Тенденции на мировом рынке консалтинга и аудита, февраль 2003 г. РБК.

Аналитические статьи, рейтинги
Источник: http://www.rbc.ru/consulting/
Опубликовано: 15 сентября 2005

Минувший 2002 год войдет в историю как год разлучения аудиторов и консультантов. После скандала с энергетической компании Enron конгресс США принял закон Сарбанеса-Оксли. Конгрессмены запретили одной компании предоставлять своим клиентам одновременно аудиторские и консультационные услуги. Кроме того, Комиссия по ценным бумагам США (SEC) изменила правила выбора аудитора для компании. Решение о том, кто будет проверять достоверность и правильность составления отчетности должен принимать совет, где большинство у независимых директоров. Помимо этого, SEC рекомендовала компаниям проводить ротацию аудиторов раз в несколько лет.

Компании «большой четверки» – Deloitte&Touche, Ernst&Young, KPMG и PricewaterhouseCoopers (PwC) – приняли эти правила без протестов. Большинство компаний учли пример Arthur Andersen, прекратившей свое существование после краха Enron. Впрочем, ужесточение правил не было таким уж суровым. На практике аудиторам запретили проводить внутренний аудит у своих клиентов (система получения текущей финансовой информации для руководства) и одновременно проверять данную отчетность. Кроме того, появился запрет на совмещение организации бухгалтерского или налогового учета и проверки качества отчетности. То есть теперь аудиторам нельзя формировать отчетность, проверяя при этом качество собственной работы. Что же касается пункта о ротации, то пока это всего лишь пожелание SEC, а не обязательное к исполнению требование комиссии.

На практике компании «большой четверки» просто поделили в США своих клиентов на тех, кого они консультируют, и тех, для кого они выступают аудиторами годовых отчетов. «Для одного клиента я могу выступать в роли аудитора, а для другого как консультант», – говорит Мария Воскресенская, партнер отдела аудита компании Ernst&Young. Этими принципами международные аудиторы и консультанты намерены руководствоваться не только в Соединенных Штатах, но и в других странах, в том числе и в России. Свое решение они объясняют едиными стандартами ведения бизнеса во всем мире. Кроме того, российские компании, с которыми они работают, часто ведут дела за рубежом, а потому хотят, чтобы аудиторы и консультанты обслуживали их по международным стандартам.

Тем не менее часть клиентов, особенно в Соединенных Штатах, уже предпочла «грандам» менее известные, но давно работающие компании. Они наняли специалистов таких компаний, как BDO или RSМ. Эти фирмы никогда не входили в знаменитую «большую пятерку» (ныне «большая четверка»), но, как правило, занимали следующие за лидерами строчки рейтингов. Прежде всего к ним ушли клиенты, которые в США пользовались услугами лидеров рынка для престижа, а когда те предстали не в лучшем свете, они решили, что теперь не стоит переплачивать за имя. Кроме того, в число их клиентов попали те, кто, исполняя пожелание SEC о ротации, решил на несколько лет отказаться от услуг «большой четверки».

Тем не менее ни в одной компании «большой четверки» не сетуют по поводу изменившихся правил игры. Гораздо больше консультантов и аудиторов беспокоят проблемы в американской экономике и низкие темпы роста экономик государств Евросоюза. Объем сделок по слиянию и поглощению в мире сокращается второй год подряд (график), лишь в Восточной Европе наблюдается обратная тенденция. Между тем для консультантов и аудиторов организация подобных сделок означала высокие прибыли с разовых сделок. Когда таких сделок становится все меньше, то падают не только доходы – без дела остаются специалисты по оценке стоимости компаний и подразделения юридических служб.

Характерно, что сильнее всего спад слияний и поглощений заметен в сегменте очень крупных и, напротив, сравнительно небольших сделок. Так, по данным исследовательской компании Dealogic и KPMG, гораздо меньше стало сделок стоимостью свыше 5 млрд долл., а также сделок до 500 млн долл. Причем самые дорогие сделки 2002 г. были в среднем в два раза меньше по стоимости, чем в 2001 г. В исследовательской компании такой спад связывают с падением цен на акции (компании, как правило, обменивались ценными бумагами, фиксируя цену сделки исходя из биржевых котировок по ним), а также с тем, что в период экономического спада в США и слабого роста экономики ЕС компании сменили приоритеты с захвата конкурентов на реструктуризацию. Так, в 2002-м и в начале 2003 г. компания British Petroleum продавала часть активов, сначала выставив на торги сеть АЗС в Германии, а потом продала пакет акций «ЛУКОЙЛа» в 4,5%. Немецкий оператор связи Deutsche Telekom для обслуживания и погашения долгов продал долю в украинских операторах связи и готов продать акции МТС.

Положение международных консультантов осложняет и то, что новый менеджмент компаний в США и ЕС, который приходит на смену руководителям второй половины 1990-х гг., скептически оценивает прежние рекомендации международных консультантов. Если раньше доминировали руководители-визионеры (то есть основное внимание уделялось вопросам долгосрочной стратегии), то сейчас в компании все чаще нанимают руководителей, преуспевших в реформировании компаний. Они часто критикуют сам тезис консультантов о выгодности слияний. В доказательство того, что здесь больше проблем, чем выгод, данные топ-менеджеры приводят пример слияния немецкой компании Daimler-Benz и американской Chrysler. Их слияние до сих пор не привело к появлению эффективной компании. В то же время стратегический альянс французской Renault и японской Nissan, которые не спешат образовывать единую компанию любой ценой, уже продемонстрировал свою успешность. В первом случае компания действовала по классическому сценарию: была отобрана цель для слияния и начата сделка. Во втором компании по старинке долго присматривались друг к другу и обменялись для начала мелкими пакетами акций.

Спад на фондовом рынке США ударил и по другому бизнесу консультантов в сфере управления персоналом. Им пришлось отказаться от традиционной с середины 1990-х гг. идеи опционов, которую они постоянно рекомендовали в качестве рецепта по поощрению руководства и рядовых работников фирм и предприятий. Большинство акционеров крупных американских и европейских компаний считают, что стремление повысить стоимость акций любой ценой привело к тому, что топ-менеджеры хорошо заработали на опционных схемах, а рядовые акционеры ничего не получили. Под давлением акционеров некоторые менеджеры даже отказались от крупных компенсаций, которые они получили после увольнения. В частности, так поступил бывший президент концерна ABB. Сейчас, когда многие компании урезают свои штаты, прежние идеи по поводу опционов вообще не актуальны.

В период спада экономической активности консультанты стремятся компенсировать свои потери за счет бизнеса по реструктуризации и финансовому оздоровлению компаний. Однако тут крупные многопрофильные структуры сталкиваются с конкуренцией со стороны специализированных фирм. Для оздоровления предприятия компания скорее наймет консультанта из McKinsey или Boston Consulting Group (BCG), чем PWC. Конечно, такое разделение труда – дань практике, а не показатель квалификации сотрудников разных компаний. В России, где таких традиций нет, две категории компаний вполне мирно сосуществуют. Например, российские розничные торговые сети пользуются услугами и PricewaterhouseCoopers, и Deloitte&Touche, а также ресурсами BCG и McKinsey. По словам консультантов торговых сетей, каждая компания находит свое уникальное место на рынке: одни просвещают торговцев по общим вопросам (развитие торговой сети, управление торговым бизнесом и т.д.), другие занимаются частными проблемами (позиционирование, поиск новой ниши, введение товаров с брендом торговой сети и т.д.).

В итоге можно сделать вывод, что компании, которые ранее уступали «большой четверке» по объемам бизнеса и имиджу, могут получить большие дивиденды от начавшегося после корпоративных скандалов передела рынка. В 1990-е гг. этим фирмам приходилось упорно искать свою нишу на рынке. В результате многие стали экспертами в отдельных отраслях промышленности или сегментах консалтинговых услуг. В частности, компания BDO Stoy Hayvard является одним из крупнейших консультантов в сфере снижения налоговой нагрузки и социальных выплат, а RSM Robson Rhodes занимается оздоровлением компаний любых форм собственности от семейного бизнеса до крупных корпораций. В то время как крупные компании пропагандировали электронный бизнес, Интернет и цифровые технологии, эти фирмы консультировали такие традиционные виды бизнеса, как грузоперевозки или производство мебели для дома и офиса. Сейчас, кстати, они выигрывают от такой специализации, поскольку промышленные предприятия в отличие от интернет-компаний не сократили спроса на консультации.

Согласно прогнозам в 2003 г. компании «большой четверки» сосредоточатся на поиске новых клиентов в традиционных сферах деятельности. Никто не планирует продвигать на рынок совершенно новые услуги или технологии. Этот год должен стать годом возврата доверия к аудиторам и консультантам, роль которых в бизнесе подверглась переосмыслению. Особую ставку международные аудиторы и консультанты делают на российский рынок. Это связано не только с экономическим ростом, но и с развитием российских компаний в самых различных отраслях, которые сливаются в холдинги и проводят реструктуризацию собственного бизнеса.

Иностранцы в России

Компании «большой пятерки» начали работать в России еще в начале 1990-х гг., когда только возникали первые российские аудиторские и консалтинговые фирмы. Работа иностранных компаний была востребована не только российским бизнесом, но и государством. Со временем рынок был поделен между иностранцами и россиянами: сегодня «большая четверка» обслуживает компании-экспортеры и крупные российские фирмы, которые нанимают их для аудита отчетности, в то время как вопросы по налогообложению или реструктуризации местных предприятий решают местные аудиторы и консультанты. Кроме того, национальные компании обслуживают средний бизнес, который не интересует международные компании из-за низкой платежеспособности (российские компании берут за работу одного своего сотрудника 40-50 долл. в час, иностранные – 150-210). В свою очередь именитые консультанты и аудиторы пользуются предпочтением иностранных инвесторов, практически не обращающихся за помощью к российским компаниям.

Проблема в том, что, хотя крупные российские аудиторские компании практически ни в чем не уступают иностранным фирмам, их заключению пока не привыкли доверять за рубежом. «Некоторые компании, работающие за рубежом, обращаются к международным компаниям, потому что их заключение безоговорочно признается повсюду. Хотя на сегодняшний день крупные российские аудиторские и консалтинговые компании стали членами профессиональных ассоциаций, и их заключения признаются», – говорит Елена Лоссь, председатель совета директоров компании «Топ-Аудит». «Многие российские компании определяются с партнерами за рубежом, стремятся войти в международную сеть компаний. Мы, например, в конце прошлого года вошли в крупнейшую международную консультационную и аудиторскую сеть BDO International», – комментирует Василий Прутковский, партнер компании «БДО ЮниконРуф». Иностранные контрагенты российских фирм требуют визы известных аудиторов, потому что знают, что внутри страны еще не действуют международные стандарты финансовой отчетности (МСФО) – в этой ситуации оценки финансового состояния того или иного бизнеса, сделанные иностранными специалистами, выглядят более объективными. Особенно четко эта тенденция прослеживается на примере коммерческих банков. «Нашим банкам было бы проще и дешевле работать с российскими аудиторскими и консалтинговыми компаниями, осуществляющими трансформацию российской финансовой отчетности коммерческих банков на МСФО. Ведь многим кредитным организациям даже для открытия корреспондентского счета в банке-нерезиденте необходимо представить последнему финансовую отчетность, составленную по международным стандартам финансовой отчетности. Этим отчасти объясняется спрос банков на услуги международных компаний», – говорит Галина Чернышева, руководитель Департамента банковского аудита компании МНКПЦ.

Название ассоциации Российские компании
PKF ФБК (Москва), М.К.Д. (Санкт-Петербург), Аудит-консалтинг (Казань)
RSM International ТОП-АУДИТ/Порт-Аудит (Москва/Тюмень)
BDO International БДО ЮниконРуф (Москва), Союзаудит (Москва), Учет (Самара), Арт-Аудит (Петропавловск-Камчатский)
Urbach Hacker Young International Баланс Лтд/Энпи Консалт (Москва), Атомик-аудит (Обнинск)
Baker Tilly International Русаудит Дорнхоф, Евсеев и партнеры (Москва)
Horwath International МКПЦН (Москва)
Moores Rowland International Аудит-Ажур (Санкт-Петербург), БалтАудит (Калининград), Аудэкс (Казань), Эккаунтинг-сервис (Москва), И.С.К. (Ярославль), Новосибирское Аудиторское Товарищество (Новосибирск)
SC International ЭКФИ (Москва), ЭДВАЙЗЕР (Москва), Аудит-Консалтинг (Новосибирск)
AGN International ФинЭскорт (Москва)
NEXIA International ПАЧОЛИ (Москва)
Jeffreys Henry International АЛРУД (Москва)
BKR International Интерком-аудит (Москва)
INPACT International ПАНАЦЕЯ (Санкт-Петербург)
MGI Прима-аудит (Санкт-Петербург)
HLB International Прайм эдвайс (Санкт-Петербург)
Kingston Sorel International Аудиторы Северной Столицы (Санкт-Петербург)
DFK International Марка Лтд. (Санкт-Петербург)
TAG International Интернэшнл Си-Пи-Эй корп. (Санкт-Петербург)

Источник: «Эксперт РА», РБК

Впрочем, до конца «равными» иностранным компаниям российские специалисты себя все-таки не считают. Прежде всего потому что «большая четверка» имеет большой опыт работы за рубежом и если речь идет о выходе компании на новые рынки или создании какого-то нового продукта или услуги, то здесь за плечами некоторых западных фирм более чем вековая история, в России же подобный бизнес развивается всего несколько лет. По словам руководителя «Топ-Аудита», иностранцы в России имеют сильные позиции в международном аудите, а так же при решении прикладных задач, когда клиент ставит узкую четкую цель и просит найти способы ее достижения. Российские фирмы берут свое знанием местной специфики – особенно если компания-клиент ведет бизнес в регионах – а также «работой на стыке», когда требуется экспертиза по юридическим, налоговым и организационным вопросам одновременно. «И западные компании активно нанимают российских консультантов, вкладывая средства в их дальнейшее развитие и обучение, открывая перед ними возможности участия в международных проектах. И это вполне оправданно, поскольку, если международные компании хотят успешно работать на российском рынке, им необходимо знание его специфики и особенностей, этим и обусловлено привлечение российских консультантов», – говорит Томас Штюмер, генеральный директор ООО BearingPoint (бывшая KPMG Consulting). Необходимость решать сложные вопросы привела к тому, что сегодня российские компании признаются равными иностранным в проведении реструктуризации бизнеса: «большая четверка» имеет богатый арсенал разных инструментов и опыт их внедрения, зато российские фирмы научились просчитывать экономические и юридические последствия таких сложных решений.

Российские компании обыгрывают конкурентов и тем, что более тщательно учитывают запросы клиента и готовы чаще предлагать нестандартные решения вопросов. «Нередко за рамки аудиторской »существенности« выходят проблемы, решение которых наиболее актуально для менеджеров самих компаний, и полезность услуги, оказываемой компаниями »большой четверки«, не всегда соответствует их ожиданиям. Сервисная модель »большой четверки« в аудите не позволяет им полностью повернуться лицом к клиенту и сделать ставку на комплексное вскрытие проблем бизнеса. Наконец, существует еще один фактор, влияющий на выбор. Услуги компаний »большой четверки« наиболее эффективны для крупных корпораций и на стабильных западных рынках. Организация работы в »большой четверке« менее ориентирована на работу в условиях быстрого изменения бизнес-среды компании, развивающейся системы контроля, что характерно для большинства компаний, работающих в России», – говорит Александр Сироус, гендиректор ООО «Русаудит Дорнхоф, Евсеев и партнеры».

В самих компаниях «большой четверки» РБК обозначили несколько основных направлений развития бизнеса. Прежде всего, это постановка международной отчетности в российских компаниях и банках. Уже с 2004 г. кредитные организации должны сдавать отчетность по международным правилам. Причем по сложившейся практике лучше иметь отчетность сразу за несколько лет, то есть вместо 2004 г. начать переход на МСФО уже сегодня. Однако таким образом поступили только банки первой сотни и крупнейшие компании, работающие на внешних рынках либо имеющие иностранных акционеров или разместившие свои акции на бирже за рубежом. Остальные компании и банки только начинают работу в этом направлении. На руку иностранцам сыграла и неопределенность с тем, какое ведомство должно готовить стандарты для банков (они будут первыми, кто начнет регулярно публиковать отчетность по МСФО) и определить точные требования к международным правилам. Сначала эту работу вел Центральный Банк РФ, но в 2002 г. ему запретили заниматься данной проблемой и передали его полномочия Министерству финансов, которое приступило к выработке требований по стандарту отчетности только в январе 2003 г. Таким образом, только иностранные аудиторы могут дать стопроцентную гарантию качественного аудита по МСФО. Конкуренты же из числа российских фирм должны ждать, пока Минфин окончательно определится с требованиями для национальных специалистов.

Другое направление работы «большой четверки» в России – постановка внутреннего аудита в российских фирмах и предприятиях. Главный аргумент в свою пользу – это знание передового иностранного опыта. Под постановкой внутреннего аудита понимается сразу несколько услуг: от банального объяснения как это делается до поставки и внедрения программного обеспечения. Причем, учитывая российские реалии, компании демонстрируют гибкий подход к клиентам, спектр предлагаемых решений очень широк. «Все зависит от требований клиента. Полная автоматизация бизнес-процессов это редкий случай, как правило, нужно наладить логистику или внедрить учет продаж», – говорит Герман Суконников, старший менеджер отдела управленческого консультирования российского офиса Deloitte&Touche. Развитие этого бизнеса стимулируется тенденцией к концентрации российского бизнеса – в сложных компаниях «на бумажке» учет вести невозможно – а также ростом российских компаний. Например, торговые сети, открывающие один магазин за другим и расширяющие ассортимент, понимают, что без совершенствования внутреннего учета их бизнес станет неуправляемым. Кроме того, внутри российских компаний поставка внутреннего аудита в форме автоматизации учета лоббируется менеджерами, обучившимися за рубежом, в частности получившими степень MBA, и техническими службами, которые за счет установки программ хотят повысить свою значимость.

В сфере консалтинга «большая четверка» считает наиболее перспективным консультации по организации первичного размещения акций российских компаний (IPO) за рубежом. В России в данной сфере сложилась уникальная ситуация. Благодаря российскому законодательству иностранные инвестбанки работают в России как дочерние российские кредитные организации. Все серьезные переговоры об IPO ведутся не с ними, а с головными офисами во Франкфурте или Лондоне. В самой России консультации по IPO единичны, потому компании, желающие разместить свои акции на бирже, сначала спрашивают совета у «большой четверки». Те, используя богатый зарубежный опыт, проводят своего рода «ликбез», объясняя компаниям азы подготовки к первичному размещению. Например, клиентам объясняют, как лучше структурировать компанию перед выходом на биржу, на какие инвестиции она может рассчитывать и как надо продвигать себя за рубежом. Иногда иностранные консультанты могут прямо влиять на поведение иностранных инвесторов. Например, консалтинговая компания AT Kearney провела исследование бизнеса розничной торговли в разных странах и пришла к выводу, что надо вкладывать деньги в российский ритейл. Консалтинговые компании также проводят исследования инвестиционной привлекательности стран или отдельных отраслей национальных экономик и могут рекомендовать инвесторам, куда стоит вкладывать деньги. Некоторые фирмы, например немецкая Roland Berger, проводят комплексные исследования конкретных предприятий, которые интересны иностранным покупателям. Интересно, что для привлечения клиентов некоторые компании готовы давать рекомендации бесплатно. В частности, фондовая биржа РТС, PwC и юридическая компания Clifford Chance при поддержке Российского союза промышленников и предпринимателей объявили о создании консультационного центра RTS Listing Point. Теперь любая российская компания может получить консультацию по вопросам выхода на рынок капитала.

Помимо IPO, иностранные консультанты готовы консультировать компании по сделкам слияния и поглощений. Если внутри России местные компании обходятся собственной экспертизой, то за рубежом им необходим партнер, в роли которого может выступать и консультант. На то, что сделки с иностранными компаниями реальны, указывает опыт компаний ЗАО «Многовершинное» и СУАЛ. Обе при участии британского банка Флемингов объединились с иностранными компаниями, повысив свою капитализацию.

На рынке других услуг, например налогового планирования, международные и российские компании конкурируют на равных. Понимая, что россиян не переиграть в знании налоговой специфики или в сфере бухучета, иностранные консультанты порой предлагают совсем неожиданные услуги. Так, Deloitte&Touche оказывает услуги «финансовых расследований». По сути, это сбор информации о контрагентах своих клиентов или о состоянии предприятий и их владельцев, которые их продают. Кроме того, компания готова обезопасить клиента от работы с «грязными деньгами». Такой сервис обычно предлагают российские компании, но в России его начали осваивать и в «большой четверке». Причем, ссылаясь на международный опыт, Deloitte&Touche готова браться и за расследования на внешних рынках, когда ее клиенты стали жертвами зарубежных мошенников или не уверены в партнерах за рубежом.

По прогнозам в 2003 г. международные консультанты будут активно работать по внедрению МСФО и по консультированию в сфере IPO. Эти услуги очень часто предоставляются вместе, потому что компании готовы занимать средства на внешнем и внутреннем рынке через выпуск акций и нуждаются в международном аудите для займов за рубежом. «Узнаваемость нашей марки и брендов наших российских коллег пока несопоставимы. Не секрет, что крупные российские компании и представительства иностранных компаний предпочитают работать с компаниями соответствующего им уровня, например Accenture, BearingPoint (formerly KPMG Consulting), IBM Global Services и т.д. Российские компании среднего уровня уверенно работают в основном внутри страны, они редко выходят на внешние рынки и обращаются к консультантам с именем эпизодически», – считает Томас Штюмер, генеральный директор BearingPoint. Ведущие российские компании могли бы консультировать своих клиентов по этим вопросам не хуже иностранцев, однако торговая марка фирм «большой четверки» пока пользуется большим признанием за рубежом. Данная ситуация изменится только через несколько лет, когда российские аудиторы начнут проверять отчетность российских предприятий по международным стандартам (первыми будут коммерческие банки), а отечественные компании будут в обязательном порядке вести бухучет по общепринятым стандартам.

Специфика работы российских аудиторов

Российские компании все чаще обращаются за услугами по аудиту. Причем если раньше была востребована простая проверка отчетности, то сегодня они зачастую привлекают аудиторов для проведения специального аудита и постановки в компании внутреннего аудита. «Классический аудит отчетности дает ответ в основном на вопрос, насколько верна отчетность. Однако компаниям также требуется проверить, как работает филиал фирмы, как компания работает на отдельных направлениях деятельности или как исполняется контракт. Тогда проводится специальный аудит», – говорит Ирина Сухова, отвечающая за направление аудита в компании ФБК. Кроме того, к специальному аудиту эксперты относят и налоговый аудит, когда проверяют, насколько правильно фирма определяет свою налоговую базу, пользуется льготами. Нередко поводом для налогового аудита становится смена собственника или главного бухгалтера в крупной компании.

Помимо этого, аудиторов привлекают для неформальной проверки ситуации на предприятиях, также называя эту услугу специальным аудитом. «Допустим, крупный холдинг приобрел новое предприятие. Он получил документы о его финансовом состоянии и посадил своего директора. Теперь компания нанимает нас, чтобы мы оценили реальное положение дел на предприятии: сбыт, закупки и т.д. – и доложили о своих соображениях руководству», – заявил РБК представитель одной из крупных аудиторских и консалтинговых компаний. Такая инспекция требуется, когда новый собственник прекрасно представляет возможные плюсы и минусы нового завода или компании, но хочет получить подтверждение или опровержение верности своих догадок от аудиторов и консультантов.

В компаниях с мощными юридическими отделами также советуют клиентам вместе с аудитором привлекать к проверке юристов. «Если вы покупаете бизнес, то требуется его проверка со всех сторон. Чаще прибегают к аудиторской проверке, но лучше, чтобы параллельно компанию проверяли юристы. Потому что нужно поднимать историю приватизации (если имущество было получено в собственность от государства – РБК), проверить договоры, посмотреть, нет ли судебных решений, по которым не истек срок исковой давности. Если сделка совершается в регионах, то лучше с этой работой справятся именно местные специалисты (они могут знать, кто проводил приватизацию, местную специфику и т.д.)», – говорит Юрий Борисенко, управляющий краснодарского офиса и партнер фирмы «Вегас-Лекс».

Постановка внутреннего аудита – это работа по созданию информационной системы, которая позволяет руководству предприятия регулярно получать информацию о финансовом состоянии бизнеса. Эта услуга востребована в крупных компаниях, которые присоединяют новые предприятия и включают их в свою информационную систему. Качество этой работы зависит от требований заказчика: речь может идти о создании простой базы данных, куда все подразделения и бизнесы компании будут вносить информацию в определенном формате или о комплексной системе учета издержек и управления продажами и закупками. Сами аудиторы признают, что здесь их работа часто сводится к консультации в выборе информационных систем исходя из того, чем пользуется клиент. Нередко внутренний аудит в компаниях ставят бывшие аудиторы: иногда легче нанять специалиста в штат, чем постоянно обращаться за консультациями.

Отдельный сегмент рынка аудита формирует проверка отчетности государственных унитарных предприятий (ГУП). Уже три года они обязаны проводить аудит своей отчетности, выбирая проверяющую компанию на конкурсной основе. Несмотря на то что госпредприятия, за исключением отдельных высокоприбыльных компаний, считаются бедными клиентами, аудиторы считают важным работать с ними, потому что это единственный до конца не освоенный сегмент рынка. Кроме того, вслед за аудитом компании предлагают унитарным предприятиям консультационные услуги по реорганизации бизнеса или подготовки их к акционированию или продаже.

Единственное, что омрачает работу аудиторов с госпредприятиями, – это противоречия документов, регламентирующих их работу. Согласно 409 постановлению правительства аудитора надо выбирать на открытом конкурсе. Но для проведения конкурса нужно, чтобы Минфин выпустил документ о порядке формирования конкурсной комиссии, а Министерство имущественных отношений должно подготовить положение о техническом задании для аудиторов. Минфин опубликовал свой приказ 4 декабря 2002 г., а Минимущество до сих пор медлит с определением техзадания, без которого нельзя будет говорить, что именно требуется от удитора ГУП. Дополнительные сложности возникли после публикации в декабре закона о ГУП, где написано, что выбор аудитора – это прерогатива собственника, а не конкурсной комиссии. «Возможно, что эти положения в законе возникли, потому что за основу был взят закон об акционерных обществах, где аудитор назначает собрание акционеров», – считает Александр Каспаров, директор по стратегическому планированию и развитию компании «Росэкспертиза». До сих пор не ясно, чем надо руководствоваться – новым законом или документами правительства, которых в полном объеме нет. В результате аудит госпредприятий за 2002 г. срывается.

Отдельный сегмент бизнеса – это работа со средними компаниями, которым нужен аудит именно для проверки отчетности. Ежегодная проверка интересует эти компании, потому что вместе с заключением аудиторов они также получают рекомендации по корректировке своей отчетности. Фактически это бесплатная консультация от аудитора. «Иностранные аудиторы более регламентированны составом выполняемых работ и внутренними регламентами, которые опять же во многом обусловлены организацией бизнеса аудиторов. Между тем российские аудиторы в этом плане более гибки. В отчетах российских аудиторских компаний, как правило, более развернутая аналитическая часть, содержащая помимо замечаний еще и рекомендации по их устранению», – утверждает Александр Сироус, генеральный директор ООО «Русаудит Дорнхоф, Евсеев и партнеры». Кроме того, аудитор страхует свою ответственность перед клиентами, в случае если у налоговых органов возникнут претензии к цифрам в отчете, клиент не пострадает, – это также привлекает середняков.

По итогам 2002 г., говорят аудиторы, выросла доля средних компаний с оборотом в 5-6 млн долл. Эти компании только начинают работать с аудиторскими фирмами. По-прежнему значительный объем работы компании выполняют для крупных клиентов. Они предъявляют спрос на специальный аудит внутренних подразделений и новоприобретенных бизнесов. Кроме того, крупные компании активно занимают средства внутри России и на внешних рынках, что дает работу и российским аудиторам. В этом году аудиторы ожидают развитие сразу нескольких направлений бизнеса. Прежде всего они рассчитывают на приток клиентов, которым необходим международный аудит и помощь в переходе на МСФО. Повышение требования правительства к отчетности банков, а затем и предприятий гарантирует рост спроса на эти услуги. «И в прошлом году, и в этом спрос стимулировали изменения в российском законодательстве. Переход на отчетность по международным стандартам также вызван этим факторов», – считает Ирина Сухова из компании ФБК. По той же причине ежегодные изменения в налоговом законодательстве только прибавляют работы российским консультантам и аудиторам.

По-прежнему будет расти спрос государства на услуги аудиторов. Помимо ГУП аудиторов предполагается привлекать для независимой оценки финансового положения такие секторы, как спорт. «Сейчас государство занимается развитием спортивной отрасли. Логично начинать с анализа эффективности расходования средств, идущих на развитие спорта. По крайней мере, некоторые частные владельцы футбольных клубов уже привлекают аудиторов для анализа их работы», – говорит Елена Лоссь из «Топ-Аудита». То, что аудит спортивных команд уже востребован, РБК подтвердили и в «Росэкпертизе». Аудиторы также считают, что популярной останется услуга специального аудита. Многие компании готовятся к реструктуризации или внутренней перестройке, а также покупке новых предприятий. Любой операции предшествует подробное исследование текущего состояния дел. «Перед покупкой предприятия компании хотят провести due diligence, чтобы выяснить, стоит ли его покупать, есть ли кредиторы, как предприятие вписывается в структуру холдинга или промышленной группы. Кто-то приобрел предприятия ранее и теперь смотрит, как вписать их в свою структуру», – объясняет логику компаний Валерия Полякова, директор департамента финансового и управленческого консультирования ФБК.

Кроме того, готовятся и новые услуги, такие как экологический аудит. Сейчас Министерство природных ресурсов вырабатывает новые критерии оценки использования месторождений сырьевыми компаниями. В будущем новые методики будут использоваться для оценки эффективности использования месторождений. В то же время аудиторы уже сегодня предлагают оценить эффективность разработки месторождений и ущерб, наносимый окружающей среде. Компаниям это выгодно не только для того, чтобы избежать штрафов и санкций Минприроды, но и для обоснования льгот или проверки экономического эффекта от их использования.

Специфика работы российских консультантов.

Услуги по консультированию делятся на те, которые предоставляются крупными компаниями, и те, что пользуются спросом у среднего бизнеса. В первом случае это весь спектр возможных услуг от стратегического консультирования до налогового планирования и сделок по слиянию и поглощению. Причем консалтинг востребован не только частными компаниями, но предприятиями ВПК. «В этой отрасли происходит формирование холдингов, и она созрела для консультантов», – полагает Валерия Полякова из ФБК. Во втором случае тенденцией минувшего года стал аутсорсинг – средние предприниматели предпочитали передавать ведение бухгалтерского и налогового учета в специализированные компании. Другие услуги средний бизнес не интересовали, потому что-либо не нужны ему, либо не по карману.

В 2002 г. заметно выросла роль налогового консультирования. Изменения в Налоговом кодексе, когда вступила в силу 25 глава налогового кодекса, где говорится о налоговом учете, создала услугу «постановка налогового учета». Таким образом, появился налоговый учет, который теперь надо вести параллельно бухгалтерскому учету, однако как его надо вести никто не прописал. «Компаниям приходится опираться исключительно на положения Налогового кодекса, а там указаны только реквизиты, налоговые регистры, общие положения построения системы налогового учета. Чтобы исполнить требования НК они обращаются к консультантам», – говорит РБК Елена Салмина, начальник отдела методологии налогового учета и консультирования МНКПЦ. Кроме того, как и в случае с аудитом, клиентов привлекала страховка ответственности – если что не так, любые штрафы лягут на плечи страховщиков, а не налогоплательщика. Пик спроса на эту услугу был пройден в прошлом году, в 2003 г. никто не прогнозирует значительных всплесков активности в этой сфере деятельности.

Интервью

Ernst & Young : Основными принципами формирования аудиторского комитета являются компетентность, независимость и доступность

Партнер компании Ernst & Young Мария Воскресенская

Вопрос: -В последнее время много говорят о запрете на совмещение аудита и консалтинга для одного клиента – как это сказалось на компании Ernst & Young? Были ли потери в клиентах или доходах?

Ответ: – С целью восстановления доверия к финансовой отчетности публичных компаний в США в июле 2002 г. был принят Закон Сарбейнса-Оксли, призванный усилить независимость внешних аудиторов. Одним их ключевых аспектов в вопросе независимости аудитора является оказание неаудиторских услуг аудиторскому клиенту. Ведь если доход аудитора от консультационных услуг значительно превышает доход от аудита по одному клиенту, то могут возникнуть сомнения о его независимости как аудитора. К тому же нельзя аудировать те данные, в подготовке которых аудиторская фирма участвовала, оказывая, например, услуги по ведению бухгалтерского учета, оценке активов и так далее. Поэтому Закон Сарбейнса-Оксли запрещает аудитору предоставлять своему клиенту ряд неаудиторских услуг, в том числе ведение бухгалтерского учета, внедрение информационных систем и другие.
Внутренняя политика Ernst & Young не разрешала предоставлять такие услуги в отношении аудиторского клиента и раньше. Закон Сарбейнса-Оксли и правила Комиссии по Ценным Бумагам (SEC) лишь подробно детализируют эти ограничения. Таким образом, существенное влияние на доходы Ernst & Young эти положения не оказали. Наши доходы от консультационной деятельности всегда основывались на клиентах, отчетность которых мы не аудируем или на услугах, которые не нарушают нашу независимость, что всегда, и, в частности, до принятия этих законов, строго контролировалось в компании Ernst & Young. В данной ситуации логично предположить, что у нас появится возможность привлечения новых клиентов, если у их аудиторов возникнут проблемы с независимостью.

Вопрос: – Распространяется ли закон Сарбейнса-Оксли на российские компании?

Ответ: – На российские компании Закон Сарбейнса-Оксли не распространяется, если они не зарегистрированы в Комиссии по Ценным Бумагам (SEC). Однако в целях достижения инвестиционной привлекательности российским компаниям необходимо соответствовать принятой международной корпоративной практике. Если компания планирует первичное размещение ценных бумаг (IPO) на фондовых биржах США, ей необходимо следовать положению Закона о создании аудиторского комитета, выполнение которого обязательно для осуществления регистрации ценных бумаг компании на биржах США.

Вопрос: – Какие задачи стоят перед аудиторскими комитетами?

Ответ: – Их основной задачей является контроль за качеством финансовой отчетности, полнотой и достоверностью раскрытия информации о компании. Руководство компании обязано нести ответственность за финансовую отчетность и внутренний контроль в компании. Внутренние аудиторы оценивают эффективность осуществления контроля в компании. Внешние независимые аудиторы подтверждают достоверность финансовой отчетности в своих аудиторских заключениях. Задача аудиторского комитета заключается в постоянном взаимодействии со всеми участниками процесса в рамках периодических встреч, согласования задач и ответственности участников, обсуждения существенных вопросов финансовой отчетности и вопросов контроля в компании. Таким образом, аудиторский комитет призван контролировать деятельность всех участников процесса представлять свой отчет Совету Директоров, который в свою очередь несет ответственность перед акционерами.
Основными принципами формирования аудиторского комитета являются компетентность, независимость и доступность.

Генеральный директор ООО BearingPoint Томас Штюмер
BearingPoint : Наши консультанты органично сочетают знание российской специфики и международный опыт BearingPoint

Генеральный директор ООО BearingPoint Томас Штюмер

Вопрос: – Как вы можете оценить происходящее сейчас на мировом рынке разделение аудиторов и консультантов, а также выделение в рамках общей тенденции консалтинговой практики KPMG в отдельную консалтинговую компанию BearingPoint?

Ответ: – Исходя из общей тенденции разделения консалтингового и аудиторского бизнеса, в конце 2002 года KPMG International объединила свою консалтинговую практику под новым брэндом BearingPoint Inc (бывшая KPMG Consulting Inc), в рамках этого глобального переименования в декабре 2002 ООО КПМГ Консалтинг Русланд стало носить название ООО BearingPoint.
Как вы знаете, акт Сарбейнса-Оксли о реформировании аудиторской отрасли, принятый в США в июле 2002 г. после громких скандалов с Enron и WorldCom, не рекомендовал предоставлять компаниям основные виды консалтинговых услуг клиентам, аудит которых они проводят.
В отличие от других представителей большой четверки, которые продали свой консалтинговый бизнес (PwC и Ernst & Young его продали; покупателями стали соответственно IBM и французская компьютерная и консалтинговая компания Cap Gemini) мы без конфликтов и судебных споров, оставив KPMG своим партнером, просто выделив всю консалтинговую практику в отдельную компанию – BearingPoint.
В целом такое разделение достаточно логично и я считаю, что большинство было готово к такому развитию событий, тем более, что оно явно открывает дополнительные возможности как для аудиторов и консультантов, так и для клиентов.

Вопрос: – Насколько, на Ваш взгляд, в России такое разделение аудиторского и консалтингового бизнеса актуально и вообще необходимо?

Ответ: – Явной необходимости на мой взгляд пока нет. С другой стороны, понятно, что крупные российские компании стремятся размещать свои акции на Нью-Йоркской бирже, и если их акции будут там котироваться, то все правила SEC будут на них распространяться, и им имеет смысл их соблюдать. Наше разделение в России было продиктовано глобальным разделением нашей материнской компании. В рамках этого деления BearingPoint не будет делать совместных предложений c KPMG, когда с одной стороны мы предлагаем консалтинговые или методологические услуги, которые потом подвергаются аудиту, потому что тут возникает конфликт интересов. В дальнейшем мы стремимся не работать по принципу субподряда. Если работать на одного клиента, то у двух сторон должен быть отдельный договор.

Вопрос: – А какова преемственность между BearingPoint и KPMG?

Ответ: – Компания BearingPoint Inc. преемницей KPMG Consulting Inc., кроме этого, она приобрела KPMG Consulting AG (Германия, Австрия, Швейцария, Россия), а также ряд консалтинговых практик компании Arthur Andersen в Европе и Азии. В настоящий момент в компании BearingPoint работает около 16 тыс сотрудников в 40 странах мира. Из них около 4000 связаны с внедрением продуктов SAP. После разделения, с KPMG мы сохранили теплые отношения, оформленные как стратегическое партнерство между нашими компаниями. Преимущества нашего разделения ощущаются уже сейчас. Мы намерены не только укреплять позиции компани в области консалтинговых услуг по внедрению систем SAP и продуктов mySAP.com, а также расширять спектр консалтинговых услуг на российском рынке. В первую очередь в области управленческого консалтинга.

Вопрос: – Если в среднем оценивать уровень российских консультантов и специалистов международных компаний, как ваша, то как Вы могли бы его определить?

Ответ: – Я могу сказать, что уровень знаний и подготовки наших консультантов очень высок: 80% обладают опытом реализации проектов, как в России, так и за рубежом, при этом средний стаж работы наших специалистов в сфере консалтинга и отраслевого применения информационных технологий не менее 6 лет. Мы постоянно развиваем своих сотрудников, делая ставку на международные тренинги и обучающие курсы. Также стремимся быть максимально интегрированными в мировую структуру BearingPoint.
Что же касается профессиональных качеств российских консультантов, то их квалификация сопоставима с нашей и работа не менее эффективна, однако, зачастую клиент, выбирая между российскими консультантами и нами, особенно, если речь идет о международной компании, склоняется в нашу сторону. Поскольку наши профессионалы сочетают в себе международный опыт и знание национальной специфики, гарантируя высокое качество консультационных услуг по всему миру.

Вопрос: – Как Вы оцениваете позиции BearingPoint на российском рынке: лидером каких направлений оказания услуг является Ваша компания, а в каких отраслях следовало бы активизировать свое присутствие?

Ответ: – Чутко реагируя на тенденции развития российской экономики, наша компания накопила серьезный опыт реализации проектов в области внедрения ERP систем (SAP), а именно финансового менеджмента, совершенствование бизнес процессов и построения управленческих информационных систем. Уровень наших услуг высоко оценили такие клиенты, как НК ЛУКОЙЛ, Пивоваренная компания Москва-Эфес, ООО Сименс, Эрикссон, БМВ, ДаймлерКрайслер и Санофи. Ключевыми областями для нас являются нефтегазовая отрасль, телекоммуникации, пищевая промышленность и транспорт.
Как я уже упомянул, нашим стратегическим партнером является компания SAP, поэтому учитывая нашу консультационную практику в области внедрения SAP R/3 и продуктов mySAP.com, это та область, в которой мы безусловно занимаем лидирующие позиции. Однако мы намерены также расширять спектр консалтинговых услуг на российском рынке, в первую очередь в области управленческого консалтинга.

Вопрос: – Каковы Ваши прогнозы по поводу развития комплексного консалтинга в России и консультационных услуг по внедрению ERP систем в ближайшем будущем? Сейчас доля консалтинговых услуг неуклонно растет и, по разным оценкам, составляет от 45 до 50% всех услуг на рынке аудита и консалтинга, появляются новые отрасли приложения консультирования.

Ответ: – Мне кажется, что спрос на консалтинг и, в особенности на консультационные услуги по внедрению SAP систем, будет по-прежнему расти. Здесь и реальная необходимость, и перспектива для компаний, привлекающих иностранные инвестиции. И, безусловно, это уже происходит, ведь спрос на консультационные услуги нашей компании все больше возрастает.

Вопрос: – Будете ли вы заниматься вопросами слияний и поглощений, конструирования холдингов в России?

Ответ: – Нет, потому что пока нам этого не позволяет российский опыт, хотя в других странах BearingPoint занимается этим бизнесом. Потом, понимаете, здесь та же тонкая грань между KPMG и BearingPoint в России, и мы не видим необходимости форсировать развитие этого