Комментарии Д. Даманта по поводу письма EFRAG, касающегося сопоставимости европейских Директив и «IFRSs for SMEs»

print
Печать

Источник: GAAP.RU

Дата публикации: 24 июня 2010 г.

Хотим напомнить нашим читателям, что Дэвид Дамант (David Damant) является председателем Консультативной Совещательной Группы при Совете по Международным Стандартам Аудита (IAASB). В одном из ближайших выпусков читайте наше эксклюзивное интервью с ним, а пока предлагаем вашему внимаю перевод комментариев Даманта по поводу письма EFRAG (см. http://gaap.ru/news/gaap_ifrs/4015), которое касалось сопоставимости стандарта МСФО для малого и среднего бизнеса и европейских бухгалтерских Директив. Оригинал письма был любезно предоставлено нам Институтом Сертифицированных Финансовых Менеджеров.

__________________________________

Прослеживая техническую взаимосвязь между Советом по международным стандартам финансовой отчетности, который разрабатывает МСФО, и Европейской консультативной группой по финансовой отчетности (EFRAG), важно понимать, что – по крайней мере, на данный момент – они ведут между собой в больше степени политический спор, нежели спор бухгалтерского толка. 

История вопроса такова. EFRAG была создана по просьбе брюссельской Еврокомиссии в качестве организации частного сектора. Несколько профессиональных бухгалтерских объединений попросили скооперироваться в создании EFRAG – организации, которая будет в последующем управляться представителями европейских сообществ бухгалтеров, бизнесменов и финансовых аналитиков. Написали конституцию, назначили ответственных лиц, подняли фонды – и все это в пределах одного года. Кстати, никаких поступлений из Еврокомиссии в эти фонды не поступало. Задачу для EFRAG поставили следующую: она должна будет анализировать незаконченные (промежуточные) версии стандартов, поступающие из IASB, и передавать эту информацию Еврокомиссии наряду с другими европейскими органами финансового регулирования. Все это – для активного включения Европы в процесс разработки стандартов IASB. И хотя поначалу численность членов этой организации была небольшой, лидерские позиции занимали весьма квалифицированные люди.

С началом нового тысячелетия правительства стран-членов ЕС (по крайней мере, очень многие из них) начали критиковать МСФО, принятые в Европе для публичных компаний, а наравне с ними – и конституцию Совета по МСФО. Одним из следствий этого стало то, что изменению подверглась конституция самой EFRAG: численность её состава была увеличена, а участие в процессе разработки стало ещё более активным. В результате и национальные разработчики стандартов стран ЕС стали принимать больше участия. Таким образом, можно утверждать, что EFRAG стало европейской организацией, схожей по своей функциональности с тем же IASB или же FASB в Соединенных Штатах.

Что более важно, многие Европейские страны не принимают саму идею того, чтобы стандарты отчетности разрабатывались частной структурой. Они (а, следовательно, и ЕС вообще) активно агитируют в пользу снижения (а лучше – полного устранения) того, что в их терминологии звучит как «дефицит демократии» (или «демократический дефицит» – «democratic deficit»). Иначе говоря, они желают, чтобы их национальные государственные организации принимали участие, или хотя бы в значительной степени влияли на МСФО. Следствием этих призывов, а также ряда других факторов, конституцию пришлось поменять уже Совету по МСФО, и его попечители, ответственные за назначение членов IASB, теперь уже сами находятся в зоне внимания независимой группы наблюдателей, включающей в себя многие международные организации, в т.ч. из ЕС. Однако даже попечители не принимают активного участия в процессе разработки стандартов, вследствие чего этот шаг не был воспринят многими в качестве действенной меры по устранению «демократического дефицита».  

Среди тех, кто придерживается таких взглядов, очень много таких, которые считают МСФО англо-саксонской моделью бухгалтерского учета. Это одновременно и правильно, и неправильно. Да, очевидно, что МСФО создаются, чтобы снабжать внешних пользователей (в особенности участников рынка капитала) финансовой информацией, и что механизмы для принятия решений должны быть как можно более объективными, примерно как это делается в медицине. Следовательно, независимость организации является важным фактором, поскольку политическое вмешательство, учитывающее преимущественно интересы отдельных стран или отраслей промышленности, крайне нежелательно: оно негативно влияет на эффективное ценообразование на рынках капитала. Все другие потребности фактически игнорируются в IASB (разве что потребности регулирующих инстанций, которые с недавних пор также стали аргументом). Это объективная цель, справедливая для всех юрисдикций, где особую важность имеют именно рынки капитала. Однако до относительно недавнего времени (имеется в виду два или три десятилетия) только лишь англо-саксонские страны ориентировались исключительно на свои рынки капитала как центральный механизм привлечения средств. Такие страны как, например, Германия и Япония – нет, поскольку решения там принимались в частном порядке, между банкирами и промышленниками. Китай – также нет, поскольку это была страна коммунистической направленности. Но сейчас эти три страны, наряду со многими другими, переменили свою точку зрения и стали ставить во главу угла именно рынки капитала. Те, кто поддерживают текущее положение вещей в IASB, считают такой подход верным. Те же, у кого есть какие-то другие цели (континентальная Европа), и которые недовольны наличием «демократического дефицита», недовольны и ситуацией в целом.  

Эти тенденции не прошли незамеченными и в сфере международных стандартов аудита (ISAs). Пересмотренная 8-я директива ЕС полностью поддерживает движение Европы в сторону МСА, даже в случае непубличных компаний. Однако при этом взгляды многих государств, настроенных против Совета по МСФО, повлияли и на их отношение к аудиторским стандартам, по причине чего эта тема уступила место ряду второстепенных. К таковым можно причислить анализ аудиторского рынка в Евросоюзе с позиции свободы выбора, ответственности аудиторов и тому подобных вещей.

Анализируя последнее письмо EFRAG по поводу проекта «IFRSs for SMEs» в сопоставлении с Европейскими бухгалтерскими директивами, следует помнить о политической подоплеке и политической аргументации, о которой говорилось выше. Но на этом дело не заканчивается. Разработка проекта «МСФО для МСП» велась Советом по МСФО в условиях ощутимой оппозиции, причем как снаружи, так и внутри. Был такой аргумент, что, мол, должен существовать только лишь один набор стандартов, на основе которого оценивалось бы точное финансовое состояние организаций – т.е. сами оригинальные МСФО. Его, впрочем, впоследствии отмели по причине того, что вне рынков капитала и среды других публичных организаций (таких как банки, например) ПОЛЬЗОВАТЕЛИ финансовой отчетности совсем другие. Они в большей степени привязаны к собственной методологии, а не к рынку. Однако даже с учетом этого оказалось, что проект МСФО для МСП не очень подходит для совсем уж мелких организаций. В большей степени они устраивают более-менее крупные организации по всему миру. Наиболее вероятно, что именно их руками стандарт будет внедряться – что, впрочем, уже и происходит.

Что касается Евросоюза, то здесь проект «IFRSs for SMEs» напрямую конкурирует с 4й Директивой (впервые выпущенной в 1978 году и впоследствии измененной), а также рядом смежных. Делать исключение в ЕС возможно лишь в отношении очень маленьких компаний. Отсюда все те противопоставления, сделанные в письме EFRAG. Но насколько практическим является данный вопрос? Эта недоброжелательность многих стран ЕС по отношению к IASB, о которой говорилось выше, сделала их очень подозрительными практически ко всем новым предложениям международных разработчиков. В некоторых государствах внедрение 4й Директивы находится в руках местных муниципальных разработчиков (при участии правительства в ряде случаев), по причине чего передать контроль над стандартами для непубличных компаний IASB будет означать то же самое, что передать контроль частной организации с опять-таки тем же пресловутым «демократическим дефицитом». По мнению некоторых, это приведет у самоустранению от участия в активном процессе. Стоит также вспомнить и о том, что непубличных предприятий намного, намного больше, нежели публичных. 

Есть, конечно, и сильные аргументы в пользу МСФО для малых предприятий: мол, по мере своего роста они переключатся на полные МСФО без нарушения бухгалтерских принципов. Однако это явно не то, чем можно апеллировать к тем, у кого и без этого имеются сомнения в отношении международных стандартов вообще. В этом контексте, конечно, можно отметить, что хотя сравнение проекта стандартов с Директивами и несет безусловную пользу технического толка, оно все же очень «политизировано» – не полностью, но в значительной мере. 

Наверное, все же стоит поднять два вопроса технического толка. Традиционно некоторые статьи именовались как «extraordinary» (имеется в виду нерегулярный доход или расходы) и не включались в прибыль. Многие компании и многие страны вообще отстаивают такой подход. Совет по МСФО оставил его много лет назад, поскольку определение было слишком запутанным – это привело к тому, что компании стали именовать некоторые статьи расходов в качестве «экстраординарных», а доходы – наоборот. Это правда, что в ЕС сейчас имеет место общая тенденция постепенного отхода от такого разграничения, однако полное устранение «экстраординарности» в глазах их защитников принципиально с позиции национальных интересов.

Второй вопрос – это то, что преимущественно в ЕС явно не любят справедливую стоимость в отношении финансовых инструментов. Что делать по этому поводу сейчас – обсуждается на самых высоких уровнях в международном масштабе. Обсуждается, на самом деле, всего лишь двумя или тремя десятками людей, куда без всяких сомнений входят и представители европейского сообщества. Все это уже стало очень политизированным вопросом, куда к обсуждению привлекаются президенты и премьер-министры. Спорить на эту тему на уровне одной EFRAG – мало пользы, хотя, безусловно, важно проводить границы между проектом «МСФО для МСП» и европейскими Директивами, служащими основой для перемен. 

Предсказать какой-либо один исход с высокой степенью точности невозможно. Можно лишь предположить, что IASB продолжит придерживаться «пути МСФО», с возможными ограниченными изменениями, которые придут в будущем в результате влияния других стран, подобных Китаю, Японии, или США с их ориентацией на рынки капитала. И все это при отсутствии политического влияния на независимую организацию. Крупные компании, торгующиеся на многих рынках, будут давить в том же направлении. Но что касается инициатив IASB вне рынков капитала – они, скорее всего, будут отложены для принятия в ЕС на неопределенное время, как это сейчас происходит с международными стандартами аудита. Чтобы этого не случилось, придется вообразить себе поистине драматические перестановки в высшем руководстве Евросоюза. 

А пока суд да дело, это со всех сторон полезное письмо EFRAG можно отложить в сторонку, или наоборот – использовать для качественного анализа нескольких важных бухгалтерских проблем.

Теги: EFRAG IAASB IASB IFRSs for SMEs Дэвид Дамант Евросоюз международные с МСФО МСФО по МСП Совет по МСФО

Комментарии

Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии от своего имени

Книги на GAAPshop.ru