Рынок аудиторских услуг: состояние, проблемы и решения

Аналитические статьи, рейтинги

Автор:
Источник: Журнал “АУДИТОР” №8-2012
Опубликовано: 6 сентября 2012

В статье проводится подробный анализ современного состояния рынка аудиторских услуг в России. Освещаются основные проблемы, возникшие в регулировании аудиторской деятельности по причине недостаточной проработки законодательной базы, и предлагаются пути совершен­ствования подходов в регулировании аудиторской деятельности.

Анализ современного состояния рынка аудиторских услуг в России

Основной характеристикой рынка ауди­торских услуг в России за три последних года следует признать стагнацию. После не­скольких лет стабильного развития по всем показателям именно в год перехода на меха­низмы саморегулирования наметился устойчивый спад. Естественно, свое влияние ока­зал и общемировой экономический кризис, больно ударивший по всем отраслям эконо­мики и резко сокративший финансовые возможности заказчиков аудиторских услуг. Будучи зависимыми от своих клиентов, аудиторы были вынуждены идти на уступ­ки по ценовым предложениям, учиться ме­ханизмам выживания в условиях ужесточа­ющейся конкуренции.

В целях проводимого нами анализа вос­пользуемся данными, приведенными на официальном сайте Минфина России [2].

Количество аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов. Как вид­но из данных табл. 1, количество аудитор­ских организаций, индивидуальных ауди­торов и аудиторов существенно выросло в 2010 г., но этот рост объясняется лишь тем, что не все из них выполнили требование Фе­дерального закона от 30.12.08 № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности» о необхо­димости вступления в СРО до 31 декабря 2009 г. и процесс принятия новых членов из ранее действовавших субъектов рынка продолжался во всех СРО и в 2010 г. Новые участники рынка в рассматриваемом пе­риоде практически не появлялись, что под­тверждается статистикой 2011 г. По данным Минэкономразвития России, до вступления в силу Закона № 307-ФЗ в стране действо­вали около 7,5 тыс. организаций и индиви­дуальных предпринимателей, получивших лицензии на осуществление аудиторской деятельности. Если принять в качестве ак­сиомы, что к 1 января 2011 г. все желающие вступили в СРО, то можно сделать вывод о сокращении данного сегмента рынка при­мерно на 20%. И случилось это не потому, что СРО отказывались принимать кого-то в свои ряды по причине несоответствия установленным требованиям, а вследствие того, что определенная часть ранее ли­цензированных аудиторских организаций на практике не осуществляли деятельность.

Обратимся к еще одной интересной цифре, приведенной в табл. 1, а именно к количеству аудиторов по состоянию на 1 января 2009 г. — 8,4 тыс. чел. По данным другого обзора, опуб­ликованного также на сайте Минфина, по со­стоянию на 15 января 2009 г. было выдано 38,8 тыс. квалификационных аттестатов. Если признать, что к концу анализируемого пери­ода процесс вступления аудиторов и ауди­торских организаций, работавших в сфере аудита до принятия Закона № 307-ФЗ, прак­тически завершился, можно констатировать, что потери составили около 12 тыс. аттесто­ванных специалистов, или около 30% преж­ней численности.

Таблица 1

Количество субъектов, имеющих право на осуществление аудиторской деятельности

Интересно, что количество аудиторов — физических лиц продолжало расти и в 2011 г., увеличившись на 500 чел. Как известно, в про­шлом году вступил в действие новый процесс аттестации аудиторов, заложенный в Зако­не № 307-ФЗ. Анализ информации с официального сайта Единой аттестационной комис­сии (ЕАК) подтверждает, что в 2011 г. не состоялось ни одного полноценного экзамена для вновь сдающих экзамен претендентов. Всего 180 чел. сделали попытку сдать первый этап — компьютерное тестирование, из которых только 38 (21%) набрали необходимое ко­личество баллов. Второй этап экзамена впер­вые состоялся уже в нынешнем году, на него явились всего 25 чел., 5 из которых набрали нужное количество баллов и могут обратиться в СРО для получения аттестата.

Таким образом, становится очевид­ным, что рост числа аудиторов в 2011 г. по-прежнему объясняется тем, что в СРО продолжали вступать ранее аттестован­ные аудиторы. Если у них была возможность так долго принимать решение, в какое СРО вступать, полагаем, что активно работаю­щих в сфере аудита среди них немного.

Несмотря на то, что Закон № 307-ФЗ вер­нул индивидуальных аудиторов в сферу обязательного аудита (правда, существен­но ограничив их возможности), количество данных субъектов рынка крайне незначи­тельно и сопоставимо с дореформенной численностью. Напомним, что в соответствии с п. 3 ст. 5 Закона № 307-ФЗ обязательный аудит бухгалтерской (финансовой) отчет­ности организаций, ценные бумаги которых допущены к обращению на торгах фондо­вых бирж и (или) иных организаторов тор­говли на рынке ценных бумаг, иных кредит­ных и страховых организаций, негосудар­ственных пенсионных фондов, организаций, в уставных (складочных) капиталах которых доля государственной собственности состав­ляет не менее 25%, государственных корпо­раций, государственных компаний, а также консолидированной отчетности проводится только аудиторскими организациями.

Очевидно, что пользователи пока дела­ют выбор в пользу юридических лиц при за­ключении договора на аудит, хотя во многих случаях такое решение может объясняться, скорее, психологическими мотивами и сло­жившимся менталитетом отечественного бизнес-сообщества.

Доходы аудиторских организаций. В 2011 г. выручка от оказания аудиторских услуг после нескольких лет падения не­много возросла и даже превзошла абсолют­ные показатели 2008 г. Если скорректиро­вать ее с учетом официального индекса по­требительских цен в период 2009—2011 гг., то реальные доходы аудиторских орга­низаций снизились почти на 20% по отно­шению к уровню 2008 г. Стоит отметить, что в предыдущие годы выручка аудитор­ских организаций росла на 20—30% ежегод­но, в настоящее же время рост фактически прекратился. Более того, данные последней строки табл. 2 свидетельствуют о снижении рентабельности аудиторских услуг.

Следует признать, что определяющую роль в росте абсолютной выручки обеспе­чили крупные аудиторские организации (табл. 3). Их доля в совокупной выручке всех участников рынка имеет устойчивую тен­денцию к увеличению.

Данные табл. 3 говорят также о том, что при доле крупных аудиторских организаций в общем количестве субъектов аудиторской деятельности в размере 1,3% (остающейся стабильной на протяжении ряда лет) доля их доходов в общем объеме выручки в 2011 г. достигла 61,5%, увеличившись по сравнению с 2010 г. на 1,5%. Заметим, что в этом процессе Россия мало отличается от ряда дру­гих стран, в которых тенденция к концентрации рынка в руках крупнейших игроков также является преобладающей. По экс­пертным данным, в 2010 г. аудит бухгалтер­ской отчетности 100 крупнейших по объему реализации отечественных компаний только в 29 случаях выполнялся российскими аудиторскими организациями, а из 100 крупней­ших по размеру собственного капитала кре­дитных организаций — только в 21 случае.

В структуре доходов аудиторских орга­низаций доходы именно от аудита и сопут­ствующих аудиту услуг постоянно сокра­щаются. Причем если раньше эта тенден­ция была характерна для рынков Москвы и Санкт-Петербурга, то в последние годы она распространилась и на другие регионы России (табл. 4). Пресловутый рост выручки обеспечивают исключительно прочие услу­ги, связанные с аудиторской деятельностью. На них приходится в среднем 40—50% всех доходов, и эта доля продолжает с каждым годом возрастать.

Таблица 2

Динамика доходов аудиторских организаций

Таблица 3

Распределение аудиторских организаций по масштабам деятельности

Таблица 4

Структура доходов аудиторских организаций

Представляется, что падение доли до­ходов непосредственно от аудита могло быть и более существенным. Однако с вве­дением саморегулирования в аудите неко­торые фирмы пошли на разделение биз­неса не столько для того, чтобы избежать конфликтов интересов и выполнить иные требования Кодекса профессиональной эти­ки, а скорее в целях экономии на уплате членских взносов в СРО, т.к. в большинстве из них взносы напрямую зависят от разме­ра выручки. Таким образом, получить дей­ствительную информацию о соотношении доходов от тех или иных видов деятельности на основании данных Минфина практиче­ски невозможно, ведь она строится на основе сведений, содержащихся в отчетах членов СРО, представляемых в Минфин по установ­ленной форме 2-аудит.

В этом смысле показателен сравнитель­ный анализ данных Минфина и рейтинго­вого агентства «Эксперт РА», которое за­нимается исследованиями аудиторского рынка по собственным методикам на про­тяжении уже 15 лет. По данным «Эксперт РА» за 2011 г., суммарный объем выручки фирм, участвующих в формировании рей­тинга (а ведь в нем участвуют далеко не все субъекты рынка), составил 70,7 млрд руб. [3], что на 40% больше, чем по данным Мин­фина России. Доля доходов от проведения аудита (общего и аудита финансовых инсти­тутов), по данным «Эксперт РА», составля­ет всего 34%. Ощутимая разница в показате­лях этих двух источников объясняется тем, что информация в «Эксперт РА» предостав­ляется т.н. аудиторско-консалтинговыми группами вне зависимости от принадлеж­ности тех или иных юридических лиц к СРО аудиторов. Участники последнего рэнкинга агентства «Эксперт РА» за 2011 г. отчита­лись о росте доходов на 14%, что также зна­чительно превосходит аналогичные данные Минфина России.

Анализ данных о деятельности членов МоАП также говорит о том, что доля ауди­та в их выручке с каждым годом сокращает­ся. Заниматься аудитом в чистом виде давно стало элементарно невыгодно, и для многих участников рынка это направление являет­ся непрофильным, его включают в линей­ку предоставляемых услуг скорее «для ассортимента». Диверсификацию деятельно­сти, расширение перечня предоставляемых услуг само по себе можно только привет­ствовать, однако трудно согласиться с теми представителями профессии, которые не ви­дят ничего негативного в постоянном сокращении доли аудита и сопутствующих аудиту услуг. Это очень тревожная ди­намика, которая на фоне падения обще­ственного интереса и доверия к результатам именно аудиторской деятельности приво­дит к вымыванию профессиональных кадров из аудита в смежные области.

Обязательный аудит. В 2010 г. вступили в действие изменения в Закон № 307-ФЗ, касающиеся критериев проведения обязатель­ного аудита. Размер показателей выручки и суммы активов, при превышении которых необходимо заключать договор об аудите бухгалтерской отчетности, существенно вы­рос. Это неизбежно повлекло за собой сокращение числа клиентов, проводящих аудит своей бухгалтерской отчетности (табл. 5).

Как следует из данных табл. 5, количество клиентов в целом по России в 2011 г. по сравнению с 2009 г. сократилось на 17 тыс., или почти на 20%.

Таблица 5

Количество проаудированных клиентов аудиторских организаций

В 2012 г. Минфином впервые была пред­принята попытка свести в едином документе все случаи проведения обязательного ауди­та, в результате чего на официальном сайте министерства появились соответствующие данные. Анализ этих данных, выполненный экспертами Московской аудиторской пала­ты, позволил дополнить перечень еще ря­дом позиций, и теперь соответствующая та­блица на сайте Минфина России включает 53 пункта обязательного аудита против 42 в первоначальной версии. Кроме того, в ней содержатся указания о том, в каких случаях проведения обязательного аудита необходи­мо участие в нем аудиторов с новым квали­фикационным аттестатом, выданным одной из российских СРО.

Если рассмотреть состав клиентов в при­вязке к размеру их выручки, то можно об­наружить, что доля организаций с выруч­кой менее 400 млн руб. (пороговое значе­ние для проведения обязательного аудита) по-прежнему очень велика — более 75%, хотя и несколько снизилась по сравнению с 2010 г. (табл. 6).

Представляется, что существенные из­менения здесь могут произойти уже по ито­гам нынешнего 2012 г. и количество рос­сийских организаций, отчетность которых будет проаудирована, продолжит сокра­щаться. Эти процессы особенно болезнен­но отзываются на региональных аудиторах. Именно в их портфелях заказов большую долю составляли представители малого бизнеса, выведенные из сферы обязатель­ного аудита поправками в Закон № 307-ФЗ. Учитывая общую неблагоприятную эконо­мическую конъюнктуру, крайне непросто убедить владельцев и руководителей орга­низаций продолжать сотрудничество с ау­диторами уже на условиях инициативного аудита.

Таблица 6

Распределение проаудированных клиентов аудиторских организаций по объему выручки

В табл. 7 организации, проводившие обя­зательный аудит, распределены исходя из оснований для заключения договора.

Из данных табл. 7 видно, что существен­ные изменения произошли по двум пози­циям: «Открытые акционерные общества» и «Организации, финансовые показате­ли которых выше минимальных значений». Рост доли первой на 4% может объяснять­ся продолжающимися процессами при­ватизации унитарных предприятий, ко­торые в большинстве случаев переходят в организационно-правовую форму ОАО, а снижение доли второй — именно изменени­ями в действующем законодательстве.

Таблица 7

Основания для проведения обязательного аудита

Проблемы аудита и саморегулирования в аудите

Одна из наиболее острых проблем, обсуж­даемых аудиторским сообществом в послед­ние годы, — демпинг. Многие винят во всем пресловутый Федеральный закон от 21.07.05 № 94-ФЗ «О размещении заказов на по­ставки товаров, выполнение работ, оказа­ние услуг для государственных и муници­пальных нужд», регулирующий сферу госу­дарственных закупок, и внесенные в связи с этим изменения в текст Закона № 307-ФЗ в отношении определения механизма выбо­ра аудитора для проведения обязательного аудита госсектора.

Несомненно, заложенные в Законе № 94-ФЗ процедуры определения победи­теля не в полной мере отвечают принци­пам, заложенным в стандартах аудиторской деятельности и Кодексе профессиональ­ной этики аудиторов. Но с демпингом ауди­торам приходится сталкиваться не только на открытых конкурсах, проводимых в со­ответствии с законодательством о госзакуп­ках. О проблеме говорят и ранее приведен­ные нами цифры об объеме доходов от ауди­та, приходящемся на 1 млн руб. выручки клиентов, который неуклонно падает год от года. Закон № 94-ФЗ послужил лишь по­водом, а демпингуют на рынке конкретные исполнители, иногда добросовестно пыта­ясь завоевать новые позиции, но чаще все­го заранее не предполагая выполнения всех предусмотренных конкурсной документаци­ей и стандартами аудиторской деятельно­сти процедур. Показателен при этом также другой критерий, который подлежит оцен­ке при подведении итогов конкурса — сроки оказания услуг. Очень часто требования за­казчика предоставляют довольно широкий диапазон, но все участники понимают: нуж­но ставить минимальный срок, тогда надеж­да на выигрыш существенно повышается. А минимальный срок в ряде случаев может быть совершенно невыполнимым, например, 5 календарных дней с даты заключения до­говора. Совершенно понятно, что за это вре­мя проведение качественного аудита с со­блюдением требований стандартов невоз­ можно в принципе. Особенно, если данный аудит первичен для конкретного исполните­ля, поскольку в этом случае необходимо про­ведение дополнительных процедур в рамках ФПСАД № 19 «Особенности первой провер­ки аудируемого лица» [6].

Одним словом, в проблеме демпинга боль­шая доля вины самих аудиторов. Мы сами порождаем зверя, который поедает нас из­нутри. Не существует другого рецепта реше­ния этой проблемы, кроме объединения уси­лий СРО, направленных на формирование позиции жесткого неприятия подобных про­явлений, разъяснения бизнес-сообществу принципов и норм проведения аудита, уча­стия экспертов со стороны СРО в разработ­ке правил проведения конкурсов и опреде­ления победителей.

Еще одна проблема — проходящая в на­стоящее время переаттестация действу­ющих аудиторов в т.н. «упрощенном» по­рядке. Созданная в 2010 г. шестью СРО ау­диторов Единая аттестационная комиссия проводит экзамен по правилам, разработан­ным не самим аудиторским сообществом, а государственным регулятором в сфере ау­дита — Минфином России. Кроме того, у мно­гих возникает вполне резонный вопрос: по­чему ранее выданные самим же Минфином аудиторские аттестаты с неограниченным сроком действия теперь оказались недоста­точным основанием для продолжения про­фессиональной деятельности? Так, если ау­дитор имел квалификационный аттестат только на банковский или страховой аудит, то с 1 января 2012 г. он фактически переста­ет считаться аудитором, т.к. в соответствии с п. 4.1 ст. 23 Закона № 307-ФЗ:

«С 1 января 2012 года аудиторы, имею­щие действительные квалификационные аттестаты аудитора, выданные в соот­ветствии с Федеральным законом от 7 ав­густа 2001 года № 119-ФЗ «Об аудитор­ской деятельности», вправе участвовать в аудиторской деятельности (осущест­влять аудиторскую деятельность) в со­ответствии с типом имеющегося у них квалификационного аттестата ауди­тора, за исключением участия в ауди­торской деятельности (осуществления аудиторской деятельности), предусмо­тренной частью 3 статьи 5 настоящего Федерального закона» [7].

Именно в ч. 3 ст. 5 Закона № 307-ФЗ со­держится указание на все страховые и кредитные организации, что исключа­ет возможность осуществления или уча­стия в аудиторской деятельности лиц, ра­нее получивших аттестаты на банковский или страховой аудит без сдачи экзаме­на в «упрощенном» порядке, или, начиная с 1 января 2013 г., без сдачи на общих осно­ваниях.

В данной ситуации решение проблемы требует настойчивых усилий СРО по снятию временных ограничений на сдачу «упрощен­ного» экзамена, всемерной помощи решив­шим его сдать в подготовке и обучении, по­лучения возможности поэтапного тестирова­ния по отдельным темам и областям знаний, снижения стоимости сдачи. На этом поле удалось добиться определенных результа­тов: о необходимости продления сроков про­ведения экзамена в упрощенном порядке прозвучало на недавнем заседании Рабочего органа Совета по аудиторской деятельности, стоимость второй и каждой последующей попытки сдачи экзамена снизилась с перво­начальных 10 до 8 тыс. руб.

С момента принятия Федерального закона от 01.12.07 № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях» прошло 4 года. Этого впол­не достаточно для того, чтобы можно было подвести первые итоги, сопоставить плюсы и минусы данного института, наметить пути дальнейшего движения вперед. За это вре­мя в России появилось около 900 СРО, функционирующих в более чем 50 сферах бизне­са, из них 650 СРО созданы в областях, где членство является обязательным. В органи­зациях, являющихся членами этих СРО, работают сотни тысяч человек. Это очень зна­чительный потенциал, недаром в своих программных предвыборных статьях В.В. Путин подчеркнул важность развития института саморегулирования, укрепления потенциала действующих СРО в самых разных областях.

Вот лишь один пример:

«Нужно понимать, что одна из главных тенденций современного мира – это услож­нение общества. Специализируются по­требности различных профессиональных и социальных групп. Государство должно на этот вызов ответить, соответство­вать сложносоставной социальной реально­сти. Одно из важных решений здесь – это развитие саморегулируемых организаций, компетенции и возможности которых должны расширяться. С другой стороны, сами СРО должны более активно использо­вать имеющиеся у них полномочия. В част­ности, право разрабатывать и вносить для утверждения технические регламен­ты и национальные стандарты в соответ­ствующих отраслях и видах деятельно­сти» [1].

Рассматривая современное состояние ин­ститута саморегулирования, следует отме­тить прошедший в нынешнем году под эги­дой РСПП 2-й Всероссийский форум СРО, на котором выступили: президент РСПП Александр Шохин, министр экономиче­ского развития РФ Эльвира Набиуллина, председатель Комитета Государственной Думы по собственности Сергей Гаврилов, вице-президент РСПП Виктор Плескачевский, представители Федеральной налого­вой службы, Министерства регионально­го развития РФ, ТПП РФ, руководители СРО строителей, проектировщиков, арби­тражных управляющих, оценщиков, аудито­ров. В докладах выступающих подчеркива­лась возрастающая роль саморегулирования в развитии бизнес-процессов, в расширении диалога между властью и профессионала­ми, повышении эффективности этого диало­га и принимаемых управленческих решений. Столь представительный состав докладчи­ков еще раз убеждает нас в том, что инсти­тут саморегулирования в нашей стране со­стоялся и получает новый мощный импульс для своего развития.

Вторая часть форума была посвящена конкретным проблемам, с которыми стал­киваются СРО в своей повседневной дея­тельности, а также перспективам их раз­вития. В рамках этой части состоялось три «круглых стола»: «Роль и миссия нацио­нальных объединений СРО», «Юридиче­ские вопросы обеспечения деятельности СРО», «Информационные вопросы обеспе­чения деятельности СРО».

Проведение подобных форумов, по все­общему признанию его участников, следует продолжить в дальнейшем, т.к. они создают уникальную площадку по обмену мнения­ми между представителями СРО различных отраслей, позволяют донести до органов законодательной и исполнительной власти по­зицию профессионалов по многим важнейшим проблемам, задают вектор развития ин­ститута саморегулирования на ближайшую перспективу.

Одна из обсуждавшихся на форуме тем была посвящена роли национальных объединений. Для аудиторского сообще­ства это весьма принципиально, посколь­ку базовым Законом «Об аудиторской де­ятельности» создание такой структуры не предусмотрено. В этих условиях реше­ние четырех СРО — Института професси­ональных аудиторов (ИПАР), Московской аудиторской палаты (МоАП), Российской коллегии аудиторов (РКА) и Аудиторской ассоциации «Содружество» (ААС) — о соз­дании Национального союза аудиторских объединений, принятое и реализованное в прошлом году, представляется стратеги­чески верным и востребованным современ­ным трендом развития профессии. Основ­ную цель, которую поставили перед собой учредители Национального союза, можно сформулировать следующим образом: кон­солидация аудиторского сообщества и ко­ординация совместных усилий для реше­ния наиболее значимых и принципиаль­ных задач в сфере аудита и бухгалтерского учета.

Тема национальных объединений была затронута также в недавних слушаниях проекта поправок в Закон № 315-ФЗ «О са­морегулируемых организациях», прошед­ших в Государственной Думе по инициа­тиве Комитета по собственности. В случае принятия соответствующих поправок в на­званный закон создание и функционирова­ние национальных объединений станет нор­мой для всех отраслей, включенных в про­цесс саморегулирования. Однако следует понимать, что при последующем измене­нии нашего базового закона необходимо бу­дет настаивать на весьма существенном пе­рераспределении полномочий в сфере ре­гулирования аудиторской деятельности в пользу профессионального сообщества. Иначе эта идея вновь может стать поводом для новых упреков со стороны аудиторов: для чего создавать новую структуру за счет их средств, если она, как и нынешние СРО, будет лишь проводником идей государ­ственного регулятора?

Еще один проблемный аспект функцио­нирования СРО касается эффективно­сти такого механизма, как компенсацион­ные фонды. Ранее действовавший механизм страхования профессиональной ответствен­ности представляется более справедли­вым, в т.ч. и в аудиторской профессии. Ведь масштабы деятельности каждой аудитор­ской организации уникальны, направления тоже. У одних основные доходы формиру­ются именно от аудита, у других большая их часть связана с оказанием прочих услуг. Соответственно и риски, возникающие в процессе этой деятельности, сильно раз­нятся. Нынешний подход к формированию компенсационных фондов всех этих нюан­сов учитывать не может. Компенсационные фонды СРО аудиторов в нынешнем виде не могут соответствовать своему назначе­нию. Их совокупный объем составляет око­ло 115 млн руб., а ведь не секрет, что мно­гие аудиторские компании в дореформен­ный период имели договоры страхования своей профессиональной ответственности с лимитом страхового покрытия в сопоста­вимых с этой цифрой размерах. Для ауди­торов страхование ответственности выгля­дит гораздо более органичным. При этом страховать ответственность должны именно субъекты предпринимательской деятельно­сти, а ими в аудите являются как аудитор­ские организации, так и аудиторы — физи­ческие лица (в нынешнем формате россий­ского законодательства последние не несут личной ответственности перед пользовате­лями аудиторских услуг).

Заметим, что аудиторская отрасль су­ществует в режиме саморегулирования го­раздо меньше, чем строительство, оценка, проектирование. Однако тот потенциал, ко­торый был накоплен ранее в формате аккредитованных профессиональных объе­динений, позволил аудиторам в самые сжа­тые сроки принять у государства целый ряд функций по регулированию аудиторской деятельности: внешний контроль качества, по­вышение квалификации аудиторов, выда­ча квалификационных аттестатов и многое другое.

С 2009 г., когда вступил в силу новый Федеральный закон «Об аудиторской дея­тельности, начал действовать новый меха­низм регулирования аудиторской профес­сии. В настоящее время процесс поэтапного внедрения заложенных в него положений вступает в завершающую стадию. В по­следние годы государство взяло курс на избавление от избыточных функций ре­гулирования самых разнообразных видов деятельности, опираясь в этом на имею­щийся опыт развитых экономик. Оценщики и арбитражные управляющие, строители и проектировщики уже накопили опреде­ленный опыт работы в условиях саморегу­лирования. Если можно его охарактеризо­вать одним словом, то оно будет следую­щим — неоднозначный.

Парадокс и существенное отличие вне­дрения саморегулирования в аудитор­ской деятельности заключается в следую­щем: как нигде в других отраслях профес­сия аудитора поставлена в рамки жесткого контроля со стороны уполномоченного госу­дарственного органа. Большинство важней­ших функций Закон № 307-ФЗ оставил за Минфином — это разработка и утверждение стандартов, определение форм и правил проведения квалификационных экзаменов (по сути, условий входа в профессию), опре­деление принципов формирования и поряд­ка работы Совета по аудиторской деятель­ности и его Рабочего органа. Да и внешний контроль качества, как нам всем извест­но, может проводиться не только СРО, но и Росфиннадзором, который в своей дея­тельности полностью подотчетен Минфину России.

В последнее время аудиторское сообще­ство в разных формах пыталось наладить конструктивный диалог с органами государ­ственной власти и управления по наиболее наболевшим вопросам применения норм За­кона «Об аудиторской деятельности» и подзаконных актов, выпущенных Минфином России. Ряд положений законодательства в области аудита и вносимых в него изме­нений справедливо вызывают определен­ное недоумение: если государство настоль­ко не доверяет аудиторам самим устанав­ливать нормы своей профессиональной деятельности, зачем вообще была иници­ирована столь масштабная реформа ауди­торской профессии?

Заметим, что далеко не все инициати­вы, выдвинутые в этом диалоге аудиторов с регулирующими органами, находят долж­ное понимание и реализацию на практике. Однако это не повод опустить руки и отка­заться от продолжения этого нелегкого про­цесса. Необходимы настойчивость, уверен­ность в собственной правоте, для того что­бы шаг за шагом в конструктивном диалоге с представителями государственной власти и управления добиваться улучшения ситу­ации на рынке аудиторских услуг, условий для осуществления нашей профессиональ­ной деятельности.

Список литературы

  1. Путин, В.В. Демократия и качество государства // Коммерсантъ. 2012. 6 февр.
  2. http://www1.minfin.ru/common/img/uploaded/library/2012/04/!!!Tablitsy-rynok-280412.doc
  3. Ханферян, В.В. Аудит без права подписи // Эксперт. 2012. № 12.
  4. http://www1.minfin.ru/common/img/uploaded/library/2012/04/Sluchai_obyazatelnogo_ audita_240412.pdf
  5. http://www.m-auditchamber.ru/auditors/minfin/files/2012.Pismo_MF.pdf
  6. ФПСАД № 19 «Особенности первой проверки аудируемого лица» (введено постановлением Пра­вительства РФ от 16.04.05 № 228).
  7. Федеральный закон «Об аудиторской деятельности от 30.12.08 № 307-ФЗ.

Автор:

Теги: рынок аудиторских услуг  аудиторская деятельность  СРО  аудиторы  аудиторские организации  Единая аттестационная комиссии  ЕАК  аудиторские услуги  Минфин  обязательный аудит