Будущее финансовой отчетности (в сфере нематериальных активов).

Идеология МСФО и US GAAP

Автор:
Источник: книга "Невесомое богатство: определите стоимость вашей компании в экономике нематериальных активов"- 2004 г, изд-во "Олимп-Бизнес".
Опубликовано: 16 сентября 2005

В одной статье в «Financial Times» приводились следующие слова Баруха Лева: «Способ, каким мы оцениваем экономику, в результате экономического и научно-технического прогресса может так безнадежно устареть, что, для того чтобы спасти его, может потребоваться революция в бухгалтерском учете».
До сих пор мы пытались предложить в основном способы оценки знаний, предназначенные прежде всего для управления компаниями и внутреннего применения. Можно ли использовать предложенную нами методику для составления отчетности? В конце концов, ежегодно составляются миллионы годовых отчетов – каждый стоимостью 30 дол. за экземпляр, – которые предназначаются для внешнего использования. Немало денег за то, что просто-напросто устарело, является пережитком прошлого и никому особенно не нужно. Так почему же компании их составляют? Годовой отчет pur sang [*] -сегодня один из тех немногих в мире товаров, которые изготавливаются без учета интересов потребителя. На свободном рынке годовые отчеты не выжили бы; но свободного рынка нет, и потребителям просто из года в год дают одну и ту же бесполезную информацию.
Не слишком ли мы резки в своих суждениях? Полагаем, что нет. В недавно опубликованной статье под названием «Glass Ball» («Стеклянный шарик») Герт-Ян ван Тееффелен спрашивает: «Что проку от них инвесторам, если та скудная информация, которую они содержат, устаревает уже тогда, когда они только появляются?»2. И далее он пишет: «В своем первоначальном виде отчетность, возможно, полезна как средство обеспечения подотчетности руководства компаний третьим сторонам… Но с точки зрения инвесторов, содержащаяся в ней информация далека от той, которая им требуется». Аналогичную обеспокоенность выразил Американский институт дипломированных общественных бухгалтеров (American institute of Certified Public Accountants) в так называемом докладе Дженкинса, который вышел в свет в 1994 г. Цитата из этого доклада: «Может ли бизнес-отчетность быть невосприимчивой к принципиальным изменениям, оказывающим влияние на бизнес? Может ли эффективная бизнес-отчетность не включать новые показатели деятельности, которыми менеджмент в основном и пользуется для управления компаниями? Во времена стремительных перемен риск того, что бизнес-отчетность отстанет от темпов изменений и не сможет информировать пользователей о том, что им необходимо, увеличивается. Сегодня, как никогда ранее, важно, чтобы бизнес-отчетность удовлетворяла изменяющимся потребностям пользователей, или же она утратит свою релевантность».
И все же годовые отчеты остаются неприступным бастионом, точкой опоры для людей, которые верят, что «вещи» – это активы, а «идеи» накапливать нельзя. Может сложиться впечатление, что бухгалтеры стали, образно говоря, страусами вешней экономики, потому что годовые отчеты, несмотря все их внешнее великолепие, оказывают все меньше влияния на курс акций. В 1960-1970-х годах приблизительно 25% различий в курсах акций можно было отнести на разницу в объявленных доходах. К концу 1980-х – началу 1990-х годов доля упала примерно до 10%. Ежегодные расходы милордов долларов, чтобы вызвать всего лишь 10-процентное колебание курсов!

Возникает вопрос, нужно ли нам в самом деле тратить все эти деньги на тиражирование глянцевого отчета с устаревшей информацией, когда существуют альтернативные методы распространения. Акционерам нужно нечто большее, чем ретроспектива того, что случилось; им нужна отчетность в режиме реального времени. При нынешней технологии вполне можно было бы предоставить акционерам пароль, который открыл бы им доступ к специальной базе данных, содержащей новейшую необходимую им информацию.
Ряд компаний уже делают шаги в этом направлении. Финансовая информация Cisco становится доступной постоянно в режиме он-лайн. Прогнозы Microsoft тоже доступны в электронном виде. Пользователи могут загрузить информацию, ввести свои собственные переменные и получить в результате данные, отвечающие их индивидуальным потребностям.
Но, как предупреждает Герт-Ян ван Тееффелен, «в конце концов, о компаниях будут судить по тому, информируют ли они заинтересованные стороны быстро и точно, вызывают ли их данные доверие и действительно ли они предоставляют то, что обещали».
Компании, которые прячут голову в песок в надежде, что надоедливые инвесторы просто уйдут, скоро могут столкнуться с пугающей реальностью введения правил, требующих от них раскрытия информации об обстоятельствах, которые могли повлиять на их положение. Лондонская фондовая биржа, вводит строгие правила, обязывающие компании информировать инвесторов о рисках и управлении этими рисками. Все компании, акции которых котируются на Лондонской фондовой бирже, должны будут иметь встроенную внутреннюю систему, которая занималась бы анализом рисков и отслеживанием важнейших опасностей, угрожающих их нормальному функционированию. Сюда входят не только экологический, этический и социальный риски, но также риски, связанные с изменением реакции потребителей на товар, со срывом сроков поставок и устареванием продукции. Это говорит о признании того, что будущее компании в значительной степени зависит от факторов, которые не отражаются в ее традиционном балансе. Предлагаемые коренные изменения приведут к тому, что компаниям придется выявлять риски, оценивать их и управлять существенными рисками, а также оценивать эффективность своих внутренних систем контроля7. Как писала «Financial Times», «руководство компаний призовут к ответу за риски, отличающиеся от обычных финансовых опасностей, угрожающих компании».
И все же есть причины, по которым традиционный годовой отчет сохраняется – пускай и искусственно – в его нынешней форме.

Во-первых, продолжающаяся глобализация во многих промышленных отраслях и в экономике несет с собой необходимость стандартизации. В 1990-е годы немало сил было потрачено на то, чтобы скорректировать и национальные, и международные законы, с тем чтобы порядок составления отчетов о результатах деятельности в разных странах стал более единообразным. Это согласование принципов бухгалтерского учета оказалось длительным процессом, и со временем все, кто принимал в нем участие, сосредоточились исключительно на форме, вместо того чтобы подумать о том, какое содержание требуется теперь пользователям.

Во-вторых, финансовыми отчетами сегодня интересуются все новые и новые группы пользователей, и поэтому влияние последних уменьшилось. Требуя более совершенных – или, точнее, более релевантных – финансовых отчетов, они не могут теперь выступать единым фронтом. И поэтому составители отчетов не чувствуют себя обязанными прислушиваться к мнению своих клиентов.

В-третьих, годовой отчет в его нынешнем виде – это пережиток индустриальной экономики, В индустриальную эпоху существовала четкая взаимосвязь между активами в балансе и результатами работы компании. Ведь в эту эпоху по запасам сырья и материалов, заводским корпусам, машинам, а также капиталу можно было судить, обладает ли компания потенциалом генерировать прибыль в будущем. Однако, как мы уже видели, времена изменились, и изменились радикально. В нынешней экономике знаний обладание такими материальными активами не гарантирует больше доходов, а стоимость уже не создается только с помощью операций. Фактически можно сказать, что в экономике знаний стоимость создают – или уничтожают – нематериальные активы, а для этого процесса не нужны никакие операции. Более того, традиционные активы в результате сделок сокращаются: ваши запасы уменьшаются, когда вы продаете товар, ваши станки изнашиваются, когда вы его производите. Нематериальные активы от использования не изнашиваются. Они не амортизируются обычным для материальных активов способом. В конце концов, идея износиться не может! Но это не означает, что они сохраняют свою стоимость бесконечно. На нематериальные активы воздействуют другие силы. К примеру, активное использование торговой марки только заставит ее стоимость увеличиться. Вместе с тем появление конкурента, который лучше вас, приведет к тому, что стоимость ваших основных сфер компетенции уменьшится. И именно поэтому мы и предупреждали в главе 5, что амортизация нематериальных активов есть функция от вашего конкурентного преимущества.

И, в-четвертых, необходимость иметь данные о компании, проверенные внешними бухгалтерами, привела к появлению множества правил, требований законодательства и финансовых условностей, которые сильно вредят гибкости. Более того, согласно этим правилам, ни один бухгалтер не сможет упомянуть о нематериальных активах, даже если у него появится .такое желание, потому что ему просто запрещено это делать. В традиционной системе отчетности нематериальные активы – нечто неопределенное, то, что вы не можете подсчитать или суммировать, – просто не существуют.
Сочетание всех этих факторов привело к тому, что практически игнорируются такие запросы потребителей, как:

  • привязка по времени. – информация опаздывает и устаревает еще до публикации;
  • носитель – она появляется на бумаге, а не в режиме онлайн, хотя потребители предпочитают последний;
  • основная направленность – это отчет о прошлом, а не прогноз на будущее;
  • релевантность – отчет содержит массу информации, которая пользователю абсолютно не нужна;
  • полнота данных – скорее, можно говорить о неполноте данных, чем об их полноте, поскольку они не содержат многого из того, что хотели были видеть потребители;
  • всеобъемлющий характер – отчетность всегда старается угодить всем и в конечном счете не нравится никому; индивидуальные требования различных групп потребителей не принимаются во внимание, – другими словами, данных слишком мало, и поступают они слишком поздно.

Возможно, вы подумаете, что мы разрабатывали метод «Value Explorer», чтобы исправить эту печальную и не отвечающую нынешним требованиям ситуацию. Однако это не так. Мы разрабатывали «Value Explorer» не для улучшения традиционных методов бухгалтерского учета, а для создания радикально нового способа анализа стоимости, методов бизнеса и, в конечном счете, того, как компании представляют свои данные. Этот метод задумывался как новый подход, который не оглядывается на традиционные аспекты индустриальной экономики, а непосредственно ориентируется на потребности новой экономики знаний.

Выполняет ли годовой отчет еще какие-либо функции?

В свете всего сказанного мы не сомневаемся в том, что годовой отчет все еще выполняет определенные функции. Более того, благодаря продолжающейся стандартизации он позволяет сравнивать прошлые показатели деятельности конкурирующих компаний – даже если эти показатели основаны на традиционных представлениях.

Наша проблема состоит в том, что нынешний годовой отчет не отвечает потребностям большинства заинтересованных сторон. При сегодняшней изменчивости рынка стоимость компании определяется в основном в торговом зале биржи. Инвесторы, рыночные аналитики, а также акционеры – всех их интересует потенциал компании на будущее.
Одна из основных проблем, с которыми мы сейчас сталкиваемся, – это то, что компании рассматривают свой головой отчет как некий «товар». Существуют «комитеты по подготовке годового отчета» и «координаторы работ по подготовке годового отчета», и все они стремятся к тому, чтобы выпустить нечто еще более глянцевое, чем их конкуренты.
Сегодня нам нужно присмотреться к тому, какую функцию, или, точнее, какие различные функции выполняет подготовка годовых финансовых отчетов, Конечно, по-прежнему, сохраняется ее традиционная роль – отчет руководства компаний о стратегии, которую оно проводило в жизнь в последние годы.

И компаниям нужно понять, что это новая «порода» заинтересованных сторон требует информацию нового типа.

Но это больше не может быть ее единственным назначением. Другие заинтересованные стороны предъявляют свои требования, и они становятся все громче. И компаниям нужно понять, что эта новая «порода» заинтересованных сторон – инвесторы, банки, клиенты, поставщики, служащие, а также общественные организации – требует информацию нового типа. Мы не можем надеяться, что нам удастся предоставить им необходимую информацию, только подлатав систему бухучета, разработанную еще Пачоли. Нам нужно создать вместо нее новую систему, которая позволит« удовлетворять потребности этих заинтересованных сторон и по форме, и по содержанию.
Но нужно также иметь в виду, что компаниям, которые хотят дать этой важной группе пользователей необходимую им информацию, придется открыть свои планы на будущее и стратегии их реализации. Как писала голландская финансовая газета »Het Financieele Dagblad, «[акционеры] хотят иметь что-то, что позволило бы им судить об ожидаемой доходности их инвестиций и рисках, на которые придется пойти, чтобы добиться подобных доходов. Экономисты же все более предпочитают ориентироваться на денежные потоки, поскольку условности бухучета зачастую искажают картину такой доходности».

Нематериальные активы -главный капитал в экономике знаний

Рост интернет-компаний, электронной коммерции и занимающихся ею компаний, возможно, лучше, чем что-либо еще, свидетельствует о том, какое значение нематериальные активы приобрели в экономике знаний. Головокружительный взлет курсов акций компаний, которые не обладают никакими материальными активами (кроме, пожалуй, нескольких компьютеров) и нередко терпят огромные убытки, показывает, насколько серьезно рынки теперь относятся ко всему бизнесу, основанному на нематериальных активах. Инвесторы полагают, что такие компании будут и впредь получать устойчивую прибыль – и для них это гораздо важнее, чем любые материальные активы, которыми может обладать та или иная фирма. Томас Стюарт в 1995 г. писал: «У некоторых невероятно преуспевающих предприятий почти нет материальных активов. Корпоративный метафизик может сослаться на то, что, например, Visa International, которая ежегодно проводит операции на сумму 600-700 млн дол., просто не существует. Каждое являющееся ее членом финансовое учреждение эксклюзивно владеет той частью бизнеса Visa, которую оно создало» .
Но несмотря на это нематериальные активы по-прежнему никак не отражаются в отчетности.
Внешне может сложиться впечатление, что такая отчетность очень важна для заинтересованных сторон. Однако, как мы показали на примере «Веселых игрушек», оценка нематериальных активов компании позволяет увидеть ее в совершенно новом свете. Конечно, она дала бы руководству компании больше возможностей, чтобы избавиться от постоянного нажима, к которому прибегают, дабы добиться повышения стоимости для акционеров.
В данный момент такая стоимость для акционеров отражается в балансе компании, который не учитывает нематериальные активы. Фактически, как пишет Барух Лев, «обычный бухучет плохо справляется с внутренне генерируемыми нематериальными активами, такими как исследования и разработки, торговые марки и одаренность служащих, – теми самыми статьями, которые считаются двигателями современного экономического роста. Один пример: нынешние общепринятые принципы и правила бухгалтерского учета призывают к немедленному отнесению расходов на исследования и разработки на текущие издержки. Но, в отличие от ренты и процентных платежей, будущие доходы от нематериальных активов зачастую оказываются весьма значительными». Понятно, что, если на руководство компаний оказывают давление в целях побудить его генерировать стоимость для акционеров, инвестиции в исследования и разработки, обучение и тому подобное – все, что в финансовой отчетности проходит как издержки, – нередко в лучшем случае откладываются, а в худшем – вовсе отменяются, поскольку они будто бы отрицательно сказываются на требуемой стоимости для акционеров.
Другими словами, нынешняя практика бухучета фактически способствует погоне за сиюминутным эффектом и вынуждает управляющих повышать стоимость для акционеров. Если бы, однако, такие инвестиции были представлены как ценность для компании, то этот нажим на руководство уменьшился бы и оно могло бы проводить стратегию повышения стоимости компании.
Другой аспект этой проблемы – практическая невозможность рассчитать доходность инвестиций (return on investment ROI) для таких нематериальных активов при нынешних правилах бухучета. В рамках этих правил ROI) всегда вычисляется в соответствии с традиционным подходом, и фактический показатель может быть выше или ниже первоначально ожидаемого.
Однако нажим ощущают не только управляющие; от бухгалтеров все чаще требуют, чтобы они отчитывались о таких вещах, как качество, управление, ИТ-структуры и прочие нематериальные активы. Управляющие, признающие значение стоимости нематериальных активов для их компаний, нередко просят своих бухгалтеров учитывать их при подготовке финансовой отчетности. По мнению управляющих, бухгалтеры должны помогать им давать сбалансированную картину деятельности их компании, картину, учитывающую все материальные и нематериальные активы, с тем чтобы можно было понять ее истинную стоимость. Но в реальности все происходит иначе. «Впервые выпущенные американскими интернет-компаниями акции пользуются колоссальным успехом, несмотря на то что многие из этих компаний несут огромные убытки. Разница между рыночной и балансовой стоимостью ни у кого так не велика, как у компаний, работающих с интеллектуальным капиталом. Аналогичный разрыв наблюдается и у тех, кто занимается издательским бизнесом, производством потребительских товаров и розничной торговлей. Неспособность бухгалтеров определить стоимость компаний никогда еще не была столь очевидной».

Но все же управляющие ждут помощи от бухгалтеров и хотят, чтобы они делали то, что выходит за рамки составления их обычного краткого отчета. Конечно, во многом это объясняется тем, что заинтересованные стороны требуют, чтобы информация не только поступала чаще, но и охватывала все больше областей. И несомненно, в такой информации нуждается рынок. Но здесь скрыта и одна опасность: с увеличением объема информации и ростом ее разнообразия возникает угроза, что те, кто в ней нуждается, погрязнут в множестве данных и со временем станут все менее способны отличить объективную, надежную информацию от чепухи. Иными словами, есть большая опасность того, что нынешнее «слишком поздно и слишком мало» превратится в «слишком быстро и слишком много». И все же для бухгалтеров здесь открываются огромные перспективы. Существует потребность в просеивании всего огромного количества данных, которые со временем окажутся доступными, с тем чтобы заинтересованные стороны могли получить объективную, надежную и прошедшую предварительный отбор информацию, которая бы точно отвечала их потребностям. Юрген Бюгелъ охарактеризовал эту ситуацию так: «Мы ждем инноваций нового типа: отчетов о результатах работы компании, которые выходят за узкие рамки финансовой отчетности. Нужно расширить прогнозы прибыли, включив в них сферы компетенции и удовлетворенность потребителей. Затем можно в общих чертах описать потенциал компании, используя факторы, от которых зависит ее успех, показатели эффективности управления, а также оценки уровня применяемой технологии. Компаниям самим выгодно систематически предоставлять заинтересованным сторонам подобные отчеты о своих нематериальных активах и разъяснять им, каков конкретный вклад этих активов в повышение стоимости их производственных процессов».
Казалось бы, кто может справиться с этим лучше, чем бухгалтеры? Тем не менее, согласно нынешнему законодательству, им это делать не разрешается, хотя потребность в подобных услугах и очевидна. И такая странная ситуация продолжает сохраняться.
Разрабатывая «Value Explorer», мы понимали, что изменение существующего законодательства займет много времени и станет результатом огромного количества компромиссов. Сразу исправить создавшееся положение оно не позволит, поэтому мы и предпочли разработать инструмент, с помощью которого можно будет составлять отдельный отчет по нематериальным активам в электронном виде или на бумаге в виде приложения к существующим отчетам. Не исключено, однако, что в результате значение нынешнего годового отчета станет еще меньшим, чем сейчас.
Несмотря на потребность рынка в более качественной информации, управляющие, финансовые аналитики и бухгалтеры обычно возражают против предложений капитализировать нематериальные активы, согласно Баруху Леву, по следующим причинам:

  • нематериальные активы слишком ненадежны (рискованны), чтобы их можно было считать активами;
  • амортизация капитализированной стоимости субъективна и может использоваться для манипулирования финансовой отчетностью;
  • затраты на нематериальные активы (база капитализации) не имеют отношения к их реальной стоимости в свете будущих выгод;
  • неудачные проекты с использованием нематериальных активов, отраженных в балансе как активы, могут стать поводом для возбуждения акционерами против управляющих и аудиторов необоснованных судебных дел.

Тем не менее абсолютно ясно, что нынешняя ситуация совершенно неудовлетворительна. Наше отношение к нематериальным активам и способ их отражения в отчетности нуждаются в изменении. Как пишет венчурный капиталист и бизнec-аналитик Уильям Давидоу, «назрела необходимость выйти и новый уровень бухгалтерского учета, при котором количество движения компании будет измеряться ее положением на рынке, лояльностью покупателей, качеством и т.д. Не оценивая этих динамичных аспектов работы компании, мы устанавливаем ее стоимость так же неправильно, как если бы делали ошибки при сложении».
Несмотря на сопротивление управленцев, отчетность по нематериальным активам может использоваться в самых различных целях, поэтому возражать против ее введения и далее было бы ошибочным. Фактически многие финансовые менеджеры так или иначе уже занимаются подготовкой отчетности по нематериальным активам, хотя эта подготовка пока еще не настолько единообразна, чтобы такие отчеты можно было сравнивать друг с другом. Другие финансовые менеджеры различными способами учитывают интеллектуальный капитал. Они оценивают успехи, достигнутые компанией в использовании ее интеллектуального капитала. Они пытаются назначить цену интеллектуальному капиталу при слияниях, создании совместных предприятий и поглощениях; учитывают интеллектуальный -капитал, когда анализируют предложения об инвестициях. Они пользуются показателями, отражающими, как компания увеличивает свой интеллектуальный капитал и доходность инвестиций, которые она сделала в этот актив.
Однако, хотя весь этот учет и имеет место на практике, признания законодателей он еще не получил. В инструкциях по международным бухгалтерским стандартам принципы учета нематериальных активов не получили отражения, но Международный комитет бухгалтерских стандартов (IASC) сформулировал их в отдельном международном стандарте бухгалтерского учета IAS 38.
Начинание это полезное, но все же оно ограничивается улучшениями в рамках существующей системы. А мы уже видели, что эта система обладает такими недостатками, что одной только точной настройки, какой бы удачной она ни была, в данном случае совершенно недостаточно. Что действительно требуется, так это принципиально новый подход к созданию стоимости в XXI веке. Нет, мы вовсе не предлагаем полностью отказаться от нынешней системы; мы считаем, что традиционное законодательство и методы сегодня имеют (и еще какое-то время будут иметь) право на существование. Но это не должно мешать нам предоставлять рынку такую информацию, в которой он все больше нуждается. В конечном счете, старую систему можно будет сдать в архив – потому что она никому уже не потребуется. И по этой самой причине совершенствование нынешней системы за счет мер наподобие тех, что предлагают такие органы, как IASC, в итоге только заведет нас в тупик.

Регулирующие органы хотят избежать решительных действий

Целесообразность перехода в новой экономике на новые принципы кажется очевидной – однако все еще существует мощное лобби, полное решимости сохранить статус-кво, оставив годовой отчет в его нынешнем виде. Регулирующие органы (и в определенной мере бухгалтеры) – приверженцы традиций; они яростно, а порой и самонадеянно, защищают прошлое, не видя большой необходимости в изменении того, что, по их мнению, и так слишком хорошо для тех целей, для которых оно предназначено. Похоже, регулирующие органы и бухгалтеры забывают о том, что решать, какая именно информация подходит потребителю, могут и должны, в конечном счете, не они; однако понятно, что они испытывают что-то вроде культурного шока, когда их сталкивают лицом к лицу с реалиями нашего мира – с тем, что нынешний рынок – это рынок покупателя. А покупатели все более недовольны тем, что продавцы (регулирующие органы и бухгалтеры) им предлагают. По мере того как потребности заинтересованных сторон станут учитываться полнее, здравомыслящие компании начнут предоставлять им такую информацию, которую они просят – нет, не просят, а требуют! И они будут делать это независимо от того, что скажут по этому поводу регулирующие органы и бухгалтеры.
Это не изолированное явление. Мы уже видели, какие радикальные изменения происходят на рынке труда. Служащие не ходят больше из компании в компанию с протянутой рукой и не просят работу, как милостыню. Сегодня компании усиленно изучают рынок труда в поисках талантливых людей и стараются заманить их к себе, пока тех не перехватили конкуренты. Нынешние смышленые профессионалы знают себе цену – и все козыри у них на руках. «Смышленая» компания – это та, что сориентировалась в новой ситуации и успешно ею пользуется. Регулирующие органы должны последовать примеру таких компаний и, вместо того чтобы отчаянно бороться за сохранение отслужившей свое системы, пойти навстречу рынку, решительно избавив мир от препятствий на пути внедрения учета интеллектуального капитала. Простое повторение того, что «это невозможно», не может больше быть приемлемой (или незыблемой) позицией.
Нередко приходится слышать, что стоимость нематериальных активов не более чем догадка. Странно, что регулирующие органы прибегают к этому аргументу, потому что то же самое можно сказать и о существующих методах амортизации и установления соответствия активов и пассивов. Эти методы основаны на предположениях, но стали общепринятыми, а потому и допустимыми. Более того, они защищены договоренностями и соглашениями. И к тому же «мы всегда так делали», и, значит, с ними абсолютно все в порядке.

Возможности бухгалтеров ограничены законом

Многие бухгалтеры уже поняли значение точного и полного учета нематериальных активов компании. Но, в конечном счете их руки связаны законом. Закон требует от них подготовки данных, которые можно проверить. Все, что не может быть реально представлено в денежном выражении, для них – по закону – не имеет стоимости.
К тому же в нынешнем меняющемся мире над бухгалтерами нависла серьезная угроза. В начале XX века главным источником информации для инвестора был годовой отчет. Сегодня, с появлением информационных технологий, это больше не так. Сведения можно получить из самых разных источников. И сведения из баз данных, квартальных и месячных результатов деятельности, а также источников нефинансовой информации гораздо полнее, чем ограниченная информация, обнаруживаемая в годовых отчетах. Существует реальная опасность, что бухгалтеры в конечном счете станут специалистами по подготовке второсортных документов, т е имеющих или почти не имеющих никакой практической ценности.
И все же неправильно было бы думать, что в мире бухгалтерского учета сегодня ничего не происходит. Мы уже упоминали о начинаниях, получивших отражение в докладе Дженкинса, а также о работе, проделанной Барухом Левом. Этот список можно дополнить еще одним именем, именем Боба Эллиотта. Он возглавлял Специальный комитет по услугам страхования (Special Committee on Assurance Services, SCAS) Американского института дипломированных общественных бухгалтеров (AICPA), который занимался проблемами будущего бухгалтерского учета. В этом докладе термин «assurance» («страхование») трактуется очень широко и учитываются новые возможности, которые далеко выходят за

Начните управлять своими нематериальными активами и использовать их

До сих пор мы обсуждали внешнюю отчетность по нематериальным активам. И, конечно, «Value Explorer» может помочь вам оценить доходность инвестиций, развитие, спад, потенциал, устойчивость и другие показатели по вашим основным сферам компетенции, указать пути их применения, предоставить ценную информацию, которая может использоваться при принятии инвестиционных решений и подготовке вашего отчета для заинтересованных лиц. В этом свете информация, которую вы сможете получить с помощью нашего метода, может послужить ценным дополнением к обычному годовому отчету – однако «Value Explorer» никогда не предназначался для его замены.
Что наш метод может делать, и причем очень эффективно, – это предоставлять управляющим обширную информацию о том, о чем до сих пор можно было только строить догадки (что так осуждает IASC). Поль Кликман подчеркивает значение знаний и информации о нематериальных активах. В своей книге «Improving Information Quality» («Как повысить качество информации») он пишет: «Управленческие решения хороши настолько, насколько хороша информация, на которой они основываются, и неправильное руководство организацией из-за ложной информации может дорого ей обойтись. Поэтому управляющие должны получать более адекватную, точную и своевременную информацию по доступной цене. В конце концов, никакая организация не может позволить себе не выполнять расчетов по оценке качества и использования знаний, которыми она обладает».
Здесь и обнаруживается истинная ценность «Value Explorer», который вооружает вас эффективной методикой анализа и оценки ваших основных сфер компетенции, позволяющей вам принять решение, куда вложить деньги, чтобы обезопасить свои нематериальные активы на будущее и обеспечить себе устойчивый доход.
Весь метод основан на так называемых «мягких» активах таких как имидж, культура, торговая марка, люди и отношения с клиентами. Он никогда не дает окончательного значения с точностью до двух цифр после запятой – но лучше быть приблизительно правым, чем точно ошибаться.
Когда мы создали этот инструмент, он был проверен на достоверность результатов путем анализа, проведенного корпоративными специалистами по финансам, которые сравнивали данные, полученные с применением «Value Explorer», с собственными прогнозами. Расхождение оказалось небольшим, но особая ценность информации, которую вы получаете с помощью нашего метода, состоит в том, что она позволяет вам понять, как вы можете управлять вашими нематериальными активами, повышая эффективность их использования.

Дайте акционерам информацию, которую они требуют

В США не прекращается жаркая дискуссия о том, имеет ли объявленная прибыль хоть какое-либо отношение к реальной прибыли компаний. Самый восхваляемый американский инвестор Уоррен Баффетт, безусловно, думает, что нет. В своей статье в «The Economist» он пишет: «Все больше и больше в иных отношениях первоклассных управляющих – главных исполнительных директоров, которых вы были бы счастливы видеть мужьями своих дочерей или которых вы с удовольствием назначили бы своими душеприказчиками, – приходят к заключению, что нет ничего зазорного в том, чтобы манипулировать доходами, чтобы удовлетворять тому, что они считают пожеланиями Уолл-стрит. На самом деле многие главные исполнительные директоры думают, что такого рода манипуляции не только не зазорны, но прямо входят в их обязанности».
Обязанность подтасовывать результаты деятельности? Очевидно, подобный подход заслуживает резкого осуждения. Тем не менее он легко объясним. На управляющих оказывают такой нажим с целью увеличения стоимости для акционеров, что умение продемонстрировать, что именно этим они и заняты, является для компаний вопросом выживания. Но такая погоня за сиюминутными результатами не будет – не может быть – длительной. Компаниям все равно придется делать инвестиции – инвестиции в людей, в знания. И при нынешней системе отчетности это, конечно, не понравится акционерам.
Так неужели единственное решение – это вовсе не вкладывать деньги в средства достижения завтрашнего успеха? По всей очевидности, нет. Такие инвестиции необходимы – и о них необходимо докладывать акционерам. С помощью «Value Explorer» подобные вложения объяснить легче, чем с привлечением традиционного годового отчета. Показывая потенциальный доход от инвестиций в нематериальные активы, а именно какую стоимость такие вложения способны создать для компании в будущем, управляющий может отстоять необходимость инвестиций в нематериальные активы и продемонстрировать, как они реально повысят стоимость для акционеров. Как подчеркивает ведущий британский теоретик менеджмента Джон Кей, «управляющие… должны понимать два момента. Первый: ориентация исключительно на повышение благосостояния акционеров может помешать вам сделать то, что действительно отвечало бы интересам акционеров в долгосрочном плане. Второй: следование правилу приоритетности интересов акционеров не только осложняет для вас максимизацию стоимости для акционеров в длительной перспективе, но может помешать вам управлять вашей компанией таким способом, который, по общему мнению, мог бы привести к улучшению результатов ее деятельности».
Итак, нам, будто бы, нужно удовлетворить взаимоисключающие требования: повысить стоимость для акционеров сейчас – и в то же время сохранить ее в будущем. Решение, утверждают Аньян Такор, Джефф Деграфф и Роберт Куинн из Школы бизнеса Мичиганского университета, состоит в том, чтобы обнаружить основные носители стоимости в компании и затем привязать к ним ее стратегию. Также они развенчивают следующие четыре мифа о стоимости для акционеров.

  • Максимизация стоимости для акционеров достигается путем концентрации всех усилий на улучшении показателей итоговой строки баланса. Соответствующий результат: излишнее внимание к квартальным доходам, снижению расходов, поголовное сокращение штатов.
  • Максимизация стоимости для акционеров заставляет пожертвовать интересами служащих и клиентов. Соответствующий результат: потеря части потребителей из-за неудовлетворительной работы с клиентами, недостаточная лояльность служащих, высокая текучесть кадров, снижение производительности труда.
  • Если наделить служащих акциями, они будут вести себя как собственники. Соответствующий результат: служащим обычно кажется, что их поведение практически не влияет на курс акций, поэтому маловероятно, чтобы они стали вести себя как собственники.
  • Фондовый рынок близорук и интересуется только сиюминутным эффектом. Соответствующий результат: излишнее внимание к промежуточным финансовым результатам в ущерб долгосрочному устойчивому созданию стоимости, сокращение расходов на обучение персонала, исследования и разработки и создание новой продукции.
Применение метода «Value Explorer» дает вам возможность сделать очевидной роль, которую нематериальные активы играют в генерировании вашей прибыли.

Ориентация на стоимость для акционеров может показаться обязательной на рынке, где инвесторы имеют большое влияние, где стоимость компании в конечном счете будто бы определяется курсом ее акций, а не балансовыми показателями. Однако добиваться повышения стоимости для акционеров любой ценой – в убеждении, что это создает стоимость для вашей компании – было бы близоруко и деструктивно. Как пишет «Financial Times», «в итоге настоящим мифом является то, что обобщения относительно создания стоимости можно применить ко всем компаниям, невзирая на то, как они стратегически позиционированы. Исключительное внимание к стоимости для акционеров может быть условием создания этой стоимости в такой компании, как Wal-Mart. Но для начинающей интернет-компании или для корпорации типа Walt Disney это может оказаться пагубным».
Применение метода «Value Explorer» дает вам возможность сделать очевидной роль, которую нематериальные активы играют в генерировании вашей прибыли. И он позволяет вам показать акционерам, что инвестиции в эти активы делаются, чтобы стоимость для акционеров была устойчивой. С помощью «Value Explorer» вы можете не только определить важнейшие направления инвестирования, но и обосновать свой выбор перед акционерами. Наш метод освобождает управляющих от необходимости заниматься улучшением итоговой строки баланса, вместо того чтобы обеспечивать намеченные будущие денежные потоки и добиваться их устойчивости.

Не можете спрятать – выставляйте напоказ

Метод «Value Explorer» иногда критикуют за то, что обнародование результатов его использования может стать сигналом для налоговых органов – якобы они могут воспользоваться этой информацией, чтобы разработать новые способы налогообложения. Это маловероятно. Однако определенный риск все же существует, если ключевая сфера компетенции используется не в той стране, где компания базируется. На такую разновидность внутрифирменной торговли может быть введен налог, и это – одна из причин, по которой многонациональным корпорациям следует проводить хорошо продуманную политику определения трансфертных цен и подтверждать эти цены документально. Кроме того, нас упрекают в том, что публикация того, что будет обнаружено с помощью нашего метода, является разглашением секретной информации. Мы не разделяем этих опасений. Настоящая ключевая сфера компетенции одна из тех, обнаружить которые вам поможет «Value Explorer», – в компании уникальна, и конкуренты не смогут ее легко скопировать. Разве может какая-нибудь компания имитировать торговую марку «Coca-Cola»? Разве может одна компания скопировать корпоративную культуру другой? Мы так не думаем.
В конечном счете, для успешного ведения бизнеса нужны смелость и мужество. Тот, кто любит придерживаться золотой середины, никогда не выигрывает. Приз достается храбрейшим, а не тем, кто просиживает всю игру на скамейке запасных. Футбольная команда не скрывает своего ведущего игрока, она выставляет его напоказ. А преуспевающие компании – это такие, которые не боятся привлечь внимание к самым ценным своим активам.
«Продемонстрируйте свою силу, и другие будут вас бояться».
С помощью метода «Value Explorer» вы можете продемонстрировать свою силу, а также, будем надеяться, и победить.

Следуйте примеру лидеров

Мы убеждены, что, пример другим в этом отношении обязаны показать самые сильные -компании. Именно они должны быть готовы первыми раскрыть свои ключевые сферы компетенции и стоимость своих нематериальных активов. Конечно, для этого нужна сила. Такие «саморазоблачения» не должны стать неким защитным ходом, скорее, их следует рассматривать как демонстрацию силы. Royal Dutch Shell долгое время лидировала в разработке принципов ведения бизнеса и отчетности. Она опубликовала отчеты о своей деятельности в области соблюдения деловой этики, охраны здоровья, обеспечения безопасности и охраны окружающей среды. Однако отчетность по нематериальным активам она все еще не ввела.
Но весьма возможно, не за горами тот день, когда такая отчетность станет общепринятой. Мы очень сомневаемся в том, то компании смогут долго игнорировать нажим, оказываемый на них с целью заставить их отчитываться по нематериальным активам. Возможно, скоро им будет нечего противопоставить рыночным силам и растущей мощи инвесторов.
Дни принципа необходимого знания сочтены. Компании и управляющие должны признать это и сегодня же принять меры к тому, чтобы приблизить новую эпоху – эпоху права быть в курсе дела.



* В чистом виде (франц.) – Примеч. переводчика.

Автор: