Роль векселя в хозяйственном обороте России

Рынок ценных бумаг

Автор:
Источник: Книга "Финансовые инструменты рынка ценных бумаг. Практическое пособие для инвесторов",
Издательство "ИНТЕРКРИМ-ПРЕСС" www.icpress.ru
По согласованию с издательством "ИНТЕРКРИМ-ПРЕСС"

Опубликовано: 12 сентября 2006

По данным Банка России («Бюллетень банковской статистики» № 2 (153), 2006 г.), на 1 января 2006 года, остаток по счетам денежных средств, привлеченных посредством векселей, выданных банками, составлял свыше 494 млрд. рублей в группе рублевых и свыше 120 млрд. рублей в группе валютных векселей. Итого в сумме – около 615 млрд. рублей. Кроме этого банками было учтено векселей предприятий на сумму свыше 72 млрд. рублей (рублевых векселей – на сумму около 71 млрд. рублей, валютных – на 1,3 млрд. рублей). Таким образом, объем вексельных обязательств в обороте на 1 января 2006 года составил 686,755 млрд. рублей.
Понятно, что векселей предприятий в обороте находится больше. Но дать более или менее точную оценку не представляется возможным. Можно оценить лишь порядок величины, находящейся в обороте вексельной массы, составляющей примерно 1 трлн. рублей, и годовой объем вексельного рынка, что на порядок больше. Объем наиболее ликвидной части рынка, проходящей через вексельных операторов, по оценкам последних, составляет от ста до нескольких сот миллиардов рублей, то есть небольшую долю. При этом настоящие оценки относятся к товарным и финансовым векселям – векселям, выдача которых обусловлена реальными хозяйственными потребностями. Мы не касаемся мошеннических действий (автору известны случаи выдачи векселей валютой и в десять, и в сто миллиардов (!) долларов).
Грубые оценки крупнейшего (вексельного) сегмента неденежных расчетов таковы. Монополией обладают векселя Сбербанка РФ, приравненные в обороте к деньгам, – расчеты ими производятся по номиналу. Сбербанк России поддерживает остаток непогашенных векселей на уровне 60 млрд. рублей. Максимальный срок, на который вексель задерживается в кассе, не превышает недели, а средний, по экспертным оценкам, составляет 3 дня. Таким образом, скорость оборота в год (V) равняется примерно 100, и обслуживаемый оборот товаров и услуг – от 3 до 6 трлн. рублей, то есть 20-30 % ВВП.
Это хорошо сочетается с различными оценками неучтенного (теневого) оборота в нашей экономике. Порядок величины не вызывает сомнений провести точный статистический анализ на основе имеющихся в открытом доступе данных затруднительно.
Коснемся кратко темы использования векселей в механизмах рефинансирования Центральным банком РФ. Речь идет о «Положении о порядке предоставления Банком России кредитным организациям кредитов, обеспеченных залогом векселей, прав требования по кредитным договорам организаций или поручительством кредитных организаций» (№ 273 от 14 июля 2005 г.), как об одном из возможных специальных механизмов рефинансирования в контексте текущего экономического положения с учетом желаемой экономической перспективы страны (далее – «Положение»).
Мы придерживаемся позиции упора на развитие внутреннего рынка, устранения сырьевой направленности экономики при проведении денежно-кредитной политики. Поэтому приоритет состоит в обеспечении таких функций денег, как меры стоимости и средства накопления, а, следовательно, низкого уровня инфляции, и даже дефляции. Это естественно возможно при постановке кредитных отношений и самого дела кредита на высокий уровень, установлении единой денежно-кредитной и таможенной политики, а также оптимального уровня защиты внутреннего рынка. Именно поэтому в центре внимания находится отнюдь не валютный курс в качестве основного объекта ныне отсутствующей такой единой политики. Мы разделяем точку зрения губительности даже не для экономики – для страны – сохранения его как основного ориентира.
Такой механизм, как рефинансирование под залог коммерческих векселей или их переучет, подобно операциям, например, Немецкого Федерального банка, находится ближе всего к производителю товаров и услуг. А, следовательно, дает возможность непосредственного воздействия на экономику с позиции приоритетов в развитии отраслей. И «возможности Банка России было бы грех не использовать», как некогда выразился В. Геращенко. «Без развитого машиностроения нет великой державы», – сказал Председатель Банка России.
«Великой», как мы понимаем, прежде всего, с точки зрения, уровня безопасности и благополучия гражданина.
В отличие от практики развитых стран, уже создавших и поддерживающих экономику на основе высоких, наукоемких технологий и максимального использования человеческого интеллекта, для России подобный механизм может занять гораздо более значимое место в ряду других инструментов. Если большинство из находящихся «у» и «около», а также «вне», российской власти проявит склонность в пользу такого развития, следует задействовать все механизмы управления экономикой в этом направлении.
Каковы особенности, что может содействовать работоспособности запоздалого инструмента, установленного вышеупомянутым нормативом? Прежде всего, следует заметить, что руководство ЦБ РФ с самого начала отдавало себе отчет в важности такого или подобного механизма. Вот перечень нормативных актов – предшественников рассматриваемого, к сожалению, по тем или иным причинам (в том числе внешнего давления) так и невоплощенных:

  1. Временные основные положения по переучету векселей Банком России. Письмо ЦБ РФ № 183-94 от 4 октября 1994 г.
  2. Положение о проведении Банком России переучетных операций № 65-п от 30 декабря 1998 г.
  3. Положение о порядке предоставления Банком России кредитов банкам, обеспеченных залогом и поручительством № 122-п от 3 октября 2000 г.

В двух первых нормативах переучет товарных векселей трансформировался в странную идею выдачи векселей предприятием не покупателю, но банку. В третьем термин «переучет» превратился в «кредитование под залог «такого же векселя. Видимо, в том числе потому, что законодатель забыл (в ГК РФ) о классической, некогда преобладавшей форме кредита, в виде учета товарных векселей[1].
Далее, во избежание путаницы в понятиях, мы вынуждены отвлечься, чтобы вкратце обсудить экономическую классификацию векселей.
Классическая трактовка (см., например,[2]) состоит в отнесении документа к разряду товарных векселей, если причиной его выдачи послужил коммерческий кредит в форме предоставления отсрочки платежа поставщиком покупателю за поставленные товары или услуги под его вексель. И к разряду финансовых векселей, если основанием его выдачи является заем. Наше бурное время породило еще две трактовки. Не вдаваясь в детали, отметим, что речь идет о вексельных обязательствах, прекращаемых по соглашению вексельных кредитора и должника поставкой товаров, услуг, и о понятии товарного и финансового векселя, так сказать, для целей налогообложения[3]. Но это следует отнести к разряду казусов.
Отметим важную особенность Положения – вексель уже необязательно выдается предприятием банку: это может быть и классический товарный вексель. Однако товарность векселя никак не обеспечивается, упор сделан лишь на обеспечение низкого кредитного риска формальным путем. Между тем, последнее представляет собой, так сказать, «фильтр» тонкой очистки вексельного материала. Первичная же очистка его (вексельного материала) заключается в контроле над товарностью. Так, упомянутый Немецкий Федеральный банк принимает «коммерческие векселя, которые обращаются между предприятиями на основе их торгового оборота или предоставления платных услуг»[4]. Собственно, в этом и состоит идея переучета как механизма рефинансирования. Товарный вексель, предъявляемый к учету и переучету, есть наиболее объективный показатель потребности торгово-промышленного оборота в ликвидности.
Но у нас своя «свадьба». Боюсь, что простое заимствование извне жестких требований и процедур не позволит внедрить механизм. Необходим поиск другого решения.
Как известно, кредитование налаженного краткосрочного оборота товаров и услуг уже менее рискованно. Контроль товарности векселя – первый элемент механизма, в чем и состоит первое предложение по развитию норматива. Правила контроля товарности векселя, например, изложены В. Селиванкиным[5]. Пусть давний, но последний отечественный опыт. С тех пор возможностей контроля стало лишь больше.
Второе предложение тоже известно: подсказано историей развития кредитных отношений. Речь идет о восстановлении в полной мере материальной и процессуальной строгости векселя[6]. Именно она в отношении главного и второстепенных должников со времен изобретения этого инструмента и восполняла недостаток возможности оценки кредитного риска. Материальная строгость заключается в необходимости, в случае нарушения выплат, определить для должника проценты в более ощутимом размере, и вместо бессмысленной пени (если толковать ее как непрерывно текущую санкцию) установить комиссию[7] в столь же ощутимом размере. В части процессуальной строгости в ГПК РФ необходимо подробнее регламентировать процедуру выдачи и отказа в выдаче судебного приказа по протестованным векселям, упростить ее до предела в отношении векселей, содержащих оговорку «без протеста» (последнее законодатель просто упустил из виду). В отношении протестованных векселей необходимо восстановить систему раскрытия информации о протестах и меры в отношении организаций, допустивших свои векселя до протеста.
Важнейший вопрос – удовлетворение требований вексельных кредиторов, по крайней мере, во второй очереди. В свое время подобные меры предусматривались законопроектом, разработанным Минэкономики РФ при участии АУВЕР.
Только система мер позволит упростить Положение с точки зрения процедур, обеспечить приемлемый уровень издержек и риска и внедрить такой насущный для нашей экономики механизм рефинансирования.


[1]Банковое дело. Под ред. Ф.К. Радецкого. Финансовое издательство. НКФ ССCP. М., 1928.
[2] А.И. Трахтенберг. Теория кредита. М., Наука. 1960.
[3]О налоге на добавленную стоимость. Письмо МНС РФ № 03-4-09/39 от 25.02.1999.
[4]И.В. Пашковская. Современные инструменты и методы регулирования ликвидности банковской системы (из опыта европейских стран). НИИ ЦБ РФ. Информационно-аналитические материалы. Выпуск 2 (22), 1998.
[5]В. Селиванкин. Техника кредитования. Ленинград, 1928.
[6]П.П. Цитович. Курс вексельного права. Киев, 1887. См также А.Ф.Федоров. Вексельное право. Одесса, 1906.
[7]Ст. 14. Приложение 2 к Конвенции о единообразном законе о переводном и простом векселе.

Автор: