Венчурное инвестирование: рискнуть?

Личные финансы

Автор:
Источник: ИК "Первый Доверительный Управляющий"
Опубликовано: 27 апреля 2011

Венчурное инвестирование – вид инвестирования, присущий развивающимся, динамично растущим рынкам. Это инвестиции для тех, кто готов вкладывать достаточно крупные суммы, рисковать – и зарабатывать много, давая экономике новые технологии и производства.

Что это вообще такое – венчурное инвестирование? Это вложения в проекты, отдача от которых стоит под большим вопросом. В такие проекты нельзя вложиться «чуть-чуть» – им нужен один, максимум два инвестора, которые, поверив в проект, будут финансировать его до конца. Конца, понятно, может быть два – либо провал и потерянные вложения, либо успех и многократная отдача от инвестиций. Исход заранее не предскажет никто – конечно, все верят в свои проекты, но реакцию рынка узнать можно лишь опытным путем.

Какие инвестиции считаются венчурными?

Четко, в принципе, на этот вопрос никто не ответит. Но есть некоторые характеристики, которым, как правило, соответствуют венчурные проекты. Во-первых, это проекты, находящиеся в начальной стадии реализации, так называемые «старт-апы». Это может быть либо только идея, либо действующий опытный образец – но не налаженное производство с сетью сбыта. Иначе нарушается главное условие венчурного инвертирования – неизвестность уровня рыночной привлекательности продукции.

Второе условие – наличие «ноу-хау». Новшество может выражаться в чем угодно – в новом виде продукции, новой разновидности уже известного продукта, новой технологии производства широко распространенного продукта. Обычно это высокотехнологичные, наукоемкие изобретения, но иногда возможен и успех очень простой идеи, способной перевернуть целые отрасли. Таких примеров в истории человечества десятки. Вот, например, кто из нас не пользуется степлером? Что в нем инновационного или наукоемкого? Тем не менее, пока его не придумали – все активно прошивали документы нитками или клеили. В связи с этим важно отметить две особенности венчурного проекта – идея должна иметь практическую применимость и ее важно прочно «держать в руках».

Изобретатели – люди науки, по натуре своей увлекающиеся. Из представителей естественнонаучных кругов лишь единицы способны ориентироваться в практической применимости своих научных изобретений. Мало кто из частных инвесторов готов вкладывать сотни тысяч долларов в течение десятилетий – обычно инвесторы готовы на вложения c отдачей в течении максимум трех лет. Таким образом, из всего объема ценных с научной точки зрения разработок нужно выбрать именно те достижения, которые возможно использовать на практике с достижением результата в короткий срок. Разглядеть действительно перспективное изобретение – это и есть залог успеха венчурных инвестиций.

В отличие от золота и земли, ценных бумаг и производственных мощностей идея или знание – это то, что нельзя оградить забором, запереть под замок или хотя бы записать на счет депо. Очень важно раз и навсегда закрепить свои права на то ли иное изобретение – в противном случае весь коммерческий успех достанется кому-то другому. Как в любой цивилизованной стране, у нас есть патентное право. Однако в этой связи нужно понимать две вещи. Первое – на этапе разработки чего-либо ученые, как правило, не уверены в успехе, даже по окончании научной части проекта абсолютно непонятно, имеет ли он коммерческие перспективы. Поэтому, зачастую, не видно смысла тратить значительные временные и денежные ресурсы на оформление патентов. Однако потом, когда идея начинает приносить первые плоды, практически невозможно скрыть суть изобретения, и если изобретение не запатентовано – обязательно найдутся предприимчивые «коллеги», которые позаимствуют идею и перенаправят генерируемый ею денежный поток в свой карман. Вторая вещь, о которой не стоит забывать – условность патентования. Любую, даже самую уникальную идею, можно описать несколькими способами, рассмотрев с разных сторон. Доказать, что это «коллеги» перефразировали закрепленную за вами технологию, а не вы занялись плагиатом – либо очень сложно, либо невозможно. Поэтому намного надежней патента – внедрение проекта. Кто знает, кем в действительности изобретена знаменитая кока-кола? На этот существует много противоречащих теорий. Но одно является фактом – огромные прибыли от этого напитка получает та компания, которая наладило ее массовый выпуск. Более того, даже если кто-то получит тщательно охраняемую формулу напитка, значительной выгоды ему достигнуть не удастся – именно одноименная с напитком компания является его поставщиком и никому не дано ее вытеснить с соответствующего рынка.

Итак, мы выяснили – венчурные инвестиции значительны по объемам, рискованны, требуют наличия изобретения с коммерческим потенциалом, успешного прогнозирования рынка сбыта и активной защиты своих прав. Но как конкретно произвести инвестиции? Как не потерять все средства? Как разделить с изобретателем прибыль, если ее удастся получить? Как не упустить стоящую идею? Таких вопросов еще много, а вот ответ на каждый из них – дело совсем непростое. Вариантов поиска этих ответов два – самостоятельно или с привлечением профессионала.

Самостоятельная работа в сфере венчурных инвестиций для частных лиц возможна в случае наличия для инвестиций суммы свыше одного миллиона долларов, значительных трудовых ресурсов и наличия специальных знаний в области предполагаемых разработок, а также правовых и финансовых познаний. С трудовыми ресурсами и знаниями более или менее понятно – надо знать, что мы производим и как все должным образом оформить. А вот почему так дорого? Почему – целый миллион? Давайте разберемся.

Сама суть венчурных инвестиций заключается в том, что далеко не все проекты успешны. Какие-то приносят прибыль, какие-то – убытки. Причем, если исходить из того, что инвестиции обычно производятся в реальное производство, то убытки эти могут быть больше, чем сумма инвестиций – необходимо будет дополнительно потратиться, чтобы закрыть проект: демонтировать оборудование, реализовать имущество, должным образом произвести сокращение всего персонала. Что касается прибыли – все тоже неоднозначно. Конечно, идеальный венчурный проект должен взорвать соответствующий рынок, продукция должна надолго занять первое место в своей отрасли. Тогда прибыль с лихвой покроет все затраты, связанные с неудачными проектами, обеспечив безбедное существование счастливых венчурных инвесторов. Но всегда ли так получается? Конечно же, нет. Кроме безоговорочного успеха и откровенного провала проект может ждать и судьба самого обычного бизнеса со среднерыночной нормой доходности. Особенно часто такой исход случается, если ноу-хау не удается удержать в одних руках и новый бизнес делится между несколькими производителями. В этом случае доходов, скорее всего, хватит на компенсацию затрат на этот проект, но вот убытки от остальных покрыть будет нечем. Именно поэтому для того, чтобы минимизировать имманентный венчурному инвестированию риск, и принято направлять средства не в один, не в два, а хотя бы в пять-шесть проектов одновременно. С учетом того, что миллион долларов, поделенный на пять проектов – это меньше, чем по шесть миллионов рублей на проект – сумма в миллион долларов совсем даже и не велика, ведь говоря о венчурном инвестировании, мы подразумеваем реальное производство, на базе научных разработок – а это и расходы на исследования, и значительные капитальные вложения.

Как именно организовать инвестирование? Мне представляется, что наиболее целесообразным является создание общества с ограниченной ответственностью, куда в качестве уставного капитала изобретатель вносит исключительное право на пользовани своим изобретением, а Вы, инвестор, – необходимую сумму денежных средств. Соотношение долей в этом обществе, конечно, определяет капиталоемкость проекта, но в любом случае, не стоит инвестировать средства, если Вам причитается неконтрольная доля общества – в паре ученый-бизнесмен бизнес должен вести все-таки бизнесмен. Если удастся наладить дело, на постоянной основе генерирующий доходы, можно либо наслаждаться стабильным денежным потоком, имея ввиду, что даже самый успешный проект имеет срок существования, либо реализовать свою долю. Для этих целей, помимо прямой продажи доли, которая к тому моменту будет стоить очень недешево, можно реорганизовать компанию в открытое акционерное общество и продавать акции небольшими пакетами. В этом случае, если Вам небезразлична дальнейшая судьба Вашего проекта, – оставьте в компании хорошего управленца. Все эти «манипуляции» необходимо проделать отдельно для каждого из проектов, в которые Вы хотите вложиться.

Можно ли избежать все эти сложные, долгие и затратные процедуры? Пожалуй, нет. Но есть возможность, как уже отмечалось ранее, доверить всю работу профессионалу. Одному человеку тут не справиться. Если уж не заниматься инвестированием самому, то довериться лучше компании, для которой инвестиции являются профильной деятельностью – управляющей компании. В России для венчурных инвестиций существует специальный инструмент – отдельная разновидность паевых инвестиционный фондов – фонд особо рисковых (венчурных) инвестиций. Это инструмент коллективных инвестиций, в рамках обособленного имущественного комплекса объединяющий имущество нескольких инвесторов. Минимальный размер такого фонда – двадцать пять миллионов рублей, примерно та же сумма, которую в случае «индивидуального» инвестирования Вам пришлось бы выложить в одиночку. Стоит отметить, что в соответствии с законодательством венчурный фонд может быть только закрытым и паи его предназначены для квалифицированных инвесторов. Номинал паев здесь обычно достаточно велик и равняется одному миллиону рублей. Как правило, количество инвесторов в одном фонде невелико – до пяти физических и юридических лиц.

Какие преимущества у инвестирования через венчурный фонд? Возможность не уделять времени инвестиционному процессу, наличие в штате компании специалистов в естественнонаучных сферах, которые вместе с экономистами могут определить коммерческую целесообразность того или иного проекта. Ну и, конечно, размер инвестиций можно снизить с миллиона долларов до трех-пяти миллионов рублей. Это поможет диверсифицировать Ваши вложения. А есть ли недостатки? Конечно, есть. Во-первых, у пайщика фонда значительно меньше возможностей влиять на выбор проектов и управление ими, чем у непосредственных участников «инновационных обществ». Во-вторых, надо понимать, что объем организационной работы на разных этапах проекта неодинаков, производственный процесс в основном налаживается в первые три года – а вот вознаграждение управляющей компании из средств фонда взимается на протяжении всего периода его функционирования. Таким образом, к услугам управляющей компании стоит обращаться, только если отсутствует что-либо из необходимого для самостоятельного инвестирования – достаточное количество денег, времени или знаний.

И самый главный вопрос – можно ли заработать на инновационных проектах? Ведь все умное уже сказано, все, что можно было изобрести, уже изобретено. Зачем придумывать велосипед? Факты говорят о том, что заработать на этом можно. Но успешны лишь те проекты, которые ориентированы на конкретный сегмент потребителей. Помните – ни что не продастся лишь потому, что оно инновационно. Продастся только то, что нужно. То, что облегчает жизнь. Что именно? Каждый выбирает для себя. Каждый производитель и каждый покупатель. Совпадет? При должном старании – да.

Автор:

Теги: Венчурное инвестирование  венчурные проекты  рыночная привлекательность  ноу-хау  венчурные инвестиции  венчурный фонд