Институт добросовестного предпринимателя в российском корпоративном праве

Слияния и поглощения

Автор:
Источник: Акционерное общество: вопросы корпоративного управления
Опубликовано: 5 июля 2010

Арбитражная практика

Согласно общему принципу российского гражданского законодательства собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Однако при определенных обстоятельствах принудительный возврат незаконно отчужденного имущества не допускается.

Правовой институт добросовестного приобретателя образует совокупность таких обстоятельств, которые состоят в следующем:

  • имущество приобретено у лица, не имеющего права на его отчуждение;
  • приобретатель такого имущества не знал и не мог знать об отсутствии у отчуждателя права на распоряжение имуществом;
  • приобретение имущества совершено возмездно.

При этом указанные обстоятельства не отменяют права собственника на истребование своего имущества из чужого незаконного владения, если:

  • имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение;
  • имущество похищено у собственника либо у лица, которому имущество было передано собственником во владение;
  • имущество выбыло из владения указанных выше лиц иным путем помимо их воли.

Из статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что институт добросовестного приобретателя как юридическая категория гражданских отношений возникает (устанавливается) лишь в контексте судебного разбирательства, инициированного исключительно виндикационным иском, то есть способом защиты прав собственника в виде истребования имущества из чужого незаконного владения.

Поскольку в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ) акции относятся к объектам гражданских прав, которые могут свободно отчуждаться, то институт добросовестного приобретателя применяется и в сфере корпоративного права.

Вопрос о возможности и пределах виндикации имущества от добросовестного приобретателя, в частности ценных бумаг — акций, исследовался в российской правоприменительной деятельности судов длительное время. И только в конце девяностых Высший Арбитражный Суд Российской Федерации признал возможность истребования бездокументарных ценных бумаг из чужого незаконного владения1.

В дальнейшем правовая база такого подхода была подкреплена позицией Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной им в Постановлении от 21.04.2003 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева». Судебным толкованием по данному делу предопределено, что если имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество, то имущество может быть возвращено из незаконного владения. Именно к этому Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации апеллируют судебные органы, принимающие решение в пользу возможности виндицировать акции.

Далее в настоящей статье мы рассмотрим особенности установления признаков и пределов применения института добросовестного приобретателя в судебном производстве.

Распределение бремени доказывания

В соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается, а значит, в деле по иску об истребовании акций из чужого незаконного владения доказывание наличия порока воли собственника при отчуждении акций является обязанностью истца, а доказывание обстоятельств, свидетельствующих о добросовестности приобретения, — обязанностью ответчика.

Истица обратилась к ответчикам с иском об истребовании из чужого незаконного владения бездокументарных акций коммерческой организации — открытого акционерного общества. Суд отказал в удовлетворении требований, указав при этом, что истица не доказала недобросовестность ответчиков. Суд апелляционной инстанции решение оставил без изменения. ФАС Северо-Западного округа отменил ранее вынесенные решения и постановление, указав при этом на то, что бремя доказывания добросовестности действий приобретателей суд неправомерно возложил на истца, тогда как это обстоятельство подлежит доказыванию ответчиками2.

Рассмотрим на основании судебной практики, каким образом происходит доказывание добросовестности, какие обстоятельства учитываются судом при вынесении того или иного решения, какие факты становятся предметом исследования суда.

Возмездность приобретения спорных акций

Согласно статье 302 ГК РФ наличие возмездного приобретения спорного имущества является обязательным признаком добросовестности приобретения. Установление факта возмездности необходимо в связи с тем, что если акции были переданы приобретателю по безвозмездной сделке, то они подлежат возвращению собственнику в любом случае.

Если суд не исследовал обстоятельства возмездности отчуждения акций, то это служит основанием для отмены решения и направления дела на новое рассмотрение.

Истец обратился в арбитражный суд к закрытому акционерному обществу и гражданину К. с иском об истребовании из чужого незаконного владения бездокументарных акций. Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования истца, однако суд кассационной инстанции отменил принятое ранее решение, указав, что обстоятельства, касающиеся возмездного приобретения ответчиками спорных акций, судом не устанавливались3.

Нередко спорные акции оказываются у приобретателя в результате нескольких сделок. В этом случае суд должен установить возмездность или безвозмездность последней сделки, в результате которой спорное имущество перешло последнему владельцу — ответчику.

Возмездность приобретения доказывается предоставлением платежного поручения либо расходного кассового ордера, из которых следует, что денежные средства по договору купли-продажи за акции перечислены на счет продавца либо выданы из кассы. Если акции были переданы по иному, чем договор купли-продажи, возмездному договору, то должны быть представлены доказательства принятия продавцом встречного предоставления.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, рассмотрев протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ на решение арбитражного суда, постановление апелляционной инстанции и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа по делу об истребовании акций из чужого незаконного владения, указал, что в деле отсутствуют доказательства о фактическом совершении сделки купли-продажи акций. Из материалов дела не ясно, приобретены ли эти акции возмездно, является ли сделка купли-продажи указанных акций исполненной. Данное обстоятельство послужило основанием для отмены всех ранее принятых по делу судебных актов и направления дела на новое рассмотрение4.

Неосведомленность покупателя об отсутствии правовых оснований на отчуждение спорных акций

В соответствии с определением «добросовестного приобретателя» таким не может являться лицо, которое знало или могло знать об отсутствии у продавца прав на реализацию имущества. Кроме того, объектом исследования суда являются обстоятельства информированности приобретателя об имеющихся притязаниях третьих лиц на спорные акции.

Разрешая вопрос о добросовестности приобретателя и определяя круг обстоятельств, о которых он должен был знать, суд учитывает родственные и иные связи между лицами, участвовавшими в заключении сделок, направленных на передачу права собственности. Кроме того, суд учитывает совмещение одним лицом должностей в организациях, совершавших такие сделки, а также участие одних и тех же лиц в уставном капитале этих организаций, родственные и иные связи между ними.

Открытое акционерное общество «АКВ» обратилось в арбитражный суд к закрытому акционерному обществу «АВ», открытому акционерному обществу «П» с иском об истребовании акций, выбывших из владения истца помимо его воли. Ответчик (ОАО «П») ссылался на то, что он является добросовестным приобретателем. Однако суд не усмотрел в действиях ответчика признаков добросовестности, так как генеральным директором ОАО «П» (покупателя) и членом совета директоров ЗАО «АВ» (недобросовестного продавца) являлось одно и то же лицо5.

Помимо перечисленных признаков суд при оценке действий приобретателя на предмет их добросовестности обращает внимание на следующие обстоятельства:

  • имеются ли в средствах массовой информации сведения о том, что акции эмитента или иное имущество, ранее принадлежавшее другому лицу, является предметом спора6;
  • какое количество сделок было осуществлено по перепродаже спорных акций, совершены ли они в короткий период времени (так, например, суд пришел к выводу, что совершение восемнадцати сделок по передаче спорных акций в течение непродолжительного времени осуществлено с целью затруднить их последующее истребование вследствие смешения с иными бездокументарными акциями. Суд кассационной инстанции поддержал данный вывод7);
  • не отчуждены ли акции значительно ниже их рыночной стоимости (Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа отменил решение нижестоящего арбитражного суда об отказе в истребовании акций из чужого незаконного владения, так как судом не был принят во внимание довод истца о том, что спорные акции были проданы приобретателю по нереальной низкой цене8).

В соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» покупатель не может быть признан добросовестным приобретателем, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых покупателю было известно9.

Так, например, удовлетворяя исковые требования об истребовании акций из чужого незаконного владения, суд первой инстанции исходил из того, что при совершении сделки, по которой ответчику (ЗАО) перешел спорный пакет акций, последнему было известно, что в отношении указанных акций имеются притязания гражданина К., поскольку гражданин Н., являясь генеральным директором ЗАО, к моменту заключения договора являлся одновременно ответчиком по делу как владелец спорных акций, в связи с чем ЗАО не может быть признано добросовестным приобретателем10.

Следует сказать, что акционерное общество может быть как заявителем виндикационно-го иска об истребовании акций, так и ответчиком. При этом обстоятельства могут сложиться таким образом, что общество не участвует в деле в качестве истца или ответчика, однако предметом спора являются акции этого общества. В этом случае общество привлекается в качестве третьего лица, так как принятие решения по спору затрагивает его интересы как эмитента. Например, наличие в производстве арбитражного суда дела об истребовании акций из чужого незаконного владения часто влечет за собой иски с требованиями о признании недействительными решений, принятых с участием акционеров, владеющих спорными акциями. Судебная практика, сложившаяся по данному вопросу, довольно логична: решение суда по требованиям о признании решений общих собраний акционеров прямо зависит от судебного акта, принятого по виндикационному иску.

В частности, акционер обратился в арбитражный суд с иском к ОАО о признании недействительными решений внеочередного общего собрания акционеров об утверждении порядка ведения собрания, о внесении изменений в устав, об увеличении уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций и об одобрении сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.

Иск обоснован тем, что собрание акционеров проведено в отсутствие кворума, поскольку из зарегистрировавшихся для участия в собрании 33 акционеров, владеющих в совокупности 942 641 голосующей акцией, 5 акционеров участвовали в голосовании 511 575 акциями, которые приобретены ими по ничтожным сделкам.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано.

Судебные акты мотивированы тем, что требуемый согласно статьям 48, 58 ФЗ «Об акционерных обществах» кворум для принятия оспариваемых решений на общем собрании акционеров имелся, а истцом не представлены доказательства отсутствия у 5 акционеров, владеющих в совокупности 511 575 акциями, права собственности на эти акции и права голосовать ими. Несмотря на признание в судебном порядке сделок по отчуждению истцом в 1999 году 511 820 акций недействительными, покупатели этих акций признаны добросовестными приобретателями, таккак акции выбыли из владения истца по его воле по возмездным сделкам. Наличие ареста на акции не признано судом обстоятельством, исключающим право владельцев 511 575 акций голосовать ими на собрании, так как наложенный арест не содержал запрета осуществлять удостоверенные этими акциями права на участие в управлении акционерным обществом. Суд кассационной инстанции оставил судебные акты первой и второй инстанции без изменения11.

Следует здесь заметить, что суды, разрешая споры по признанию недействительными решений общих собраний акционеров в контексте признания акционера добросовестным либо недобросовестным приобретателем акций, все равно должны учитывать положения пункта 7 статьи 49 Федерального закона «Об акционерных обществах» и содержащиеся в пункте 24 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 г. № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» разъяснения о том, что при наличии совокупности определенных обстоятельств (голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными, решение не повлекло причинения убытков данному акционеру) суд вправе оставить в силе обжалуемое решение общего собрания12.

На практике акционеры также обращаются в арбитражный суд первоначально с исками об истребовании из чужого незаконного владения акций, которые выбыли из их владения с пороком воли, а затем уже заявляют о признании незаконными решений общего собрания акционеров, принятые с участием ответчиков. В данных случаях суды, исследовав первое обстоятельство, определяют соответствие закону состоявшихся решений общих собраний участников общества.

В ходе судебного разбирательства выяснилось: акции списаны со счетов истцов без их волеизъявления, путем подделки передаточных распоряжений и, соответственно, ответчики не были признаны добросовестными приобретателями. На основании этого факта суд признал недействительными решения внеочередного общего собрания акционеров и незаконным дополнительный выпуск акций, произведенный на основании признанного недействительным решения13.

Установление факта наличия либо отсутствия воли собственника на отчуждение спорных акций является обстоятельством, подлежащим исследованию судом в обязательном порядке, поскольку в случае выбытия акций из обладания собственника в отсутствие его воли указанное имущество подлежит возврату в любом случае. При этом далеко не все обстоятельства, на первый взгляд свидетельствующие об отсутствии воли на отчуждение акций, в ходе судебного разбирательства признаются таковыми.

Кассационной суд отменил судебные акты судов первой и апелляционной инстанций, которыми были удовлетворены исковые требования акционерного общества об истребовании акций из чужого незаконного владения, а в удовлетворении встречных исковых требований о признании ответчиков добросовестными приобретателями отказано. Суд первой инстанции, удовлетворяя требования акционерного общества, исходил из того, что акции выбыли из владения общества помимо его воли в результате сделок, признанных в дальнейшем судом незаконными. Однако суд кассационной инстанции с такими выводами не согласился, указав, что признание сделок недействительными не свидетельствует об отсутствии воли акционерного общества на их отчуждение. В рассматриваемом случае спорные акции были проданы истцом, что свидетельствует о наличии воли на отчуждение имущества. Однако такая воля была порочна, не имела соответствующего правового подкрепления в виде необходимого для данного вида сделок согласия — решения собрания акционеров14.

ВАС РФ создал прецедент, согласно которому имущество должно считаться выбывшим из владения собственника помимо его воли: это имущество, изъятое у собственника на основании решения суда, принятого в отношении этого имущества, но впоследствии отмененного15. Несмотря на то, что в приведенном в указанном информационном письме случае речь идет о движимом имуществе, полагаем, что эта позиция судов распространяется на любое имущество, в том числе и на акции.

В заключение настоящей статьи отметим, что как хозяйственное общество при намерении инвестирования в акции акционерного общества, так и акционер — физическое лицо при приобретении акций должны в преддверие сделки собрать максимальную информацию о продавце акций, об эмитенте акций, об обстоятельствах приобретения акций самим отчуждателем. В частности, проверить по доступным электронным базам наличие или отсутствие судебных разбирательств с участием продавца, третьих лиц по поводу приобретаемых акций, изучить документы, подтверждающие возникновение права собственности на отчуждаемое имущество, обеспечить возмездность сделки по приобретению акций на основе их действительной стоимости. Такие действия в случае недобросовестности отчуждателя во многом способны предотвратить либо саму сделку, основанную на незаконном отчуждении, либо не допустить в последующем истребование акций у приобретателя по причине его добросовестности.

1См.: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.04.1998 № 33 «Обзор практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций».

2Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.07.2007 г. по делу № А66

3См.: Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 01.02.2007 г. № А74-3954/05-Ф02-7217/06-С2 по делу № А74-3954/05.

4См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.03.2002 г. № 1824/01 по делу № А40-37948/00-23-435.

5См.: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 10.02.2006 г. по делу № А12-20527/2005-С37.

6См.: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 19.10.2004 г. № А06-1282/2-16/04.

7См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.06.2007 г. № Ф08-3145/2007 по делу № А32-14415/2005-15/392.

8См.: Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 10.12.2001 г. № Ф03-А51/01-1/2429.

9См.: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25.02.1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

10Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 04.08.2008 г. № А33-12004/05-Ф02-3630/08 по делу № А33-12004/05.

11См.: Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 04.08.2008 г. № Ф03-А51/08-1/2957 по делу № А51-11658/0734-474.

12См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.11.2007 г. № Ф08-7009/07 по делу № А32-23682/06-47/416.

13См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.09.2006 г. № 4375/06 по делу № А01-2497-2004-5/1405-2005-12.

14См.: Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 15.08.2008 г. № Ф10-3699/08 по делу № А14-5861-2007-180/29.

15Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 г. № 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения».

Автор: