“Возвращение к осторожности – насколько это в действительности существенно?”

print
Печать

Источник: GAAP.RU

Дата публикации: 29 июня 2015 г.

Автор: Эмиль Вульф (Emile Woolf), председатель совета директоров Hyperion Insurance Group

По материалам: Accountancy Live


Кажется, пора признать, что
концепция осторожности вернулась в мир отчетности, и Совет по МСФО прямо признает, что будет принимать ее во внимание в своей работе над стандартами МСФО в будущем. Однако обмануть экономику в целом не так просто – полагает зарубежный эксперт Эмиль Вульф (Emile Woolf).

По крайней мере, Совет по международным стандартам финансовой отчетности признал свои прошлые ошибки, когда решил отойти от концепции осторожности, и уж теперь-то он полон решимости снова ввести в действие один из фундаментальных бухгалтерских принципов. Аудиторы банковских организации должны будут обзавестись своим собственным представлением о вероятности возврата кредитов, вместо того чтобы вслепую полагаться на потенциально смещенные суждения банковских менеджеров.

Режим, позволяющий банкам сглаживать выручку, не признавая потерь по выданным кредитам до фактического дефолта, стимулирует корпоративную культуру по “гусарским” стандартам, где маневрирование в условиях рискованной политики стает нормой.

С 2009 года 117 банков, ведущих свои дела в США (несколько из них базируются в Великобритании) выплатили около 200 миллиардов долларов в штрафах за доказанные факты отмывания денег, финансирования терроризма, манипулирования рынком и сознательного введения в заблуждение своих клиентов. Лоретта Линч (Loretta Lynch), буквально недавно (в апреле этого года) назначенная министром юстиции США, заявила, что “действия банков - это масштабная криминальная активность”.

Невиданный ранее уровень штрафов против отдельных проходимцев и организаций, где те работали, может послужить определенным утешением для тех, кто жаждет перемен, но реальность такова, что в США криминальные обвинения во многих случаях весьма символичные по причине распространенной практики освобождения от обязанности (по выплате причитающихся сумм, например) по решению суда.

Стоимость ведения бизнеса

Сегодня банки уже воспринимают судебные штрафы в качестве просто еще одного вида издержек на ведение бизнеса, а распространение освобождений от выполнения решений суда служит каким угодно, но точно не отпугивающим фактором.

Если штрафные санкции не могут напугать банкиров, зачем вообще их вводить – кроме разве что обогащения самих регуляторов? Государственный казначей штата Калифорния Джон Чанг (John Chiang), стоит отдать ему должное, запретил HSBC принимать депозиты госфондов на основе подозрений в отмывании денежных средств, нарушении санкционного режима и уклонении от уплаты налогов. Вот как надо “пугать”.

А помните Arthur Andersen? Что на самом деле его добило, так это уход клиентов после отзыва лицензии на ведение практики, поскольку компанию признали виновной в препятствовании правосудию путем уничтожения связанных с Enron документов. Чтобы санкции были по-настоящему эффективными, они должны включать отзыв лицензии.

Экономические нарушения давно перестали быть сюрпризом. Финансовые институты сегодня просто играют в игру “следуй за лидером”. Подделка денежных купюр центральными банками, придавливание процентных ставок до уровня вымирания привело к образованию спекулятивных “пузырей” и одобрению государственных расходов на строительные проекты, которые в обычном состоянии вряд ли бы кто одобрил.


Кризис 2008 года принес свои уроки, которые, если бы их выучили, позволили бы избежать этой рекурсии. Вместо этого мы наблюдаем возврат к денежной политике, которая вроде бы должна стимулировать экономическую производительность, но реально ведет к противоположным эффектам.

Иллюзорная ликвидность может обрадовать финансистов, способных протянуть к ней свои ручонки первыми, но при этом не делает ровным счетом ничего для возрождения существенных функций в экономике. Рекордные корпоративные прибыли и дивиденды, выкуп акций акционерами способны делать чудеса с котировками и пенсионными фондами, однако когда они не представляют собой ничего кроме чистого эффекта нереалистично дешевых кредитов, наводнивших экономическую систему, последующее процветание не только неустойчиво – оно представляет собой финансовую бомбу замедленного действия.

Банки сегодня столкнулись с нехваткой реальной ликвидности на рынке: балансовые отчеты компаний накачены ликвидными ценные бумагами и могут вроде бы свидетельствовать о кредитоспособности, но полагаться на них в оценке адекватности резервов не стоит. А это значит, что кредитование исключительно солидным и надежным компаниям уже невозможно, потому что невозможна точная оценка.

Закон непреднамеренных последствий слишком часто можно наблюдать в действии. Вспомните политику американского правительства 90х, направленную на стимулирование приобретения жилой недвижимости более бедными слоями населения. По сути своей не более чем громкое предвыборное обещание привело к образованию “пузыря” и выпуску 27 миллионов рискованных ипотечных кредитов. В очередной раз доказано, что дорога в ад выложена благими намерениями.

Это довольно распространенный и сегодня феномен, он носит название “когнитивный диссонанс”. Означает попытку одновременно удержаться за две взаимоисключающие идей. И за примерами даже ходить далеко не надо, правда?

_____________________________________

Теги: Arthur Andersen Закон непреднамеренных последствий концепция осторожности МСФО отзыв лицензии отмывание денежных средств Совет по международным стандартам финансовой отчетности Совет по МСФО уклонение от уплаты налогов экономические нарушения

Комментарии

Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии от своего имени

Книги на GAAPshop.ru