Корпоративное управление
Опубликовано: 20 сентября 2010

Практика организации и функционирования финансово-промышленных групп. Часть №3

Данный материал является материалом из книги «Корпоративное управление. Вопросы интеграции» , Храброва И.А., 2000 г. Издательский Дом «Альпина».

Анализ деятельности ФПГ позволяет в некоторой степени конкретизировать приведенную ранее схему (см. рис. 2) с точки зрения доминирования промышленных или финансовых структур в группе либо холдинга (вне зависимости от типа и состава объединенных организаций). Любая эффективно функционирующая финансово-промышленная группа создается и строит свою стратегию в расчете на некую «точку роста», кластер организационного развития ФПГ. Такая организация (несколько организаций), как правило, не является центральной компанией, но ее воздействие на центральную компанию, других членов ФПГ и на всю группу в целом выходит за рамки подобного воздействия обычных, «рядовых» членов группы. Соответственно, и состав участников ФПГ определяется прежде всего избранной группой стратегией. В силу своей специфики ФПГ ограничивают свою деятельность рамками отрасли (смежных отраслей), региона, экспортными возможностями и т.д. «Принципиальная особенность состоит в том, что в группах привлечение финансовых ресурсов совмещается с процессом их концентрации на направлениях, обеспечивающих закрепление и расширение собственной доли внутреннего рынка, а также активное продвижение на мировой рынок».*

Наряду с группой ОНЭКСИМ среди «классических» банковских групп следует выделить ФПГ, сформированные Инкомбанком, банком «Российский кредит», консорциумом Альфа-групп, банком Менатеп.

Вообще, пристальное внимание к банковским группам вполне обосновано. Во-первых, передел собственности, приведший к образованию ФПГ в основном осуществлялся в три этапа: ваучерной приватизации, залоговых аукционов и последовавшими за ними этапа инвестиционных конкурсов. Участниками этих мероприятий, способными мобилизовать достаточные ресурсы для приобретения контрольных либо блокирующих пакетов акций, могли стать только крупные финансовые структуры.

Во-вторых, именно менеджмент крупных российских банков стал сосредоточением лучших специалистов, в том числе и в промышленной сфере. Наконец, именно банки стали агентами промышленных предприятий в области привлечения иностранных инвестиций, что связано с необходимостью реализации ресурсоемких инвестиционных предложений промышленного сектора. По мнению сотрудников Института проблем инвестирования, «прямому финансированию промышленности зарубежные инвесторы предпочитают предоставление кредитов через мощные банки, сформировавшие вокруг себя ФПГ».**

Контроль и вмешательство банка в управление промышленной организацией на уровне ФПГ может быть отнесен к отдельным или всем уровням управления: оперативному, тактическому и стратегическому. Причем такая ситуация зависит не только от отношений собственности между банком и промышленным предприятием, но и от выбранного банком способа реализации стратегии промышленной экспансии, поскольку общей тенденцией для процессов концентрации собственности и развития финансового капитала является ориентация на контрольный пакет акций промышленного объекта. Это объясняется более чем низкой ликвидностью подавляющего большинства корпоративных акций и сложной системой рисков (обращают на себя внимание специфические российские риски).

Схожую с рассмотренной группой ОНЭКСИМ политику относительно промышленного блока имеет ФПГ, сформированная банком Менатеп. Интенсивное выполнение программы создания промышленного холдинга (с 1992 г.) привело к сосредоточению у группы Менатеп-Роспром крупных пакетов акций более чем ста промышленных предприятий. Среди них выделяются Волжский трубный завод, Усть-Илимский лесопромышленный комбинат, Красноярский металлургический завод, АО «Апатит», Новокузнецкий алюминиевый завод, Мурманское морское пароходство, нефтяная компания ЮКОС, комбинат «Колосс» и др.

Особенностью организации управления группы является выделение специализированной компании «Роспром» для управления промышленной составляющей ФПГ в рамках стратегических направлений. В 1996 г. в качестве таких были заявлены нефтяной бизнес, пищевая и текстильная промышленность (существует официально оформленная ФПГ «Консорциум »Русский текстиль«), стройиндустрия и горная химия. Основой управленческой и инвестиционной деятельности »Роспрома« являются, как правило, договоры о совместной деятельности, по которым и происходит наделение управляющей функцией. При этом в ведение »Роспрома« попадает и сбытовой, и финансовый, и производственный менеджмент. Особенное внимание со стороны группы уделяется вопросам финансового планирования и рационализации учетной политики подведомственных предприятий. Примечательно, что последние события указывают на переориентацию стратегии ФПГ »Менатеп-Роспром" с банковской экспансии, направленной на формирование конгломерата, на приоритетное развитие нефтяной составляющей группы. По заявлению руководства менеджмент группы делится на инвестиционный и нефтяной.

Можно заключить, что в настоящее время наибольшей жизнеспособностью обладают группы, построенные по вертикальному принципу интеграции участников нескольких технологических процессов. Данное обстоятельство объясняется, с одной стороны, усилением конкурентной борьбы, которая провоцирует переливы прилагаемых капиталов между отраслями (объективная причина) и, с другой стороны, недоиспользованием активов в условиях экономического кризиса в России (специфический фактор).

Анализ фактических данных, характеризующих процесс создания ФПГ в России, свидетельствует о тенденции включения в состав членов ФПГ крупных промышленных предприятий с (реальными и/или потенциальными) большими объемами реализации и крупными инвестиционными предложениями. Такая тенденция прослеживается и в мировом хозяйстве, что объясняется, в первую очередь, более прочными и устойчивыми кооперационными связями крупномасштабного производства, нежели мелкосерийного, явным преимуществом от реализации эффекта масштаба и ограниченной возможностью выполнения инвестиционных программ на основе собственных источников финансирования.

Состоятельность интеграционной формы ФПГ на переходном этапе при неясных перспективах ее использования в дальнейших трансформационных процессах показали события, связанные с финансовым кризисом 1998 г. Определенные симптомы исчерпания потенциала ФПГ на данном этапе развития появились несколько раньше. Формально – это прежде всего уменьшение количества ФПГ, создаваемых официально. Причем, как нам кажется, причиной явилось не объективное сокращение потенциальных участников объединения на фоне уже созданных семи десятков групп, а практически сведенный к нулевой отметке выигрыш от официального оформления статуса финансово-промышленной группы. И прежде всего это касается декларированных в Законе «О финансово-промышленных группах» предоставляемых ФПГ льготах.

Кризис финансового рынка ударил по ядру ФПГ – банковскому сектору. Поскольку в 1995 – 1997 гг. в силу специфики экономического развития именно банковские группы являлись наиболее успешными, жизнеспособными и перспективными, ослабление позиций коммерческих банков прямо отразилось и на сформированных ими промышленных холдингах. Началось избавление от промышленных активов: от продажи крупных пакетов акций предприятий (например, горнообогатительных комбинатов группы, сформированной АКБ «Российский кредит») до таких не свойственных банкам-агрессорам шагов, как безвозмездная передача акций государству (предложение группы «Интеррос» в отношении ОАО «Ангарская нефтехимическая компания»).

Справедливости ради отметим, что не всегда сделки по продаже акций стратегически значимых предприятий-производителей действительно означают изменение корпоративного контроля: заключаемые между аффилированными компаниями, они совершаются с целью вывода за пределы объекта, подпадающего под процедуры банкротства.



 

Все статьи цикла «Практика организации и функционирования финансово-промышленных групп»

(состоит из 4 статей)

Часть №1 (20 сентября 2010)

Часть №2 (20 сентября 2010)

Часть №3 (20 сентября 2010)

Резюме (20 сентября 2010)