Прощайте, деньги из воздуха: в России совсем запретили инсайд

print
Печать

Источник: РБК

Дата публикации: 11 августа 2011 г.

В России вот уже вторую неделю в полную силу действует закон об инсайде, запрещающий извлекать прибыль благодаря доступной в силу служебного положения закрытой информацией. Один из самых долгожданных законов российского фондового рынка (впервые он был внесен в Госдуму еще в 2000г.) касается многих, но его вступление прошло тихо и без информационного всплеска. Наверное, так и положено для документа, охраняющего конфиденциальность.

С 1 августа вступили в силу те положения, которые обязывают организации вести списки инсайдеров и передавать их биржам. Власти могут быть довольны: теперь-то уж иностранные инвесторы зауважают Россию, ведь если в стране закон об инсайде есть, то власть борется с манипулированием ценами и иными злоупотреблениями.

Теперь благословенное время борьбы с недобросовестными торговцами настало. Только реальные наказания будут применяться только по истечении переходного периода – то есть с 1 января 2012 года. До этой даты у компаний есть время привести свою внутреннюю работу в соответствие с требованиями закона.

Как зарабатывали на инсайде

До принятия закона российский рынок многими его участниками воспринимался как инсайдерский. Взять, к примеру, присвоение инвестиционного рейтинга России агентством Moody’s в октябре 2003г. За полчаса до объявления этого радостного решения российские еврооблигации стали значительно расти в цене. Менее чем через полгода, в январе 2004г. аналогичное решение приняло Standard and Poor’s. И снова за полчаса до объявления решения агентства начиналась активная скупка российских бумаг.

По оценке тогдашнего регулятора – Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг (предшественницы с нынешней ФСФР), с помощью этих манипуляций банки могли заработать от 10 до 20 млн. долл. Тогда ФКЦБ требовало от банков, совершавших подозрительные сделки, объяснений, чем они руководствовались. Но наказать виновных тогда не вышло – законодательных оснований для применения санкций у регулятора не было.

Порой к резким колебаниям цен на рынке приводят искусственно созданные сенсации в прессе. И здесь также открываются широкие возможности для инсайдерской торговли. Так, в 2004 году самой обсуждаемой темой было «дело ЮКОСа», и замминистра финансов Сергей Шаталов заявил, что эта нефтяная компания теоретически может получить отсрочку по налогам. После этого заявления ее акции взлетели до таких уровней, что ФСФР пришлось приостановить торги ими.

На самом же деле перед тем, как новости с «громким» заявлением чиновника взбудоражили рынок, журналисты очень долго «допрашивали» его, пытаясь задать вопрос так, чтобы из ответа можно было сделать хоть какую-нибудь новость. После рассуждений С. Шаталова о чисто теоретической возможности отсрочки, которая в принципе возможна согласно законодательству, вышли новости информагентств с заголовками вроде «Минфин не исключает возможности отсрочки налоговых платежей ЮКОСа». Потом участники рынка вчитались в новости агентств, поняли, что хотел сказать чиновник, котировки вернулись на прежние уровни… Но все это было потом.

Теоретически кто-то из журналистов перед диктовкой новости на выпуск мог позвонить своему брокеру с поручением скупать акции интересующей его компании. А через несколько минут после выхода новости дать поручение на продажу, снимая сливки с резких колебаний котировок.

Подобные фокусы мог бы при желании проделывать и сам ньюсмейкер, если бы точно мог предугадать, каким именно образом его речения превратятся в «молнии» на новостных лентах. Примеров тут сколько угодно. Взять хотя бы «мочилово», которое устроил Владимир Путин в 2008г. с металлургической группой «Мечел». Критика главы правительства с предложениями подключить ФАС и СК при прокуратуре стоила компании почти половины ее капитализации. Дело, впрочем, кончилось тогда ничем, акции отросли обратно, кто-то хорошо заработал… Впрочем, премьер-министр – он как английская королева, то есть всегда вне подозрений.

Вдобавок к желающим заработать на собственной новости вряд ли могли быть применимы какие-либо санкции, поскольку закона об инсайде не было. Теперь, по крайней мере, сформулирован запрет на подобные действия.

Нельзя сказать, что у регулятора совсем не было инструментов борьбы с манипулированием. ФСФР время от времени выявляло случаи недобросовестной торговли – так в марте 2010г. был доказан факт манипулирования ценами акций «Интертрейдинвест» и «Финкоминвест». Акции были сняты с торгов, а компанию «Профит-тайм», уличенную в манипулировании, лишили лицензии.

А вот вас и посчитали!

В переходный период с 1 августа по 31 декабря 2011г. компании, торгующие на рынке ценных бумаг, должны формировать списки инсайдеров и сообщать их биржам. Последние, в свою очередь, должны сообщать об операциях инсайдеров регулятору. Все уведомления могут быть направлены в ФСФР в течение всего «переходного периода», но не позднее 31 декабря 2011г.

Кто может попасть в эти списки? Закон перечисляет 13 категорий инсайдеров. В них входят компании, выпускающие ценные бумаги, управляющие активами, крупные участники рынков, занимающие доминирующее положение на рынке определенного товара. Из инфраструктуры к инсайдерам относятся биржи, клиринговые организации, депозитарии и банки, через которые проходят расчеты по биржевым сделкам.

Отдельную категорию составляют профессиональные участники фондового рынка – брокеры, дилеры, управляющие, то есть те, кто профессионально торгует на рынке. Просто кладезем инсайда являются аудиторы, оценщики, банки и страховщики.

Также имеют доступ к внутренней информации компаний люди, которые владеют пакетами их акций на уровне блокирующего (25%+1 акция), а также люди, входящие в управляющие органы компаний (члены советов директоров, ревизионных комиссий и т.п.).

Одним из наиболее богатых источников инсайда являются работники государственных органов. Например, по силе воздействия на финансовые рынки мало что может сравниться с информацией регулирующих ведомств. Федеральные органы исполнительной власти и Банк России закон включает в одну категорию.

Также в отдельные категории выделены рейтинговые агентства и информационные агентства, раскрывающие информацию эмитентов, профучастников, ЦБ РФ.

Последним пунктом указаны физические лица, имеющие доступ к инсайдерской информации предыдущих категорий инсайдеров на основании трудовых или гражданско-правовых договоров.

Сотрудники организаций, оперирующих с инсайдерской информацией также являются инсайдерами. То есть, в принципе, внутреннюю информацию, не предназначенную для разглашения, может узнать и секретарша руководителя компании, или же его родственники.

Деловая пресса поскучнеет

Начиная с января 2012 года регулятор начнет применять санкции к нарушителям. Видимо, именно эту дату стоит считать реальным вступлением в силу закона об инсайде. Промежуточные стадии действия закона предназначены для того, чтобы компании могли подготовиться.

Не совсем понятно, что будут регуляторы делать, если в прессе появится проект важного документа со ссылкой вроде «как стало известно в таком-то ведомстве» или «документ имеется в распоряжении редакции». Ранее ФСФР разъясняла, что в таких случаях вопросы возникают не к журналистам, «нарывшим» информацию, а к чиновникам, ее «слившим». Теперь чиновники в ответ на просьбу журналистов поделиться информацией о тех или иных решениях могут сослаться на угрозу санкций по закону об инсайде.

Практика работы с разными ньюсмейкерами показывает, что между отечественными и западными чиновниками и руководителями крупных компаний есть существенная разница. Россияне – весьма интересные собеседники. Они могут рассказать реальные новости, что-то сказать «чисто для понимания», поделиться информацией с условием, что журналисты не будут ссылаться на них напрямую.

Представители западного бизнеса, наоборот, весьма скучны. Они редко отказываются от ответа на вопрос, но отвечают так, что из их слов почти невозможно узнать что-то содержательное. Теперь становится ясным, что такое поведение – не национальные особенности, а результат действия жесткого законодательства об инсайде. Говорить то, что еще не стало официальной информацией, иностранцам реально страшно.

Вполне вероятно, что российское информационное пространство тоже со временем поскучнеет. Зато рынок станет честным и открытым. По крайней мере, хочется в это верить.

Автор: Григорий Коган

Теги: Moody’s Standard and Poor’s Госдума закрытая информация иностранные инвесторы инсайд манипулирование ценами Мечел Юкос

Комментарии

Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии от своего имени

Книги на GAAPshop.ru