SEC и рынки капитала в XXI столетии: эволюция бухгалтерской инфраструктуры для современного мира

Идеология МСФО и US GAAP
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 30 сентября 2014

Источник: BROOKINGS

Авторы: Роберт Экклз (Robert Eccles), профессор практики менеджмента, Гарвардская бизнес-школа; Джин Роджерс (Jean Rogers), основатель и исполнительный директор Совета по стандартам отчетности устойчивого развития (SASB)

Перевод: GAAP.RU

Фото: brookings.edu

«Публичность совершено справедливо считают лекарством от социальных и промышленных заболеваний. Говорят, что солнечный свет – наилучший дезинфектор, а электрический свет – наилучший полисмен»

Луи Бранде

Более чем за десятилетие до знаменитого биржевого Краха 1929 Луи Бранде (Louis Brandeis), американский юрист и член Верховного Суда с 1916 по 1939 гг., сформулировал эту часто цитируемую мысль в ответ на растущую концентрацию экономической мощи в руках небольшой группы деловой элиты – финансистов и бизнесменов. Бранде особенно беспокоило отсутствие прозрачности, окружающей эти события. Но до самого биржевого Краха 1929 года и начала Великой депрессии потребность в прозрачности рынков капитала и раскрытиях так и не стало очевидной – причем не просто, а болезненно очевидной. С тех пор правительство США играло и играет существенную интегрирующую роль на рынке, начиная с образования Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC), созданной в 1934 году для защиты инвесторов и восстановлении их доверия к рынкам.

С началом Краха 1929 года страна столкнулась с резким падением стоимости ценных бумаг, торгуемых на Нью-Йоркской фондовой бирже на протяжении последующих трех лет. Сенатская Комиссия по банкам и валютным операциям запустила исследование финансовой индустрии, положив тем самым начало финансовому регулированию в сегодняшнем понимании. Выдающиеся умы того времени – включая самого Бранде и еще одного, на тот момент будущего верховного судьи Феликса Франкфуртера (Felix Frankfurter) – работали вместе над предварительным вариантом документа, который в скором будущем стал Законом о ценных бумагах 1933 года (в просторечье известным как «Акт 1933» или просто «Закон о ценных бумагах») и Законом о биржах 1934 года («Акт 1934» или просто «Закон о биржах») [2]. Вместе эти два закона заложили фундамент современного финансового регулирования в США, и основывались они уже тогда на понятии прозрачности как лучшего лекарства для рынков, пребывающих в болезненном состоянии.

Законы 1933 и 1934 года привели к образованию Комиссии по ценным бумагам и биржам, которую Конгресс наделил правом присматривать за корпоративными раскрытиями – историческое решение, по итогу сделавшее стандарты финансовой отчетности и раскрытия соответствующими потребностям инвесторов и широкой публики. Этим свои решением Конгресс обеспечил честные и справедливые рынки, заслуживающие доверия рыночные котировки и легкую торговлю ценными бумагами [3]. Однако шли годы, и растущий спрос широкой публики, а также меняющиеся условия диктовали потребность в эволюции и обновлении системы – следовательно, и политики, регулирующей эту область.

Первая значительная эволюция имела место в 1970-х. До того момента SEC обычно делегировал процесс разработки стандартов частному сектору. Когда финансовую отчетность и стандарты поставили под сомнение, был сформирован Комитет Уита (Wheat Committee), чтобы определить порядок создания стандартов отчетности. В 1972 году увидел свет Отчет Комитета Уита (Wheat Committee Report), хотя полное его название более «говорящее» – «Разработка стандартов финансовой отчетности: отчет по результатам исследования формулировки принципов отчетности». Этот документ, носящий имя председателя комитета Фрэнсиса Уита, раскрыл неприятный факт: оказалось, что в системе создания стандартов на тот момент доминировали крупнейший аудиторские компании, при этом сам процесс характеризовался очень низкой прозрачностью. В результате многие задались вопросом, а такими ли независимыми и несмещенными являются результирующие стандарты, так ли они отвечают интересам инвесторов и рынков капитала? [4]

Следствием этой публикации стало создание независимого органа, получившего имя Американского Совета по стандартам финансовой отчетности (FASB), основной задачей которого стало служение интересам инвесторов и восстановление их доверия к рынкам, а также поддержание, собственно, рыночной целостности. «Кризис доверия» к аудиторской профессии можно разрешить только через объективный, открытый и прозрачный процесс разработки стандартов. Всегда подчеркивалось и подчеркивается доныне, что «FASB был, есть и будет свободным от каких-либо частных интересов, которые могут вступать в противоречие с общественными интересами в области финансов» [5]. FASB был создан в 1973 году для создания системы общепризнанных правил бухгалтерской отчетности, и очень скоро SEC наделила его полномочиями по разработке бухгалтерских принципов в интересах общественности, что нашло «существенную авторитетную поддержку» [6]. Это была эволюция политики SEC, которая успокоила страхи инвесторов и в очередной раз стабилизировала рынки.

Образование Комиссии по ценным бумагам и биржам и Совета по стандартам финансовой отчетности США было критически важным для развития сильных рынков капитала, которые есть у нас сегодня. Но современный мир – также совсем другое место, с новыми глобальными трендами: рост населения, изменение климата, продовольственный дефицит, ограниченный запас ресурсов. Сегодня одна только финансовая отчетность уже неспособна дать полное представление о стоимости организации. У компаний S&P 500 около 20% их стоимости находится в материальных активах, но оставшиеся 80% – это активы нематериальные [7]. В изменяющемся мире такие вещи как изменение климата также создают для деловых операций вполне реальный риск. Соответственно, растет и давление со стороны общественности в плане предоставления ей нефинансовых данных по экологическим, социальным и управленческим вопросам – «ESG», от «environmental, social, and governance», а менеджмент в таких условиях становится ключевым компонентом корпоративной стратегии.

Кроме финансовой информации, сегодняшние инвесторы очень заинтересованы, например, в том, как компания подготовлена к ситуации нехватки ресурсов, разрушительным эффектам изменения климата, отсутствия водных ресурсов, даже просто более высокому спросу, порождаемому ростом население Земли. Сегодня риск нераскрытия существенной информации уже содержит в своем определении такой компонент: «вероятность того, что раскрытие изначально проигнорированного факта будет рассматриваться рациональным инвестором в качестве причины, приведшей к существенному смещению общего набора доступной информации» [9]. Несмотря на эту оговоренную законом обязанность, сегодня корпоративный сектор по-прежнему не очень системно отчитывается по изменениям в нефинансовых факторах, способных повлиять на решения инвесторов. Сегодня рынки капитала требуют инфраструктуры, которая будет учитывать результаты устойчивого развития организации.

Фото: www.pressfoto.ru

Вопросы устойчивости – это вопросы бизнеса

Отчетность устойчивого развития пытается в цифрах изложить пользователю, как именно компания управляет своим человеческим, социальным и природоохранным капиталом, как она справляется с инновационными технологиями, вопросами лидерства и управления. То, насколько успешно организация подходит к решению вопросов устойчивости, может повлиять на ее выручку, операционные издержки и другие финансовые индикаторы критической важности. Хотя некоторые компании действительно делятся такой информацией, сама отчетность пока что не очень стандартизирована и по сути своей «заточена» под какие-то определенные группы пользователей, а вовсе не под тех инвесторов, у которых действительно есть финансовый интерес к конкретной организации. По мере того как информация такого рода начинает оказывать все большее влияние на нижние итоговые строчки финансовых отчетов, пришло время снабдить инвесторов сопоставимой информацией по этим рискам и имеющимся возможностям.

Риск изменения климата – это пример, пользующийся сегодня все большим вниманием. Чтобы правильно оценить этот вид риска, инвесторам понадобятся особые метрики, специфические для каждой индустрии. На их основе они смогут отслеживать процесс. Для примера возьмем строительную область: здесь значение будут иметь качество стройматериалов и географическое расположение ценных ресурсов. Для автомобильной индустрии – прогресс в разработке альтернативного, экологически чистого топлива. Для страхования – понимание уязвимости страхуемых активов, частоты и магнитуды неблагоприятных погодных явлений.

Состояние окружающей среды – не единственная область, где инвесторам необходима информация. Собственно, существенные вопросы, никак не отраженные в финансовой отчетности, возникают в любой индустрии, во всех секторах экономики.

Например, в фармацевтике, по оценкам Всемирной организации здравоохранения, глобальный рынок поддельной лекарственной продукции достиг $431 миллиарда – это около одного процента всего объема предложения лекарственной продукции в США и от 10 до 15% глобального рынка [10]. Эта проблема – серьезный риск для состояния здоровья потребителей. В самом деле, ежегодно во всем мире фиксируется около 100 тыс. смертей в связи с потреблением поддельных или низкокачественных лекарственных препаратов. Фармацевтические компании, соответственно, сталкиваются с риском потери доверия потребителей и снижения прибылей. Хотя 85% компаний в индустрии никак не отражают этот факт в отчетности, оставшиеся «сознательные» 15% используют специфические для их индустрии раскрытия, наглядно показывающие, каким именно образом они борются с риском подделки, оказывающим влияние на прибыли и доверие потребителей.

Давайте рассмотрим другой пример. В индустрии IT и программной продукции недавнее глобальное исследование обнаружило, что средний показатель ежегодных потерь в результате киберпреступности в расчете на одну компанию варьируется от 1.3 до 58 миллионов долларов – в зависимости от сектора, разумеется. Вполне очевидно, что технологический сектор оказался в пятерке лидеров (или антилидеров) с позиции понесенных потерь в 2013 финансовом году [11]. Компании в индустрии IT и программной продукции в значительной степени полагаются на своих постоянных клиентов, оплачивающих техническую поддержку программных продуктов. Способность отражать киберугрозы, вне всяких сомнений, влияет на конкурентоспособность их продукции, а это определяет рыночные котировки и прибыли. Несмотря на это, 70% компаний этого сектора игнорируют метрики, отражающие их поведение по этому вопросу, что делает затруднительным сравнение между собой компаний этого сектора для инвесторов.

Конечно, любые инвестиции несут определенный риск – это по определению. Но ведь чем более полная информация о различных инвестиционных возможностях имеется на руках, тем чаще инвесторы будут направлять свой капитал самым продуктивным и самым прибыльным образом. Любой из них выигрывает от более-менее точного представления о текущих приоритетах менеджмента. Стандартизированная информация об устойчивом развитии – это та недостающая пока что часть общего объема информации, в которой так нуждаются инвесторы.

Фото: www.pressfoto.ru

Растущий спрос на раскрытие «устойчивой» информации

Раньше вопросы, относящиеся к категории «ESG», казались настолько слабо связанными с поведением рационального инвестора, что SEC даже не один раз, а дважды отказалась законодательно обязать компании к раскрытию информации по экологическим и социальным вопросам. Их стандартный ответ был: «Информация, очевидно, не представляет существенной ценности для инвесторов». Так было в 1975 году, а потом еще раз в 1980-м, в ответ на петицию Совета по Защите Природных Ресурсов (Natural Resources Defense Council – NRDC). Свое прежнее решение, датирующееся 1975 годом, Комиссия обосновала тем, что, по ее данным, только 0.0005% активов в управлении имеют связь с вопросами «ESG». Точнее, имели – так было в начале 70-х.

Взгляните на более современную статистику. Сообщество «социально ответственных инвесторов» (Socially Responsible Investment – SRI), которые используют стратегии, учитывающие как финансовую прибыль, так и влияние на общество, теперь держат в инвестициях 11.3% из $33.3 триллионов находящихся в управлении активов на американских рынках капитала. Наверное, этот процент будет увеличиваться, по мере того как более молодые поколения инвесторов приходят на рынок. Молодое поколение верит, что бизнес должен больше внимания уделять общественным вопросам, связанным с нехваткой ресурсов (так говорят 68% респондентов), изменением климата (65%) и равенства дохода (64%) [12].

Свидетельства наглядно демонстрируют, что интерес инвесторов к «ESG» – экологическим, социальным и управленческим вопросам – вырос со времени обращения в SEC Совета по Защите Природных Ресурсов с петицией, и он продолжает расти на национальном и глобальном уровнях.

Например, в 2013 году исследование, проведенное Ernst & Young среди 160 отобранных со всего мира управленцев высшей лиги, показало, что большинство – в среднем, девять из десяти – на протяжении последнего финансового года все-таки изучало нефинансовые показатели, и они действительно оказали существенное влияние на инвестиционные решения. В отчете говорится: «Это, очевидно, показывает, что анализом нефинансовых вопросов больше нельзя пренебрегать как просто еще одним, ограниченным подходом к инвестициям» [13].

Возросший интерес инвесторского сообщества к устойчивому развитию также можно проследить на примере растущего числа резолюций акционеров, связанных с вопросами «ESG». Так, в 2014 году общее число поступивших от акционеров предложений, связанных с вопросами экологии, социальной сферы и управления, уже составило 55%, что на 10% больше, чем за аналогичный период 2013 г. [14]. Пожалуй, самые типовые темы, в которых сегодня заинтересованы инвесторы – это раскрытия и надзор за политическими расходами, в том числе на лоббирование политических интересов, отчетность долгосрочного развития, определение и поддержание соответствия целевым показателям снижения выброса парниковых газов (GHG – от «greenhouse gas»), оценка и отчетность по охране труда, соблюдению прав человека. Растущий уровень резолюций акционеров, связанных с «устойчивыми» факторами, сам по себе является сигналом возросшей заинтересованности инвесторов в сопоставимой и полезной для принятия решений информации об устойчивых факторах развития.

Хотя инвесторский спрос на такую информацию растет, исследование показывает, что до сих пор не использованы очень многие пути улучшения доступа инвесторов к ней, повышения ее полезности. Прежде всего, сам по себе способ получения доступа к этой информации сегодня очень затратный для инвесторов: 89% вынуждены писать запросы напрямую в руководство компаний, и около 50% приходится спонсировать соответствующие инициативы акционеров [15]. Кроме того, полезность этой информации была бы несравненно выше, если бы она была стандартизированной. Две трети глобальных инвесторов говорят, что с большей вероятностью пользовались бы ей при принятии деловых решений, если бы она соответствовала общим стандартам [16].

В свете возросшего спроса полезным будет понимать, как именно инвесторы пользуются информацией категории «экологии, социальной сферы и управления». Исследование [17] роли факторов «ESG» в фундаментальной оценке капитала показывает, что инвесторы используют эту информацию следующими способами:

  • Экономический анализ: чтобы понять текущие тренды индустрии и экстерналии, с наибольшей вероятностью способные повлиять на экономическую ситуацию – следовательно, способность к формированию капитала и образованию стоимости
  • Анализ индустрии: чтобы понять факторы, определяющие конкурентоспособность и потенциал для создания стоимости в индустрии, а также экстерналии, потенциально способные повлиять на другие индустрии (следовательно – риски портфеля инвестиций)
  • Анализ корпоративной стратегии: чтобы понять качество управления и стратегии, оценить способность компании реагировать на возникающие тренды
  • Оценка: чтобы подкорректировать традиционные параметры оценки и сделанные допущения – в том числе такие важные как денежные потоки и средневзвешенную стоимость капитала (WACC) – для того чтобы учесть долгосрочные устойчивые результаты компании

Этот интерес к вопросам устойчивого развития не ограничивается инвесторами, о чем свидетельствуют усилия, предпринимаемые на национальном и международном уровнях. Бразильская фондовая биржа BM&FBOVESPA и южноафриканская фондовая биржа Йоханнесбурга (JSE) широко признаются в качестве самых передовых в этом плане среди других мировых бирж. Например, JSE для допуска к торгам требует интегрированный отчет на основе известного принципа «apply or explain» – «показывай отчет или расскажи, почему у тебя его нет, и тогда, возможно…» Интегрированный отчет – это единый отчет, объединяющий информацию о финансовых результатах компании (то, что обычно требуется в плане стандартных раскрытий) и нефинансовую информацию [18], чтобы были отражена по возможности самые точные и аккуратные данные [19]. Третий Королевский отчет по корпоративному управлению («Third King Report on Corporate Governance»), иногда называемый просто «King III», рекомендует, чтобы компании на ежегодной основе отчитывались в такой «интегрированной» манере, «в перспективе отражая свои финансовые результаты, но также рассказывая, каким образом – будь-то позитивным или негативным – компания повлияла на экономическую жизнь общества, в котором она ведет свою деятельность… и как компания собирается улучшать эти позитивные аспекты или устранять (улучшать) негативные эффекты в следующем году» [20]. В 2010 году биржа Йоханнесбурга (JSE) кодифицировала изложенные в «King III» требования, тем самым заставив 450 компаний с листингом подготавливать интегрированные отчеты.

Широкая поддержка Принципов ответственных инвестиций ООН (Principles for Responsible Investment – PRI) также возросла с момента их создания в июне 2012 года, накануне Конференции устойчивого развития в Рио («Rio+20»). PRI – это скорее даже не сами принципы, а международная сеть инвесторов, вместе работающих над внедрением в практику шести ключевых принципов ответственных инвестиций. Их цель состоит в том, чтобы осознать значение устойчивости для инвесторов и поддерживать тех, кто готов подписаться под внедрением этого в свою инвесторскую практику или управление. PRI предлагает возможные варианты действий для учета вопросов «ESG» в инвесторской практике, причем в привязке к классам активов [21].

Сегодня интерес к этой теме также находит свое отражение в растущем числе отчетов корпоративной социальной ответственности. На протяжении последнего десятилетия – а в особенности последних нескольких лет – устойчивая отчетность прогрессировала. 71% компаний из Top-100 в 41 стране мира теперь отчитывается по социальным, экологическим и управленческим аспектам [22], в основном в отчетах корпоративной социальной ответственности (corporate social responsibility – CSR). Хотя этот вид отчетов также играет значительную роль в доведении информации о факторах устойчивости широкому кругу пользователей, конкретно они чуть менее полезны инвесторам, поскольку сильно варьируются от компании к компании и от индустрии к индустрии. Следовательно, сравнивать результаты не представляется возможным. Этот тип отчетности представляет ограниченный интерес для инвесторов в плане определения нефинансовых результатов каждой отдельной компании. Как сказал исполнительный директор Института Харрингтона (Harrington Institute) Джеймс Харрингтон, «измерение – первый шаг, ведущий к контролю и, в конечном итоге, к улучшению. Если вы не можете что-то измерить, вы не можете это понять. Если вы не можете понять, вы не можете контролировать. Если вы не можете контролировать, вы не можете это улучшить».

В отличие от времен, когда шло формирование SEC и FASB, сегодня нехватки данных нет. И хотя прозрачность остается критически важным фактором для обеспечения доверия инвесторов и функционирования рынков, раскрытие просто ради факта раскрытия больше не срабатывает. Вопрос уже не только в том, раскрывают ли компании устойчивую информацию, но раскрывают ли они при этом существенные данные.

Фото: www.pressfoto.ru

Создание SASB

Совет по стандартам отчетности устойчивого развития (SASB) был создан, чтобы удовлетворить потребности рынка в стандартизированных раскрытиях. Миссия SASB в том, чтобы разрабатывать и распространять стандарты устойчивого развития, которые помогают публичным компаниям с биржевым листингом делиться существенной информацией в соответствии с требованиями SEC.

В очень значительно мере зарождение SASB имело место в результате публикации Гарвардского университета 2010 года в рамках Инициативы ответственных инвестиций (Initiative for Responsible Investment – IRI). Документ носил имя «From Transparency to Performance» [23] («От прозрачности к результативности»). В документе обсуждался процесс определения факторов, существенных для той или иной индустрии, а также соответствующие им индикаторы. Ввиду ошеломительно позитивной реакции на исследование авторы документа продолжили свою работу над созданием полного набора индикаторов для различных индустрий экономики, что в конечном итоге вылилось в образование независимой некоммерческой структуры. Формальной датой образования SASB можно считать июль 2011 года, когда он был зарегистрирован, однако публичный «запуск» был произведен в октябре 2012 года основательницей и исполнительным директором, доктором Джин Роджерс (Jean Rogers).

Главная цель Совета в создание системы, в которой отчетность устойчивого развития логически дополняет финансовую отчетность, а финансовую и нефинансовую информацию можно оценивать параллельно для получения максимально полного представления о результатах деловой деятельности. Стандарты SASB помогают инвесторам идентифицировать риски и возможности для своих портфелей инвестиций и оценивать компании в выбранной индустрии. Также стандарты объясняют компаниям, как соответствовать действующим требованиям – например, электронной отчетности Regulation S-K – для раскрытия существенной информации в стандартной форме Form 10-K. Наконец, они оказывают компаниям помощь с улучшением результатов по «устойчивым» факторам, с наибольшей вероятностью влияющих на долгосрочное создание стоимости.

Многие спрашивают: «А почему именно стандарты, специфические для отдельных индустрий?» Финансовые аналитики обращают внимание на отдельные сектора, потому что это существенно для понимания базовых драйверов создания стоимости, бизнес-моделей и регулирования, что в свою очередь важно для сравнения финансовых результатов разных компаний. С отчетностью устойчивого развития то же самое. Компании, которые производят схожие продукты или оказывают схожие услуги, как правило, имеют приблизительно одинаковые бизнес-модели, примерно так же используют ресурсы и, следовательно, оказывают более-менее одинаковое влияние на общество и окружающую среду. Поскольку коэффициент цены к прибыли (P/E) лучше всего понимаешь в контексте индустрии, то же верно в отношении данных по выбросам углекислого газа или потреблению энергии.

Примеры используемых SASB метрик могут пролить свет на то, как вопросы устойчивого развития – например, изменение климата – влияет на индустрии различными путями. Например, по этому вопросу у Совета есть разработанные для медицинской отрасли метрики, которые демонстрируют:

  •  Как компании управляют рисками физического разрушения инфраструктуры, расположенной в низинах или в местности, подверженной высокой активности торнадо;
  • Как организации минимизируют риски на основе дизайна больничной инфраструктуры (например, разумно будет расположить все важное медицинское оборудование в подвальных помещениях – если только речь идет об ураганах, а не, наоборот, о низинах, где высокий риск затопления – а на случай отключения электричества там же желательно иметь экстренный источник питания);
  • Как компании решают вопрос с гибкой/экстренной загруженностью штата в случае наплыва пациентов – в данном случае в результате климатических инцидентов, таких как ураганы, наводнения, болезни
  • Как они получают дополнительные средства и квалифицированных специалистов, необходимых для диагностирования новых заболеваний у пациентов (актуальный пример с пандемией лихорадки Эбола, кстати, весьма показателен)

Связанные с климатическими вопросами метрики SASB для коммерческого банковского сектора включают учет влияния климатических факторов на кредитование, текущего уровня портфельных рисков, связанных со специфическими тенденциями, и общей величины ссуд компаниям в индустриях, производящих существенные выбросы (нефть и газ, промышленность, производство, ТЭС и т.д.).

Такой амбициозной цели трудно достичь без полноценной прочной схемы или процесса. Этот процесс имеет две главные цели: во-первых, идентифицировать «устойчивые» факторы, которые с наибольшей вероятностью составляют существенную информацию для компании в той или иной индустрии, а во-вторых – определить наиболее подходящие метрики, с помощью которых инвесторы смогут оценивать результаты компании в отношении того или иного фактора. Бухгалтерские метрики дают стандартизированный формат, для того чтобы компании раскрывали свою результативность касательно факторов, обозначенных как наиболее существенные для их индустрий.

Процесс разработки стандартов основан на исследованиях и поиске свидетельств, работе с разными группами участников, 90-дневном периоде публичного обсуждения и оценке независимым советом по стандартам. Авторы стандартов SASB приветствуют широкое и сбалансированное участие разных сторон, поскольку именно таким образом можно добиться максимальной эффективности процесса разработки с точки зрения издержек и полезности стандартов для инвесторов с точки зрения принятия решений. На финальной стадии работы SASB публикует промежуточный вариант стандартов и с интересом изучает отклик от компаний, применяющих их на практике. Этот период длится, по меньшей мере, один год, после чего SASB снимает ярлык «промежуточный», и стандарт может считаться окончательным.

Важный факт: стандарты SASB базируются на определении существенности Высшего Суда: информация существенна, если «существует существенная вероятность того, что раскрытие изначально проигнорированного факта будет рассматриваться рациональным инвестором в качестве причины, приведшей к существенному смещению общего набора доступной информации» [24]. Это определение существенности делает стойкий единый акцент на решении инвесторов продавать, покупать или держать у себя в активах ценные бумаги – таков набор его или ее действий. Иначе говоря, стандарты SASB разработаны таким образом, чтобы раскрывать существенную информацию, определяющую действия инвестора.

Американские требования Regulation S-K уже обязали компании раскрывать всю существенную информацию в форме Form 10 – K. Компании могут добровольно применять стандарты SASB, чтобы выполнять требования Regulation S-K в отношении раскрытия всех присутствующих тенденций или неопределенностей, про которые можно сказать, что они будут иметь существенное влияние на ликвидность, капитал, продажи, выручку или доходы. Все вопросы, оцениваемые стандартами SASB, имеют основания в виде проявленного инвесторами интереса и/или влияния на компанию/индустрию в целом.

На данный момент Совет выпустил стандарты уже для 27 различных индустрий в четырех секторах экономики, что составляет примерно 40% всего запланированного объема работы (SASB собирается представить стандарты более чем для 80 индустрий к 2016 году). Побуждающей силой разработки стандартов служат сами рынки капитала. Более чем 1,890 финансистов (представителей компаний с более чем $9,5 триллионами рыночной капитализации), а также инвесторы, владеющие $21 триллионом активов в доверительном управлении, уже активно поучаствовали в работе в составе экспертных групп. В мае 2014 года Совет объявил о назначении Майкла Блумберга – того самого, который основатель Bloomberg LP – а также бывшей председательницы SEC Мэри Шапиро на позиции, соответственно, председателя и вице-председателя совета директоров SASB. Среди других членов – также теперь уже экс-председательница SEC Элис Уолтер, бывший комиссар Аулана Питерс (Aulana Peters) и доктор Роберт Экклс, профессор Гарвардской Школы бизнеса и первый в истории президент самого Совета по стандартам отчетности устойчивого развития, который при этом служит в совете директоров и работает там по направлению развития сотрудничества с родственными организациями, продвигающими отчетность устойчивого развития. Исполнительным директором SASB по-прежнему является его основательница, доктор Джин Роджерс.

Пожалуй, именно SEC принесла нашим рынкам столь необходимые перемены, дав возможность пролиться тому самому «солнечному свету», о котором говорил когда-то Луи Бранде. Прозрачность и раскрытия на наших рынках стали работать после появления FASB. А SASB, по сути, основывается на работе этих организаций, неся в себе общую цель: защита инвесторов через прозрачность рынков. Специфические для отдельных индустрий стандарты устойчивого развития не только создают одинаковые условия игры для различных компаний и отраслей, но и предоставляют эффективный с точки зрения затрат способ общения с рынками, минимизируют риска пропуска существенной информации, устраняют нагромождение вопросов вокруг сегодняшней практики, ну и позволяют делать точную оценку.

Фото: www.pressfoto.ru

SASB как часть более масштабных процессов

Хотя Совет – единственная организация, создающая специфические для отдельных индустрий учетные стандарты, есть и другие организации, работающие над продвижением стандартов устойчивого развития. Например, международная Комиссия по интегрированной отчетности (Integrated Reporting Committee – IRC) работает над тем, чтобы сделать интегрированную отчетность основной тенденцией сегодняшней деловой практики как в частном, так и в общественном секторе. А организация Global Reporting Inititative (GRI) разрабатывает основы конкретно для развития интегрированных отчетов, которые способны будут заинтересовать самые широкие круги пользователей. Есть также такой проект как Carbon Disclosure Project (CDP) – как следует из названия, эти люди помогают компаниям и муниципальным властям целых городов раскрывать в отчетности информацию о загрязнениях окружающей среды вредными газами. Пожалуй, эти три организации самым активным образом определяют будущее развитие устойчивой отчетности. Когда SASB работает над своими стандартами, он, безусловно, принимает во внимание уже имеющуюся базу требований и пытается ее использовать, где это возможно. Гармонизация стандартов SASB с уже существующими стандартами помогает избежать дополнительных издержек для компаний (и самого Совета), а также гармонизирует его роль с глобальными наработками. Есть специальная группа экспертов – Corporate Reporting Dialogue (CRD) – «диалоговая» группа, которую IIRC назначил отвечать как раз за гармонизацию усилий различных международных организаций. По сути своей это форум, работающий с текущей базой наработок и определяющий, что есть общего у национальных и международных стандартов, финансовых и нефинансовых раскрытий, обязательных и добровольных требований.

Хотя стандарты SASB и спроектированы таким образом, чтобы использоваться в отчетности Комиссии по ценным бумагам и биржам, это не значит, что их нельзя применять нигде кроме США. Как раз наоборот, они прекрасно подходят для использования глобальными компаниями. Ведь многие организации с листингом на американских биржах относятся к международным холдингам – следовательно, они обязаны следовать американским требованиям. А если брать Европу, то совсем недавно ЕС одобрил изменения к бухгалтерской Директиве, сделавшие обязательным раскрытия вида « ESG » в годовой отчетности компаний [25]. SASB – это привлекательный вариант для организаций, если они имеют листинг в США, но в то же время им необходимо обеспечивать свое соответствие новой Директиве ЕС.

В заключение

Качественные раскрытия – живая сила рынков ценных бумаг. Сейчас более чем когда-либо нефинансовые факторы влияют на долгосрочную стоимость компаний. Со стороны инвесторов к таким вещам наблюдается очень сильный интерес, и Совет по стандартам отчетности устойчивого развития предоставляет компаниям экономный способ отчитываться по нефинансовой информации, столь затребованной инвесторами. Имея доступ к сопоставимой информации по существенным нефинансовым факторам, инвесторы получают возможность действовать сознательно в отношении вещей, представляющих критическую важность в наше время.

Как и SEC, а впоследствии и FASB (которые были созданы для того, чтобы устранить сложившиеся пробелы), SASB пытается создать новую цепь эволюции корпоративной отчетности – ту, что строится на действующих требованиях и стандартах и одновременно учитывает новые вызовы, встающие перед бизнесом сегодня. Достаточно просто взглянуть на историю SEC и FASB, чтобы понять, что прозрачность, раскрытия и четкие стандарты представляют собой ключ к этой естественной эволюции.

Авторы приглашают вас поделиться своим мнением. Собственно, само эссе написано таким образом, что полученные комментарии будут впоследствии учтены, а в само эссе – возможно, внесены изменения. Изложенное в публикации мнение – это мнение только его авторов, а не всего издателя, Brookings Institution. Но если тема вас заинтересовала, можете поделиться собственными мыслями. Комментарии направлять на адрес gscomments@brookIngs.edu

_____________________

[1] Луи Бранде, «Деньги других людей, и как банкиры их используют» (1914)

[2] Акт 1933 отражает две основные цели: 1) предоставлять инвесторам специфическую информацию о ценных бумагах и 2) предотвращать финансовое мошенничество на продаже ценных бумаг. В противоположность ему Акт 1934 – более широкий, он посвящен общим основам регулирования, которые предполагают создание 1) Собственно, SEC, 2) системы надзора за финансовым рынком и его участниками, 3) полноценной схемы раскрытий и 4) специфических требований против мошенничества.

[3] Доктор Джин Роджер и Роберт Херц, «Корпоративные раскрытия существенной информации: эволюция и необходимость эволюционировать снова» – The

Journal of Applied Corporate Finance (2013)

[4] Там же

[5] AICPA (1972). «Разработка стандартов финансовой отчетности: отчет по результатам исследования формулировки принципов отчетности» («Отчет Уита»)

[6] См. публикацию SEC No.1 (1982) по теме финансовой отчетности («SEC Financial Reporting Release No.1»)

[7] Ocean Tomo, «Стоимость рынка нематериальных активов»

[8] В этой статье термины «ESG», «устойчивое развитие» и «нефинансовые данные» используются в качестве взаимозаменяемых

[9] TSC Industries v. Northway, Inc., 426 U.S. 438 (1976).

[10] «Abbott Labs заплатит $1.5 млрд. для урегулирования криминального и административного расследования в связи с противоправным продвижением лекарственного препарата “Depakote» – Департамент юстиции, 7 мая 2012

[11] «Исследование издержек киберпреступности 2013», Ponemon Institute, 2013

[12] «The Millennial Study 2014» Deloitte, 2014

[13] «Правила завтрашних инвестиций: глобальный опрос институциональных инвесторов по поводу нефинансовых показателей» – EY (2014)

[14] «Давайте поговорим: предварительный взгляд на корпоративное управление в сезоне 2014 года» – EY (2014)

[15] «Устойчивость становится мейнстримом: оценка отношения инвесторов » – PwC (2014)

[16] Там же

[17] «Как инвесторы оценивают экологические, социальные и управленческие факторы в ходе фундаментальной оценки капитала» – поддерживаемые ООН Принципы ответственных инвестиций (Principles for Responsible Investment – PRI), февраль 2013

[18] Согласно определению сайта IIRCS: «(Интегрированная отчетность) <IR> – это процесс, основанной на интегрированном мышлении, который порождает периодическую отчетность организации относительно создания стоимости с течением времени и связанном с этим доведении информации касательно аспектов создания стоимости. Интегрированный отчет – это полноценное доведение информации о том, как стратегия организации, управления, результаты и перспективы, в контексте окружающих условий, ведут к созданию стоимости в кратко-, средне – и долгосрочных перспективах» http://www.theiirc.org.

[19] Eccles, Robert and Krzus, Michael. (2010). «Один отчет: интегрированная отчетность для устойчивой стратегии». Wiley. Hoboken, New Jersey

[20] Институт директоров ЮАР (2009) «Королевский отчет по корпоративному управлению в ЮАР 2009». p.2.

[21] http://www.unpri.org/about-pri/about-pri

[22] «Отчетность по корпоративной ответственности – опрос KPMG» (2013)

[23] http://www.sasb.org/wp-content/uploads/2012/03/IRI_Transparency-to-Performance.pdf,

[24] TSC Indus. v. Northway, Inc., 426 U.S. 438, 449 (1976)

[25] http://ec.europa.eu/internal_market/accounting/non-financial_reporting/index_en.htm

Теги: Совет по стандартам отчетности устойчивого развития  SASB  Комиссия по ценным бумагам и биржам  SEC  Великая депрессия  Крах 1929  стандарты финансовой отчетности  финансовая индустрия  финансовое регулирование  Закон о ценных бумагах  Закон о биржах  фи