Источник: GAAP.RU

Дата публикации: 6 июня 2013 г.

Источник: IFRS Foundation

Перевод: GAAP.RU

Прогресс на пути перехода к глобальным финансовым стандартам

Выступление главы Совета по МСФО Ханса Хугерворста в Гонконге 5 июня 2013 г.

Термин «глобализация» привнес в деловой лексикон профессор Гарвардского университета Теодор Левитт (Theodore Levitt) в 1983 году. Он сказал тогда, что «хотя Земля и круглая, все же для большинства целей имеет смысл воспринимать ее как плоскую» [1]. Если Левитт уже тогда, в 1983 году, считал экономический мир плоским, представьте, что он сказал бы о нем сегодня, 30 лет спустя.

К сожалению, система регулирования, на которую опирается глобальный рынок, за ним не всегда успевает. В самом деле, глобальный экономический кризис показал, насколько распространенным является международный регулятивный арбитраж. С того момента, как разгорелся кризис, очень многие активно работали над совершенствованием глобальной инфраструктуры регулирования, чтобы привести ее в соответствие с реалиями 21 века.

В области финансовой отчетности добиться прогресса оказалось значительно проще. Шок от азиатского кризиса, скандалы Enron и WorldCom, создание в Европе общего финансового рынка – все это помогло со временем прийти к консенсусу относительно глобальных учетных стандартов. Все связанные с этой темой международные организации выразили полную поддержку нашей работе по созданию единого языка финансовой отчетности. Лидеры G20, МВФ, Всемирный Банк, Совет по финансовой стабильности, IOSCO, Базельский комитет банковского надзора – все они оказывают содействие этому важному проекту.

И что же, как мы поживаем? Кто использует наши стандарты, и как они внедряются? До сих пор мы оценивали прогресс на основе наших знаний и опыта общения с крупнейшими аудиторскими компаниями. Однако до сих пор наши знания были не очень точными, в результате чего люди начали сомневаться, что прогресс действительно настолько значителен, насколько мы его себе представляем. Кто-то полагает, что в большинстве стран используются местные модифицированные версии МСФО, а применение чистых стандартов без модификаций на самом деле весьма ограниченное.

По этой причине мы поняли, что необходимо иметь более четкое представление, в каких юрисдикциях внедрили наши стандарты к этому времени, и как именно это было сделано. Соответственно, в 2012 году попечители в рамках своих рекомендаций по пересмотру стратегии посоветовали нам провести более точный анализ прогресса с внедрением МСФО на мировом уровне.

На протяжении последних девяти месяцев наша команда под руководством бывшего члена IASB Пола Пактера (Paul Pacter) напряженно работала над сбором информации. Начали мы с того, что провели опрос среди национальных разработчиков стандартов со всего мира. После этого мы сопоставили результаты опроса с информацией, которую мы получаем из других источников, в том числе от регуляторов финансовых рынков и тех же крупных аудиторских компаний. Наконец, мы просто попросили ответственные органы каждой страны подтвердить наши умозаключения.

Сегодня мы публикуем первый список из 66 юрисдикций на нашем сайте. Первая группа включает в себя всех членов G20 и еще 46 стран, ответивших на наше первое приглашение поучаствовать в опросе. Сегодня мы начинаем работу со следующими 50 или 60 юрисдикциями, в том числе и 13 членами ЕС, которые на первое приглашение не отозвались. Надеемся в конечном счете получить исчерпывающую картину «мира МСФО».

Первые полученные результаты оказались удивительными и вместе с тем обнадеживающими. Хотя по своей сути это качественная оценка, на основе ее напрашиваются очевидные выводы.

Прежде всего, существует практически всеобщая поддержка МСФО как единой системы глобальных стандартов финансовой отчетности. 95% из этих 66 стран сделали официальное публичное заявление о своей поддержке единой системы качественных глобальных стандартов. Более того, за исключением Швейцарии, все эти юрисдикции назвали в качестве такой единой системы стандартов именно МСФО. Сюда входят и страны, которые пока не определились насчет собственного перехода на них – например, США.

Во-вторых, 55 стран (это более 80% всех рассматриваемых юрисдикций) сообщают о внедрении МСФО для всех (или практически всех, как в случае с пятью странами) публичных компаний. Большинство из оставшихся 11 стран, еще не внедривших МСФО, добилось значительного успеха на этой стезе. С учетом того, что все произошло в течение чуть более чем 10 лет, это действительно значительное достижение.

В-третьих, страны, перешедшие на МСФО, внесли в них очень незначительные модификации. В большинстве своем они весьма ограничены. Например, европейские исключения из IAS 39 используются менее чем двумя десятками из 8000 компаний с биржевым листингом.

Более того, даже там, где такие модификации присутствуют, они, как правило, вносятся в качестве временного варианта при переходе с национальных стандартов на МСФО, либо имеют незначительный эффект на практике. Практически на каждый из таких случаев у нас есть активный проект в работе – в том числе по сельскохозяйственной отчетности, резервированию под плохие кредиты, отчетности макрохеджирования, отдельной финансовой отчетности и признанию выручки. В конечном итоге большинство этих модификаций, скорее всего, полностью исчезнет.

Результаты весьма впечатляющие и в отношении использования стандартов МСФО для малых и средних предприятий – «IFRS for SMEs». Больше половины из 66 юрисдикций уже внедрили у себя их или планируют это сделать в ближайшем будущем. Это выглядит тем более значительным, если вспомнить, что стандартам для малых и средних предприятий меньше четырех лет отроду.

Все это – только часть всей информации, которую сообщили первые страны опубликованного списка, и нет причин думать, что все остающиеся государства «нарисуют» сильно отличающуюся от этого картину. Я настоятельно призываю вас потратить немного своего времени, изучая развернутую информацию об использовании МСФО, которая находится в открытом доступе на нашем сайте (подробнее – GAAP.RU).

Если проводить сравнение с другими общемировыми стандартами – например, Базельскими требованиями к капиталу банков – использование национальных адаптаций МСФО весьма ограничено. На самом деле складывается прочное впечатление, что большинство внедряющих МСФО стран успешно противостоят этому соблазну, и это поразительно. Почему так? Ответ на этот вопрос я дам в следующей части своей презентации.

Прежде всего, я думаю, что большинство юрисдикций полностью довольны развитым процессом создания стандартов, которого придерживаемся мы. Никогда прежде за свою долгую политическую карьеру я не работал в таких прозрачных условиях. Все документы и содержание всех наших встреч полностью открыты для публики.

У нас проработанные требования к проведению консультаций, поэтому очень маловероятно, чтобы мы вдруг просмотрели какую-то проблему, которую заметили мировые эксперты. Стандарт, разработанный с таким тщанием, скорее всего, окажется очень высокого качества, которое выдержит проверку временем. Создав консультативный форум ASAF, мы еще сильнее обеспечили всеобщую вовлеченность в наш процесс создания стандартов. Именно через ASAF мы надеемся получать своевременный и глубокий вклад в процесс разработки. Это также должно нивелировать риск неприятия наших стандартов.

Во-вторых, качество управления в Фонде МСФО заметно улучшилось с течением времени. Создание Наблюдательного совета дало Фонду МСФО прочные основы в плане публичности. Наша подотчетность Наблюдательному совету является дополнительной гарантией того, что IASB – не одинокая башня из слоновой кости (чем мы, естественно, никогда и не были). В то же время, многостороннее участие регуляторов рынков ценных бумаг обеспечивает независимость Совета по МСФО от ненужного лоббирования своих интересов отдельными юрисдикциями.

В третьих, большинство участников вполне довольно теми механизмами внедрения стандартов, которые у них есть. Почти во всех юрисдикциях эти механизмы очень просты: либо «да», либо «нет» по каждому из стандартов. Очень редко они включают сложные процессы, предполагающие частичную адаптацию МСФО под местные потребности.

Несмотря на это, механизмы принятия МСФО оказались очень полезными с двух точек зрения: они дают гарантии конечного суверенитета в принятии стандартов на местном уровне, и они оставляют IASB возможность прислушаться к мнению страны-участника в том случае, если имеет место непринятие стандарта. Тот факт, что очень небольшое число юрисдикций не внедряют у себя наши стандарты в их оригинальном виде, говорит о том, что мы умеем слушать и вносить изменения, если они действительно улучшают стандарт.

Наконец, я считаю, что это техническая природа стандартов финансовой отчетности делает их относительно легкими в плане принятия. МСФО стремятся к нейтральному отражению экономической сущности, а вовсе не к тому, чтобы загнать экономические реалии в рамки – как это, например, можно сказать о нормативах капитала, предписываемых Базельским комитетом.

Конечно, бухгалтерские стандарты отнюдь не свободны от суждения, и они также могут стать предметом ожесточенных обсуждений. Иногда бухгалтерские стандарты даже становятся объектом политизации, особенно когда начинают проливать свет на вещи, которые некоторые люди предпочли бы и дальше держать в тени. Но все же большинство признают, что стандарты скорее технические, нежели политические. По этой причине большинство стран согласны, что оптимальной является разработка стандартов независимым советом, при условии, что обеспечены все необходимые для этого процедуры и подотчетность.

Несмотря на все меры предосторожности, есть и такие, кто все еще считает, что вместо единого, общемирового языка финансовой отчетности нам лучше переключиться на «базельский» вариант с глобальными принципами, которые необходимо внедрять и формулировать уже на уровне национальных стандартов. Я думаю, что это готовый рецепт катастрофы. На самом деле такой подход уже применялся в мире финансовой отчетности прежде, и успеха это не принесло.

Предшественник IASB – Комитет по финансовой отчетности IASC – разрабатывал бухгалтерские стандарты, которые должны были служить базисом для национальных правил. Все, к чему это привело – это выборочное использование странами тех стандартов, которые им нравились, и отказ от тех, которые им не приглянулись. В результате после десятилетий попыток международному сообществу пришлось признать поражение, что и привело к образованию Совета по МСФО с его новой миссией в виде единого набора общих стандартов финансовой отчетности для всех.

Даже когда участники рынка частично не согласны с нашими стандартами, практически всегда им удается побороть желание изменить их. Местные поправки в стандартах всегда рассматриваются инвесторами с настороженностью, поэтому большинство юрисдикций просто возьмут МСФО в оригинальном виде. Кроме того, большинство участников согласно с тем, что если вдруг изменения в стандартах на национальном уровне станут слишком популярными, тогда польза от глобальных стандартов снизится.

Финансовый кризис продемонстрировал необходимость жестких экономических стандартов, которые предоставляли бы максимальную прозрачность. Профили стран-участников говорят о том, что МСФО прошли долгий путь, чтобы обеспечить мировых инвесторов этой прозрачностью. Они – причина праздновать достижения на данный момент, и в то же время это просто отметка для всего объема работы, который нам еще предстоит сделать.

Итак, что нам еще предстоит? Для начала, вполне очевидно, что некоторые крупные и важные экономики мира пока еще (по крайней мере, не полностью) внедрили МСФО. Но даже с этими странами удалось добиться большего прогресса, чем многие полагают.

Япония, например, уже разрешает применение МСФО. Сегодня 17 крупнейших японских многонациональных компаний используют международные стандарты для «домашней» отчетности. Японская бизнес-ассоциация Keidanren оценила, что в ближайшем будущем число таких компаний увеличится до 60, и они будут представлять собой 20% все рыночной капитализации на Японской фондовой бирже. В противоположность тому, что многие думают, динамика МСФО в Японии по-прежнему очень сильна.

В США решение SEC от 2007 года разрешило неамериканским компаниям представлять отчетность по МСФО, в то же время торгуясь на американских биржах. Это было очень значительное изменение. Сегодня уже более 450 иностранных эмитентов используют МСФО в оригинальном виде (в каком их выпускает IASB) – а это триллионы долларов всей рыночной капитализации. Таким образом, применение МСФО в США отнюдь не мизерное. Все это, а также тот факт, что американские инвесторы все чаще инвестируют в МСФО-сегмент, объясняет, почему SEC и сегодня проявляет такой интерес к прогрессу Совета по МСФО.

А вот Китай – другая история. Он выбрал стратегию конвергенции своих стандартов и МСФО применительно ко всем публичным компаниям. КНР уже добился значительного прогресса и существенной конвергенции. По-прежнему впереди много работы, но мы признаем заслуги Китая. Его правительство сохраняет ориентацию на конечную цель – достижение полной конвергенции с МСФО.

Несмотря на колоссальный прогресс с принятием международных стандартов финансовой отчетности во всем мире, мы прекрасно понимаем, что одного принятия может быть недостаточно. Очевидно, что столь же важно и правильное использование стандартов, а это главная ответственность составителей, аудиторов и регуляторов. Наша роль в этом вторична, но мы делаем, что можем, чтобы помочь этим участникам процесса в продвижении правильного использования стандартов по всему миру.

В то же время очевидно, что риски неправильного применения не могут быть причиной для того, чтобы отказываться от глобальных стандартов финансовой отчетности. Ведь даже непоследовательно применяемые стандарты дают больше сопоставимости, чем столь же непоследовательно применяемые, но в то же время различающиеся между собой национальные стандарты.

В самом деле, существование единого языка помогает высветить основные проблемы. В 2013 году Бизнес-школа Касс опубликовала анализ практики учета обесценения активов по МСФО в Европейском Союзе [2]. Отчет показал, что хотя следование стандартам достаточно хорошее, все же есть, куда расти дальше. Но именно этот отчет никогда не увидел бы свет, если бы в Европе отсутствовал единый язык деловой отчетности. Только благодаря МСФО исследователи четко обозначили признаки проблем с применением в отдельных юрисдикциях.

В общем и целом участники G20 и крупнейших международных организаций сходятся на четко сформулированной конечной цели – единой системы качественных стандартов финансовой отчетности. Те страны, информацию по которым мы сегодня опубликовали, сами по себе служат индикатором значительного прогресса на пути к этой цели. Они также демонстрируют, что отклонения от МСФО случаются редко, и хотя такие поправки, как правило, временные, практически все соответствующие темы сегодня уже находятся у нас в работе.

Но эти добытые потом и кровью достижения необходимо защищать. История не скажет нам спасибо, если бы позволим пойти в обратном направлении всему прогрессу за последние 12 лет. Поддержка G20 и международного сообщества по-прежнему необходима для успешного завершения нашей работы в интересах инвесторов, которые получат на руки единый язык финансовой отчетности.

Благодарю за внимание.

_______________________________________

[1] «The Earth is round but, for most purposes, it»s sensible to treat it as flat" – Theodore Levitt, Globalisation of Markets, Harvard Business Review, May 1983

[2] Cass Business School, Accounting for asset impairment: a test for IFRS compliance across Europe, www.cass.city.ac.uk

Теги: Enron G20 IASB глобализация МВФ международные стандарты финансовой отчетности МСФО Пол Пактер учетные стандарты финансовая отчетность

Комментарии

Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии от своего имени

Книги на GAAPshop.ru