Применение МСФО в России 2012

Идеология МСФО и US GAAP

Автор:
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 12 июня 2012

С 5 по 7 июня в Москве проходила конференция от Института Адама Смита, посвященная теме МСФО, информационным спонсором которой выступило ваше любимое (хотим надеяться) информационное деловое издание. Спешим поделиться выступлениями, привлекшими наше внимание, тем более что на наш скромный взгляд отдельные темы, которые докладчики поднимали в этот раз, были весьма любопытными.

Татьяна Максимова, главный бухгалтер МРСК Северо-Запада (как сообщила она присутствующим, их компания – это «экс-частичка» РАО ЕЭС России) поделилась опытом перехода на МСФО, который осуществляется организацией уже четыре года. В принципе, тема для конференций подобного рода достаточно стандартная, но определенного внимания заслуживает используемая ими методология.

Во-первых, что это за компания? Она входит в холдинг МРСК – следовательно, необходима консолидированная отчетность. Шесть дочерних структур, две из которых существенны. Метод, который они выбрали для себя сами – это «метод непрерывного учета». «Хочу поделиться, как это сделать максимально быстро и с наименьшими затратами», – говорит Татьяна. Основная суть – в восприятии отчетности как таковой. Ведь в компании есть еще и российская отчетность, и налоговая – помимо международной, о которой идет сейчас речь. Международная отчетность в их представлении – это своего рода «продукт», отражающий результаты деятельности компании. На основе этой философии и было выработано 4 базовых принципа, которые при этом являются универсальными. Татьяна тут пошутила, что, мол, даже если вдруг прилетят марсиане и попросят подготовить отчетность им – они смогут сделать и это. Что же это за принципы?

  1. Единая методология. Методология МСФО является приоритетной. Основной потребитель – регуляторы, которые воспринимают только русские данные. Налоговый учет также остается важным, однако будет большой ошибкой путать налоговый учет и РСБУ – это разные вещи!
  2. «Информация от источника». Метод трансформации грешит тем, что в нем используются уже несколько «переваренные» данные. Кто их туда загнал? Не всегда ясно. В компании МРСК Северо-Запада стараются работать именно с «первым уровнем» (притом что у них многоуровневая система – например, уровней управления целых три). Таким образом, они как бы пытаются по возможности вернуться к первичному учету.
  3. Рациональный метод учета. Самый дорогой метод учета, как известно – двойная запись. Двойная запись иногда используется неадекватно. Подчас никаких проводок делать вообще нет необходимости, но многие российские фирмы грешат тем, что загромождают свою отчетность. В компании, которую представляет докладчица, всегда прежде думают, какой способ учета применить, чтобы получить отчетные данные, а уже потом действуют. Не стоит забывать и о методе быстрого закрытия – очень полезный инструмент.
  4. Четкое распределение технологических, аналитических процессов и процессов, требующих принятия профессионального суждения. Собственно, тут все ясно и так.

Что насчет компаний, которые только в самом начале перехода – как им наиболее эффективно распределить свои ресурсы? Давайте исходить из ныне действующего закона «О консолидированной отчетности» – первую отчетность в этом случае нам нужно подготовить за 2011 г. Тут необходимо привлечение профессионалов, но также нужно иметь такого человека и внутри компании, который с этой кухней неплохо знаком. Большой ошибкой будет начинать учить уже в процессе подготовки, потому что в этом случае первый блин точно выйдет комом.

При подготовке отчетности в текущем году имеет смысл сразу же вводить в эксплуатацию учетную систему – это даст возможность сформировать команду экспертов. На второй год подготовки отчетности по МСФО мы ставим перед специалистами задачу подготовить отчетность уже самостоятельно. Однако полностью отказываться от услуг методолога все же не стоит, потому как МСФО постоянно меняются, и нужен кто-то, кто будет «в теме». Ну а на третий год ваша команда экспертов уже будет делать качественную отчетность самостоятельно, однако отказываться от услуг внешнего эксперта не стоит и здесь. Внешний аудитор нужен в любом случае, и привлекать его наиболее рационально будет в самом начале процесса подготовки.

Таким образом, нами только что был расписан путь длиною в четыре года, который прошла компания. Но в заключение – еще пара-тройка общих советов по подготовке отчетности.

Проведение теста на обесценение. Для разных компаний здесь разная сложность, это понятно, ведь у всех свои активы. В случае с компанией Татьяны Максимовой – сложность, скажем так, весьма значительна. Этот процесс занимает обычно от 2 до 3 месяцев. Учитывается очень много показателей – по сути, получается еще одна отчетность. Это процесс, который не мыслим без внешнего аудитора-оценщика.

Еще один важный момент: если есть пенсионный план с установленными выплатами, неплохо бы привлечь внешнего консультанта-актуария. Держать в компании такого человека, может, не будет рациональным с позиции издержек, но такой человек понадобится в любом случае – привлекать придется.

По срокам подготовки отчетности (тут Татьяна ссылается на критерии, предложенные вступавшим чуть ранее Иваном Тополя, который сказал, что срок представления финансовой отчетности совместно с обсуждением руководства (MD&A) зарубежными компаниями телекоммуникационного сектора составляет в среднем 60 дней). Так вот, компания в этот срок практически укладывается, хотя и не совсем. Небольшая проблема присутствует с существенными внешними данными. Для них это данные об электропотерях в сетях, которые они получают с некоторой задержкой – отсюда задержки с подготовкой отчетности.

Люди – тоже важный фактор! Людей нужно развивать, инвестировать в них, прививать им навыки непрерывного обучения. Ментальность нужно менять, а от формализма – уходить.

Следом слово взяла Галина Рыльцова, начальник группы по переходу на МСФО (PwC). «Занимаюсь вопросами МСФО уже много лет, фокус – на сложных вопросах», – сказала Галина. Опыт, таким образом, наработан большой, но что интересно – система МСФО ставит новые задачи каждый день. Это, однако, не тема выступления – поспешила заверить аудиторию докладчица, заявив, что говорить мы в этот раз будем об инвесторах. Весьма необычно и интересно, на наш взгляд: далеко не все российские компании действительно воспринимают инвесторов в качестве ключевых конечных пользователей их отчетности. Скорее уж такой подход больше характерен для экономически развитых стран Запада.

«Нельзя забывать, для чего вообще мы готовим отчетность, и для кого она», – говорит Галина, намекая, что многие компании «за деревьями не видят леса». Они делают отчетность потому, что так требует закон, а не для того, чтобы «рассказать свою историю». Между тем отчетность – как раз в зависимости от качества ее подготовки – очень сильно влияет на экономические показатели деятельности.

Итак, инвесторы – основные пользователи, это нужно принять как данное, потому как правда. И это необходимо учитывать. Существуют различные формы инвесторов и аналитиков, однако, говорит Галина, они в компании PwC с высоты своего опыта уже сразу видят, какую информацию им всем нужно предоставить. Главное, чего хотят все инвесторы – это понять, стоит инвестировать или нет, и каковы риски таких инвестиций. Какова тенденция с точки зрения прибыльности бизнеса? Будет ли бизнес в будущем генерировать прибыль? Насколько он останется конкурентоспособным? Стоимость привлечение капитала может, соответственно, быть для компании большой или не очень, в зависимости от того, какой она представляется тем, кто читает эту отчетность.

Эти вопросы принимаются во внимание Советом по МСФО, который использует в своей деятельности достаточно разнообразный инструментарий взаимодействия с широким кругом потребителей отчетности. Так, внутри IASB был создан специальный консультативный совет по рынкам капитала, основная задача которого – доводить до сведения Совета данные о запросах инвесторов.

Отчетность на сегодняшний день, чего греха таить, не очень простая – она не «рассказывает историю». Ведь если соблюсти все требования стандартов идеально, то история будет непонятной. Парадокс, но если больше будет примечаний к отчетности, то уже по ним можно получить гораздо более понятную картину (мы, разумеется, говорим о простых пользователях, привычных к повествовательному стилю изложения). Однако примечания примечаниям рознь, и сегодня многие из них «кочуют» из одного отчета в другой, а потому пользы от них никакой.

Проблема уже поднималась, и пользователи в ответ высказали предположение, что, наверное, нужно разработать какие-то концептуальные основы по написанию примечаний, чтобы было более понятно, чем компания живет и какие риски берет на себя. Важную роль тут играет критерий материальности (все это выяснили в ходе специально проведенного опроса). Тогда же выяснилось, что Совету по МСФО, видимо, стоит взять небольшой перерыв и завершить проекты, находящиеся в работе уже много лет, не запуская в работу новых. Среди прочего IASB стоит обратить внимание на то, как применяются сегодня уже действующие стандарты – последовательно или не очень, нет ли расхождений в практике и т.д. Нужно подумать о качественной составляющей отчетности.

Примером является стандарт МСФО 12 «Раскрытие информации о долях участия в других компаниях» – та его часть, что касается примечаний. Не стоит просто «проставлять галочки» – надо делать это осмысленно. Компании необходимо будет описать взаимодействие с ассоциированной компанией, рассказать о методах защиты от рисков в результате такого взаимодействия (предоставление гарантий и т.д.). Нужно будет, опять-таки, «рассказать историю».

Принимая все это во внимания, Совет по МСФО в конце 2010 года выпустил свои рекомендации в отношении «management commentary» – менеджерских отчетов (см. http://www.gaap.ru/news/80534). Они необязательны, но, конечно, весьма желательны; они направлены как раз на то, чтобы научить компанию «рассказывать истории».

Еще одним примером является раскрытие информации по сделкам слияний и поглощений. Есть МСФО 3 «Объединение предприятий», где вроде как все изложено, но как инвестор узнает о том, каковы причины, каковы результаты этого приобретения? Как компания развивалась бы дальше, не прими она такого решения? Насколько большой экономический смысл имеет амортизация нематериальных активов? Большие сделки, связанные с приобретением (или обратные им – связанные с продажей и разделением) очень важны, поэтому всегда нужно показать – что, зачем и почему.

Другие важные моменты:

  • Раскрытие учетной политики. Понятно, что нужно не просто раскрыть ее, но и показать учетную политику в контексте операций. Например, как компания признает выручку.
  • Профессиональное суждение. В самом деле, мы пишем примечания к отчетности, которые читают инвесторы – и они, эти примечания, основаны на профессиональном суждении тех, кто их пишет. Не так ли?
  • Управление рисками. Например, риски, связанные с финансовыми инструментами – весьма актуальная тема. Известно, что у многих аудиторских компаний на сайте, предварительно как следует покопавшись, можно (и даже нужно) найти иллюстративную отчетность. На нее, конечно, нужно ориентироваться, но это не означает копировать! Управление рисками, в конце концов, очень индивидуальный для каждой компании момент, и подвести все под общий знаменатель не получится.
  • Отчет о движении денежных средств. Очень важный отчет. Информация должна быть нацелена на пользователя, а не на следование букве МСФО.

Помним о том, что стоимость привлеченного финансирования для компании может быть снижена, если инвесторы вам доверяют, и если идет постоянный диалог. Своевременность представленной информации имеет большую важность. Многие аудиторы до сих пор смотрят на отчетность за 2010 год, но зачем – непонятно. Это может быть интересно разве что в плане истории, но она за сроком своей давности уже неактуальна.

Диляра Басырова, начальник отдела консолидации МХК Еврохим

А сейчас с удовольствием поделимся с вами выступлением весьма известной в наших кругах личности, настоящего «завсегдатая» таких мероприятий – Диляры Басыровой. Если нам не изменяет память, в последний раз мы с ней встречались на конференции по МСФО, хотя то ее выступление было посвящено эффективности внутреннего аудита, и оно у нас также сохранилось – просим, в случае интереса, ознакомиться (http://www.gaap.ru/articles/127425). Сегодняшняя презентация вышла несколько необычной: так получилось, она в основном представляла собой комментарии – впрочем, весьма дельные – по поводу отдельных моментов из предыдущих выступлений ее коллег на конференции. Любопытно, посмотрим.

В компании Еврохим МСФО-отчетность выпускается с 2005 года. Вроде бы опыт есть, но он не является гарантией от некоторых моментов, которые могут загнать в логический ступор даже того, кто постоянно этим занимается. Так – говорит Диляра – у них отчетность уже много лет подписывает PwC. Ну допустим. Однако мы знаем, что сегодня уже действует российский закон «О консолидированной отчетности», и PwC, по идее, должен подписывать теперь в том духе, что «отчетность соответствует закону о консолидированной отчетности». Это помимо отметки, что она «соответствует МСФО». Так или не так? «Для меня этот момент не совсем ясен», – признается Диляра.

Далее, еще такая интересная с теоретической точки зрения возможность. Известно, что за непредставление отчетности по МСФО полагается определенный штраф. Однако многие компании могут предпочесть заплатить его – 700 тыс. рублей – и не подготавливать отчетность по МСФО специально, потому что издержки могут быть даже выше. Тем более в первый раз. Тем более что в первый год вообще могут быть (хотя могут по итогу и не быть) поблажки со стороны Минфина.

Если вы не хотите зависеть от ваших кадров – пропишите детальные методики! Чем подробнее они прописаны, тем меньше будет расхождений во мнениях. В компании Диляры, например, таковых очень много, и они постоянно совершенствуются. Не возникает больше вопросов, что делать в том случае, если какой-то человек уйдет, и что будет делать тот, кто придет на его место. А то ведь как бывает: многие придут, выучатся, а потом уходят куда-то еще. Весьма распространенное явление.

Что еще важно помнить: должна быть хоть какая-то сертификация бухгалтеров, которые будут заниматься МСФО-отчетностью. Рост авторитета и доверия к профессии должен быть! Мало просто составить отчетность по МСФО – нужно, чтобы ей поверили аудиторы, и чтобы при этом верили самим аудиторам. Необходимо, чтобы эти люди были профессионально и этически подкованы.

«Иван Тополя говорил, что нужно делать систему отчетности. Я добавлю, что система отчетности – это не только бухгалтерская или налоговая отчетность. Это еще и система показателей», – делится еще одной своей мыслью Диляра Басырова. Например – KPI системы безопасности на предприятии, ведь на Западе это едва ли не первый KPI, на который смотрят инвесторы. Россия, конечно, пока не Запад, но нужно же стремиться к лучшему.

«Также хотелось бы прокомментировать доклад Татьяны Максимовой», – продолжает свое выступление докладчица. В компании Татьяны решили перевести отчетность на разные траектории. МСФО, таким образом, как бы «живет своей жизнью», налоговый учет – своей, так как у него свои задачи. Это очень правильно. Не нужно сближать виды учета – это ошибка, нужно их максимально разделить между собой.

Вот тут уже слегка опешить довелось лично мне. Это, разумеется, не первая конференция по МСФО, и далеко не первое выступление, которое я слышал. Однако сколько людей – столько мнений. Совсем недавно – также на конференции по МСФО, проходившей недавно в Украине – была озвучена диаметрально противоположная точка зрения – что, напротив, не стоит так уж различать разные виды учета. Напротив, в идеале должен остаться только один (Лидия Самойленко, компания Watson – последнее выступление в статье по прошедшему мероприятию). Отметим, что это была еще одна довольно смелая мысль, и возможно, что при каком-то стечении обстоятельств у компании это и получится, но вряд ли это справедливо вообще и для всех. А истина, скорее всего, где-то посередине.

Далее Диляра подвергла анализу комментарий выступавшей перед ней Галины Рыльцовой по поводу «одинаковых» примечаний – с ее формулировкой она, как оказалось, несколько не согласна. Когда мы смотрим отчетность, мы ведь смотрим разные отчеты. В компании Еврохим давно заметили, что у разных аудиторских компаний свой «почерк», причем узнать его можно буквально по титульному листу. Спор с аудиторами, как правило, ни к чему не приводит – если так сложилось, что они проставляют галочки по «чеклисту» («это не сделано, это тоже»), то проще уж сделать, чем доказывать свою правоту. Таким образом, «проставление галочек» – т.е. формальная проверка по «чеклисту» – очень даже имеет смысл.

«Я патриот МСФО и считаю их лучшим достижением человечества. Это единый язык, на котором мы все разговариваем» – сказала в конце своего выступления Диляра Басырова.


День второй

Георги Владиславов, директор департамента консолидированной отчетности ТНК-BP

Свое выступление Георги (без «й») посвятил переходу компании на МСФО, поскольку до этого  они работали по US GAAP. Известно, что закон о консолидированной финансовой отчетности в РФ предполагает отсрочку (если не ошибаемся, до 2015 года) для компаний, которые до сих пор использовали альтернативные системы международной отчетности – прежде всего US GAAP. Тем не менее, до 2015 года ТНК-BP посчитала за лучшее не ждать. Начать «новую жизнь» по международным стандартам они решили с 1 квартала этого года.

Отметим, что использовавшуюся до этого отчетность по US GAAP пользователи признавали. Т.е. у компании есть определенная база инвесторов, которые ее отчетности доверяют, зарабатывать репутацию заново не требуется. Но завершить переход на международные стандарты финансовой отчетности так или иначе придется.

Что сделала ТНК-BP? Прежде всего, провела предварительный анализ. Они взяли стандарты по МСФО, оценили, где возникают различия, и какое влияние этих различий на финансовую отчетность – какие возникают разницы. Также нужно обозначить, что уж если есть разницы – есть ли при этом у компании право выбора?

Обучение – очень важный фактор. Это вообще обязательно делать при любых изменениях в компании, тем более при таких значимых.

Работы с заинтересованными сторонами

  • Акционеры: в их случае необходимо добиться решения о переходе, разъяснять эффект перехода (показать, что ничего страшного с цифрами от этого не случится)
  • Держатели долга: постепенное обновление условий о стандартах отчетности в кредитных соглашениях.
  • Бизнес-направления и функции внутри компании: результирующий эффект на планирование. Новая информация.

Числовые итоги перехода в компании ТНК-BP. Совокупный доход за первые 3 месяца 2011 г. увеличился на 0.3 млрд. долл. За 2011 год общее уменьшение составило 0.4 млрд. долларов. Капитал уменьшился на 1 миллиард на 1 января 2011 года.

Объем отчетности? Он возрос: 34 страницы было, 52 страницы стало в 1 квартале 2012 г.

Достигнуты ли цели перехода на МСФО? Да, так как компания теперь готова к закону о консолидированной отчетности. Было произведено выравнивание со стандартами акционеров. Сравнимость с конкурентами? А вот тут уже однозначного ответа дать нельзя, так как не все конкуренты переходят на МСФО синхронно.


Максим Долгий-Трач, старший менеджер отдела аудита Grant Thornton

Выступление Максима было на 100% посвящено стандартам МСФО для малых и средних предприятий, начиная с базовых определений и заканчивая наиболее важными отличиями.

Стоит, прежде всего, отметить тот факт, что сам термин «малое и среднее предприятие» в понимании МСФО несколько вводит в заблуждение, так как в России есть свои определения для них. Как известно, в России действуют критерии, которые зависят, например, от выручки или величины активов. Помимо этого, к МСП регуляторы могут отнести и такие компании, которые не представляют отчетности вообще. Главное же отличие определения по международным стандартам в том, что там оно вообще не включает количественных показателей, а просто смотрит на то, для какого круга пользователей (широкого или нет) предназначена отчетность компании.

Сами стандарты не являются никаким дополнением к МСФО – они стоят отдельно и представляют собой, грубо говоря, упрощенную их версию. Базовые определения активов и обязательств, доходов и расходов полностью аналогичны определениям полной версии МСФО – таким образом выходит, что они могут обеспечивать ту же степень достоверности отчетности, только их применение гораздо проще для участников рынка – и для составителей, и для пользователей финансовой отчетности.

Есть еще одна «тонкость»: правление Фонда МСФО не указало дату вступления в силу стандарта с самого момента его публикации 9 июля 2009 года. Таким образом, никто и ничто не мешает их применять. Впрочем, и не заставляет.

Итак, если мы возьмем непубличные предприятия, обязанные или желающие выпускать отчетность общего назначение, то IFRS for SMEs были разработаны как раз для них. Кстати, что такое «отчетность общего назначения»? Это отчетность, направленная на удовлетворение интересов широкого круга пользователей – не только собственников, но и акционеров, инвесторов, регуляторов и т.д. В общем и целом, если это не публичная компания с акциями, обращающимися на бирже, не банк и не страховая компания, не ПИФ – в этом случае компания имеет право обратиться к этим стандартам и использовать их в подготовке отчетности.

Какие преимущества МСФО для МСП?

  • Облегчают доступ к капиталу
  • Улучшают качество и сопоставимость финансовой отчетности
  • Создают условия для международного сотрудничества
  • Сфокусированы на потребностях пользователей отчетности МСП
  • Повышение эффективности, в том числе за счет большего диапазона ИТ-решений, тренингов и образовательных программ, аутсорсинга, большей эффективности аудиторских процедур
  • СТАБИЛЬНОСТЬ!

Что упрощено?

  • Упрощен язык
  • Стандарты относительно автономны
  • Некоторые пункты МСФО общего назначения исключены, если не являются применимыми для большинства МСП. Например: сегментная отчетность, промежуточная отчетность, прибыль на акцию, страхование, активы для продажи

Основные различия

  • Совместные предприятия: отсутствует консолидация пропорциональным методом
  • Основные средства: отсутствует возможность переоценки
  • Нематериальные активы: отсутствует возможность переоценки
  • Инвестиционная собственность: все затраты списываются на расходы периода
  • Финансовые инструменты: только 2 категории (измеряемые по амортизируемой стоимости и по справедливой стоимости, с изменениями, отражаемыми через отчет о прибылях и убытках); немного упрощены правила учета операций хеджирования.

Полная версия МСФО:

  • пронумерованные стандарты;
  • около 3000 возможных раскрытий;
  • 2800 страниц;
  • Обновляются несколько раз в год

Для сравнения, МСФО для МСП:

  • структурированы по разделам (например, «Запасы»)’
  • Около 300 возможных раскрытий;
  • Около 230 страниц;
  • Обновляются раз в три года.

Некоторые из ключевых отличий:

  • Не признаются нематериальные активы, созданные предприятием. Упрощенное руководство по тестированию обесценения гудвилла, когда невозможно распределить гудвилл на Единицы, Генерирующие Денежные Потоки (cash-generating assets).
  • Приобретение дочерних компаний. Упрощенный метод приобретения. Нельзя использовать метод пропорциональной консолидации. Разница между стоимостью инвестиций и справедливой стоимостью чистых активов является гудвиллом.

Юлия Астахова, руководитель группы трансформации и выверки по МСФО, Raiffeisenbank

Тема доклада – конвергенция МСФО и US GAAP. Это не опыт Райффайзенбанка – сразу же подчеркивает Юлия. В России они уже 16 лет; это 100%-ая дочка австрийского банка. Отсутствие опыта объясняется тем, что в банке US GAAP не было и уже, скорее всего, не будет. Ключевую роль играет МСФО. Даже управленческий учет построен на международных стандартах. Отчетность по МСФО готовится ежемесячно и отправляется в головной офис на 9-й день. Помимо этого, с 3 квартала 2007 года выпускается консолидированная отчетность по МСФО. Кстати, в этом году они выпустили консолидированную отчетность первыми – не без гордости заявила докладчица.

Доклад будет больше теоретическим – признается Юлия – поскольку в банке используются МСФО, а стандарты US GAAP никогда не применялись. Мы будем говорить о конвергенции.

Сближение US GAAP и МСФО – двустороннее. От этого МСФО только выиграли, поскольку все идет в русле взаимодействия – и, как следствие, более слабые стандарты становятся более сильными.

Почему же не выдерживается программа, почему столько раз откладывались сроки? По мнению Юлии, причина здесь в том, что IASB и FASB идут навстречу нам – простым пользователям и составителям отчетности. Таким образом,. задача не в том, чтобы угнаться за сроками, а чтобы соблюсти качество.

Процессы глобализации оказывают сильное влияние на правила ведения бизнеса. Все мы стремимся к тому, чтобы инвесторы могли анализировать нашу отчетность и сопоставлять, в особенности в отраслях с сильной конкуренцией. МСФО нам (тут Юлия говорит, прежде всего, о своей организации, т.е. «нам» – в смысле «Райффайзенбанку») сильно облегчили жизнь: легче выходить на международные рынки, повышается репутация, легче получить финансирование.

G20 поставила перед Советами IASB и FASB задачу вести конвергенцию быстрее, потому что сроки явно не выдерживаются. 20 апреля этого года было опубликовано финальное коммюнике, где подчеркивается важность международной конвергенции стандартов. В этот раз финансовые министры просят закончить к середине 2013 года.

Очень большую роль в сближении сыграл глава IASB сэр Дэвид Твиди, ярый приверженец всемирной адаптации международных стандартов. Его дело продолжил Ханс Хугерворст, действующий глава Совета по МСФО.


Кирилл Банников, менеджер КОРУС Консалтинг

КОРУС Консалтинг – это крупный системный интегратор, занимается автоматизацией бизнеса.

Что такое системы CPM вообще? У всех крупных вендеров есть свои CPM – что расшифровывается как «corporate performance management». Это больше «историческое» название, поскольку на деле они предназначены для управления финансовыми системами. Общую причину существования всех CRM систем в мире можно озвучить следующим образом: они значительно упрощают жизнь финансового работника. А останавливаться на этот моменте более подробно особого смысла, наверное, нет.

Еще лет 5 назад (в 2007 г.) такие системы воспринимались как замена электронным таблицам, не более. Основной упор ставился на автоматических корректировках – и ничего лишего! Широко использовался ручной ввод данных.

Сейчас, в 2012 , это уже формализация бизнес-процессов. Фокус ставится на процессах внутреннего контроля, аудите и «реконсиляции» (сведению воедино) различных систем учета. Очевиден рост производительности (и это один из ключевых факторов) за счет возможности импортировать транзакции. Присутствуют возможности детальной аналитики.

Как выглядит проект по внедрению? К сожалению, у нас нет возможности воспроизвести здесь график, который был представлен на слайде, но мы постараемся максимально подробно его описать. Итак, стандартный проект внедрения длится около 5 месяцев. Первый месяц занимает дизайн процесса. С конца 1-го месяца и почти до конца 2-го проводится разработка прототипов. Весь 2 месяц также отводится под разработку отчетов. С середины 2-го месяца и до середины 4-го идет конвертация данных. Примерно тогда же, только чуть позднее начинается тестирование. Разработка документов начинается в конце 3-го месяца. Все три последние фазы закачиваются примерно одновременно – в середине 4 месяца. Далее идет обучение (до начала 5-го месяца). С конца 4-го и по конец 5-го длится параллельное закрытие.

Провернуть все это за 2-3 месяцев теоретически, конечно, возможно, но это очень уж оптимистичная оценка.

В заключение несколько «бесплатных советов».

  • Зафиксируйте ясные цели проекта. Например, это может быть сокращение сроков закрытия финансового периода, или же повышение качества отчетности. Кто-то просто говорит «желаем автоматизации», но автоматизация – это ведь не такая «вещь в себе», нужно иметь правильное представление о ней.
  • Определите материальные результаты проекта: документы (методология, состав инструкций), система, персонал.
  • Бюджет: необходимо учесть лицензии на вспомогательное ПО. Учесть стоимость аппаратной части (промышленный сервер, тестовый сервер). Бонусный фонд для собственного персонала (которому, скорее всего, придется работать в период внедрения по расширенному графику – по выходным, сверхурочно и так далее).
  • Приготовьте задание на тендер.


После кофе-брейка во второй день конференции открылась дискуссионная секция: дебаты, посвященные требованиям МСФО к подготовке корпоративной финансовой отчетности. Хотим отметить, что это не стенограмма, а сжатое изложение идей, высказанных участниками круглого стола, поэтому на дословное воспроизведение мы не претендуем – GAAP.RU

Участники:

  • Георги Владиславов, директор департамента консолидированной отчетности ТНК-BP
  • Татьяна Максимова, главный бухгалтер МРСК Северо-Запада
  • Артем Глазнев, глава департамента финансовой отчетности, Аэрофлот
  • Ирина Гриднева, руководитель департамента международного учета и отчетности, МегаФон
  • Сергей Модеров, АССА, руководитель отдела финансового учета по международным стандартам, Институт проблем предпринимательства
  • Максим Долгий-Трач, старший менеджер отдела аудита, Grant Thornton

Георги Владиславов: вчера мы тут затронули тему сближения российских стандартов и МСФО. Что я хочу сказать: сделано очень много, Минфин ударными темпами выпускал одно ПБУ за другим. Самым важным, наверное, было выпустить закон о консолидированной отчетности, за которым пришло уже официальное признание МСФО в России. Мне представляется очень важным предложение бывшего президента Медведева об освобождение компаний, ведущих свою деятельность по МСФО, от требований РСБУ. Не могу, правда, сказать, будет ли это реализовано когда-либо, но сам факт. Также считаю, что для компаний – в случае обнаружения противоречий в стандартах – нужно иметь возможность использовать МСФО вместо РСБУ. Это особенно важно для крупных компаний, таких как мы, живущих зачастую в условиях быстрого закрытия. <…> В России очень много странных, нелогичных правил, но, наверное, не стоит ожидать, что Минфин – как Совет по МСФО – будет каждый год вносить улучшения в них.

Татьяна Максимова: жаль, что не было сегодня Игоря Робертовича Сухарева, чтобы отразить официальную точку зрения правительства. По цифрам в российской и международной отчетности: у них весьма разные задачи. Дело в том, что на российскую отчетность очень сильно влияют данные статистики, и наоборот. Попытки Минфина сделать отчетность более полезной, конечно, заслуживают одобрения, но я признаюсь честно: такого неудовольствия от подписания отчетности в этом году я давно не испытывала. Российская отчетность сейчас похожа на «пустышку», которая нужна только для того, чтобы было чем жить статистике. Нужно определиться, какие отличия у той отчетности и у другой, посмотреть, какие у них общие моменты<…> . При этом совсем отказываться от РСБУ сейчас, я думаю, смысла не имеет – по крайней мере, до тех пор, пока Россия не представлена в Совете по МСФО. Я думаю, что страна большая, и можно надеяться, что в ближайшее время это случится. Постепенно к этому придем <…> Некоторые лингвисты полагают, что языки как таковые через какое-то время перестанут существовать, а останутся только специальные языки профессионального общения. Так вот, отчетность по МСФО – это как раз такой профессиональный язык.

Ирина Гриднева: я хотела бы добавить, что российская отчетность теперь будет использоваться для статистики в рамках закона о трансфертном ценообразовании, и это ужас. Информация о сопоставимости в РСБУ очень плохая. Думаю, что еще до принятия закона стоило подумать, на основании чего должна формироваться база. На одной из конференций такой вопрос им (российским финансовым регуляторам) задавали, и похоже на то, что они и сами осознают это. Ведь база для трансфертного ценообразования должна формироваться на основе трансграничных транзакций.

Артем Глазнев: у меня вопрос к Георги Владиславову: вот Вы говорили о быстром закрытии. А в чем секрет закрытия одними из первых? Это работа с аудиторами? Или система учета такая?

Георги Вячеславов: спасибо за предоставленную возможность подробнее поговорить на эту тему. Компания внедрила быстрое закрытие одной из первых в 2005 году. Теперь это уже не является каким-то исключительным процессом. Сегодня весьма многие, в том числе нефтяные компании используют его. С 2005 г. мы на 10 рабочий день представляем консолидированную отчетность. <…> Быстрое закрытие было трудным само по себе, необходимо было «перелопатить» закрытия в российском учете, трансформацию. Один из самых трудных момент – обеспечение документов от контрагентов в надлежащий срок. Мы работали с бизнесом таким образом, чтобы бизнес работал с контрагентами (нами), и чтобы все делалось в четкий срок. С аудиторами – да, конечно, с ними нужно было работать и в ходе быстрого закрытия, и на стадии сдачи отчетности, однако этот момент не был самым важным. Самым важным было самим построить у себя систему, при которой на 10 рабочий день мы получали бы правильные цифры <…>. Российский учет закрывается на 6 рабочий день. К этому времени трансформация уже завершена. Если и остаются какие-то проводки по трансформации, то только автоматические, повторяющиеся из одного периода в другой. На 10-й день консолидация уже должна быть завершена.

Максим Долгий-Трач: очень правильно сказал Георги, что для быстрого закрытия важна работа с аудиторами. Аудиторы – это участники процесса, которые вовсе не вставляют вам палки в колеса, а пытаются помочь. Лично я работал и с той стороны (аудиторской), и с другой. За годы своей практики я сталкивался с разными случаями, в том числе и такими, где аудиторы – не хирурги, пытающиеся что-то отрезать поскорее, а терапевты. Результатом такого взаимодействия является достоверная отчетность.

Татьяна Максимова: у некоторых аудиторских компаний есть большой соблазн – пригнать в компанию «зеленый» выводок молодых аудиторов, чтобы они учились у топ-менеджеров. Компания же никого учить не обязана. Хорошим решением этого является использование принципа «одного окна»: одно окно для аудитора, одно окно – для топ-менеджмента. Чтобы они не контактировали.

Максим Долгий-Трач: в разных компаниях вы будете общаться с разными специалистами – и с младшими специалистами, и со старшими. Ясно, что со старшими общаться приятнее, у них больше опыта. В любом случае процесс построен таким образом, что вы «идете» от младшего состава и постепенно можете дойти до партнеров. Очень большое значение имеет размер. В небольших аудиторских компаниях число сотрудников меньше, и очень вероятно, что больше внимания вам будет уделять менеджмент. У меня есть опыт работы с обеих сторон (и аудитором, и в проверяемой организации). Процедура аудита – это отработанные годами действия, направленные на проверку отчетности. У них нет KPI, однованных на количестве сделанных замечаний – разве что только один (чтобы отчетность была достоверна).


GAAP.RU благодарит организаторов конференции – Институт Адама Смита – за плодотворное сотрудничество в рамках мероприятия. Все фотографии докладчиков взяты с сайта Adam Smith Conferences

Автор:

Теги: международные стандарты финансовой отчетности  финансовая отчетность  МСФО  МСФО в России  МСФО-отчетность  Институт Адама Смита  международная отчетность  консолидированная отчетность  внешний аудитор  МСП