Российский отклик на события в западном аудите

2002 г.

Автор:
Источник: Журнал «Аудитор» № 6 2002г
Опубликовано: 15 сентября 2005

Банкротство одной из крупнейших западных компаний – Enron (Энрон) 1 – потрясло мировую экономическую общественность. Как известно, эта компания давала ложные данные о своей деятельности, и теперь западные бизнесмены задаются вопросом: «Если такой гигант, казавшийся столпом капиталистической системы экономики и символом финансовой устойчивости искажал информацию, то насколько же можно доверять после этого финансовой отчетности вообще? »

И в самом деле, «эффект Энрона» имеет не только вещественные последствия в виде убытков. Говоря об Эн-роне и событиях вокруг него, западные аналитики в качестве основной проблемы называют утрату доверия к финансовой отчетности (в том числе и ни в чем не повинных компаний). Эффект, лежащий в плоскости экономической психологии, просчитать весьма трудно, а порой и практически невозможно – ведь немыслимо подсчитать упущенную всеми контрагентами выгоду от незаключенных сделок, которые не были инициированы потенциальными участниками рынка, разуверившимися в надежности финансовой информации.

Скандалы, связанные с фальсифицированной отчетностью, случались и в других странах. Почему же именно крах Эн-рона вызвал «эффект разорвавшейся бомбы»? Только ли из-за размера компании? Скорее – дело в сочетании фактора масштаба с другими факторами, определяющими экономическое поведение в англосаксонской системе финансовой информации. Влияние этих факторов наиболее рельефно просматривается при сопоставлении отличительных особенностей финансовых капиталов по регионам мира, представленных в табл. 1

Факторы Континентальная Европа и Япония Англоязычный мир
1 . Ключевой фактор: источники капитала. Банки и сбережения Рынки акций и сбережения
2. Влияние ключевого фактора на производные факторы:    
доминирующий вид собственности Банки (прямо или косвенно), а также владельцы -менеджеры Акционеры (прямо или косвенно)
преобладающая мотивация компаний Достижение технологических Преимуществ в конкурентной среде Ориентация компаний на получение наилучших финансовых показателей
возможность перехода собственности Возможность смены собственника в результате перекупки конкурентами ограничена;
на рынке существует контроль за корпорациями
Большая степень открытости рынка;
перекупка конкурентами относительно легка важность опубликованной
финансовой отчетности Средняя (а в ряде случаев даже низкая) Высокая превалирующий временной период, на который ориентированы
экономические решения Управленческие и прочие экономические решения чаще принимаются с учетом долгосрочной перспективы Деловые решения в большей степени ориентированы на среднесрочный или краткосрочный периоды

Поскольку финансовая отчетность в англоязычном мире в большей мере ориентирована именно на акционеров (а не на банки, как, например, в Германии или на налоговые органы, как у нас) – падение доверия к финансовой отчетности имеет гораздо более ощутимые последствия, чем если бы события разворачивались в другом регионе. Ведь прежде всего оказались разочарованными держатели акций, т.е. многочисленная экономическая общественность. Ситуация усугубляется еще и тем, что участники рынка недоумевают: «Кто же их проверял и подтверждал такую отчетность?»

Будь это крошечная или хотя бы средняя по размеру (по сравнению с самим Энроном) аудиторская фирма -многие бы расслабились и возможно вздохнули с облегчением, найдя удобное и простое объяснение случившемуся – мол, ну что же вы хотите – это нее «карманные проверяющие». Заметим, кстати, что в некоторых западных кругах модно ругать небольшие аудиторские фирмы именно за их размер. (Это поветрие кое-кто перенимает и у нас, настаивая на непременном укрупнении участников аудиторского рынка. Федеральный закон «Об аудиторской деятельности» № 119-ФЗ от 07.08.01 в какой-то мере отражает эти тенденции, предписывая, что в штате аудиторской организации должно состоять не менее пяти аудиторов (ст. 4, п. 5). Однако это положение вступит в силу только во второй половине 2003 г., к тому же это решение нельзя назвать чрезмерным укрупнением).

Вплоть до последнего времени некоторые западные аналитики весьма резко высказывались об уровне аудиторских проверок силами небольших фирм. При этом критика, как правило, сводилась к следующему – «ну какая же тут может быть независимость и объективность проверки, если »муравьи« играют на »слоновом поле« – попробуй они высунуться со своими замечаниями – тут же затопчут». Но, как известно, проверяла Энрон аудиторская фирма из «большой пятерки». Поэтому логика рассуждений, отталкивающаяся от фактора масштаба фирмы, дает сбой. И от этого ее приверженцам сразу становится не по себе. Но, к сожалению, не только им. Подобное фиаско, несомненно, событие международного масштаба.

Как же отозвалось оно у нас, в России?

Реакция на эти события весьма неоднородна и уже поэтому показательна. Она отражает степень зрелости профессиональных групп и членов профессионального сообщества, которые придерживаются тех или иных позиций. А позиции эти разноречивы. Охарактеризуем вначале каждую из них в сжатом виде, а затем дадим свои комментарии.

Позиция первая: «моя хата с краю». Суть этой реакции состоит в том, что нас мало касается происходящее в западном аудите. Поскольку эти события не привели ни к обвалу доллара, ни к девальвации рубля, зачем беспокоиться?

Комментарий. Придерживающиеся такого мнения видимо забыли классическую цитату: «Не спрашивай, по ком звонит колокол. Он звонит по тебе». С тех пор, как это было сказано, мир стал еще теснее, еще взаимосвязаннее. И те, кто думает иначе, могут в самый неподходящий момент столкнуться с, казалось бы, необъяснимым дефицитом доверия к себе как к профессионалам. А глубинной причиной такого неадекватного отношения могут быть сомнения, возникшие после событий вокруг Энрона и экстраполированные слишком широко.

К сожалению, подобный сценарий не так уж малореалистичен. Дело в том, что ряд электронных средств массовой информации, что называется, «подливает масла в огонь» при любом упоминании краха Энрона. Так, ведущий аналитической программы (причем на «первой кнопке») разводит руками – «если даже сильнейшая аудиторская компания так поступает, то это, может быть, только, если так делают все». Конечно, зная, что безаппеляци-онность суждений – фирменный знак многих телеведущих, которые «ради красного словца» не пожалеют никого, можно было бы не относиться слишком серьезно к подобным пассажам. Если бы не одно но… Мысль типа «все аудиторы одним миром мазаны» пытаются донести до сознания сотен тысяч людей. Противостоять этому трудно – ведь у аудиторов нет соответствующих электронных СМИ. Но зато есть профессиональная пресса, которую читают не только сами аудиторы, но и бухгалтеры, руководители предприятий, предпринимательские круги. Именно до сведения перечисленных категорий необходимо донести объективную информацию. Главное при этом даже не мелочный «разбор полетов», а информирование об аудиторских рисках в более широком контексте. По существу, эко-номическую общественность волнуют не детали фиаско, а более общий вопрос: насколько вероятны неудачи в аудите?

В связи с этим необходимо подчеркнуть, что никто не может дать абсолютную гарантию безупречности финансовой информации. Все профессиональные стандарты – и международные, и отечественные – признают этот факт. Нельзя полностью исключить вероятность неадекватных выводов по итогам проверки.

Однако, с одной стороны, такая опасность учитывается при разработке плана и программы аудита. При этом профессиональные знания и опыт аудиторов в большинстве случаев помогают организовать проверку таким образом, чтобы свести эту вероятность к минимуму. На основе изучения бизнеса про-веряемого предприятия аудиторы нащупывают «узкие места» в формировании и обработке данных учета, и основные усилия оказываются сосредоточенными на проблемных участках. С этой целью может быть увеличен объем выборки, собрана дополнительная информация из независимых источников, привлечены эксперты и т.д.

С другой стороны, свести риск к нулю все нее невозможно и, более того – экономически неоправданно. Ведь переход к сплошной проверке при современном уровне сложности и масштабах хозяйственных операций привел бы к многократному удорожанию и без того недешевого аудита. Кроме того, даже и при сплошной проверке оставалась бы опасность прийти к некорректным выводам, так как многие экономические показатели основаны на оценочных значениях, те или иные данные могут подкрепляться только профессиональными суждениями, а в некоторых событиях хозяйственной жизни присутствует элемент неопределенности.

Возвращаясь к анализу типов реакции на события вокруг Энрон, приходится констатировать, что рассмотренная выше позиция не является единственным неконструктивным откликом на переживаемые за океаном трудности.

Позиция вторая: «так им, буржуинам, и надо – все поучали нас как проводить проверки, а сами оплошали настолько, что дело дошло до скандала »в благородном семействе«. Мы же не читали всех этих стандартов, и у нас таких проколов не случалось.»

Комментарий. На эмоциональном уровне – это чистое злорадство, усугубленное неприятием идеи о том, что необходимо перенимать передовой западный опыт. Теперь, когда выяснилось, что не все надо перенимать, сторонники позиции «не учи ученого» сочли фиаско западных аудиторов чуть ли не самым убедительным аргументом в пользу отказа от международных технологий, основанных на стандартах аудита. Подобным настроениям необходимо противопоставить беспристрастный и взвешенный подход – нельзя отвергать мировой опыт и технологии из-за единичного (пусть и нашумевшего) случая их неудачного применения.

Позиция третья: «умный учится на чужих ошибках». Суть данного подхода заключается в оценке ситуации с точки зрения поиска ответа на вопрос: какие уроки можно извлечь для себя из известных событий?

Комментарий. Это единственно конструктивный подход. Именно в его рамках можно сформулировать два основных вывода, которые необходимо иметь в виду не только американским, но и российским специалистам:

  • во-первых, существуют серьезные проблемы во взаимоотношениях держателей акций и менеджмента; аудиторам надо учитывать, что интересы менеджмента и акционеров могут различаться, и уделять больше внимания интересам акционеров (хотя заметим, это нелегко – ведь с менеджментом аудиторы общаются теснее);
  • во-вторых, как показало разбирательство по Эн-рону,забалансовые сделки менеджмента требуют более полного раскрытия.

Банкротство Энрона и другие не столь громкие заокеанские неудачи позволяют сделать и ряд более общих выводов. Недавние события в западном аудите показали, что именно реноме аудиторской фирмы – ее основной капитал, который нельзя защитить ни финансовой мощью, ни удельным весом на рынке аудиторских услуг, ни впечатляющим списком прошлых заслуг.

Каждая аудиторская проверка – это, по существу, и проверка аудиторской фирмы на профессионализм ее сотрудников. И аудиторская фирма настолько надежна, насколько прочно ее слабейшее звено – т.е. насколько справляются с заданиями ее наименее опытные сотрудники, работающие на ответственных участках. В связи с этим актуальным представляется повышенное внимание к внутрифирменным процедурам контроля качества в аудиторских фирмах. Крайне важно, чтобы работа младших сотрудников курировалась их более квалифицированными коллегами. Перспективны также взаимные проверки друг друга внутри аудиторской фирмы – разумеется, в периоды наименьшей загруженности аудиторов.

Следует отметить еще один примечательный отголосок западных событий в отечественной профессиональной среде. В свете нашумевшего фиаско теперь у нас поубавилось критиков внешнего контроля качества работы аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов. Согласно Федеральному закону «Об аудиторской деятельности» № 119-ФЗ от 07.08.01 г. (ст. 14) система внешней проверки качества работ устанавливается уполномоченным федеральным органом, каковым является Минфин Росии. Министерство может проводить такие проверки как своими силами, так и делегировать право проведения проверок аккредитованным профессиональным объединениям в отношении участников этих объединений.

Перспектива подвергнуться проверке была встречена некоторыми отечественными аудиторами без особого энтузиазма. Что касается недобросовестных специалистов – с ними все понятно. Однако поначалу даже многие достойные члены профессионального сообщества отнеслись к нововведению с настороженностью, имея при этом совершенно иные мотивы -заботу о сохранении конфиденциальной информации клиента. Ведь сведения о проверяемом экономическом субъекте содержатся в рабочих бумагах аудита, к которым теперь получают доступ внешние контролеры качества. К счастью, опасения, скорее всего, не оправдаются. Упомянутый Федеральный закон (ст. 6, п. 3) обязывает всех лиц и даже уполномоченный федеральный орган сохранять конфиденциальность сведений, составляющих аудиторскую тайну.

В настоящий момент даже скептики не могут не признать, что внешняя проверка качества работы аудиторских фирм является велением времени. Только при отлаженном функционировании этой системы мы можем быть уверены -делается все, чтобы не допустить ничего подобного «эффекту Энрона» на отечественном рынке.

Автор:

 

Все статьи цикла «Номер 6»

(состоит из 1 статьи)

Российский отклик на события в западном аудите (15 сентября 2005)