Найти инсайдеров и не утонуть в бумагах

print
Печать

Источник: Финмаркет

Дата публикации: 19 августа 2011 г.

ФСФР приняла и опубликовала все ключевые нормативные акты, необходимые для полноценного функционирования вступившего в силу в январе закона об инсайде. Эмитенты, профучастники и биржи готовятся к применению закона, при этом они сталкиваются с несовершенством и нечеткостью некоторых норм

Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) приняла и опубликовала все ключевые нормативные акты, необходимые для полноценного функционирования вступившего в силу в январе закона об инсайде. Участники рынка не раз критиковали службу за то, что она принимала эти документы с промедлением, и предупреждали, что не успеют подготовиться к вступлению их в силу. Новый глава ФСФР Дмитрий Панкин принял решение дать компаниям полгода на то, чтобы привести свою деятельность в соответствие с требованиями закона.

Эмитенты, профучастники и биржи готовятся к применению закона, при этом они сталкиваются с несовершенством и нечеткостью некоторых норм и ждут разъяснений от регулятора. Если ситуация с манипулированием более или менее понятна, то по инсайду есть множество вопросов, ответы на которые пытаются дать профучастники и ФСФР.

Нормативные акты приняты, разъяснения даны

В июле вступили в силу приказы ФСФР, в которых описаны требования к перечню информации, относящейся к инсайдерской, а также вносятся изменения в порядок направления уведомлений об операциях лицами, включенными в список инсайдеров, и в порядок передачи списков биржам.

В начале мая вступили в силу приказы ФСФР, касающиеся порядка направления уведомлений лицам об их включении в список инсайдеров.

Кроме того, в начале августа ФСФР опубликовала информационное письмо, в котором разъяснила некоторые вопросы.

Как пояснил агентству «Интерфакс» директор департамента по взаимодействию с органами власти и профорганизациями биржи РТС Андрей Салащенко, эти документы, во-первых, дают понимание того, какая информация относится к инсайдерской, а во-вторых, разъясняют вопросы, связанные с работой со списками инсайдеров – уведомлением лиц, попадающих в списки, направлением на биржу списков, а также с последующим представлением этими лицами информации об их операциях.

ФСФР дала ответ на вопрос, кого включать в список инсайдеров, если у компании пока нет перечня инсайдерской информации – тех, кто является инсайдерами в соответствии с пунктами 7, 11, 12 статьи 4 закона об инсайде (члены совета директоров, правление, единоличный исполнительный орган, а также рейтинговые и информационные агентства, с которыми заключен договор).

Сейчас участники рынка составляют свои списки инсайдеров. Большинство из них сделали это до 1 августа. Этим можно заниматься до конца года.

Перечень инсайдерской информации компании также могут утверждать до конца года. После его составления им необходимо будет включать в перечень тех, кто является инсайдером в соответствии с пунктами 5 и 13 статьи 4 закона об инсайде – это сотрудники компании, имеющие доступ к этой информации, а также лица, имеющие доступ к инсайдерской информации на основании договорных отношений, например, аудиторы и оценщики.

В информационном письме ФСФР разъяснила, что делать тем компаниям, которые не обязаны утверждать перечень инсайдерской информации, – это аудиторы, оценщики, консультанты, а также участники рынка, которые не совершают операции в интересах клиентов и не являются управляющими компаниями, но имеют доступ к инсайдерской информации других лиц. ФСФР пояснила, что в свои списки инсайдеров эти компании должны включать тех лиц, в отношении которых пришло уведомление о том, что они включены в список инсайдеров клиентов этих компаний. Например, если аудитору пришло уведомление от компании-клиента о включении аудитора в список инсайдеров, то аудитор включает своих сотрудников, имеющих доступ к инсайдерской информации компании-клиента, в свой список.

Кого включать в список инсайдеров и куда его направлять

Несмотря на то, что эти документы дали ответы на многие вопросы, трудности все же остались.

Начальник правового управления Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) Тамара Манукова указывает на неясность механизма отправки информации, в частности, списков инсайдеров, на биржи. Непонятно, на какую биржу отправлять информацию – на все или только на те, где торгуется конкретный инструмент. По ее словам, РТС и ММВБ хотят сделать «единое окно», когда вся информация присылалась бы бирже РТС, а та рассылала бы остальным площадкам.

По словам А.Салащенко, в законе прописано, что участник рынка должен передавать список инсайдеров организатору торговли, через которого совершаются операции с инструментом. Но не уточнено, на какую биржу нужно отправлять информацию. Он полагает, что многие будут действовать исходя из того, что информацию нужно представлять всем биржам и организаторам торговли, а их сейчас 27.

В принципе, ФСФР предусмотрела возможность, чтобы компания передавала список на одну биржу, а та рассылала остальным.

«Сейчас с ММВБ и другими биржами находимся в процессе обсуждения того, как это реализовать. У нас технически все готовы, мы скоро откроем тестирование этого »единого окна«. Реально, я думаю, мы будем готовы предоставлять эту услугу в сентябре-октябре. Но пока нет ответа на вопрос, какой будет правовая модель, потому что это услуга, и она должна быть платной», – говорит А.Салащенко.

Второй важный вопрос – невозможность отказаться от неправомерного включения в список инсайдеров.

А.Салащенко отмечает, что многие компании будут включать в свой список инсайдеров лиц из соображения «на всякий случай», даже если эти люди не имеют доступа к инсайдерской информации компании.

Эксперт РТС опасается, что включать в список будут не только из опасения ответственности за невключение, но и по причине недобросовестной конкуренции.

«Например, эмитент, являющийся одновременно брокером, допустим, крупный банк, хочет получать информацию от других брокеров об операциях с его бумагами. Самое простое – это включить этих брокеров в список инсайдеров, и они будут обязаны предоставлять информацию. Это может быть информация, которая нужна, а можно просто заставить конкурента слать тебе тонны бумаги или мегабайты информации просто так, без какой-либо определенной цели», – говорит А.Салащенко.

По словам заместителя гендиректора по внутреннему контролю «БКС» Татьяны Хмелевской, компания уже столкнулась с неправомерным включением в список инсайдеров. Банк, который имеет брокерский счет в компании, включил ее в список инсайдеров, хотя этот счет долгое время не работает и «БКС» не обладает никакой инсайдерской информацией о банке.

«Сейчас непонятно, что делать, если тебя включили в список инсайдеров», – отметила она.

Нужно четко прописать, что делать, если кого-то неправомерно включили в список инсайдеров. ФСФР предлагала механизм исключения через направление уведомления в ее адрес, но пока служба напишет предписание об исключении из списка, может пройти много времени. И потом, это будет фантастический документооборот – а это дополнительная нагрузка на ФСФР, предупреждает А.Салащенко.

«Можно идти не только по пути обжалования, а еще и по пути снижения объема пересылаемой информации об операциях. Если бы не возникало обязанности уведомлять о совершаемых с бумагами операциях ФСФР и эмитента, то многим было бы все равно – включен он в список инсайдеров или нет. Может быть, стоит подумать о том, что делать с этой обязанностью уведомлять, уточнить случаи, в которых это необходимо делать», – предлагает эксперт РТС.

У информационных агентств, уполномоченных на раскрытие информации, также есть вопросы по списку инсайдеров.

Директор службы по мониторингу законодательства и стратегическим проектам ЗАО «Интерфакс» Оксана Коваленко говорит, что часть эмитентов, которые раскрываются через агентство, трактуют требования закона об инсайде таким образом, что физические лица, которые в «Интерфаксе» имеют доступ к инсайдерской информации на основании трудовых или гражданско-правовых договоров, должны включаться непосредственно в список инсайдеров указанных эмитентов (а не просто «Интерфакс» как информагентство). В связи с чем агентство уже получило от эмитентов соответствующие запросы на эту информацию.

«Если это толкование признать верным, то это будет означать на практике, что наши сотрудники будут включены в несколько тысяч списков эмитентов (которые раскрываются через нас и торгуются на биржах), каждый из этих физических лиц получит соответственно несколько тысяч уведомлений о включении в списки, и после совершения операции с какой-либо ценной бумагой сотрудник должен будет уведомить не только ФСФР, но и эмитентов», – пояснила О.Коваленко.

Более того, на биржи будет несколько тысяч раз продублирована информация о сотрудниках агентства как инсайдерах (сначала список с их данными на биржу подаст агентство, а потом еще и каждый эмитент предоставит те же самые сведения).

«Это нонсенс, но, к сожалению, норма закона позволяет подобное прочтение, в связи с чем мы считаем очень важным получить разъяснения ФСФР по этому вопросу», – отмечает О.Коваленко.

Вопросы по инсайдерской информации

Еще одна проблема – это неясность с тем, о каких операциях вообще нужно уведомлять ФСФР и эмитента.

А.Салащенко приводит пример: брокер совершает операцию с бумагами эмитента, который включил брокера в список инсайдеров, операция в интересах клиента, получается, что брокер должен предоставить эмитенту сведения о клиентских операциях. Притом что этот клиент, возможно, никогда не был связан с эмитентом.

ФСФР понимает, что здесь нужно работать, смысл закона в том, чтобы заставить уведомлять об операциях, которые потенциально могли быть совершены с использованием инсайдерской информации, отмечает представитель биржи.

Этот же вопрос имеет оборотную сторону – гражданин, включенный в список инсайдеров эмитента и действительно являющийся инсайдером на практике, совершает операции через брокера. Формально по закону человек не должен уведомлять о своих операциях эмитента – их совершал не он, а брокер, хоть и в его интересах.

«Нужно вносить поправки в закон и разъяснять, что брокеры не должны отправлять информацию о сделках клиентов, это должны делать сами клиенты, являющиеся инсайдерами, иначе мы организуем дополнительный бессмысленный поток информации. Он никому не нужен, и главное – это проблема безопасности, никто не хочет, чтобы его сделки даже без указания сторон видели посторонние», – считает А.Салащенко.

О проблеме выявления инсайдерской торговли у профучастика говорит и Т.Хмелевская из «БКС».

«Для нас инсайдерская информация – это поручения клиентов. Получается, что если мы включаем нашего сотрудника в список инсайдеров, то мы должны направлять информацию обо всех сделках по его собственному счету на биржу. Зачем по всем сделкам? Можно установить критерии существенности, к примеру, 100 млн рублей, критерии того, что была использована инсайдерская информация. ФСФР нам пока пояснить не может. Мы договорились, что у себя в правилах мы определим эти критерии существенности и будем придерживаться их. ФСФР согласилась, сказала, что мы все делаем правильно», – отметила Т.Хмелевская.

Технологии

А.Салащенко задается вопросом о защите и обработке информации, которая в большом объеме будет стекаться в ФСФР.

«Биржа и участники рынка готовы применять новые технические средства, ФСФР тоже надо предусматривать соответствующие механизмы. Пока не очень понятно, как она будет защищать информацию от утечки, как ее принимать», – отмечает А.Салащенко.

«Кроме того, многие считают, что самый защищенный способ передачи информации в службу – это бумага. Сдавать все в канцелярию без всяких электронных носителей. Но ведь это – катастрофа! Как ее обрабатывать и анализировать?», – задается вопросом представитель РТС.

ФСФР либо нужно вводить механизмы для представления информации в электронном виде и автоматической обработки информации, либо менять закон и не требовать, чтобы ей направляли уведомления обо всех операциях, совершенных инсайдерами.

Нерегулируемые вопросы

Участники рынка указывают на два важнейших вопроса, которые не нашли в должной мере отражения в законе. Первый – вопрос экстерриториальности.

«Можно сколько угодно рассуждать, что иностранцы должны соблюдать наш закон, но они будут делать то, что должны делать в соответствии с законодательством своей страны. В большинстве ситуаций мы будем получать серьезные проблемы, особенно связанные с регуляторным арбитражем – если наша норма будет менее понятна и хуже, то проще будет заключать сделки на том же Кипре. Это очень серьезный вопрос, который требует пристального внимания», – считает А.Салащенко.

Решить этот вопрос Федеральная служба по финансовым рынкам может через взаимодействие с регуляторами других стран.

Второе «темное пятно» закона – это валютные сделки.

«Мы плохо понимаем, как быть с валютой, сделки с которой также являются предметом регулирования этого закона. Непонятно, кто этим занимается. Сам предмет совершенно не ясен. Валюта – предмет этого законодательства, но непонятно почему и как», – говорит зампред правления Сбербанка Белла Златкис.

