Банковский риск-менеджмент

Рынок ценных бумаг

Автор:
Источник: журнал «Финансовый Директор ISSN 1680 - 1148»№ 1-2006
Опубликовано: 7 марта 2006

Банки, более чем другие субъекты предпринимательской деятельности, подвержены разнообразным рискам. Вобщем-то, вся банковская деятельность сводится к ежедневному принятию этих рисков и получению за это соответствующего вознаграждения.

Профиль рисков в кредитных организациях несколько отличается от других компаний, поскольку банки работают преимущественно с финансовыми рисками.
Однако опыт организации систем риск-менеджмента в банках, а также методики оценки и принятия рисков, несомненно, применимы на практике для предприятий любого сектора экономики.
Кроме этого, по уровню развития риск-менеджмента в кредитных организациях можно сделать достоверный вывод о состоянии управления рисками в целом.

ТОЛЬКО ПОЛЬЗЫ РАДИ

По определению, основная цель риск-менеджмента состоит в том, чтобы найти оптимальное соотношение между рисками и доходностью в масштабах всего банка. Объектом анализа и управления в рамках корпоративного риск-менеджмента выступает «совокупный» или «интегральный» риск банкротства.
Именно риск банкротства (дефолта) и его последствия, в конечном счете, интересует всех: владельцев банка, клиентов и вкладчиков, органы регулирования и надзора. Управление интегральным риском банкротства банка на фоне усиления корреляции рисков, поддержание его на приемлемом уровне является чрезвычайно важным именно для банковского сектора.
Как правило, на практике, общая цель стратегического управления рисками в банке сводится к определению оптимального соответствия между размером привлекаемого акционерного капитала и принимаемыми рисками. Именно корпоративный риск-менеджмент позволяет эффективно решить эту задачу на основе так называемого «портфельного подхода», рассматривающего компанию как набор взаимосвязанных друг с другом направлений бизнеса, характеризующихся различным соотношением ожидаемой доходности и риска.
За последние несколько лет банки прошли путь от оценки рисков отдельных сделок, когда каждое подразделение занималось профильными рисками (обособленно кредитный отдел, фондовый, служба безопасности и др.) до разработки методик оценки экономического капитала специальным подразделением — управлением риск-менеджмента. Также из новых тенденций — сближение управления рисками и корпоративного управления в силу появления значительного количества качественных характеристик, повышение значимости рейтингования.
До сих пор существует ряд банков (в основном, небольших), которые чувствуют себя хорошо и без подразделения с участием слова «риск», а собственно система управления рисков состоялась не более чем в трети украинских банков. Но все же, по мнению большинства специалистов, такое подразделение необходимо уже лишь потому, что помимо прочих достоинств оно является основным фактором, уравновешивающим работу активных отделов, которым ставятся планы по выдачам. Проще говоря, в погоне за выполнением плана анализ заемщика может проводиться не так детально, вследствие чего риск операции увеличивается многократно. Нивелировать эту проблему можно лишь за счет внедрения истины последней инстанции — риск-менеджмента.
Итак, роль финансового риск-менеджмента в банке сводится к тому, чтобы риски, которые подлежат количественной оценке:

  • находились в рамках утвержденных лимитов;
  • полностью идентифицировались и оценивались еще до проведения операций;
  • отслеживались на постоянной основе;
  • полностью и своевременно отображались в системах управленческой информации.

КОМУ ЭТО НУЖНО?

