Принято к производным

print
Печать

Источник: Коммерсантъ

Дата публикации: 7 мая 2010 г.

На банки и компании, активно работающие на срочном рынке, будет снижена налоговая нагрузка. Минфин разрешил уменьшать базу по налогу на прибыль на размер убытков по срочным сделкам с нерезидентами. Послабления Минфина наиболее актуальны для крупнейших банков и профучастников фондового рынка, а также для компаний, использующих схемы снижения налоговой нагрузки.

Минфин опубликовал на официальном сайте письмо за подписью статс-секретаря -замминистра финансов Сергея Шаталова с разъяснениями о порядке учета убытков по срочным сделкам в целях налогообложения прибыли. Из них следует, что такие убытки можно относить на расходы при исчислении базы по налогу на прибыль, даже если срочные сделки заключались с нерезидентами по иностранному праву.

До сих пор вопрос отнесения на расходы убытков по срочным сделкам (форвардным, фьючерсным, опционным, своп-контрактам и т. п.) с нерезидентами оставался открытым. Статья 301 Налогового кодекса в редакции, действующей с 1 января 2010 года, не позволяет признать финансовым инструментом срочной сделки «договор, требования по которому не подлежат судебной защите в соответствии с гражданским законодательством РФ». Налоговый кодекс РФ запрещает учитывать убытки от таких договоров при определении налоговой базы по налогу на прибыль. «В результате подход к налогообложению срочных сделок с нерезидентами был негармоничным», – говорит директор департамента банковского аудита ФБК Алексей Терехов. – «Доходы по ним признавались, а убытки – нет, в итоге, если вы по одной сделке получили доход условно в 100 руб., а по другой – убыток в 50 руб., налог вы заплатите со 100 руб. В новой трактовке Налогового кодекса – лишь с 50 руб.».

Разъяснения Минфина будут актуальны в первую очередь для крупнейших банков из топ-20, считает директор финансово-аналитического департамента СБ банка Алексей Колтышев. «Именно крупные игроки сотрудничают с нерезидентами по срочным сделкам», – говорит он. – «Учитывая объемы их бизнеса, в России у них недостаточно возможностей для хеджирования, например, своих валютных рисков посредством срочных сделок». Банки помельче могут захеджироваться у банков из числа топ-20, поэтому срочные сделки с нерезидентами для большинства из них и для нас в частности неактуальны, резюмирует он. «Действительно, крупные российские банки достаточно активны в срочных сделках с иностранными банками», – подтверждает начальник отдела юридического сопровождения деятельности Промсвязьбанка (входит в топ-20) на финансовых рынках Павел Запрягаев.- «При этом такие сделки обычно заключаются в соответствии с генеральным соглашением, разработанным Международной ассоциацией свопов и деривативов (ISDA), к ним применяется иностранное право, и, как следствие, они подлежат судебной защите по иностранному праву».

Своим письмом Минфин продолжил работу по укреплению законодательной базы срочного рынка. «Выпуская данное разъяснение, мы попытались снять вопросы, возникшие после 1 января 2010 года в связи с вступлением в силу поправок к статье 301, предложенных ФСФР», – пояснил директор департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина Илья Трунин. – «Эти поправки позволяют классифицировать ту или иную операцию как срочную сделку, в частности, в зависимости от того, подлежит ли такая сделка судебной защите, чего раньше в Налоговом кодексе не было. В итоге возник вопрос: о судебной защите в соответствии с российским или с зарубежным законодательством идет речь?» В результате обсуждения этого вопроса с ФСФР и Минэкономики, которое длилось несколько месяцев, мы пришли к той формулировке, которая приведена в письме, продолжает господин Трунин. «Это должно снять вопросы как у банков и профучастников финансового рынка, так и у других налогоплательщиков, использующих подобные инструменты», – резюмирован он. Впрочем, по его словам, для полной ясности нужно вносить поправки в Налоговый кодекс.

Банкиров разъяснения Минфина обрадовали. «Теперь убытки по форвардным, фьючерсным или опционным сделкам с нерезидентами, подлежащие судебной защите по иностранному праву, можно относить на расходы при исчислении базы по налогу на прибыль», – говорит Павел Запрягаев.

Разъяснение Минфина не является нормативно-правовым актом, но налогоплательщикам (в основном банкам и профучастникам, которые наиболее активны в совершении таких операций) оно окажет существенную подмогу, указывают юристы. «Приведенной Минфином трактовкой нормы Налогового кодекса должна руководствоваться налоговая служба, поскольку она подконтрольна Минфину», – говорит руководитель налоговой практики «Пепеляев Групп» Юрий Воробьев. – «Конечно, на практике налоговая не всегда прислушивается к мнению Минфина, но в судебном споре с налоговиками данное письмо будет серьезным аргументом, который, скорее всего, позволит налогоплательщику выиграть спор».

Количественно оценить «подарок» Минфина эксперты и участники рынка затруднились, отметив, что в каждом банке все очень индивидуально. «Но в отдельных случаях потери могут быть очень значительными», – говорит господин Запрягаев. – «Наиболее яркий пример – убыток Societe Generale в более чем ?5 млрд., который он понес в результате срочных сделок, совершенных Жеромом Кервьелем».

Впрочем, такие случаи единичны, от убытков по срочным сделкам можно достаточно хорошо застраховаться, продолжает господин Запрягаев. Он склонен считать, что разъяснением Минфина могут воспользоваться налогоплательщики для оптимизационных налоговых схем. «Вариантов много: никто, например, не запретит обычной российской компании заключить форвардный контракт с нерезидентом (в оффшоре) для целей налогового планирования», – рассуждает он. «В свое время это был один из самых излюбленных способов вывода средств в оффшоры – “проиграть» на Forex какому-нибудь контрагенту-нерезиденту”, – согласен топ-менеджер одного из банков.

В самом Минфине не исключают риск использования разъяснений для оптимизации налогообложения, но считают, что он невысок. «Использование срочных сделок для этого слишком сложный путь, есть гораздо более простые способы», – говорит Илья Трунин. «Ничто не мешает относить убытки по срочным сделкам на расходы, заключив их в соответствии с российским законодательством», – согласен Юрий Воробьев. Директор московского офиса компании Tax Consulting UK Эдуард Савуляк приводит контраргумент: «Оптимизация налогов через сделки, заключенные по российскому праву, будет слишком очевидной и сразу привлечет внимание регулирующих органов». Выявить и доказать оптимизационные сделки с нерезидентами по зарубежному праву гораздо сложнее, резюмирует он.

Автор: Светлана Дементьева

Теги: Минфин налог на прибыль налоговая нагрузка нерезиденты профучастники срочные сделки срочный рынок фондовый рынок

Комментарии

Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии от своего имени

Книги на GAAPshop.ru