Труд как обязанность, или что готовят неработающим россиянам законодатели

Кадровый менеджмент
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 30 апреля 2015


На прошлой неделе в российских СМИ промелькнула на первый взгляд не такая уж приметная новость о возможном введении наказание за уклонение от трудовой деятельности, как это когда-то было в советские времена. Сама новость на наш субъективный взгляд неприметна, но лишь на данный момент, пока сама возможность существует лишь в виде идеи – настолько неоднозначной, что в процессе ее реализации она почти наверняка наткнется на сопротивление многих представителей, наверное, даже правящей партии. Однако никто при этом давно не питает никаких иллюзий относительно кажущейся на первый взгляд невозможности внедрения даже самых противоречивых идей в российское законодательство: в России возможно все.

Мы постарались представить себе, как это будет (если будет) и поинтересовались у экспертов, что они думают относительно переписывания Конституции специально под введение ответственности за тунеядство. Вполне прозрачна и главная идея всей инициативы: наверное, все-таки не заставить работать всех, кто в данный момент не ведет трудовой деятельности, а заставить работать и,как следствие – платить налоги. Понятно, что государство сегодня ищет самые разные пути пополнения бюджета, а соображения гуманности никогда не были определяющими в вопросах государственной политики.

Помимо этого, вспомнилась вдруг и аналогичная инициатива Беларуси: со следующего года там с высокой вероятностью может быть введен в действие “налог на тудеядство”, а пока что местные финансовые министерства заканчивают формирование базы “тунеядцев”. По информации БЕЛТА, только в Минске их сегодня насчитывается от 100 до 300 тысяч. Уплачивать в казну со следующего года им (возможно) придется 20 базовых величин. “Базовая величина” – величина переменная, и с 1 января этого года составляет 180 тыс. белорусских рублей (Постановление Совмина от 29.12.2014 №1255).

В качестве дополнительного вопроса мы спросили экспертов, не стоит ли тогда уж прямо скопировать опыт белорусов и взимать налог именно таким образом, раз уж повышение налоговых доходов является главной темой? Как обычно, благодарим всех откликнувшихся и поделившихся своим мнением!


Евгений Киминчижи, адвокат, управляющий партнер Центральной коллегии адвокатов Белгородской области;bel-advice@mail.ru

Вряд ли стоит опасаться, что при внесении изменений в Уголовный кодекс и введении уголовной ответственности за тунеядство пострадают многочисленные безработные граждане. Все же тунеядство необходимо отличать от безработицы как таковой. Для первого характерно немотивированное нежелание трудиться, злостное уклонение от реализации способностей к труду в отсутствии медицинских, социальных и иных противопоказаний. Трудно сказать, чем руководствуются авторы законопроекта, однако сама идея уголовной ответственности за тунеядство не может приветствоваться как таковая. Социальная опасность российских “тунеядцев” до конца не изучена, ее влияние на криминогенную обстановку не изучено и не выявлено. Другое дело, если бы уклоняясь от работы, лицо получало бы социальные блага в виде пособий, иных выплат - вот тогда можно было бы говорить о потенциальных основаниях для ответственности.

С другой стороны, при получении пособий в отсутствие достаточных оснований лицо может быть привлечено к ответственности за мошенничество - а, стало быть, необходимости самостоятельного состава преступления, предлагаемого к принятию - не имеется. Я вижу лишь единственное исключение, когда в принципе возможно принуждение к труду при уклонении от работы. Таким случаем является причинение ущерба третьим лицам. Речь, например, может идти о должниках по алиментам, которые сегодня не могут быть привлечены к ответственности за уклонение от оплаты алиментов, если обосновывают невозможность трудоустройства внешними причинами. Здесь следует предусмотреть процедуру обязательного трудоустройства таких лиц, а вот при уклонении их от работы по предложениям центра занятости вполне может быть расценено как тунеядство. Иные аналогии можно было бы привести применительно к должникам по исполнительным документам в целом. Однако здесь возможности принуждения к труду ограничены. Я вижу возможным развитие ситуации таким образом, что должник направляется на принудительные работы с удержанием в доход государства части заработка, но при условии, что государство произвело ранее выплаты кредиторам (включая частных лиц), для чего требовалось бы создание специального фонда или иных механизмов. Пока же достаточных оснований для введения ответственности я не вижу.


Виктор Кидяев: «Об эффективности пополнения казны за счет безработных говорить пока рано»

Комментируя законодательную инициативу петербургских парламентариев о введении уголовной ответственности за тунеядство, председатель Комитета Госдумы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления Виктор Кидяев напомнил, что ранее в нашей стране существовала подобная практика. «Недавно к этому вопросу обратились и наши соседи в Белоруссии, там с апреля текущего года безработные граждане обязаны выплачивать специальный сбор. О том, как это эффективно, и что будет у нас, говорить пока рано. Но в части проблематики нашего Комитета мы видим и другой вопрос: с каждым годом становится все более актуальной тема кадрового голода, особенно на муниципальном уровне. Задача государства – помочь невостребованным специалистам, принять необходимые меры по улучшению ситуацию с трудоустройством в стране. Наш Комитет давно обратил внимание на эту проблему. В свое время мы предложили вернуться к практике распределения молодых специалистов после вузов. Систему подготовки кадров необходимо развивать и совершенствовать. В прошлом году мы обеспечили принятие закона о формировании общей базы вакансий в сети «Интернет», который направлен на создание прозрачных механизмов конкурсного отбора. Этот портал – содержательный информационный ресурс, достаточно успешно функционирующая база отбора кадров для государственной и муниципальной службы. У кандидатов появилась возможность трудоустройства в госорганы и органы местного самоуправления. Но и для самих органов власти, особенно на местах, такая база – хорошая возможность получить высококлассного специалиста» – добавил парламентарий.

СПРАВКА

http://gossluzhba.gov.ru

На портале находится актуальная, постоянно пополняемая база вакантных должностей государственной гражданской службы в государственных органах, расположенных на всей территории Российской Федерации. Пользователи могут не только узнать об открытых вакансиях, но и заполнить анкету, которая будет доступна сотрудникам кадровых служб государственных органов.


Михаил Салкин, руководитель,Московский правозащитный центр, mail@salkin.ru

“налоге на тунеядство” в РФ)

Такой налог никогда не будет принят на территории Российской Федерации, так как прямо противоречит Конституции.

Установление даже минимальной суммы взносов с гражданина как обязательного элемента налогового сбора, по сути, устанавливает плату за жизнь, что аморально и недопустимо. Нарушается право жить на капитал, то есть тратить ранее заработанные средства или подаренные (с дарения денег налог не уплачивается).

Белорусский вариант - это вообще катастрофа, он противоречит их законодательству, но почему-то сами белорусы боятся оспорить этот закон в судебном порядке.


Кузнецова Анастасия, директор юридического департамента бюро элитной недвижимости Must Have

Предложение ввести статью за тунеядство - не более чем неудачный повод для пиара, к тому же далеко не новый. Еще летом 2013 года такую инициативу предлагало законодательное собрание Самарской области.

Если у нас не случится государственного переворота с возвратом в советский режим, такая статья никогда введена не будет. Во-первых, это очевидная юридическая безграмотность: в соответствии с нашей Конституцией труд – это право, а не обязанность, и каждый человек сам решает, пользоваться ему таким правом или нет. Поэтому для введения ответственности за тунеядство нужно будет перекроить Конституцию. Во-вторых, это совершенно недопустимое вмешательство в личную жизнь человека и семьи: любая женщина имеет полное право и после достижения детьми 14 лет посвящать себя родителям, мужу и детям, на каком основании ее отрывают от семьи? В-третьих, это мягко говоря, очень сомнительная с нравственной точки зрения инициатива. Возьмем для примера ту же семью: по логике предложенной инициативы получается, что труд женщины в семье по достижении ребенком 14 лет ничего не стоит, что это тунеядство, раз она нигде не работает. Уверена, что сотни тысяч людей не согласятся с такой логикой.

Статья нарушает права десятков тысяч человек, которые ведут жизнь рантье. Если люди получили в наследство загородный дом или квартиру, которую сдают в аренду, и платят с доходов государству налоги, то, как минимум, нелепо наказывать налогоплательщиков, поддерживающих муниципальные, региональные и федеральный бюджеты.

Если пофантазировать относительно последствий, если такая статья все же будет введена, то можно сразу сказать, что работать она точно не будет. Моментально образуются десятки и сотни теневых фирм на подставных лиц, которые будут регистрировать людей в качестве сотрудников.

Помимо роста нового теневого сектора рынка, принятие статьи за тунеядство будет огромным ударом по репутации всей страны. В отношении с другими государствами Россия переживает далеко не самые лучшие времена, против нас ведется масштабная информационная война, Россию представляют агрессивной и непредсказуемой страной, несущей угрозу европейским демократическим ценностям. Принятие статьи за тунеядство будет расценено как курс возвращение к советскому прошлому, что приведет к еще большей напряженности и изоляции.

Хочется пожелать инициаторам проекта изучить родную историю, чтобы понять несостоятельность и вред идеи превращения труда в обязанность. Законы о борьбе с так называемом тунеядством действовали в СССР во время Сталина, Хрущева, Андропова. Так, в июле 1951 года вышел Указ Президиума ВС СССР «О мерах борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами». На тот момент причиной для превращения право на труд в обязанность стала послевоенная разруха и, как бы сейчас сказали, «гуманитарная катастрофа», при этом стране катастрофически не хватало рабочих рук. 5 октября 1956 года вышел следующий указ ВС СССР - «О приобщении к труду цыган, занимающихся бродяжничеством». Ничего хорошего из этого не вышло – цыгане продолжали вести традиционный для их культуры образ жизни, а катастрофические последствия известны - около 10 тысяч цыган было выслано в северные районы как «злостные паразиты», сотни цыганских детей были сданы в интернаты. Наконец, в мае 1961 года вступает в силу указ «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни» и появляется знаменитая 209 УК РСФСР. Тунеядцем был признан Иосиф Бродский, против которого была организована во всех советских СМИ настоящая травля. Во времена Андропова людей забирали в милицию только потому, что в рабочее время они находились на улице, в магазине или в парикмахерской. Под действие 209 статьи УК РФ попадали люди, которые жили в глухих местах, где не было профтехучилищ, не говоря уже об институтах или университетах, и они не могли приобрести никакую профессию. Попадали люди творческого труда, женщины, придерживающиеся православия и иных конфессий.

До 1991 года, до распада Советского Союза власти упорно и абсолютно безуспешно боролись с так называемыми тунеядцами. Никаких результатов это не дало – ни подъема экономики, ни пополнений местных бюджетов не зафиксировано. Власти северных районов засыпали столицу просьбами не присылать им больше осужденных за тунеядство: для людей не хватало ни жилья, ни работы. В 1991 году статья 209 УК РФ как противоречащая нормам цивилизованного мира, из Уголовного кодекса была исключена.


Вадим Байбуз, партнер юридического бюро “Байбуз и партнеры”

Юридическая ответственность за так называемое тунеядство, неразлучно, рука об руку идет с толитаризмом и его высшим проявлением – репрессивным методом перевоспитания индивидуума. В демократическом государстве достаточно сложно определить юридический и нравственный критерий определения тунеядец. В Советском Союзе таким критерием являлось ведение антиобщественного образа жизни и паразитическое существование. Однако в жернова системы попали и люди, которые не занимались физическим трудом, но могли внести свой вклад в развитие государства и общества иным путем. Всем известна фраза Иосифа Бродского «я не тунеядец, я стихи пишу».

Другая сторона медали - когда лицо живет на социальные выплаты и отказывается от предоставляемой ему работы, требующей соответствующей квалификации. В этом случае государство посредством биржи труда предоставляет человеку возможность получить работу, но он по различным причинам от нее отказывается, несмотря на то, что его профессиональная квалификация соответствует представленной вакансии. Безусловно, одно лишь соответствие квалификации не является единственным основанием для работника принять предложение о работе. Уровень зарплаты, месторасположение рабочего места и т.д. во многом предопределяют отказ соискателя от предлагаемой биржей вакансии.

Недополучение бюджетом государства налоговых выплат от 15 миллионов его неработающих граждан в условиях кризиса составляет огромную потерю. Однако эта потеря не может ограничивать конституционные права граждан путем введения дополнительных обязанностей.

Согласно Росстату, по уровню безработицы в субъектах Российской Федерации традиционно лидируют гордые кавказские республики, и реализовывать инициативы Санкт-Петербургского Заксобрания, в первую очередь, придется именно там.

По социальному составу большинство безработных проживают в сельскохозяйственных районах и, по всей видимости, живут подсобным хозяйством. Этапирование их в «далекие, неплодородные земли» не будет способствовать возрождению сельхозпроизводства.

Закон Республики Беларусь о налогообложении тунеядцев – законодательная ошибка, и он не должен являться маяком для наших законодателей. История Советского Союза показала, что практическая борьба с тунеядством не может привести к тем теоретическим целям, которые были заложены в основу соответствующей концепции.


Ольга Пономарева, управляющий партнер Группы юридических и аудиторских компаний "СБП"

На мой взгляд, такое предложение ЗакСобрания Санкт-Петербурга обязательно нужно реализовать в жизни, чтобы жители России увидели реальные последствия этой инициативы. А они таковы. Обязательно вырастут бюджетные расходы на администрирование налога, который будут собирать с тунеядцев. Однако у этой категории граждан официальных заработков обычно нет, поэтому государству собрать с них штрафы будет затруднительно.

Стало быть, инициаторам закона придется быть последовательными: не заплатил тунеядец налог - иди в тюрьму. Но и в этом случае, содержание любого тунеядца в тюрьме связано с расходование бюджетных денег и наших налогов. Моя оценка этой инициативы негативна, потому что она связана с расходованием бюджетных денег, а никак не с экономией. Также инициатива законотворцев Санкт-Петербурга вряд ли будет мотивировать тунеядцев трудиться, так как кто хочет работать - тот работает, а кто не хочет, тот будет и дальше искать способы этого не делать.


Роман Ларионов, юрисконсульт компании "Гарант"

Данная инициатива противоречит демократическим принципам, провозглашенным не только в Конституции РФ, но и международными документами, ратифицированными РФ.
Согласно ст. 37 Конституции РФ, труд в России свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Принудительный труд в нашей стране запрещен конституционно.

Статья 2 Трудового кодекса РФ гласит: исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией РФ основными принципами правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений признаются в частности:

  1. свобода труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности;
  2. запрещение принудительного труда и дискриминации в сфере труда.

Инициатива законодателей понятна и весьма полезна, но человек, который будет работать по принуждению, вряд ли покажет выдающиеся результаты и, скорее всего, будет халатно относиться к своим профессиональным обязанностям. По моему мнению, людей надо не заставлять работать, а мотивировать. Для этих целей вполне подойдет наглядно-разъяснительная социальная реклама (например, куда распределяются налоги, и как благодаря этому функционирует социальная государственная защита населения и преображается регион). Каждый должен понимать значимость своего труда, осознавать свою полезность в определенной профессии, а главное, видеть свой вклад в развитии государства.


Петр Домбровицкий, председатель коллегии, адвокат, Коллегия адвокатов “Домбровицкий и партнеры”, info@dombrovitsky.ru

В советский период существовала статья УК РCФCР «за тунеядство и бродяжничество». Подобная ответственность предусматривала небольшое наказание - до года лишения свободы. Однако в СССР были десятки тысяч осужденных по этой статье, которые благополучно пополняли лагеря. Власть, применяя такую меру, выигрывала дважды: во-первых, дешевая рабсила, во-вторых, возможность упечь в места не столь отдаленные какого-нибудь умника-писателя, диссидента, лица т.н. «свободной профессии», несогласного с властями. По всей видимости, лавры советских инквизиторов не дают покоя и современным функционерам. Одна «проблема»: Конституция РФ, где черным по белому декларируется запрещение подневольного труда. А, может, депутаты хотят, чтоб эти «тунеядцы» в поте лица трудились на приватизированных производствах, на частный бизнес и т.п.? Или подобная инициатива - пиаровский ход от скуки на заседаниях? Комментарий по данной инициативе дать крайне сложно. Можно сделать определенный вывод: предлагаемый закон, к сожалению скучающих депутатов, принят не будет.


Алена Август, эксперт, фриланс, racoon@front.ru

Множество инициатив наших законодателей - инициативы ради инициативы, к сожалению. То есть зачастую преподносятся идеи, не обеспеченные глубоким анализом. Само понятие "подходящая работа" подразумевает соответствие образованию и опыту, но если человек более года не работал, то подходящей ему становится любая, как гласит закон. Много ли из тех, кто работает, смогут подтвердить свой опыт, уровень зарплаты? Вряд ли. Сподвигнет ли эта ситуация работодателей стать более законопослушными и отказаться от "системы конвертов"? Вряд ли. Как видим, у инициативы множество подводных камней, причем если работодатели еще имеют преимущество на падающем рынке и при низкой востребованности, то граждан эта инициатива моментально ошеломит. Хотя да, если все подпадающие под рамки инициативы выйдут на общественные работы, наши улицы станут чище. Но опять: выйдут ли? Система взаимного согласия на игру за рамками закона сильна именно взаимностью. Правда, стоит учесть и то, что любая инициатива при неумелом использовании превращается в карающий меч, но никак не в организующее и оптимизирующее нечто.

Да и где он, современный 101-й километр, сможет ли государство обеспечить реализацию инициативы, когда мы изо всех сил боремся с множеством околокризисных проблем? Возврат к старой системе невозможен, так как старая система сама по себе невозможна в нынешних условиях, а вот сформировать новую пока тоже не удалось. Мы все еще в затянувшемся и уже ставшем привычным "переходном периоде". Опыт Беларуси еще сложно считать настоящим опытом, ибо платежи белорусские тунеядцы обязаны внести с 31 августа 2015 года по 31 мая 2016 - и вот тогда мы посмотрим, что получится. Кстати, кроме праздно шатающихся и неработающих, в клан "тунеядцев по-белорусски" присовокупили и домохозяек, а вот уж насколько отчаянными они станут в уплате налога, узнаем позже. Сильно сомневаюсь, что весь предполагаемый объем выплат будет реализован, так как одна из традиций еще советского времени - "выгадать на обмане государства" - жива и в нынешней Белоруссии. На самом же деле стоит предпринимать эффективные меры в обеспечении прозрачности бизнеса и цивилизации выплат, возможно, даже "обнулить" некоторые проблемы, чтобы начать с чистого листа, но уж точно не только за счет граждан, судорожно ищущих работу в период кризиса.


Михаил Хаймович, адвокат, СПОКАД, advokat@advokatanet.ru

«Уклонение от трудоустройства (занятости) свыше шести месяцев при наличии подходящей работы наказывается исправительными работами на срок до одного года либо принудительными работами на срок до одного года» — такой поправкой предлагают дополнить УК РФ депутаты Заксобрания Санкт-Петербурга. Такая поправка противоречит действующей Конституции, поэтому ее придется менять. Но в соответствии со ст. 135 действующей Конституции положения гл. 2 (в том числе ст. 37) не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием. Для этого решением 3/5 голосов Госдумы созывается Конституционное собрание, которое вправе принять или отклонить изменение основного Закона. Но закон о созыве Конституционного собрания не принят, проект находится в Думе с 1994 г. Поэтому изменения Конституции, которые необходимо принять, чтобы ввести в УК норму о принудительных или исправительных работах, в настоящее время осуществить невозможно.

Поэтому назвать предложение депутата Андрея Анохина иначе, как PR акцией, сложно. Кроме того, совершенно непонятно, каким образом законодатель смог бы определить понятие «уклонение от трудоустройства». Например, юрист, представляющий интересы доверителей в судах на основе гражданско-правовых договоров, но не зачисленный в штат компании – это тунеядец или нет? А волонтер, отдающий свое время и силы в хосписе?

Перед началом перестройки при генеральном секретаре ЦК КПСС Ю.В. Андропове в кинотеатрах и банях ловили и наказывали «прогульщиков». Кто-нибудь оценил экономический эффект от такой компании? Совершенно очевидно, что граждан, не желающих работать, подобный закон трудоустроиться не заставит. В крайнем случае, они сделают это фиктивно, не так уж сложно найти ООО, которое формально «приютит» тунеядца. Для увеличения налоговых отчислений и экономической активности нужно не вводить дополнительную уголовную ответственность за «тунеядство», это просто непродуктивно, а уменьшать административное и налоговое давление на бизнес.

Белорусский вариант – введение «налога на тунеядцев» более гуманен, все-таки речь идет о налоге, а не уголовном наказании, но столь же бесполезен с экономической точки зрения. История человечества знает две парадигмы развития: путем ужесточения контроля, наказаний, эксплуатации рабского труда в лагерях и тюрьмах и – свободная конкуренция труда, с обеспечением равных прав и возможностей граждан, законодательной защитой работника и работодателя. Неужели нам мало почти столетнего эксперимента?


Вероника Шатрова, главный редактор и директор КСС “Система Кадры”

По официальным данным сейчас в России около 68 млн занятых, 20 млн. из них трудятся неофициально. Еще порядка 18 млн. трудоспособного населения не занято, а это почти 30% от всего количества трудоспособного населения. Это достаточно большие цифры, и можно прикинуть, сколько примерно недополучает бюджет в виде НДФЛ, т.е. тех 13%, которые удерживают с зарплаты сотрудников и перечисляют в казну работодатели. Поэтому инициатива воздействовать на незанятую часть населения, вовлекать ее в работу понятна и сама по себе интересна. Но вопрос, как обычно, в реализации.

Если рассматривать труд не только как право, но и как обязанность, то в первую очередь государству необходимо обеспечить гарантированные места работы и их соответствие знаниям и умениям тех специалистов, которые находятся в свободном плавании. Обращение в службу занятости на текущий момент не является панацеей. Более того, на текущий момент немало людей, которые остались без работы, но намерены ее искать, не спешат вставать на учет в службу занятости. Обращение в службу они рассматривают как отвлекающий фактор. У людей нет веры, что там им могут предложить интересную и достойную работу, зато после постановки на учет придется посещать заранее нерезультативные собеседования, т.е. попросту терять время. В результате те, кто заинтересован в реальной занятости, предпочитают искать ее самостоятельно, а вот охотники за пособиями, напротив, спешат встать на учет.

Таким образом, говорить о том, что служба занятости (во всяком случае в ее текущем состоянии) способна урегулировать все вопросы занятости и трудоустроить всех желающих, было бы достаточно опрометчиво. И пока этот момент не будет решен, достоверно и честно определить, кого реально нужно штрафовать, а кого нет, будет достаточно проблематично, особенно если подавать данный налог именно как штраф за тунеядство. Одно дело взимать некий акциз за незанятость и стимулировать им безработных к более оперативному поиску работы, и другое дело - огульно обвинять людей в тунеядстве - тех, кто, например, заинтересован в работе, но может позволить себе не бросаться на первое попавшееся предложение и сделать передышку между работами, заплатив при этом некий взнос в бюджет в счет соцстрахования.

Теги: уголовная ответственность  тунеядство  налог на тунеядство  уклонение от трудовой деятельности  мошенничество  принуждение к труду  невозможность трудоустройства  обязательное трудоустройство  принудительные работы  ситуация с трудоустройством  теневые фи