В отличие от российских коллег, для которых наличие системы риск-менеджмента является основным условием принятия банка в Систему страхования вкладов, в уходящем году украинский регулятор еще не требовал обязательного наличия у банков подразделения риск-менеджмента, а «Методические указания по организации и функционированию систем риск-менеджмента в банках Украины» и по сей час носят преимущественно рекомендательный характер. Вместе с тем, Национальный банк в Постановлении № 361 явно дал знать, что планирует в будущем ввести некоторые из рекомендаций в качестве обязательных минимальных требований к банкам.
«В первую очередь, развитие риск-менеджмента в банках Украины зависит от владельцев и высшего менеджмента, в осознании необходимости создания подразделения, оценивающего эффективность и надежность использования, как акционерного капитала, так и клиентских средств, находящихся в банке на текущих и депозитных счетах. В нашем банке эта осознанность есть. Наблюдательный совет и Правление принимают активное участие в деятельности Управления оценки рисков. Нам выделено достаточно полномочий для участия в процессе кредитной, инвестиционной и операционной деятельности банка»,— уверяет Дмитрий Ганзя, начальник управления оценки рисков «Актив-банка»,— «Если в каждом банке отношение руководства к «рисковикам» будет таким же, уверяю, банковская система только выиграет, став надежней, эффективней и, соответственно, финансово привлекательной для внешних инвесторов и кредиторов. Кроме этого, получить тот же кредитный рейтинг одного из известных рейтинговых агентств без наличия адекватной системы риск-менеджмента невозможно».
Действительно, в последнее время в среде профессионалов наиболее обсуждаемым вопросом является проблема повышения влияния риск-менеджеров на решения кредитного комитета и участия в принятии важных решений. Некоторые из банкиров сетуют, что влияние поднимется только после того, как рекомендационный характер со стороны Нацбанка перейдет в обязательный. Но большинство согласны с тем, что это собственное решение каждой организации. «Преимущественно это вопрос внутренней политики банка, то есть надо ли это топ-менеджменту. Поскольку риск-менеджмент на пруденциально-минимальном уровне и он же на уровне реальной пользы — вещи не всегда идентичные»,— говорит Вадим Василенко, начальник отдела риск-менеджмента АБ «Меркурий».

ТЕХНОЛОГИИ И ПРОГРАММНЫЕ ПАКЕТЫ

Отдельными проблемами риск-менеджмента является автоматизация, а также весьма нежелательная для кредитных организаций перспектива двойного расчета капитала и ключевых показателей (по украинским стандартам и по рекомендациям Базель 2). Западные технические продукты как правило дорогостоящи и не доступны подавляющему большинству банков, кроме этого, значительных затрат, по-видимому, потребует доводка большинства новых программных комплексов до отечественной банковской практики. К примеру, пакет для анализа рисков SAS Risk management, в составе которого решение по операционным рискам SAS OpRisk mngt и решение по кредитным и рыночным рискам SAS Credit Risk mngt solution может стоить около миллиона долларов, а его полное введение в систему автоматизации банка потребует около трех лет. В этих условиях отечественные финансовые учреждения предпочитают использовать собственные разработки и не планируют внедрение специальных программ по количественной оценке рисков, которые были бы написаны внешними по отношению к банку компаниями.
По словам Евгения Матроса, независимого эксперта в области риск-менеджмента, для создания полноценной автоматизированной системы управления рисками необходимо как минимум два компонента:

  • операционный день банка (ОДБ) для оперативного управления рисками и введения риск факторов. Такая система должна производить оценку отдельных индивидуальных рисков (например, индивидуальных кредитных рисков), гарантировать заполнение всех необходимых параметров, характеризующих риск-факторы, а также должна позволять в текущем режиме управлять рисками с помощью системы лимитов;
  • система поддержки принятия решений (СППР), а именно хранилище данных с хорошим аналитическим наполнением (набором расчетных аналитических показателей, в том числе характеризующих риски). Именно в СППР должен происходить расчет показателей, характеризующих портфельный риск (кредитный портфельный, ликвидности, процентный, валютный).

Хранилище данных можно разработать либо самому, либо приобрести и внедрить готовое (на рынке есть интересные предложения, как и украинские/российские, так и мировые). Ключевой вопрос в том, что для проведения СППР адекватных расчетов необходимо, чтобы в хранилище данных были необходимые данные. Основным источником данных является ОДБ. И если в ОДБ не были введены необходимые факторы, то в хранилище они не появятся.
Простой пример, чтобы построить GAP-ликвидность, необходимо иметь данные о датах начала и завершения всех договоров. Может показаться вымыслом, но все еще существуют (и работают) ОДБ, где поля «дата начала» и «дата окончания» договора не являются обязательными к заполнению. И это самый простой пример. Пример сложнее — процентный риск. В последнее время банки при кредитовании активно пользуются компенсационной схемой, когда низкие ставки по кредиту покрываются за счет дополнительных комиссий. И если ОДБ не позволяет связывать комиссию и процентную ставку по конкретному заемщику, то банк не сможет посчитать эффективную ставку. То есть внедрение хранилища предполагает критичную оценку ОДБ и в случае необходимости, его замену (а это все очень непросто).
Естественно такие проекты, как внедрение хранилища данных, быстро не решаются. Кроме того, не всякое хранилище позволяет делать все необходимые расчеты (например, считать VaR, строить скоринговую модель, рассчитывать «экономический капитал»). В таком случае либо необходимо разрабатывать новые модули в СППР, либо пользоваться программным обеспечением, которое позволяет оценивать отдельные категории рисков. С учетом сроков и затрат при доработке СППР второй вариант решения бывает зачастую значительно лучше.
Исход из этого, все расчеты на практике традиционно производтся с помощью приложений Excel и Access. Необходимые данные подтягиваются из операционного дня банка, из накопленной базы обменных курсов, а также из отчетности, присылаемой банками-контрагентами. «Для анализа статистических данных мы планируем в 2006 году приобрести последнюю версию пакета E-Views Professional. Кроме этого, мы уже чувствуем, что в следующем году, с учетом планов развития банка, нам будет необходим отдельный сервер для накопления статистической информации и для ускорения процессов компьютерной обработки данных», – рассказывает Дмитрий Ганзя, – «Процентные риски мы считаем путем расчета дюраций по процентным портфелям активов и обязательств. Именно здесь, в расчете дюраций, мы чувствуем потребность в мощном быстродействующем компьютере, ибо массив обработки информации огромен. Количество вкладов и кредитов в банке растет быстрыми темпами, у каждого кредита свои отдельные графики погашения.»

В ФАВОРЕ – ЭКСПЕРТНЫЙ МЕТОД

Благодаря опросу, проведенному среди банкиров, удалось определить, что основные риски, которые поддаются оценке – это кредитный (невыполнение обязательств заемщиками) и рыночный (неблагоприятное изменение рыночной цены активов). При этом кредитный риск оценивается в большей степени качественным образом, с помощью скоринговых карт.
Как правило, распространенной является ситуация, когда на все кредиты юридическим лицам, превышающие 200 тыс. грн., а для физических лиц эквивалент, превышающий 50 тыс. грн., Управление оценки рисков составляет заключение, в котором дает свою оценку заемщику: его бизнесу, финансовому состоянию, досаточности предосталяемых залогов, а также тому, как выдача данного кредита отобразитс на соблюдении внутренних лимитов и нормативов Национального банка Укарины. Выводом заключения, которое предоставляет подразделение риск-менеджмента, является предложение о том, принимать ли риски на себя, если принимать, то на каких условиях, или от кредитования клиента вообще следует отказаться.
Управление рыночным риском осуществляется на основе двух взаимодополняющих методик, которые отражают различные подходы к измерению степени риска: инвестиции с учетом риска и стресс-тестинг. В то же время, адекватная оценка рыночного риска затруднена в связи с неблагопритным влиянием самого рынка ценных бумаг, который находится на стадии своего становления.
«Мы часто стоим перед фактом малого количества торговых площадок с репрезентативными оборотами и нередкое »странное« ценообразование. Т.е. вопрос не в модели расчета, а в достоверности исходных данных – факторе, как правило, сугубо экзогенном», – говорит Вадим Василенко. Поэтому многоми банками VaR и стресс-тестинг используется не для классичекой переоценки торгового портфеля по ценным бумагам, а для расчета изменчивости текущей ресурсной базы, то естьобъемов остатков на счетах до востребования юридических и физических лиц, а также при расчете возможных потерь в случае неблагоприятного курсового изменения по открытым валютным позициям. С помощью методологии VaR определяется стабильная часть текущих остатков, которую можно направить на увеличение еркдитного портфеля, а также с помощью VaR бакни устанавливают размеры открытых валютных позиций по торговым операциям с валютой.
Управление оперционным риском – новый и наименее изученный аспект риск-менеджмента, о котором в последнее время много говорят и пишут. Специалисты неизменно сетуют на то, что для анализа операционных рисков, связанных преимущественно с «человеческим» фактором, совершенно нет никаких ретроспективных данных. Естественно, поскольку факторы оперриска имеют преимущественно случайный характер, то трудно говорить о каких-либо количественных моделях его прогнозирования, скорее это вопрос самооценки, однако неуоторые банкиры действуют иначе. «В нашем банке оценка операционного риска происходит на основе базового индикативного подхода. На его сонове мы расчитываем капитал под операционные риски как среднегодовой показатель 15% от суммы положительного ежегодного валового дохода за последние три года. В 2007 году мы планируем перейти к расчетц капитала под операционные риски на основе стандартизованного подхода, согласно которому доходы от отдельных бизнесов будут взвешиваться на соответствующие коэффициенты», – рассказывает Дмитрий Ганзя, – «А после формирования системы накопления данных по потерям, связанным с операционной деятельностью банка, можно будет уже браться и за усовершенствованные методы управления операционными рисками, утверждать которые будет необходимо в Национальном банке.»

ЭФФЕКТИВНОСТЬ С УЧЕТОМ РИСКА

Обычно в украинских банках используется ценовой подход (как разность операционных доходов и расходов, в которые входят стоимость ресурсов, налоги и резервы), к оценке окупаемости и эффективности продукта или нарпавлени банковского бизнеса, который впрочем, не позволяет адекватно оценивать эффективность банковских операций, поскольку игнорирует возникающие риски.
Для приведения в соответствие показателя эффективности EVA (Economic Value Added) необходимо «взвесить» полученную прибыль на ожидаемые потери по банковским операциям и уменьшить ее на стоимость дисконтированного экономического капитала, необходимого для покрытия непредвиденных потерь.
Здесь «экономический капитал» – относительно новый термин, который представляет собой своеобразную «подушку» с целью покрытия убытков и рассчитывается таким образом, чтобы вероятность истощения капитала компании за счет убытков была меньше или равна вероятности, отражающей «аппетит на риск» и желаемый уровень рейтинга. Экономический капитал служит также и для расчета скорректированной на риск рентабельности. RAROC (Risk-Adjusted Return on Capital) определяется как соотношение прибыли с учетом риска к регулятивному капиталу (требуемый органами регулирования и надзора капитал для ведения данного бизнеса). В целом по украинским банкам средний показатель RAROC находится в границах 5-6%, а по отдельным показателям, к примеру, валютным, может быть около 150-200%.
В случае, когда за базу расчета принимается не регулятивный, а экономический капитал, показатель носит название RARORAC. Данные, рассчитанные с помощью этих показателей, кроме того, что, несомненно, позитивно влияют на возможность оценки результатов по операциям, в целом по банку и подразделениям, могут служить основанием для расчета стоимости кредитов, определить избыточную капитализацию и выявить нежелательные концентрации рисков.
С другой стороны, банкиры не могут однозначно сказать, как на практике лучше считать экономический капитал, и необходимо ли в своих калькуляциях ограничиться только регулятивным. Существуют и другие сложности.
«Для расчета таких показателей, как RAROC и RARORAC, »экономический капитал« необходима мощная статистическая база, позволяющая достаточно корректно рассчитывать непредвиденные потери по кредитным операциям. Мы, что называется, сейчас находимся в процессе создания такой базы. Кроме того, мы работаем над необходимостью учета корреляционных зависимостей между рисками разной природы, которые достаточно сложно оценить эмпирически (в первую очередб из-за различи во временных горизонтах)», – утверждает Дмитрий Ганзя, – «К упрощенному расчету RAROC и RARORAC мы планируем подойти в 2007 году, а »экономический капитал« считать с достаточной степенью достоверности в 2008 году». «По показателю RAROC есть определенные вопросы. К примеру, некоторые специалисты утверждают, что он вообще не применим для оценки риска активов без рыночной стоимости», – добалвяет Вадим Василенко.

ИТОГ

Украинский банковский риск-менеджмент только сейчас понемногу начинает приближаться к проблемам, которыми уже давно озабочены ведущие мировые банки. Конечно, остается значительное количество тонкостей в организации управления рисками: затратность, недостаточный объем данных для количественного анализа, непрозрачность других секторов экономики для качественной кредитной оценки проектов. Потенциальную опасность создают противоречия между банковским регулятором и другими государственными органами в области оценки рисков: подход со стороны главного банка – больше резервов за счет прибыли, подход налоговой – меньше резервов, больше налогов и штрафов.
Кроме этого, продолжая словами банкиров, очень жнлательным было бы большее методологическое участие от Национального банка Украины. К примеру, до сих пор ни на официальном сайте НБУ, ни в его официальных печатных изданиях не предложен украинский перевод рекомендаций в управлении капиталом Базельского комитета по банковскому надзору.
Но, несмотря на все трудности, за последний год было сделано очень много, в том числе и в сфере методик качественной оценки и рейтингования. Будущее развитие и централизация риск-менеджмента в отечественных банках, несомненно, будет продолжаться возрастающими темпами, а различие банковских учреждений по качеству RM-систем будет усиливаться.

Автор: