Обзор диспозитивных норм при определении компетенции общих собраний акционеров и участников хозяйственных обществ

Корпоративное управление

Автор:
Источник: Журнал “Акционерное общество: вопросы корпоративного управления” №5-2015
Опубликовано: 5 июня 2015

Российское корпоративное право всегда склонялось к жесткому регулированию корпоративных отношений и, как следствие, в законодательстве было сравни­тельно небольшое количество диспозитивных норм. Новые корпоративные нормы устанавливают более гибкий подход: с одной стороны, значительно увеличено количество диспозитивных норм в отношении не­публичных компаний, с другой — оставлено большое количество императивных норм для публичных ком­паний, в том числе и по вопросу компетенции высших органов управления хозяйственных обществ (общих собраний акционеров и общих собраний участников).

Степень свободы выбора зависит от вида общества по классификации, введенной с 1 сентября 2014 г. Гражданским кодексом РФ [1] (далее — ГК РФ), — пу­бличное или непубличное.

К публичным обществам относятся акционерные об­щества, акции которых и ценные бумаги, конвертируемые в акции, публично размещаются (по открытой подписке) или публично обращаются в соответствии с законодательством о ценных бумагах (когда-либо пу­блично размещались или обращались (Письмо Банка России от 01.12.2014 г. № 06-52/9527)). Акционерное общество, не соответствующее вышеизложенным критериям, также признается публичным, если устав и фирменное наименование общества содержат ука­зание на то, что общество является публичным.

К непубличным обществам относятся иные акцио­нерные общества, а также все общества с ограни­ченной ответственностью.

Рассмотрим возможности диспозитивного регулиро­вания в отношении каждого вида хозяйственных обществ по новой классификации.

Публичные акционерные общества

Возможность регулирования компетенции общего собрания акционеров у участников публичных корпораций значительно меньше, чем у непубличных.

Во-первых, в публичном обществе список во­просов, отнесенных законом к компетенции общего собрания акционеров, является ис­черпывающим и не может быть расширен уставом публичного общества (в отличие от компетенции совета директоров).

Во-вторых, из компетенции общего собрания акционеров в компетенцию совета директо­ров могут быть переданы только следующие вопросы:

  • увеличение уставного капитала общества пу­тем размещения дополнительных акций в не­которых строго определенных в законода­тельстве случаях. Это увеличение уставного капитала за счет имущества общества с рас­пределением дополнительно выпускаемых акций среди акционеров; размещение по от­крытой подписке дополнительных обыкновен­ных акций, количество которых не превыша­ет 25 % от числа ранее размещенных обыкно­венных акций; увеличение уставного капитала посредством выпуска и размещения привиле­гированных акций; некоторые случаи разме­щения конвертируемых облигаций;
  • образование исполнительного органа обще­ства и досрочное прекращение его полномочий;
  • принятие решения об обращении с заявлени­ем о листинге акций общества и (или) эмис­сионных ценных бумаг общества, конверти­руемых в акции общества.

Таким образом, устав публичного общества в части компетенции общего собрания может урегулировать только вопросы, в отношении которых законом прямо предусмотрена воз­можность диспозитивного урегулирования.

А каковы последствия ситуации, когда уста­вом публичного общества в нарушение требований законодательства компетенция об­щего собрания акционеров расширяется? Решения общего собрания акционеров по вопросам, не отнесенным к его компетенции, не имеют юридической силы. Об этом пря­мо говорит п. 10 статьи 49 ФЗ «Об акционерных обществах». Таковым, например, являет­ся решение общего собрания об одобрении сделки, которая, в силу требования закона, должна одобряться советом директоров (см. Постановление Федерального арбитражно­го суда Уральского округа от 31.07.2013 г № Ф09-7801/13 по делу № А76-24320/2012) .

Вопрос о целесообразности передачи пои­менованных выше вопросов из компетенции общего собрания акционеров в компетенцию совета директоров публичного акционерного общества не имеет однозначного ответа.

Что касается образования единоличного ис­полнительного органа, Кодекс корпоратив­ного управления рекомендует относить этот вопрос к компетенции именно совета ди­ректоров. На заседании совета можно более углубленно, чем в ходе многоакционерного общего собрания, подойти к вопросу об об­суждении кандидатур. Есть возможность за­ранее выработать критериальные требова­ния, предъявляемые к кандидату на высшую должность, организовать поиск такого канди­дата. Если же вопрос отнесен к компетенции общего собрания акционеров, то любой акци­онер, владеющий 2 и более процентами акций общества, вправе предложить на должность генерального директора любую кандидатуру дееспособного и правоспособного граждани­на, и далее все будет зависеть от результатов голосования.

Серьезной проработки с привлечением про­фессиональных экспертов требует и принятие решения о прохождении процедуры ли­стинга. В этой связи данный вопрос также целесообразно отдать в компетенцию колле­гиального органа управления.

А вот решение вопроса об увеличении устав­ного капитала таит за собой риски нарушения имущественных интересов миноритар­ных акционеров, перераспределения корпо­ративного контроля. Кроме того, решение совета директоров об увеличении уставно­го капитала за счет имущества общества по­средством выпуска и безвозмездного рас­пределения дополнительных акций влечет за собой налоговые последствия для некоторых групп акционеров, в то время как принятие подобного решения общим собранием акционеров подобных налоговых последствий не порождает.

Непубличные общества

В отличие от публичного акционерного обще­ства компетенция общего собрания акционе­ров/участников непубличного хозяйственно­го общества является проектируемой.

Законодательство говорит о том, что компе­тенция общего собрания в таких компани­ях определяется законодательством и уста­вом. В частности, она может быть расшире­на посредством передачи в ведение общего собрания акционеров/участников практиче­ски любых вопросов деятельности общества.

Расширение компетенции общего собрания имеет свои плюсы и свои минусы и зависит от избранной акционерами концепции управ­ления акционерным обществом.

Если акционеров (участников) в обществе не много, и при этом они заинтересованы в рас­ширении своего непосредственного участия в управлении компанией, ограничении полномо­чий единоличного исполнительного органа или усилении контроля над ним, то в таких обще­ствах компетенцию общего собрания целесоо­бразно расширять. Проблемы, связанные с не­обходимостью соблюдения процедуры созыва собрания (сроки уведомления о собрании, тре­бования к датам составления списка лиц, име­ющих право на участие в собрании, к объему предоставляемых документов по вопросам повестки дня и т. д.) смягчаются тем, что уставом непубличного общества требования законода­тельства к порядку созыва и проведения собра­ния можно изменить — упростить и облегчить.

Однако, если в обществе есть достаточ­но много акционеров/участников с разнонаправленными интересами, чрезмерное рас­ширение компетенции собрания чревато ри­сками невозможности принятия решения из-за отсутствия кворума, разнонаправлен­ного голосования, а также рисками, связан­ными с обжалованием решений собрания. Особенно велики эти риски в ООО, где нет понятия кворума собрания и итоги голосо­вания считаются посредством соотношения числа голосов, отданных за тот или иной вариант, с общим числом голосов, имеющихся у участников ООО.

Компетенция общего собрания непублично­го хозяйственного общества может быть не только расширена, но и сокращена. Статья 66.3 ГК РФ позволяет передать уставом хо­зяйственного общества часть вопросов из компетенции общего собрания акционеров (участников) в компетенцию коллегиального органа управления (совета директоров/на­блюдательного совета) или даже в компетен­цию коллегиального исполнительного органа хозяйственного общества.

При этом как в непубличном акционерном обществе, так и в ООО из компетенции обще­го собрания не могут быть исключены важ­ные вопросы развития общества:

  • внесение изменений в устав, утверждение новой редакции устава;
  • реорганизация и ликвидация общества;
  • определение количественного состава кол­легиального органа управления общества и коллегиального исполнительного органа (ес­ли его формирование отнесено к компетенции общего собрания участников);
  • избрание членов указанных органов и до­срочное прекращение их полномочий;
  • утверждение не являющихся учредительны­ми документами внутреннего регламента или иных внутренних документов, регулирующих корпоративные отношения. К таким докумен­там относятся положения об органах управ­ления и контроля хозяйственного общества. Представляется, что к таким документам также принадлежат корпоративные политики (диви­дендная, информационная и т. д.), регламенты реализации корпоративных процедур (напри­мер, регламент реализации акционером общества своего права доступа к документам обще­ства). Не относятся к таким внутренним документам локальные акты, регулирующие иные отношения, чем корпоративные (в частности, локальные нормативные акты в сфере трудо­вого права).

Что касается некоторых локальных норматив­ных актов, сложно определить, какая именно сфера ими регулируется (или они могут ре­гулировать не только корпоративные, но и иные отношения). Так, положение о едино­личном исполнительном органе может со­держать нормы как трудового, так и корпоративного права. Положение об инсайдерской информации также относится и к корпора­тивной сфере регулирования, и к регулиро­ванию рынка ценных бумаг и т. д.;

  • определение количества, номинальной стои­мости, категории (типа) объявленных акций и прав, предоставляемых этими акциями.

Кроме того, в компетенции участников ООО должен быть сохранен вопрос об увеличении уставного капитала ООО непропорционально долям его участников, в том числе посредством принятия в состав ООО нового участника.

Все прочие вопросы в непубличных обще­ствах могут быть переданы совету директоров и (или) правлению по единогласному ре­шению общего собрания и после закрепления соответствующих положений в уставе обще­ства. Таким образом, корпоративное законо­дательство впервые дает право учредителям и акционерам непубличного хозяйственного об­щества значительно перераспределить ком­петенцию в пользу совета директоров и (или) коллегиального исполнительного органа.

Сокращение компетенции собрания в пользу коллегиального органа управления способно ускорить принятие соответствующих реше­ний, улучшить проработку проектов таких ре­шений, однако несет в себе риски нарушения интересов акционеров. Реализация такого подхода может, например, оказаться востребованной в холдингах в отношении дочерних компаний, совет директоров которых форми­руется преимущественно из представителей материнского общества.

Практически для любых непубличных об­ществ представляется целесообразным передать из компетенции общего собрания в ведение коллегиального органа решение та­ких вопросов, как избрание ревизионной ко­миссии (если она в принципе создается), на­значение аудитора, утверждение годовых от­четов и годовой бухгалтерской отчетности.

Большим облегчением при реализации тре­бований корпоративного законодательства может стать передача исключительно на уро­вень коллегиальных органов решения таких вопросов, как одобрение всех сделок с заин­тересованностью и всех крупных сделок.

Передача на уровень исполнительных органов вопроса распределения прибыли, в том числе выплаты дивидендов, также не затронет ин­тересы акционеров. Дело в том, что если этот вопрос останется в компетенции общего со­брания акционеров, его решение все равно осуществляется собранием только на основа­нии рекомендации совета директоров.

Некоторые нормы обновленного законода­тельства прописаны не вполне корректно, что порождает различные их трактовки. Так, к компетенции общего собрания акционеров относится вопрос: «ликвидация общества, назначение ликвидационной комиссии и ут­верждение промежуточного и окончатель­ного ликвидационных балансов» (статья 48, п.1, абзац 3 ФЗ «Об АО»). А обновленный Гражданский кодекс, как уже указывалось вы­ше, содержит формулировку, запрещающую исключать из компетенции общего собрания вопрос о ликвидации общества. Означает ли это, что назначение ликвидационной комис­сии и утверждение ликвидационных балан­сов может быть уставом общества переда­но в ведение, например, совета директоров? Либо подобные действия являются неотъем­лемой составной частью процедуры ликви­дации, а следовательно, соответствующие решения может принять только общее собра­ние? Ответы на этот и иные аналогичные во­просы могут дать только последующие разъ­яснения регулятора и арбитражная практика.

Статья 66.3 обновленного ГК РФ позволя­ет уставом непубличного хозяйственного об­щества передавать функции коллегиального исполнительного органа единоличному ис­полнительному органу. Означает ли это, что функции общего собрания акционеров, пе­реданные коллегиальному исполнительно­му органу, могут впоследствии передаваться единоличному исполнительному органу вме­сте с прочими функциями коллегиального ис­полнительного органа?

Ответ однозначно отрицательный.

Во-первых, функции общего собрания, пере­данные на решение коллегиальному исполни­тельному органу, не перестают от этого быть функциями общего собрания, не становятся имманентными функциями правления, а сле­довательно, и не могут быть переданы далее.

Во-вторых, такая трактовка законодательства может приводить к существенному наруше­нию интересов акционеров. Так, например, генеральный директор, который в силу закона без доверенности совершает сделки от име­ни общества, будет одновременно являться органом управления, уполномоченным одобрять крупные сделки. Порождается абсурд­ная конструкция, при которой лицо, выступая в двух функциях, не только совершает сделку от своего имени, но одновременно и одобряет собственные действия. Кроме того, в случае, когда генеральный директор обладает расши­ренной компетенцией, участники и акционе­ры хозяйственных обществ ставятся в уязви­мое положение, не имея юридических меха­низмов контроля за его действиями.

В свете изложенного хотелось бы обратить внимание на российскую практику формиро­вания коллегиальных исполнительных орга­нов преимущественно из заместителей гене­рального директора. В этой ситуации прав­ление, будучи формально вышестоящим органом управления, на практике оказывается под полным контролем его председате­ля - генерального директора. Отсюда, в свете изложенного выше, передавать часть компе­тенции общего собрания коллегиальному ис­полнительному органу общества не целесо­образно.

В заключение отметим, что внесение в устав непубличного общества любых изменений, касающихся компетенции его высшего орга­на управления, требует тщательного анализа целесообразности и практических послед­ствий таких изменений для различных групп акционеров в долгосрочной перспективе.

________________________________________________

[1] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 05.05.2014 г.; с изменениями и дополнениями, вступившими в силу с 01.09.2014 г.).

Автор:

Теги: общие собрания акционеров  хозяйственные общества  корпоративное право  корпоративные отношения  корпоративные нормы  публичные общества  акционерные общества  увеличение уставного капитала  исполнительный органа  листинг акций  процедура листинга  имущес