Необходимость применения МСФО для формирования достоверной финансовой отчетности в целях привлечения инвестиций

Обзор МСФО

Автор:
Источник: Awara (Avenir) IT Solutions
Опубликовано: 3 ноября 2011

Достоверная финансовая отчетность до сих пор является камнем преткновения интересов инвесторов в России. Кредитные учреждения, финансовые институты, бизнес-ангелы, портфельные инвесторы, выход на IPO – вариантов привлечения инвестиций много, но все они непосредственно связаны с необходимостью предоставлять финансовую отчетность, удовлетворяющую требованиям инвесторов. Могут ли российские стандарты подготовки отчетности служить инструментом раскрытия реального финансового состояния объекта инвестирования?

Стандарты российской отчетности постоянно совершенствуются, и на лицо постоянное их сближение с международными. Начало было положено еще в далеком 1998 году с выходом Постановления Правительства РФ N 283 «Об утверждении Программы реформирования бухгалтерского учета в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности» от 06.03.1998. 01.07.2004 появился Приказ Минфина №180 «Концепция развития бухгалтерского учета и отчетности в РФ на среднесрочную перспективу». А недавний закон 208-ФЗ «О консолидированной финансовой отчетности» от 27.07.2010 продолжил начатое сближение. Почему же, несмотря на весь этот позитив, инвесторы все еще предпочитают пользоваться отчетностью, подготовленной с применением именно МСФО, а не РСБУ?

Казалось бы, в России существует бухгалтерский учет, одной из основных целей которого является «…формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении, необходимой внутренним пользователям бухгалтерской отчетности – руководителям, учредителям, участникам и собственникам имущества организации, а также внешним – инвесторам, кредиторам и другим пользователям бухгалтерской отчетности…» (Федеральный закон «О бухгалтерском учете» от 21.11.1996 N 129-ФЗ). На этом основании вроде бы хочется верить в то, что правильное ведение бухгалтерского учета позволит пользователям финансовой отчетности сформировать адекватное мнение о реальном финансовом состоянии объекта инвестиций.

Однако это, к сожалению, не так. И причин тому несколько.

Прежде всего, нельзя не отметить полную незаинтересованность государства в получении достоверной бухгалтерской отчетности. Для государства бизнес – это, прежде всего, налогоплательщик. Специфика российского учета такова, что во главу угла ставится, прежде всего, налоговый учет и правильность расчета сумм, уплачиваемых налогоплательщиком. Именно поэтому в учете и отчетности превалирует ориентация на налоговый учет, законодательно закрепленный, достаточно жестко регламентированный, в большинстве случаев императивный, т.е. не позволяющий толкований и выбора.

Штрафы за налоговые ошибки велики, штрафы же за ошибки в бухгалтерском учете ничтожны либо вообще не применимы. Любой здравомыслящий финансовый сотрудник будет стремиться к сближению бухгалтерского учета с налоговым, ориентируясь именно на налоговый учет. Финансовая отчетность, построенная на максимальном сближении с налоговым учетом, несет в себе потенциальный риск искажения реального финансового состояния объекта инвестиций, поскольку в силу законодательных ограничений не будет иметь возможности отразить многие реальные хозяйственные процессы.

Во-вторых, имеет место низкая детализация стандартной бухгалтерской и налоговой отчетности, закрепленная на законодательном уровне. Формат отчетности, закрепленный требованиями законодательства, представляет собой набор укрупненных, обобщенных показателей, что в большинстве случаев не может в полной мере удовлетворить интересы пользователей финансовой отчетности, заинтересованных, как правило, в большей детализации. Однако, в отсутствии требований законодательства о детализации отчетности, компании приходится самостоятельно прикладывать дополнительные внутренние усилия для подготовки отчетности в необходимом пользователям аналитическом разрезе, на что не всегда находится время и силы.

В-третьих, сама специфика российского бухгалтерского и налогового учета накладывает существенные ограничения на возможность отражения действительных хозяйственных операций. В российском учете имеет место превалирование формы над содержанием, проще говоря, операция может быть принята к учету только в том случае, если она документально подтверждена (Федеральный закон «О бухгалтерском учете» от 21.11.1996 N 129-ФЗ; п.1 ст. 252 НК РФ). В частности, если по правилам МСФО существует обязанность учесть расход, если о нем известно, то по правилам РСБУ такой расход нельзя будет учесть до тех пор, пока он не будет документально подтвержден. В результате финансовая отчетность, сформированная исключительно на документально подтвержденных операциях, может иметь существенные расхождения с реальной действительностью.

Наконец, несмотря на существование регламентирующих законодательных актов, описывающих требования к налоговому и бухгалтерскому учету, также нельзя не отметить существование независимого мнения самих налоговых органов, которое зачастую совершенно не подкрепляется законодательной практикой. И, несмотря на то, что по ряду вопросов налогоплательщик может отстоять свою точку зрения в суде, большинство компаний предпочитают не связываться с судебными тяжбами и предпочитают идти на поводу у налоговиков, следуя зачастую совершенно неправомерным требованиям. Стоит ли говорить, что достоверность финансовой отчетности в этом случае также не повышается?

Ситуация усугубляется наличием собственного мнения у сотрудников, непосредственно связанных с подготовкой российской финансовой отчетности. Не секрет, что ведущие бухгалтеры часто занимают консервативную позицию, пытаясь «перестраховаться», даже в тех случаях, когда закон на стороне налогоплательщика. Такой консерватизм приводит и к излишне уплачиваемым налогам, и к искажению информации о реальном финансовом состоянии объекта инвестиций.

В целом же можно также выделить еще одно коренное различие в собственно роли бухгалтерского учета в России и в странах, применяющих МСФО на практике. В рамках МСФО задача бухгалтерии – следовать за бизнесом и отражать исторические, уже сложившиеся события; в рамках же РСБУ бухгалтерия зачастую влияет на решения, принимаемые бизнесом, участвует в принятии решений.

Все вышеперечисленные причины приводят к невозможности использования российской финансовой отчетности в качестве адекватного источника управленческой информации в целом, и в особенности для инвестиционных целей.

Именно поэтому особое значение приобретает необходимость применения альтернативных методов формирования финансовой отчетности, например, используя МСФО. На какие же различия МСФО и РСБУ прежде всего должен обращать внимание инвестор?

Прежде всего, в рамках МСФО следует отметить особое отношение к отражению активов и обязательств. В частности, отражение активов и обязательств по справедливой стоимости. Инвесторов не интересует «бумажная» стоимость активов, например, основных средств, купленных ранее. Их интересует реальная рыночная стоимость на текущий момент (см. IAS 16, 36, 37), и РСБУ не могут удовлетворить их интерес, поскольку ограничены все тем же законом «О бухгалтерском учете», рядом Положений о Бухгалтерском Учете (например, ПБУ 6/01 «Учет основных средств») и Налоговым Кодексом. Не говоря уже о различиях в формировании первоначальной стоимости основных средств, когда например в соответствии с IAS 37 требуется создание резерва под затраты, связанные с выбытием основного средства, и при иных обстоятельствах.

Кроме того, принципы осторожности, заложенные в МСФО, подразумевают, что активы не должны быть завышены, а обязательства – занижены. Российские стандарты не подразумевают подобную переоценку, ориентируясь на историческую, первоначальную стоимость.

Наконец, МСФО, в противоположность РСБУ, декларируют приоритет содержания над формой, и допускают и учет недокументированных операций на основании экспертных мнений пользователей, и ряд иных отличий, например, отражение финансовой аренды в составе основных средств.

Немало уже обсуждались и различия в трактовке отложенного налога в МСФО (регулируются IAS 12) и РСБУ (регулируются ПБУ 18/02). Несомненно, есть то, что объединяет эти стандарты. В частности, оба стандарта различают понятие бухгалтерской (отраженная в отчете о прибылях и убытках – ОПУ) и налогооблагаемой (рассчитанной в соответствии с нормами налогового законодательства) прибыли. Если правила формирования базы для расчета прибыли разнятся, то возникает налоговый эффект, который должен быть учтен – и оба стандарта призваны регулировать правила отражения текущих и будущих налоговых последствий. Только на этом сходство собственно и заканчивается, и различий в стандартах можно найти гораздо больше.

Прежде всего, РСБУ подразумевают включение налога на прибыль в состав ОПУ. С помощью расчета отложенных налогов учитывается влияние доходов и расходов отчетного периода на обязанность по уплате налогов на прибыль в будущих периодах, т.е. с применением ставки налога на прибыль текущего отчетного периода. МСФО подразумевает определение того налогового эффекта, который возникнет в будущем периоде благодаря тем активам и обязательствам, которые включены в баланс текущего периода. Т.е., оценивается налоговый эффект от будущих доходов и расходов, возникающих при использовании текущих активов и погашении текущих обязательств.

Туманное регламентирование составления консолидированной отчетности в РСБУ, отсутствие описаний расчетов для корректировки внутригрупповой прибыли, для сделок слияний и поглощений и пр. лишает инвесторов возможности пользоваться отчетностью, составленной в соответствии с РСБУ.

Отдельно следует обратить внимание на безнадежные долги. РСБУ конечно предусматривают возможность формирования резервов на просроченную дебиторскую задолженность, и списание ее на затраты, однако законодательно закрепленные механизмы подобного формирования в налоговом учете и частое желание совместить бухгалтерский и налоговый учет могут увести показатели финансовой отчетности далеко от реальности.

Отсутствие в РСБУ такого понятия как «инвестиционная недвижимость», определяемого IAS 40, и вообще трактовка активов, предназначенных для перепродажи, также искажает картину финансовой отчетности инвестиционного объекта. Переоценка запасов (IAS 2), капитализация процентов по займу (IAS 23), понятие гудвилла и многое, многое другое – все это непосредственно влияет на достоверность финансовой отчетности и на решения, принимаемые инвесторами при оценке привлекательности объекта инвестирования.

Существует также большой ряд различий, обусловленных различиями в правилах представления самой финансовой отчетности: разные подходы к раскрытию информации в балансе, отчете о прибылях и убытках, отчете о движении денежных средств, разная структура отчетности, разные подходы к исправлению ошибок в отчетности.

Таким образом, несмотря на тенденции к сближению российских стандартов с международными, все еще существует перечень концептуальных различий, обуславливающий невозможность использования российской финансовой отчетности в целях оценки привлекательности объектов инвестирования. Использование же отчетности, подготовленной в рамках МСФО, позволяет инвесторам получить достоверную информацию о привлекательности объекта инвестирования.

Автор:

Теги: МСФО  достоверная финансовая отчетность  привлечение инвестиций  IPO  финансовая отчетность  финансовое состояние  Минфин  бухгалтерский учет  консолидированная финансовая отчетность  РСБУ  налоговый учет  IAS 16  ПБУ 6/01  Учет основных средств  IAS 2  I