Источник: Российская газета

Дата публикации: 6 сентября 2012 г.

Закон установит понятие ростовщического процента и ограничит его

Аппетиты банков и других кредиторов по процентным ставкам собираются ограничить. Для этого в законодательстве специально установят понятие ростовщического процента. И строго проследят за тем, чтобы кредиторы не выходили за эту планку.

Такой проект закона уже внесен в Госдуму. О нем, а также о том, кто и как будет защищать граждан на финансовом рынке «РГ», рассказал президент Ассоциации региональных банков Анатолий Аксаков.

Так какой же именно процент по кредиту будет считаться запретным?

Анатолий Аксаков: Мы предлагаем взять за основу французский опыт, где ростовщической считается ставка вдвое большая, нежели средняя сложившаяся на рынке. И при этом ведется расчет по отдельным кредитным продуктам – потребительскому, ипотечному, автокредиту. Скажем, сейчас у нас средняя ставка по ипотеке примерно на уровне 12,5 процента. И если проект закона будет принят, то ростовщической будет считаться ставка в 25 – 26 процентов.

Но по большому счету такие ограничения нужны даже не для банков, у них ставки обычно находятся на рыночном уровне. А самые большие проценты у микрофинансовых организаций, кредитных кооперативов, ломбардов. Они дают короткие займы «до зарплаты», но если рассчитать, сколько составит годовая ставка, то иной раз она зашкаливает за 1000 процентов.

Какое-то наказание для «ростовщиков» предусматривается?

Анатолий Аксаков: Думаю, что с банками проблем не возникнет, за ними проследит ЦБ. Что же касается микрофинансовых организаций, то нарушители правил, полагаю, должны исключаться из реестра, который ведет Минфин. Фактически это будет означать лишение бизнеса. Но самое главное, человек получит возможность не платить такие сверхвысокие проценты, оспорить их в суде.

У вас была еще одна идея – запретить рекламу вкладов небанковскими организациями. Поясните, в чем тут проблема.

Анатолий Аксаков: Дело в том, что правом привлекать деньги во вклады обладают только банки. А все вклады до 700 тысяч рублей, как известно, попадают под госгарантии. То есть даже в том случае, если банк прогорит, человек свои деньги обратно получит вместе с процентами. Но на рынке есть и другие организации, привлекающие средства населения. Разница в том, что эти деньги, в отличие от вкладов, не застрахованы. Однако недобросовестные предприниматели в рекламе подают свои услуги именно как вклады. И просто-напросто вводят людей в заблуждение. Ведь если такая организация «лопнет», гражданам деньги никто не вернет. Мы предлагаем ввести категорический запрет на такую рекламу, предоставить Агентству по страхованию вкладов мониторить ситуацию.

Ростовщики, предлагающие ссуды под запредельные проценты, могут лишиться бизнеса.

Шла речь о том, что осенью должны быть готовы предложения по еще одному законопроекту – о введении в стране института финансового омбудсмена. Но ведь такой защитник граждан уже существует…

Анатолий Аксаков: Да, но сейчас он работает на общественных началах, а банки в этой схеме участвуют добровольно. При этом по большому счету сейчас финансовый омбудсмен предлагает сторонам некий компромисс, его заключения носят рекомендательный характер. Мы предлагаем, во-первых, сделать обязательным присоединение к институту финансового омбудсмена. Причем для всех участников финансового рынка – банков, страховых компаний. И предусмотреть для этого переходный период. Например, в течение трех лет. Во-вторых, предоставить омбудсмену право решающего голоса.

А если одна из сторон – банк или гражданин – останутся недовольны вынесенным вердиктом?

Анатолий Аксаков: У них сохранится право обратиться в суд. Но мировая практика показывает, что суды в основном все равно ориентируются на решения омбудсмена. В Армении, например, омбудсмен не имеет права кого-то обязывать исполнять свои решения. Но при этом омбудсмен может обращаться с иском в суд от имени своего клиента. Возможно, такая норма будет принята и у нас.

100 тысяч рублей – на таком уровне установят планку для споров, которые рассматривает финансовый омбудсмен.

Будет ли установлена какая-то планка для споров, которые рассматривает омбудсмен?

Анатолий Аксаков: Пока предполагается, что он будет рассматривать споры до 100 тысяч рублей включительно.

А для бизнеса в вашем «портфеле» полезные идеи есть? Может он рассчитывать на удешевление кредитов?

Анатолий Аксаков: Банки с удовольствием бы давали дешевые длинные кредиты, если бы у них были дешевые длинные ресурсы. Но таких денег в распоряжении кредитных организаций сейчас нет.

Но мы считаем, что помочь кредитованию реального сектора может, например, введение так называемых складских свидетельств. Это ценная бумага, документ, который удостоверяет, что на складе находится определенная продукция в таком-то объеме. Такие свидетельства могут приниматься банком в качестве залога для получения кредита. Это очень важно прежде всего для сельского хозяйства, особенно для предприятий, которые занимаются производством и хранением зерна. Кроме того, складские свидетельства могут приниматься страховыми организациями.

Автор: Елена Кукол, Роман Маркелов

Теги: Анатолий Аксаков Ассоциация региональных банков Госдума кредитные кооперативы микрофинансовые организации Минфин ростовщический процент финансовый омбудсмен

Комментарии

Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии от своего имени

Книги на GAAPshop.ru