Российскую банковскую сферу голыми руками уже не возьмешь – обзор из-за рубежа

print
Печать

Источник: GAAP.RU

Дата публикации: 23 мая 2013 г.

Когда-то иностранные банки смотрели на Россию как на землю обетованную, где можно по-быстрому заработать денег, но сегодня это рынок настоящих акул, более жесткий, чем многие того желали. В то время как крупные игроки типа Citi или австрийского Raiffeisen чувствуют себя здесь замечательно, более мелкой «рыбе» постсоветское пространство оказалось явно не по зубам: высокий уровень кредитных, коррупционных и юридических рисков, к тому же доминирование государственных гигантов в лице Сбербанка и ВТБ сделали свое дело.

Последний из «иностранцев», который столкнулся с серьезными проблемами, был французский Societe Generale. Владимир Голубков, глава его российского отделения, был обвинен во взятке буквально на прошлой неделе (сообщают о документальном фиксировании правонарушения на видео, с последующим изъятием толстых денежных пачек из его стола в присутствии полиции).

«Пятнадцать лет назад все, что требовалось делать – это открыть двери, и люди выстраивались в очередь, просто потому что вы знали, что такое обслуживание клиентов, и понимали, какие у вас продукты в наличии», – говорит Стюарт Лоусон (Stuart Lawson), запустивший в начале 90-х бизнес Citi в Москве, а с 2008 по 2010 годы управлявший российским отделением HSBC. – «Теперь же госбанки наняли выпускников иностранных банков или вообще из-за рубежа, и сейчас там полно людей, которые прекрасно во всем разбираются. Игра стала намного жестче».

Западные банки рванулись в Россию в каком-то нервном порыве вскоре после крушения СССР в 1991 году, но сегодня это не соответствует представлениям о курсе страны ее нынешнего президента Владимира Путина – отметим, страны, которая спустя чуть менее 20 лет после тех давних событий оказалась такой беззащитной перед кризисом на Уолл-стрит.

Сегодня у «смышленых» доморощенных банков в РФ больше контроля.

И все же, и все же… Даже в таком состоянии Россия остается, скажем так, «недобанкованной» по сравнению с другими странами, зато с потенциально хорошими перспективами развития. Стоимость активов в ее банковской системе оценивается величиной около 50 триллионов рублей ($1.6 триллионов) – это примерно столько же, сколько в небольшой Ирландии, но намного меньше, чем в США с их $14.5 триллионами.

Более того, Россия выпадает даже на фоне своих, казалось бы, виртуальных соседей по группе BRIC. Так, величина кредитования реальной экономики составляет 40% от размера российского ВВП, в то время как в Китае это 146% (хм..) от ВВП, в Бразилии – 98%, а в Индии – 74% (данные Всемирного Банка). Нехватка доступных кредитов – это проблема, которая бьет по инвестициям и лежит тяжелым весом на ее экономике.

Банки, которые все же научились делать бизнес в России, просто поймали нужный момент, не переплачивали, когда этого не требовалось, и при этом их головные офисы за рубежом оставались достаточно сильными, чтобы пережить даже непростые времена.

А вот Societe Generale пришел в спешке, не проведя тщательного исследования, и не смог быстро ухватиться за рычаги управления – комментирует бывший сотрудник банка, чье имя не раскрывается. А ведь все, что он назвал, имеет критическое значение для рынка со слабым доверием к судам и высокой коррупционной составляющей.

SocGen потратил около 2 миллиардов евро ($5.2 billion) с 2006 года, наращивая свой 82% пакет в Росбанке – организации, прежде управлявшейся Владимиром Потаниным и Михаилом Прохоровым. «Изгнанники» систематически обнаруживали себя на втором месте, продолжает свою мысль эксперт, добавляя, что с их стороны было очень не разумно не поставить во главе старшего управляющего из Франции. – «Наглядно демонстрирует наивность SocGen».

От теперешнего руководства французского банка комментариев не поступило.

Другие банки также время от времени испытывали в России проблемы. Британский Barclays заплатил четыре балансовых стоимости за Expobank в 2008 году, и вскоре после этого разразился кризис. Позднее он был перепродан по цене ниже себестоимости Игорю Киму, скупавшему тогда обесценившиеся банковские активы.

«Хотя они и мои конкуренты, мне очень жаль, что некоторые банки, в том числе Barclays, ушли из России», – говорит глава ВТБ Андрей Костин. – «Но, возможно, они просто пришли не в то время и не тем путем».

Другим памятным примером является банк HSBC, который принял решение отозвать все ритейл-направление в 2011 году в рамках глобальной реструктуризации. «Иностранные банки в основном приходили в Россию как раз для того, чтобы работать в розничном секторе, но очень многие столкнулись с жесткой конкуренцией. Они просто этого не ожидали», – заметил глава Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков.

Что до Игоря Кима, то, по его словам, он просто воспользовался возможностью – слабостью иностранных игроков, которые пока оставались на плаву, и чьи балансы не были серьезно обременены рисками.

Ну и воздадим должное тем, кто выжил. Citi пришел в РФ в 1992 году и сразу начал органично расти. В прошлом году он отчитался в $300 миллионных прибылях в России, а президент Зденек Турек (Zdenek Turek) назвал ее «одной из наиболее приоритетных стран для Citi».

Итальянский Unicredit был на местном рынке более 20 лет, разрастаясь за счет приобретений. Он и по сей день приносит прибыль, что можно сказать и про Raiffeisen, открывшийся еще в 1989 году и набравший основной движущий момент в 2006 с приобретением Импексбанка за $550 миллионов.

окончание в следующем выпуске новостей

По материалам: Reuters

Теги: Barclays Citi HSBC Societe Generale Unicredit Ассоциация региональных банков России банковская сфера ВТБ западные банки Сбербанк

Комментарии

Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии от своего имени

Книги на GAAPshop.ru