На старт, внимание, марш!

ФСФР установила переходный период, то есть закон и нормативные акты работают, но в тестовом режиме – сейчас могут быть только ошибки, а не нарушения, говорит юрист ИК «Ренессанс Капитал» Тимур Ниазбаев.

«Это не означает, что можно расслабиться, а нужно путем проб и ошибок сделать наиболее эффективную систему», – считает он.

«Мы, конечно, сомневались в том, что успеем провести все мероприятия в установленные законом сроки, создать все процессы, которые нужны, чтобы отслеживать инсайдерскую информацию, и рапортовать ее как регулятору, так и коллегам – инсайдерам. На наш взгляд, ФСФР пошла по логичному, правильному пути, выпустив информационное письмо, в котором попыталась объяснить, как до принятия всех нормативных актов пользоваться законом», – говорит Б.Златкис.

По ее словам, Сбербанк сумел осуществить все необходимые действия до 1 августа, в частности, составив перечень инсайдерской информации.

«Разрабатывая этот список, мы шли по максимуму, то есть полностью удовлетворили требования закона. Кроме того, мы утвердили предварительный список инсайдеров», – сказала Б.Златкис, отметив, что для формирования окончательного списка время еще есть.

В первый обязательный список инсайдеров Сбербанка вошли порядка 90 человек, то есть те люди, которые абсолютно точно по должностям и обязанностям по закону являются инсайдерами. Он будет расширен, в него только из самого Сбербанка войдут сотни человек.

Банк также отправил на биржи и в ФСРФ первые отчеты об осуществлении сделок инсайдерами, опробовал информационные системы, созданные внутри банка и за его пределами. Сейчас подписываются соглашения с биржами, чтобы эти системы полностью автоматизировать. На сайте Сбербанка был создан соответствующий раздел.

Т.Ниазбаев говорит, что «Ренессанс Капитал» также готов к действию закона, но всегда есть необходимость что-то «докрутить», доделать. Компания отправила первые списки инсайдеров на биржу, продумала внутренние процедуры, по которым будет строить барьеры для ограничения движения потенциально инсайдерской информации внутри компании – «Ренессанс» является не только брокером, но и финансовым консультантом, следовательно, к нему поступает инсайдерская информация от эмитентов.

Агентство «Интерфакс» утвердило и ввело в действие все предусмотренные законом и нормативными актами ФСФР внутренние документы по инсайду.

По словам О.Коваленко, агентство будет продолжать проводить тренинги для персонала по разъяснению требований нового законодательства и связанных с ним изменений в их работе.

Компания «БКС» в 2010 году разработала программу, которая позволяет выявлять факты манипулирования рынком по критериям, определенным законодательном. С начала 2011 года у брокера разработана программа выявления фактов неправомерного использования инсайдерской информации, пока она находится в процессе тестирования.

Какими бы сложностями ни сопровождалось внедрение норм закона об инсайде в жизнь эмитентов, профучастников, бирж и государственных органов, этот путь необходимо пройти, поскольку если Россия приняла закон о противодействии использованию инсайдерской информации и манипулированию ценами, то он должен быть действующим.

Пока найдется немного людей, которые верят в то, что ФСФР в какой-то обозримой перспективе сможет выявлять реальные значимые случаи манипулирования и инсайдерской торговли. Но так же мало кто верил, что антимонопольные органы смогут выявлять случаи сговоров и нарушения конкуренции, когда это законодательство в России только разрабатывалось, однако практика показала, что Федеральная антимонопольная служба порой вполне способна защищать конкуренцию на рынке даже от государственных «монстров». Другой вопрос, что политический фактор никто не отменял, и настоящих прорывов – то есть решений, которые бы раз и навсегда отбили охоту сколачивать картели у крупнейших корпораций независимо от состава их акционеров, – мы пока так и не увидели. Так что ФСФР, вполне возможно, доведется стать первым регулятором, который «пустит кровь» какой-нибудь «священной корове».

Теги: закон об инсайде инсайдерская информация инсайдеры НАУФОР Национальная ассоциация участников фондового рынка списки инсайдеров Федеральная служба по финансовым рынкам ФСФР

Комментарии

Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии от своего имени

Книги на GAAPshop.ru