Источник: Новые Известия

Дата публикации: 6 апреля 2015 г.

Власти надеются провести одновременно амнистию капитала и деофшоризацию экономики

На прошлой неделе в Государственную Думу был внесен одобренный правительством законопроект об амнистии капитала. Госдума планирует рассмотреть его в трех чтениях в самое ближайшее время. При этом власти не берутся предсказывать, какой объем денежных средств может вернуться в российскую экономику. Тем более что, по словам первого вице-премьера Игоря Шувалова, законопроект направлен не на пополнение госбюджета, а в первую очередь «на создание доверия и улучшение инвестиционного климата». Однако некоторые из опрошенных «НИ» экспертов не верят в то, что амнистия позволит возвратить в Россию значительные объемы ранее выведенного из страны капитала.

Проблема бегства капитала из России не теряет своей актуальности уже долгие годы. Последний раз чистый приток капитала в страну наблюдался в предкризисные 2006–2007 годы, когда он составил 41,4 млрд. долларов и 81,7 млрд. долларов соответственно. В прошлом же 2014 году, по данным ЦБ, общий отток капитала из страны составил рекордные 155 млрд. долларов, превысив более чем в два раза показатель 2013 года, когда из страны «убежал» 61 млрд. долларов.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что идея законопроекта об амнистии капитала появилась ровно год назад, когда отток только начинал наращивать темпы. А 4 декабря 2014 года президент Владимир Путин в ходе ежегодного послания Федеральному собранию анонсировал ее официально. «Если человек легализует свои средства и имущество в России, он получит твердые правовые гарантии, что его не будут таскать по различным органам, в том числе и правоохранительным», – заявил глава государства. Но, конечно, следовало понимать, что законопроекту предстоит пройти еще много ступеней разработки, согласования, обсуждения и шлифовки.

В настоящий момент внесенный вариант документа предполагает, что в период с 1 июня по 31 декабря 2015 года все желающие смогут легализовать свои зарубежные счета и имущество, подав в Федеральную налоговую службу декларацию в произвольном виде, при этом никак не раскрывая источников своих доходов. Декларированию подлежат недвижимое имущество, ценные бумаги, акции, доли в капитале, а также контролируемые иностранные компании. При этом данные декларации нельзя будет использовать ни для возбуждения уголовных или административных дел, ни для налоговых проверок и дополнительного начисления налогов. Иными словами, на эту информацию будет распространяться режим налоговой тайны. Однако такие условия будут распространяться только на операции, совершенные до 1 января 2014 года.

Таким образом, эта законодательная норма должна будет работать вместе с действующим с 1 января 2015 года законом о деофшоризации, который в свою очередь не запрещает российским гражданам вести бизнес и хранить денежные средства в юрисдикции других стран, но обязует сообщать в налоговые органы об участии в иностранных компаниях. Минимальный размер нераспределенной прибыли, подлежащей декларации, в 2015 году составит 50 млн. рублей, в 2016 году – 30 млн. рублей, а после 2017 года – 10 млн. рублей. Также в Налоговом кодексе РФ появляется понятие «контролируемые иностранные компании» (КИК), то есть не являющиеся налоговыми резидентами РФ, но кодексом контролируемые.

Отметим, что одновременно с внесением законопроекта об амнистии капитала был перенесен и крайний срок подачи уведомлений о владении КИК на два с половиной месяца – с 1 апреля на 15 июня. Хотя изначально представители крупного бизнеса с помощью РСПП просили о переносе срока на 1 января 2016 года.

И, как отметил первый вице-премьер Игорь Шувалов, основная цель этого комбинированного действия будет заключаться даже не столько в возвращении уже ушедшего из страны капитала, сколько в формировании дополнительного доверия и благоприятного инвестиционного климата в российской экономике. Однако директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев отметил в беседе с «НИ», что текущий момент в экономике (момент глубокого кризиса и падения всех основных показателей) является не подходящим временем для одновременного проведения деофшоризации и амнистии капитала. Поскольку первое, по сути, подразумевает увеличение налогового бремени, от которого бизнес как раз стремится уйти, а второе означает инвестирование в кризисную экономику, что, по словам эксперта, выглядит «откровенной авантюрой».

Благоприятное время для возвращения капитала в родные пенаты было в середине нулевых, когда экономика демонстрировала рост. Но, как напомнил «НИ» старший научный сотрудник Института экономической политики им. Гайдара Сергей Жаворонков, проведенная в 2007 году налоговая амнистия провалилась, принеся в экономику менее 1 млрд. долларов. И хотя в текущей версии законопроекта исключены требования к полному раскрытию активов, а также к необходимости уплаты с выведенных средств налогов, по мнению эксперта, в этот раз не стоит ожидать результатов намного лучше.

Кроме того, Сергей Жаворонков напомнил, что действие закона о деофшоризации возможно только в случае содействия со стороны самих налоговых юрисдикций, которые должны будут согласиться раскрывать информацию о конечных бенефициарах зарегистрированных у них компаний. Но у США, скажем, на убеждение офшоров в необходимости обмена налоговой информацией ушло порядка десяти лет, а значимость и авторитет российской экономики в настоящий момент не сопоставимы с американской.

Эксперты отмечают, что вероятная низкая эффективность амнистийной меры обусловлена сохранением всех структурных проблем, которые и вызывают отток капитала. Профессор кафедры фондовых рынков и рынка инвестиций НИУ ВШЭ Александр Абрамов объяснил в беседе с «НИ», что правительство не делает ничего, чтобы исправить ситуацию. Так, по его словам, отсутствует независимость правосудия, не проводится системная борьба с коррупцией и нет достаточного административного барьера, защищающего бизнес от произвола правоохранительных органов. В этой связи эксперт напомнил о недавнем расширении полномочий Следственного комитета на возбуждение уголовных дел по налоговым вопросам. Раньше это было возможно только после профессионального подтверждения нарушения со стороны Федеральной налоговой службы.

Кроме того, в настоящий момент существуют разногласия в тексте закона об амнистии и требованиях Группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (Financial Action Task Force – FATF), с которой Россия имеет ряд заключенных соглашений. Поэтому глава Минфина Антон Силуанов уже заявил, что ко второму чтению в текст законопроекта могут быть внесены поправки по итогам консультаций FAFT, дабы избежать занесения российской экономики в «черный список» организации. А вот все действия, которые по классификации FAFT считаются правонарушениями, под амнистию, конечно, не попадут, подчеркнул Игорь Шувалов. Это «все, что связано с торговлей людьми, понуждением к отдельным видам деятельности, с финансированием терроризма». Гарантии на амнистию не будут также предоставляться тем, кто уже осужден, находится под следствием или в отношении кого проводится выездная налоговая проверка.

Впрочем, некоторые опрошенные «НИ» эксперты полагают, что с учетом действующих антироссийских санкций у капиталов просто не будет выбора, кроме как возвращаться на родину. Не случайно в последнее время все чаще говорят о росте рисков потери капиталов, хранящихся в иностранных юрисдикциях, – их могут конфисковать или «заморозить», запретив перевод в РФ. По крайней мере, министр иностранных дел Великобритании Филипп Хэммонд уже заявлял о возможности использования банковской информации для усиления давления на Россию в случае дальнейшего ужесточения режима санкций.

В то же время другие эксперты указывают на риски высокой нестабильности и отсутствия доверия к власти. Александр Абрамов отметил, что без структурных изменений в экономике, которые сейчас активно обсуждаются, амнистия выглядит, скорее, как очередной этап административного давления на бизнес. А Игорь Николаев подозревает, что в условиях дефицитного бюджета и грандиозных планов по расходованию средств Резервного фонда и ФНБ на ближайшие пару лет правительство просто ищет деньги для экономики в каждом доступном месте.

Финансовая амнистия: история с географией

Термин «финансовая амнистия» или «амнистия капитала» появился в послевоенные годы в Западной Европе. Впервые такие экономические меры были реализованы в Швейцарии, когда были амнистированы банковские депозиты и капиталы Третьего рейха. Результатом стало заметное укрепление банковской системы Швейцарии.

Механизм реализации, условия и эффект от амнистии в каждой из стран был свой. Но суть процесса одна: государство прощает своим налогоплательщикам прошлые долги и взамен получает дополнительные средства в экономику из теневого сектора.

Финансовые амнистии проводились в 1987 году в Аргентине, в 1982 и 1986 годах во Франции, в 1997 году в Индии. Все они вошли в историю как не слишком удачные. Скажем, в ходе индийской амнистии налоговики начали активно интересоваться происхождением капиталов. В итоге амнистия-1997 принесла лишь 2,5 млрд. долларов. И это в стране, где из почти миллиарда жителей подоходный налог платят меньше 5%.

А едва ли не самый успешный опыт принадлежит Турции. 30 сентября 1998 года здесь впервые была проведена нефискальная налоговая амнистия, которую многие теперь называют началом новейшей турецкой экономической истории. Все денежные средства, поступившие на счета турецких банков, не облагались никаким налогом, а их происхождение никого не интересовало. В один прием правительство страны вывело из тени 20 млрд. долларов. Еще одна успешная экономическая амнистия была проведена в Италии (2001–2002 годы), где удалось выявить и устранить причины, которые приводили к оттоку капиталов и уклонению от уплаты налогов. Согласно Декрету о легализации заявитель обязан был заплатить 2,5% от задекларированной стоимости имущества или приобрести итальянские ценные бумаги на сумму, равную 12% от стоимости сокрытого имущества. Взамен налоговые органы выдавали специальные «сертификаты конфиденциального взноса», содержавшие гарантии освобождения лица от подачи декларации. В результате только за первые два месяца в страну возвратился 61 млрд. евро, а налоговые сборы составили 24 млрд. евро.

Обратным примером считается Бельгия (2004 год). Согласно закону об амнистии вывезенных капиталов граждане, имевшие сбережения в иностранных банках, могли вернуть их обратно в страну без всяких санкций до конца года, но должны были отдать от 6% до 9% возвращаемых из-за рубежа сумм. Ожидания не оправдались: в бельгийскую казну поступило лишь около 1 млрд. евро, или 6% от запланированной суммы.

В 2001 году первым на постсоветском пространстве амнистию капитала провел Казахстан – и, кстати, весьма успешно. За 34 дня на спецсчета уполномоченных банков было внесено 480 млн. долларов. В качестве государственных гарантий были уничтожены налоговые документы предпринимателей, добровольно прошедших амнистию.

Дмитрий ДОКУЧАЕВ

Автор: Арина Раксина

Теги: Financial Action Task Force амнистия капитала бегство капитала деофшоризация экономики Игорь Шувалов КИК контролируемые иностранные компании налоговая тайна налоговые резиденты финансовые амнистии

Комментарии

Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии от своего имени

Книги на GAAPshop.ru