пограничных минимальных и максимальных значений искомой интервальной расчетной стоимости предприятий. Естественно, это сущая мелочь, по сравнению с суммой, уворованной у государства и его народа в результате проведенной оценки стоимости упомянутой ранее ТНК-ВР. Как бы хотелось точно знать и всенародно назвать имена коррумпированных авторов и экспертов качества этой преступной оценки!

Указанная сумма ( С ) в 6 млн. руб. получена следующим довольно грубым способом, по поводу которого можно спорить:

                       С = 1,15 х (5,0 млн. руб. + 0,3 млн. руб.),

где цифры в скобках - суммы номинальной имущественной ответственности СРОО и оценщика за недоброкачественные результаты проведенной оценки, при использовании которых был нанесен соответствующий урон заказчику оценки или третьему лицу;

1,15 - предельно допустимое отклонение суммы С от суммы цифр в скобках.

Известны редчайшие случаи привлечения к уголовной ответственности оценщиков и отдельных руководителей оценочных компаний за взятки, откаты, коррупцию, но отнюдь не за результаты определения величины стоимости объектов оценки (нашумевшие уголовные дела руководителя и ведущих сотрудников крупной оценочной компании «Аверс» из Санкт-Петербурга, дела нескольких оценщиков, участвовавших в подготовке к Олимпиаде в Сочи и, пожалуй, все, если не считать случаи мошенничества с оценкой стоимости имущества банковских залогов).

Будет справедливым, если серьезную ответственность перед государством и обществом понесут те заказчики оценки, которые совращают оценщиков и экспертов отчетов об оценке, диктуя последним, за соответствующую коррупционную мзду, угодные им результаты определения стоимости предприятий, пользование которыми приносит ощутимый ущерб экономике, репутации, национальной безопасности страны.

Современные монографии, учебники и учебные пособия, а также федеральные стандарты оценки (например, ФСО - 5) преднамеренно избегают квалифицированного освещения вопросов ответственности основных участников оценки стоимости предприятий за неудовлетворительное качество выполненной оценочной работы.

В то же время в большинстве этих публикаций, во многих ФСО неправомерно, назойливо навязываются требования обязательного использования метода ДДП для определения стоимости разнообразных активов доходным подходом. Между тем, повторю еще раз, этот метод является методом доходного подхода к определению общей экономической ценности (экономического эффекта) инвестиций в соответствующие активы, но не предназначен, не пригоден для оценки стоимости активов доходным подходом [ 4 ].

Самым большим злом сегодня в оценочной деятельности следует считать профессиональную безответственность теоретиков и преподавателей, лоббирующих интересы Запада, оценщиков, экспертов отчетов об оценке, руководителей экспертных советов СРОО. Опасный результат такой безответственности - аморальная профанация величины оценок стоимости объектов оценки, как правило, в угоду представителям заказчика оценки (временщикам-чиновникам либо наемным менеджерам), но в ущерб государству, акционерам компаний и обществу.

Давно сложилось положение, когда ни один отчет об оценке стоимости предприятий не должен получить положительное экспертное заключение по причине того, что для расчета искомой стоимости использован метод, не пригодный для решения поставленной оценочной задачи, но, к сожалению, безотказно получает. Как долго это будет продолжаться? Почему государство и общество равнодушны, безучастны к тому, что происходит?

Экономические и морально-политические потери государства и общества будут продолжаться и множиться до тех пор, пока для определения стоимости хотя бы крупных и крупнейших предприятий и их объединений при Правительстве РФ не будет создан Центр государственной оценки стоимости проблемных активов народнохозяйственного значения, а при Счетной Палате РФ либо при Российской академии наук не появится группа независимых государственных экспертов отчетов государственных оценщиков об оценке указанных активов [ 5 ]. Однако руководители СРОО, получающих ренту от соответствующим образом мотивированных оценщиков и от заказных экспертиз, руками имеющихся у них «прикормленных перьев» делают все, что только могут, чтобы не допустить создание такого Центра. Пример абсурдной критики предложений по созданию Центра государственной оценки см. в статье Тришина В.Н. [6].

Как это ни прискорбно, сегодня такой Центр успешно заменяют оценочные подразделения Большой Четверки международных аудиторско-консалтинговых компаний, а независимых государственных экспертов качества результатов оценки стоимости крупных оцениваемых объектов - отдельные руководители нескольких СРОО страны, и все, что и как они делают, держится в строжайшей тайне. Для мощной суверенной страны, как Россия с ее патриотично настроенным руководством, такое положение должно быть нетерпимым.

Отчеты об оценке стоимости объектов оценки, если предварительный результат определения этой стоимости достигает 500 млн. рублей, обязательно должны стать открытыми для общественности.

Пороки современной отечественной теории и особенно практики оценочной деятельности устранению изнутри, т.е. самоисправлению не поддадутся. Только внешним вмешательством со стороны Российской академии наук, Счетной Палаты РФ и государства с большинством из них постепенно можно будет покончить. Одним лишь повышением уровня персональной ответственности непосредственных участников оценки стоимости предприятий и неотвратимостью ее применения в тех случаях, когда это необходимо, желаемого качества научного обеспечения и результатов выполняемых оценочных работ достигнуть не удастся.

В оценке, как редко где еще, наблюдается беспросветный заговор обреченных и преднамеренно одурманенных людей, по крайней мере в среде тех, кто занимается вопросами определения стоимости предприятий. Пока не сойдет со сцены нынешняя оценочная «элита» указанного направления, прогресса именно в этой области оценочной деятельности точно не будет. Большой вопрос: случится ли это потом? Так хочется верить и надеяться на лучшее!

Особое замечание. Если посмотреть на состав по сути не лигитимно назначенного Совета по оценочной деятельности при Минэкономразвития России (действует взамен законно избранного Национального Совета по оценочной деятельности), то легко увидеть, что в него входят не знатоки-оценщики, а руководители СРОО, оценочные бизнесмены - сниматели прибыли с оценочной деятельности. Трудно поверить, что непрерывно меняющиеся кураторы этой деятельности в прошлом и руководители этого совета от Минэкономразвития в настоящем этого не видят. Часто меняющимся чиновникам, наверное, проще и удобней для своих целей иметь дело именно с такими членами Совета.

И цели, которые отстаивает этот совет, как нетрудно видеть, не достоверность оценки, а увеличение ренты с оценщиков и удовлетворение личных интересов коррумпированных чиновников и наемных менеджеров, т.е. заказчиков оценки, при сделках по крупным и крупнейшим предприятиям, а также по их объединениям.

                                                    Библиографические ссылки

  1. Кодекс дисциплинарной ответственности членов СРОО НКСО
  2. Ревуцкий Л.Д. За что можно и нужно наказывать оценщиков стоимости предприятий, а за что - нельзя
  3. Закон «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (с    изменениями по состоянию на 13 июля 2015 г.), статья 24.6. № 135 - ФЗ от 27 июля 1998 г.
  4. Ревуцкий Л.Д. О неприменимости метода дисконтирования денежных потоков для определения стоимости доходоприносящих товаров. - Воронеж: // Электронный научно-практический журнал «Государственный советник», № 1, 2014. С. 22 - 28.
  5. Ревуцкий Л.Д. Государственный подход к решению задач оценки справедливой стоимости предприятий. - Воронеж: // Электронный научно-практический журнал «Перспективы науки и образования», № 6, 2013. С. 220 - 228.
  6. Тришин В.Н. Почему нет прогресса в оценке предприятий. Об отзывах на мою статью. 2013 (2015). Статья принята в печать в журнальном бумажном виде и будет опубликована в ближайшее время.

Автор:

Теги: персональная ответственность  оценка стоимости предприятия  недостоверность полученного результата  оценочная работа  дорогостоящие предприятия  СРОО  оценочная деятельность  формы ответственности  определение стоимости  недостоверная оценка  профессионал