«Нельзя снижать налог на прибыль для всех подряд. У него не фискальная, а регулирующая функция»

Статьи и аналитические материалы по Налогам

Автор:
Источник: Российский налоговый курьер
Опубликовано: 14 июня 2010

«До тех пор, пока у налоговиков не будет доступа к банковским проводкам, наверное,
бесполезно говорить об обеспечении полноты сбора налогов»

Несмотря на большое количество антикризисных налоговых мер, предпринятых правительством, и последовавший за этим спад экономической напряженности, многие эксперты считают — осуществленных мероприятий для выхода из кризиса недостаточно. Одним из таких экспертов является доктор экономических наук, профессор, государственный советник налоговой службы I ранга, автор научных работ в области экономики и финансов Дмитрий Георгиевич Черник. О возможных путях совершенствования налоговой системы он рассказал в интервью нашему корреспонденту.

Дмитрий Георгиевич, некоторые эксперты считают, что мы выходим из кризиса, другие — что мы перешли в его устойчивую фазу. Кто, по вашему мнению, ближе к истине?

– Думаю, утверждение, что мы выходим из кризиса, ошибочно. Отсутствие рецессии — еще не выход из кризиса по той причине, что глубокой рецессии у нас не было. Синтетическим показателем экономической ситуации является положение дел на рынке труда, уровень безработицы в стране. Если применить методики международных организаций труда, то число безработных в стране составит 6,5—7 млн. человек. И пока безработица не снижается, зарплата выплачивается на уровне минимальной, говорить о выходе из кризиса не приходится. А антикризисные меры весьма противоречивы.

Одной из самых главных и оперативных антикризисных мер правительства стало снижение налога на прибыль с 24 до 20%. Уменьшение налоговой ставки сразу на 4 процентных пункта заметно снизило налоговое бремя на компании. Однако вы оцениваете эту меру как весьма слабую. Почему?

– Да, на мой взгляд, ее можно признать недостаточной. Нельзя снижать налог для всех подряд. У налога на прибыль не только фискальная, но еще и регулирующая функция. Регулирование через налог на прибыль наиболее эффективно хотя бы в силу того, что главная цель любого хозяйствующего субъекта — это получение прибыли. Считаю, что самая главная ошибка была сделана еще в 2002 году, когда была введена в действие глава 25 Налогового кодекса. Тогда отменили инвестиционную налоговую льготу с одновременным снижением налоговой ставки с 35 до 24%. Для тех, кто активно вкладывал денежные средства в свое производство, это ничего не дало. Поскольку до отмены они могли совершенно законно минимизировать свою прибыль до 21—23% и даже ниже.

Есть следующие данные. Перед введением главы о налоге на прибыль 49,4% инвестиций в стране финансировались за счет собственных средств предприятий. С введением указанной главы этот процент пошел вниз. В 2008 году удельный вес собственной прибыли организации как источника финансирования капиталовложений составил 40%. Значит, на эти 9,4% увеличились привлеченные средства, проще говоря, заемные. В 3,6 раза выросли заимствования в банках, в том числе в 1,9 раза — в иностранных банках. Затем грянул кризис. Госдума срочно приняла закон о снижении ставки налога на прибыль с 24 до 20%. Возникает вопрос: кому адресована данная мера по снижению 4 процентных пунктов? Всем. Получается, что мы опять не простимулируем, а облагодетельствуем всех под одну гребенку. Таким образом, стимулирующая роль налога на прибыль практически исчезла.

В основных направлениях налоговой политики на ближайшие три года приоритет отдается поддержке инноваций и модернизации экономики, в связи с чем предлагается ряд поправок в Налоговый кодекс, касающихся уплаты инновационными предприятиями налога на прибыль, НДС, создания особого режима налогового администрирования. Разве это не поворот к стимулированию инвестиций в производство, о котором вы говорите?
– Поворот к поддержке инноваций невозможен, потому что мы загубили инструмент, с помощью которого эти инновации могли быть внедрены. Считается, что нужно было создать равные стартовые условия предпринимателям. Я же полагаю, что в качестве инструмента регулирования необходимо использовать налоговые льготы. Нам нужно вернуться к тому, что было и прекрасно показало себя на практике, но при этом сохранить то положительное, что есть сейчас в 25-й главе Налогового кодекса (нелинейную амортизацию, амортизационную премию и др.).

В середине 2009 года был принят закон о замене единого социального налога страховыми взносами во внебюджетные фонды, совокупная ставка которых с 2011 года составит 34%. Минфин России предлагает снизить ее на 2%. Какой вариант, на ваш взгляд, является оптимальным?

– Я как доктор экономических наук и профессор не вижу смысла в принятии этого закона. И многие специалисты, с кем я консультировался, придерживаются того же мнения — у него масса недостатков.

Во-первых, часть заработной платы, за легализацию которой мы так боролись, снова уйдет в тень. Отчисления во внебюджетные фонды с будущего года увеличиваются с 26 до 34%, это 30,4% в абсолюте. Серьезные предприятия, имеющие квалифицированную финансовую службу, думаю, не будут ни с того ни с сего на столько увеличивать свои налоги. Во-вторых, снижение «белой» заработной платы неминуемо повлечет за собой снижение поступлений НДФЛ, даже если налогоплательщик не против его уплатить. В-третьих, когда одна структура передает другой свои функции (в данном случае налоговая служба — Пенсионному фонду), возникает определенный хаос. Поскольку невозможно безо всякого ущерба передать функции от одной организации другой. А если добавить то обстоятельство, что закон меняет порядок исчисления страховых платежей, то это означает, что все наработанные программные продукты нужно создавать заново. Значит, потери неизбежны. Бюджет может не получить даже того, что он имел, когда был единый социальный налог. Давайте посмотрим, кто кому передает функции. Федеральная налоговая служба, как бы ее ни критиковали, накопила за 20 лет немалый опыт контрольной работы и работы с налогоплательщиками. И вот она, мощнее которой нет на сегодняшний день в сфере контрольной работы, делегирует свои полномочия Пенсионному фонду, не занимавшемуся последние восемь лет проблемой контроля и сбора платежей. Это вызовет падение поступлений в бюджет.

Пришла очередь поговорить о бюджетных расходах. Пенсионному фонду нужно набрать 10 тыс. человек, обучить, оборудовать рабочие места, создать программные средства. Но и это еще не все. Количество проверок предприятий с принятием закона о страховых взносах увеличивается. Налоговые инспекторы будут приходить на предприятия, чтобы проверить поступления ЕСН за последние три года, сотрудники Пенсионного фонда и ФСС России будут проверять текущие платежи по страховым взносам. Таким образом, вместо одной службы налогоплательщиков будут проверять три службы. А это означает отвлечение от трудового процесса главного бухгалтера, руководителя предприятия, юриста…

В качестве одной из антикризисных мер бизнес-сообщество предлагает снизить НДС до 13% . Что вы думаете об этом?

– Данная идея обсуждается давно. Официальные лица, представители бизнес-сообщества и эксперты предлагают разные ставки налога, однако воз и ныне там. Дело в том, что ни одна самая мощная экономика не может выдержать резкого снижения НДС, скажем, с 18 до 12%. Вариант с введением плоской шкалы и ставки НДС 16% также является неприемлемым. Потому что как только мы изменим низшую ставку налога в размере 10% (повысим ее до 16%), получим раскручивание инфляционной спирали до 15%, а значит, нанесем удар по самым малоимущим слоям населения, для которых главные статьи расходов — питание, медикаменты, детская одежда. Еще один вариант, который предлагается, — замена НДС налогом с продаж. Но здесь нужно учитывать, что все наши западные партнеры, кроме США, используют НДС в качестве регулятора внешней экономической деятельности. Поэтому мы должны задаться вопросом: если отменить НДС, как это отразится на нашей внешнеэкономической деятельности?

Дмитрий Георгиевич, какие дополнительные антикризисные меры сегодня необходимо предпринять?

– Вернуть инвестиционную льготу, снизить НДС не революционным, а эволюционным путем, не затрагивая при этом социальную налоговую ставку, а может быть, даже снизив ее. Например, вариант может быть таким: основная ставка — 16%, льготная — 8%. Если для бюджета это будет тяжело, можно попробовать другой вариант: основная ставка — 16%, льготная — 10%. Не нужно трогать льготную ставку вообще, а выпадающие 2% будут частично возмещены бюджету в связи с улучшением финансового состояния предприятий, а стало быть, увеличением налога на прибыль и частично более активным развитием предпринимательской деятельности в стране. Еще необходимо отменить закон о страховых платежах и ввести в стране единый социальный налог, передав его администрирование налоговой службе. Поскольку тот налог, который был, требовал не упразднения, а модернизации и разумного подхода к его исчислению. Это и есть основные меры, которые способны вывести страну из кризиса.

Мы с вами обсудили основные бюджетообразующие налоги. Каким потенциалом обладают другие налоги?

– Можно поэкспериментировать с налогом на добычу полезных ископаемых и подумать, как через него простимулировать финансирование добычи новых полезных ископаемых. Например, увеличить НДПИ и суммы, дополнительно поступившие в бюджет, направить на разведку новых месторождений. Или снизить НДПИ при условии проведения разведки полезных ископаемых. Какой путь избрать — дело вкуса. Стоит подумать о том, что нам делать с налогом на имущество организаций и налогом на имущество физических лиц. Здесь также есть некоторые резервы для региональных экономик. Рассмотреть вопрос о введении экологического налога для того, чтобы сохранить природу и окружающую среду. Проявить политическую мудрость и ввести налог на вывоз капитала.

Не так давно Государственная Дума отклонила в первом чтении проект федерального закона, который вводил так называемый налог на роскошь. Что вы думаете об этом?

­– Предлагаю вспомнить русского экономиста Н.И. Тургенева, который в 1818 году написал книгу «Опыт теории налогов». Так вот что он писал о налоге на роскошь: «Если ввести налог на роскошь, некий разбогатевший купец решит не отделывать карету золотом и свои капиталы положит в сундук, где они будут лежать. А самый квалифицированный рабочий (золотых дел мастер) лишится при этом своей работы. Заодно лишится своей работы квалифицированный столяр, который будет делать эту карету, а также кожевенник, изготавливающий сиденья для кареты, сбрую и т. д. В результате большое количество квалифицированных русских рабочих и ремесленников останутся без работы, деньги будут изъяты из оборота и положены в сундук. А посему: вводя такой налог, господа, надо очень серьезно подумать». И я с классиком в этом вопросе согласен…

Если установить справедливое налогообложение сверхдоходов не так просто, то, может быть, стоит установить контроль расходов?

Теперь мы с вами можем обсудить последний налог — налог на доходы физических лиц. Сегодня некоторые эксперты призывают ввести прогрессивную шкалу НДФЛ, упуская при этом важный момент. Взимание НДФЛ в теории и на практике — две принципиально разные вещи. Что лучше: налог прогрессивный или налог пропорциональный — теория на это ответа не дает. А на практике мы не сможем в стране ввести прогрессивный налог. При отсутствии закона о соответствии доходов и расходов и контроля налоговой службы за этим вводить прогрессивный налог просто бессмысленно. Поскольку те, на кого собственно рассчитано введение данного закона, вывезут свои капиталы за границу. Поэтому я и говорю, что нам необходим еще один закон — о налоге на вывоз капитала, который бы касался как мигрантов, так и олигархов.

Кстати, что вы думаете о предоставлении налоговой службе доступа к банковским проводкам?

– Это совершенно правильная вещь. До тех пор, пока у налоговиков не будет доступа к банковским проводкам, наверное, бесполезно говорить об обеспечении полноты сбора налогов. И эту идею о расширении прав налоговой службы я как раз поддерживаю, хотя понятно, что не бывает прав без ответственности.

Беседовали Наталья Попова и Олеся Смолин

Справка

Дмитрий Георгиевич Черник

В 1990 году — с момента создания столичной налоговой службы — возглавил Государственную налоговую инспекцию по г. Москве. В 1999–2001 годах работал заместителем министра Российской Федерации по налогам и сборам, затем возглавлял Научно-исследовательский институт развития налоговой системы Министерства Российской Федерации по налогам и сборам. C 2002 года — президент ЗАО «МЦФЭР-консалтинг», президент Палаты налоговых консультантов. Наряду с этим избран заведующим кафедрой «Налоги и налогообложение» Государственного университета управления. Доктор экономических наук, профессор, заслуженный экономист РФ, государственный советник налоговой службы I ранга, действительный член РАЕН, Международной академии менеджмента, Международной академии социально-экономических исследований (г. Рим), почетный доктор наук Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова. Обладатель государственных и научных наград. Автор более 190 работ в области экономики и финансов.

Автор: