Карьера и образование: игра на понижение

Кадровый менеджмент

Автор:
Источник: Московский бухгалтер
Опубликовано: 15 сентября 2009

Само понятие «карьера» в большинстве случаев связывают с постоянным движением вверх, с покорением новых рубежей, а также с профессиональным и должностным ростом. Но некоторые предпочитают не подниматься, а спускаться по служебной лестнице или вовсе найти способ исключить из своей жизни такое понятие, как «офис». Это специфическое социальное явление, зародившееся на Западе, называется «дауншифтинг». Набирает популярность «игра на понижение» и в нашей стране, а на фоне массовых сокращений карьерный спуск приобрел новую — вынужденную — форму. О причинах дауншифтинга и о том, как к нему относятся работодатели, читайте в нашей статье.

Слово «дауншифтинг», означающее в дословном переводе с английского «сдвиг вниз», заимствовано из лексикона автомобилистов — так называется переключение коробки передач на меньшую скорость. У социологов и аналитиков рынка труда это понятие приобрело иное значение: отказ от карьерной гонки ради иных жизненных ценностей. Философия карьерного спуска, базирующаяся на стремлении жить ради себя и своей семьи, отказавшись от чужих целей, несет в себе отпечаток бунтарской романтики времен хиппи. Отношение к дауншифтерам со стороны общества неоднозначно, нередко их называют неудачниками и «слабаками», неспособными выдержать конкуренцию.

Возникновение дауншифтинга на Западе — вполне естественная и предсказуемая реакция на некогда популярный стиль жизни яппи. Яппи — это молодой, невероятно честолюбивый и амбициозный «белый воротничок». Работа и карьера для него имеют первостепенное значение, потому как имидж и социальный статус тесно связываются с самоуважением. Карьерист-яппи является заложником собственного положения: он тратит львиную долю доходов на приобретение престижных вещей, позволяющих выглядеть значительнее — а ощущение собственной успешности позволяет совершить очередной карьерный рывок. И так может продолжаться до бесконечности. Дауншифтинг — стремление разорвать этот замкнутый круг, который постепенно становится жизненной нормой.

Для многих молодых российских специалистов стиль жизни яппи долгое время являлся заветной мечтой, а карьера была основным жизненным приоритетом. Нет ничего удивительного и в том, что у нас появились свои «игроки на понижение». В интернете можно найти целое сообщество российских дауншифтеров (www.downshifting.ru). Вот, например, история свободолюбивой 28-летней москвички Алисы: «Мы с мужем решили пополнить ряды дауншифтеров. Нас никак нельзя назвать неудачниками. Собственный бизнес — рекламное агентство. Муж — отличный специалист 3D, я — менеджер собственной фирмы и еще психолог по совместительству. Есть круг крупных постоянных клиентов, есть победы на региональных фестивалях дизайна. Но два месяца назад мы купили домик в деревне. А сегодня приняли окончательное решение сворачивать бизнес и разработали план переезда в деревню насовсем. Давно не испытывали такого душевного подъема. Скажу, что не боимся трудностей — однозначно совру. Но усилия, которые мы затрачиваем на городскую жизнь и карьеру, съедают нас без остатка. Решили не дожидаться состояния лимона после соковыжималки. Пусть те же усилия будут нам в радость. Предполагаем, что работать в дальнейшем будем через Интернет».

Среди российских дауншифтеров имеет популярность «побег» не только в глубинку, но и в другие страны. По мнению матерых экс-карьеристов, переезд за границу имеет массу плюсов. Во-первых, жизнь во многих странах дешевле, чем в России, во-вторых, ребенку можно дать хорошее образование, и это — не говоря о климатических особенностях и об уровне жизни.

Один из сценариев бегства от надоевшей офисной рутины предполагает наличие стартового капитала. Например, продав квартиру в Москве, можно на вырученные деньги купить хороший домик где-нибудь в Греции или Италии. А оставшуюся наличность стоит положить на депозит в банк и получать ежемесячно прибыль. Наиболее дешева и вольготна жизнь в Гоа или в Панаме, отмечают члены сообщества российских дауншифтеров.

Но совсем не все дауншифтеры решительно настроены сойти с карьерной дистанции ради семьи, хобби, психологического комфорта или заботы о собственном здоровье, пожертвовав статусом и положением. Одни в поисках баланса между работой и свободным временем принимают решение заняться новым видом деятельности. Другим, менее решительным, часто бывает достаточно «спуститься вниз» на одну-две ступеньки карьерной лестницы, уменьшив объем ответственности и количество должностных обязанностей. Такой дауншифтинг может сопровождаться понижением в должности, например, уходом с высокого поста в малоизвестной компании в более известную фирму, но на позицию пониже, с сохранением примерно того же уровня заработной платы.

В данном случае хедхантеры рекомендуют завуалировать стремление иметь меньше ответственности или усталость от плотного графика. Это вызовет подозрение новых работодателей. И в качестве мотивации к дауншифтингу обозначить то, что хочешь проводить больше времени дома, с детьми. Но ни в коем случае нельзя говорить, что «просто устал от работы». Также «игрокам на понижение» лучше сообщить, что на прошлом месте работы зарплата была нестабильная или «серая», а уж если она была еще и выше, чем предлагается на новой должности, то данный факт лучше не разглашать. Также можно объяснить стремление к спуску по карьерной лестнице желанием работать с более сильным игроком на рынке. Выбирать лучшее — вполне естественно, считают работодатели и с радостью берут таких сотрудников.

Кстати, далеко не всегда дауншифтинг означает снижение доходов и понижение статуса. Радикальная смена профессии может стать источником гораздо большего заработка и, например, привести к созданию собственного бизнеса.

Специалист кадрового центра «Юнити» Ольга Симонова вспоминает случай успешной смены профессии без ущерба для социального статуса и заработной платы: «В моей практике был пример, когда человек, много лет проработавший успешным генеральным директором, перешел на позицию HR-директора и тем самым начал новый карьерный виток».

Еще один вариант дауншифтинга без денежных потерь и без смены социального статуса — переход из крупной компании в безымянную, который может сопровождаться ростом компенсации и повышением в должности, но одновременно будет шагом вниз в глазах работодателей.

Что касается кандидатов, неожиданно решивших вернуться на прежние высоты после сознательного спуска по карьерной лестнице, то к таким претендентам кадровики, как правило, относятся с подозрением. И неудивительно: такой работник мог растерять весь профессионализм. Кроме того, существует мнение, что если человек однажды отказался от роста вверх, повторно сформировать у него требуемую мотивацию и нацеленность на успех, столь ценимые кадровиками, будет довольно проблематично. Поэтому HR-специалисты рекомендуют по возможности замаскировать или даже скрыть зигзаг в собственной карьере.

В последние годы наблюдается перенасыщение рынка труда молодыми экономистами, юристами и менеджерами. Мало того, что специалистов в этих областях гораздо больше, чем требуется, так еще и далеко не все компетентны и хорошо подготовлены. Многие выпускники вузов, не получая морального удовлетворения от работы, ищут себя в новой сфере деятельности. Переквалификация зачастую сопряжена с понижением социального статуса. По прогнозам социологов, дауншифтеров такого рода будет все больше.

За примерами положительных результатов от такого поворота в трудовой биографии, далеко ходить не надо. Рассказывает член сообщества дауншифтеров Елена: «Родители помогли мне получить хорошее образование, а потом устроили на высокооплачиваемую работу. Проработав около года старшим менеджером, я вдруг поняла, что перекладываю бумажки с места на место и живу по чужому расписанию. Я вспомнила, что в детстве очень любила биологию, наблюдать за животными, когда родители отвозили меня к бабушке в деревню. Я втайне от родителей поступила в ветеринарный колледж. Сейчас я ветеринарный врач в небольшой больнице и несказанно этому рада, потому что работа, наконец, приносит мне ощущение нужности и полезности».

На желание пожертвовать статусом и хорошей зарплатой ради новых знаний при смене рода деятельности работодатели реагируют положительно. Если человек говорит: «Это то, чем я мечтал заниматься всю жизнь!» — это безусловный аргумент в пользу того, чтобы принять его на работу. Данный вид дауншифтинга — не столько движение вниз, сколько открытие новых горизонтов, возможность смены не только профессии, но и образа жизни и мировосприятия. Максимально эффективным человек может быть, когда делает дело своей жизни, когда его профессия — это его призвание, в один голос утверждают кадровики. Сейчас очень актуален и вынужденный дауншифтинг: когда человек, не найдя работу по своей специальности из-за кризисной ситуации на рынке труда, прибегает к переквалификации. Для кого-то новая профессия — временный вариант, для других — возможность выбрать более интересную специальность. Вынужденный дауншифтинг сформировался под воздействием новых экономических условий, рассказывает Ольга Симонова, когда уволенный сотрудник, не найдя работы своего уровня, начинает поиски работы более низкой квалификации. Это сейчас очень распространено, особенно для «топов»: для них конкурс на вакансии особенно жесткий. Найти новую престижную работу в условиях кризиса удается далеко не всем. Число претендентов на место во многих регионах уже сейчас больше, чем количество вакансий. Многим из тех, кто не может трудоустроиться, приходится пополнять ряды выживающих на пособие по безработице, сменить сферу деятельности или даже согласиться на работу «без специальной подготовки». Поэтому есть опасность, что грамотные специалисты могут просто потерять квалификацию. Труднее всего приходится работникам финансового сектора, сферы услуг, в частности гостиничного бизнеса, IT-техники, масс-медиа и сферы культуры. Здесь наблюдается серьезное обострение конкуренции, поскольку рабочих мест мало. Каждый выкручивается, как может, отмечает Ольга Симонова: «Например, среди бывших руководителей банковских отделов наметилась тенденция переквалификации в главных бухгалтеров. Да и другие специалисты, воспользовавшись передышкой, все чаще проходят курсы переквалификации с целью обрести новую специализацию или даже профессию».

 Смогут ли вынужденные дауншифтеры вернуться на прежние позиции — вопрос спорный, эксперт придерживается следующего мнения:  если это топ-менеджер и собеседование показывает, что провалов в представлении о рынке и работе у него нет, то обычно проблем не возникает. Но в этом случае все зависит от мнительности работодателя. Есть и принципиальные противники дауншифтинга. Если же в долгом отпуске побывал специалист среднего звена, то наниматель достаточно подозрительно будет относиться к кандидату. И, скорее всего, предпочтет ему другого — более опытного и желательно в данный момент работающего. Но в целом Ольга Симонова убеждена, что со временем все встанет на свои места и вынужденные дауншифтеры перестанут существовать.

Автор: