Почему работают кодексы корпоративного управления

Корпоративное управление

Автор:
Источник: анализ McKinsey.

Соответствуй или объясняй

Кодексы особенно действенны, если поддерживаются правилами обязательного раскрытия информации. Этот подход известен под названием «соответствуй или объясняй». Например, после принятия Кодекса Cadbury Лондонская фондовая биржа потребовала, чтобы входящие в листинг компании указывали в годовых отчетах, насколько полно они соблюдают кодекс, а в случае нарушения каких-либо его норм объяснили причины. Подход «соответствуй или объясняй» теперь применяют и многие другие страны, включая Австралию, Канаду, Мексику, Нидерланды и Сингапур, а также США, где предпочтение отдается законодательству (наиболее яркий недавний пример — Закон Сарбейнса — Оксли). Американская Комиссия по ценным бумагам и биржам требует теперь от компаний информации о наличии финансовых экспертов в их комитетах по аудиту или объяснения причин их отсутствия.

Благодаря подходу «соответствуй или объясняй» практика корпоративного управления стала гораздо более открытой. Эти требования заставляют компании серьезно думать о своем корпоративном управлении, поскольку целесообразность любого отступления от кодекса нужно публично доказывать. И особенно они эффективны в странах, где средства массовой информации и активисты из среды акционеров пристально следят за поведением корпораций. Они знают, что корпорации скорее предпочтут соответствовать требованиям, чем оказаться в центре внимания общественности и объяснять в СМИ причины неисполнения требований кодекса. Например, чтобы соответствовать новому кодексу корпоративного управления Нидерландов, банк ABN Amro недавно упразднил внутреннюю норму, неоправданно усложнявшую поглощение компании.

Кодексы и законы

Разумеется, положения кодексов корпоративного управления и статьи законов должны поддерживать друг друга. Во всех странах существуют подобные законодательные нормы, например требование об обязательном предоставлении компаниями финансовой отчетности регулирующим органам. Законодательство и государственное регулирование, как мы полагаем, должны создавать фундамент, то есть определять минимальные требования по многим позициям, таким как финансовая отчетность, требования в отношении аудита, частота проведения и повестка собраний акционеров. В отличие от законодательства кодексы корпоративного управления могут способствовать внедрению передового опыта и в этих областях, и в сфере взаимоотношений акционеров и компенсаций топ-менеджерам.

Со временем разделение зон действия законов и кодексов будет изменяться — в разных странах по-своему. Чтобы предотвратить финансовые скандалы, вероятно, придется усилить ответственность комитетов по аудиту. В то же время регулирующие органы отдельных стран, где положение гораздо спокойнее, ослабляют требования к капиталу. Это стало возможным благодаря усовершенствованию законодательства и появлению новых форм финансовых контрактов, позволяющих кредиторам эффективнее защищать свои права. На некоторых развивающихся рынках, где осведомленность в вопросах корпоративного управления низка и общество не уделяет большого внимания деятельности компаний, наоборот, предпочтение следует отдать законодательству, а не кодексам, соблюдать нормы которых не обязательно.

Тройной риск

Несмотря на большой успех кодексов, способствующих позитивным переменам в сфере корпоративного управления, наметились три тревожные тенденции. Парадоксально, но породила их именно успешность использования кодексов.

Первое — это страсть к регулированию. Поскольку кодексы улучшают корпоративное управление, многим кажется соблазнительным расширить сферу их действия и дополнить новыми деталями. Например, по результатам проведенного в 2003 г. в Великобритании исследования были внесены рекомендации увеличить количество статей принятого в 1998 г. Объединенного кодекса (преемника Кодекса Cadbury) с 45 до 82. Некоторые предложения, например о расширении роли старших независимых директоров, были прохладно встречены в Великобритании: слишком велик был риск, что компании будут игнорировать эти нормы и это негативно скажется на доверии к кодексу в целом.

Второе — преувеличенное значение принципа «соответствуй» в ущерб «объясняй». Все чаще и чаще попытки компаний объяснить, почему они отклонились от положений кодексов, отметаются с ходу, как будто принцип «соответствуй или объясняй» кто-то переиначил на «соответствуй или нарушай». Эта тенденция, подкрепленная желанием судить о качестве корпоративного управления на основании простого сопоставления «исполняется — не исполняется», а не глубокого анализа, умаляет главное достоинство кодексов — их гибкость.

Третье: постепенное сближение содержания кодексов разных стран может создать ощущение, что все компании должны соответствовать единому стандарту. Такому сближению способствует распространение практики включения корпорацией своих акций в листинги разных стран, в результате чего передовой опыт распространяется в мире. Кроме того, разного рода отраслевые объединения ратуют за унификацию стандартов в странах и компаниях, в которые инвестируют их члены. Рейтинговые агентства по всему миру используют схожие критерии для оценки корпоративного управления. Наднациональные организации, такие как, например, Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), публикуют пользующиеся большим влиянием кодексы; Европейский Союз устраняет различия в стандартах корпоративного управления своих членов. Даже в развивающихся странах в кодексы закладываются элементы британской и американской практики корпоративного управления, что обусловлено необходимостью конкурировать за иностранный капитал.

Сближение кодексов корпоративного управления можно только приветствовать, поскольку это свидетельствует о широком принятии их очевидных базовых принципов. Но слишком далеко заходить не стоит. Например, многие страны воспроизводят у себя британский Объединенный кодекс. Однако из-за особого акцента на независимость совета директоров его последняя версия может стать непригодной для развивающихся рынков, где очень часто у компаний есть лишь один основной владелец. В таких странах вряд ли уместно настаивать на назначении старшего независимого директора и соблюдении требования о проведении собраний совета директоров без управленческого состава. Кодексы корпоративного управления на развивающихся рынках должны нацеливаться на более фундаментальные принципы, такие как полное и своевременное раскрытие информации или гарантии того, что акционеры, владеющие контрольным пакетом акций, не ущемляют интересов миноритариев.


[1] См. отчет Комитета Cadbury: www/ecgi/org/codes/country_documents/uk/cadbury.pdf.
[2] Канада, Франция, Германия, Италия, Япония, Великобритания, США.
[3] Кодекс корпоративного поведения принят Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг РФ 05.04.2002 г., Распоряжение № 421/р от 04.04.2002 г. (Прим. перев.)
[4] Подробнее об этом читайте в статье «Председатель и директор — один человек или два?» в этом номере «Вестника McKinsey».

Публикуется с согласия редакции "Вестника McKinsey". Статья вышла во втором номере журнала за 2004 год.
Полностью номер можно прочитать на сайте www.vestnikmckinsey.ru


Опубликовано: 20 сентября 2010

За последние годы кодексы корпоративного управления получили широкое распространение в мире. Они не имеют законодательной силы, но тем не менее действительно способствуют улучшению практики корпоративного управления. Вместе с тем эффективность кодексов порождает определенные риски.

За последние 12 лет, с тех пор как в Великобритании вступил в силу Кодекс Cadbury (Cadbury Code of Best Practice[1]), появилось множество кодексов корпоративного управления. Лишь за два последних года их приняли не только страны Большой семерки[2], кроме Японии, но и многие другие, такие как Россия[3], Бразилия, Нидерланды, Оман, Филиппины, Маврикий, Южно–Африканская Республика, Швейцария и Турция. На сегодняшний день кодексы корпоративного управления существуют в 50 странах (см. схему 1 на с. 80).

Кодексы корпоративного управления разрабатывают разные институты: комиссии по рынку ценных бумаг, фондовые биржи, инвесторы и их ассоциации, наднациональные организации. В общем и целом в этих кодексах реализованы взгляды авторов на качественное корпоративное управление. Например, Кодекс Cadbury содержит 19 рекомендаций по поводу структуры, независимости и ответственности совета директоров, методов внутреннего финансового контроля, компенсаций членам совета директоров и топ–менеджерам.

Корпоративное управление в мире

Законодательство не требует, чтобы компании точно следовали кодексам, поэтому есть риск, что их положения не будут соблюдаться. Но практика свидетельствует, что кодексы корпоративного управления работают. Так, благодаря Кодексу Cadbury заметные улучшения произошли в практике британских компаний. Например, повышение профессионализма советов директоров многих организаций (оцениваемое по их составу, структуре и процессам) можно напрямую связать с введением кодекса. Даже в странах, достигших на этом поприще меньших успехов, появление кодексов по крайней мере сделало корпоративное управление предметом общественного внимания, и теперь менеджеры и директора лучше понимают, чего от них ждут. Однако столь бурный успех кодексов настораживает и вызывает определенную озабоченность по поводу их дальнейшей судьбы.

Почему кодекс?

Новаторский Кодекс Cadbury был принят в ответ на разразившуюся в начале 1990-х годов серию корпоративных скандалов и крах ряда компаний, чьи акции включены в листинги в Великобритании. Создатели Кодекса хотели помочь компаниям усовершенствовать управленческую практику и тем самым предотвратить будущие скандалы и восстановить доверие общественности и инвесторов к бизнесу. Кодексы, появившиеся вслед за Кодексом Cadbury, преследовали ту же цель. На развивающихся рынках, где уровень прозрачности, как правило, значительно ниже, значение кодексов еще важнее: организации, которые определяют политику на финансовых рынках, опасаются, что скандалы вызовут повальный сброс ценных бумаг и системный кризис.

Кодексы различаются масштабами и деталями, однако почти все провозглашают четыре основополагающих принципа: равное отношение ко всем акционерам, чьи права должны соблюдаться; подотчетность совета директоров и менеджмента; раскрытие информации и прозрачность, то есть своевременное и полное предоставление финансовой и иной отчетности; ответственность за соблюдение интересов миноритарных акционеров и других групп интересов, а также за неукоснительное следование духу и букве закона. Эксперты во всем мире все больше сходятся во мнении, что кодексы, созданные на основе приведенных выше принципов, не только защищают инвесторов от фальсификаций и небрежного управления их активами, но могут и сократить стоимость привлекаемого капитала. Обеспечиваются эти преимущества по-разному в зависимости от особенностей конкретной страны (см. схему 2 на с. 82).

Привлекательность кодекса, в отличие от закона, заключается в его гибкости. Законодательно урегулировать каждый аспект корпоративного поведения, конечно же, невозможно. Законодательные директивы были бы неэффективны в отношении многих положений корпоративного управления. Более того, компаниям нужно пространство для маневра. Например, компания, неожиданно лишившаяся генерального директора, хочет, чтобы эту должность временно, пока не найдут нового генерального директора, занимал действующий председатель совета директоров, но, вероятно, это не разрешается законодательством, запрещающим одному человеку совмещать две должности[4]. И что самое важное, кодекс может быть дополнен положениями (статьями), которые отражали бы изменяющиеся потребности организаций гораздо оперативнее закона.

Несмотря на кажущуюся «беззубость», кодексы, вне всякого сомнения, улучшают корпоративное управление. Они привлекают к нему внимание и тем самым «подогревают» дискуссию о принципах регулирования бизнеса. Кодексы, разъясняя примеры передовой мировой практики, обучают бизнес. Разработанные влиятельными институциональными инвесторами, они непосредственно воздействуют на деятельность корпораций, поскольку четко указывают, чего инвесторы ждут от компаний, в которые вложили средства.

Различия в кодексах корпоративного управления

  Независимые директора Разделение должностей председателя совета директоров и генерального директора Смена внешних аудиторов Частота финансовой отчетности Требование «соответствуй или объясняй» Специфические страновые особенности корпоративного управления
Бразилия кодекс CMV (2002 г .) Максимально возможное количество Явное предпочтение разделению Не определено Ежеквартально ( в соответствии с законом ) Нет Применение МСФО , GAAP , финансовых советов , «сопут­ ствующие» права[*1]
Франция отчет Bouton (2002 г .) По крайней мере половина совета Рекомендаций нет Регулярно для главных аудиторов Рекомендаций нет Нет Закон требует привлечения двух аудиторов
Россия Кодекс корпоративного поведения (2002 г.) не менее четверти совета Разделение функций требуется законом не определено ежеквартально нет правление
Сингапур Комитет по корпоративному управлению (2001 г.) не менее трети совета рекомендовано не определено ежеквартально да Предоставление информации о выплатах членам семей директоров/генеральных директоров
Великобритания Кодекс Cadbury (1992 г.)
Объединенный кодекс (2003 г.)
Большинство исполнительных директоров
Не менее половины совета
Рекомендовано
Явное предпочтение разделению
Периодически для главных аудиторов
Не определено[*2]
Раз в полгода
раз в полгода
да
да
США Conference Board (2003 г.) Существенное большинство совета директоров Разделение – один из трех допустимх вариантов ОРекомендовано для аудиторских фирм [*3] Ежеквартально (в соответствии с законом) нет
[*1] МСФО — международные стандарты финансовой отчетности; GAAP (Generally Accepted Accounting Principles) — общепринятые принципы бухгалтерского учета (США); финансовые советы схожи с аудиторскими комитетами, но их члены назначаются акционерами; «сопутствующие» права защищают миноритарных акционеров, предоставляя им право участвовать в сделках между крупными акционерами компании и третьими лицами.
[*2] В Великобритании саморегулируемый орган профессиональных бухгалтеров и специалистов по составлению финансовой отчетности требует смены партнеров фирм — главных аудиторов каждые семь лет; Объединенный кодекс рекомендует компаниям ежегодно уточнять политику аудитора по смене партнера.
[*3] 3Закон Сарбейнса — Оксли требует смены партнеров фирм — главных аудиторов каждые пять лет. К обстоятельствам, которые требуют смены аудиторской фирмы, относятся: взаимоотношения с аудиторами длятся более десяти лет, бывший партнер аудиторской фирмы нанят компанией, предоставление значительного объема неаудиторских услуг. Источник: анализ McKinsey.

Соответствуй или объясняй

Кодексы особенно действенны, если поддерживаются правилами обязательного раскрытия информации. Этот подход известен под названием «соответствуй или объясняй». Например, после принятия Кодекса Cadbury Лондонская фондовая биржа потребовала, чтобы входящие в листинг компании указывали в годовых отчетах, насколько полно они соблюдают кодекс, а в случае нарушения каких-либо его норм объяснили причины. Подход «соответствуй или объясняй» теперь применяют и многие другие страны, включая Австралию, Канаду, Мексику, Нидерланды и Сингапур, а также США, где предпочтение отдается законодательству (наиболее яркий недавний пример — Закон Сарбейнса — Оксли). Американская Комиссия по ценным бумагам и биржам требует теперь от компаний информации о наличии финансовых экспертов в их комитетах по аудиту или объяснения причин их отсутствия.

Благодаря подходу «соответствуй или объясняй» практика корпоративного управления стала гораздо более открытой. Эти требования заставляют компании серьезно думать о своем корпоративном управлении, поскольку целесообразность любого отступления от кодекса нужно публично доказывать. И особенно они эффективны в странах, где средства массовой информации и активисты из среды акционеров пристально следят за поведением корпораций. Они знают, что корпорации скорее предпочтут соответствовать требованиям, чем оказаться в центре внимания общественности и объяснять в СМИ причины неисполнения требований кодекса. Например, чтобы соответствовать новому кодексу корпоративного управления Нидерландов, банк ABN Amro недавно упразднил внутреннюю норму, неоправданно усложнявшую поглощение компании.

Кодексы и законы

Разумеется, положения кодексов корпоративного управления и статьи законов должны поддерживать друг друга. Во всех странах существуют подобные законодательные нормы, например требование об обязательном предоставлении компаниями финансовой отчетности регулирующим органам. Законодательство и государственное регулирование, как мы полагаем, должны создавать фундамент, то есть определять минимальные требования по многим позициям, таким как финансовая отчетность, требования в отношении аудита, частота проведения и повестка собраний акционеров. В отличие от законодательства кодексы корпоративного управления могут способствовать внедрению передового опыта и в этих областях, и в сфере взаимоотношений акционеров и компенсаций топ-менеджерам.

Со временем разделение зон действия законов и кодексов будет изменяться — в разных странах по-своему. Чтобы предотвратить финансовые скандалы, вероятно, придется усилить ответственность комитетов по аудиту. В то же время регулирующие органы отдельных стран, где положение гораздо спокойнее, ослабляют требования к капиталу. Это стало возможным благодаря усовершенствованию законодательства и появлению новых форм финансовых контрактов, позволяющих кредиторам эффективнее защищать свои права. На некоторых развивающихся рынках, где осведомленность в вопросах корпоративного управления низка и общество не уделяет большого внимания деятельности компаний, наоборот, предпочтение следует отдать законодательству, а не кодексам, соблюдать нормы которых не обязательно.

Тройной риск

Несмотря на большой успех кодексов, способствующих позитивным переменам в сфере корпоративного управления, наметились три тревожные тенденции. Парадоксально, но породила их именно успешность использования кодексов.

Первое — это страсть к регулированию. Поскольку кодексы улучшают корпоративное управление, многим кажется соблазнительным расширить сферу их действия и дополнить новыми деталями. Например, по результатам проведенного в 2003 г. в Великобритании исследования были внесены рекомендации увеличить количество статей принятого в 1998 г. Объединенного кодекса (преемника Кодекса Cadbury) с 45 до 82. Некоторые предложения, например о расширении роли старших независимых директоров, были прохладно встречены в Великобритании: слишком велик был риск, что компании будут игнорировать эти нормы и это негативно скажется на доверии к кодексу в целом.

Второе — преувеличенное значение принципа «соответствуй» в ущерб «объясняй». Все чаще и чаще попытки компаний объяснить, почему они отклонились от положений кодексов, отметаются с ходу, как будто принцип «соответствуй или объясняй» кто-то переиначил на «соответствуй или нарушай». Эта тенденция, подкрепленная желанием судить о качестве корпоративного управления на основании простого сопоставления «исполняется — не исполняется», а не глубокого анализа, умаляет главное достоинство кодексов — их гибкость.

Третье: постепенное сближение содержания кодексов разных стран может создать ощущение, что все компании должны соответствовать единому стандарту. Такому сближению способствует распространение практики включения корпорацией своих акций в листинги разных стран, в результате чего передовой опыт распространяется в мире. Кроме того, разного рода отраслевые объединения ратуют за унификацию стандартов в странах и компаниях, в которые инвестируют их члены. Рейтинговые агентства по всему миру используют схожие критерии для оценки корпоративного управления. Наднациональные организации, такие как, например, Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), публикуют пользующиеся большим влиянием кодексы; Европейский Союз устраняет различия в стандартах корпоративного управления своих членов. Даже в развивающихся странах в кодексы закладываются элементы британской и американской практики корпоративного управления, что обусловлено необходимостью конкурировать за иностранный капитал.

Сближение кодексов корпоративного управления можно только приветствовать, поскольку это свидетельствует о широком принятии их очевидных базовых принципов. Но слишком далеко заходить не стоит. Например, многие страны воспроизводят у себя британский Объединенный кодекс. Однако из-за особого акцента на независимость совета директоров его последняя версия может стать непригодной для развивающихся рынков, где очень часто у компаний есть лишь один основной владелец. В таких странах вряд ли уместно настаивать на назначении старшего независимого директора и соблюдении требования о проведении собраний совета директоров без управленческого состава. Кодексы корпоративного управления на развивающихся рынках должны нацеливаться на более фундаментальные принципы, такие как полное и своевременное раскрытие информации или гарантии того, что акционеры, владеющие контрольным пакетом акций, не ущемляют интересов миноритариев.


[1] См. отчет Комитета Cadbury: www/ecgi/org/codes/country_documents/uk/cadbury.pdf.
[2] Канада, Франция, Германия, Италия, Япония, Великобритания, США.
[3] Кодекс корпоративного поведения принят Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг РФ 05.04.2002 г., Распоряжение № 421/р от 04.04.2002 г. (Прим. перев.)
[4] Подробнее об этом читайте в статье «Председатель и директор — один человек или два?» в этом номере «Вестника McKinsey».

Публикуется с согласия редакции «Вестника McKinsey». Статья вышла во втором номере журнала за 2004 год.
Полностью номер можно прочитать на сайте www.vestnikmckinsey.ru

Автор: