Банкротства законодательно выводят из моды

print
Печать

Источник: Коммерсантъ

Дата публикации: 27 января 2010 г.

Минэкономики опубликовало окончательный текст поправок в закон о банкротстве, устанавливающий новую процедуру «финансового оздоровления» – защиты компаний от банкротства в рамках конкурсного производства. Кроме того, они максимально расширяют понятие «предпринимательской группы», которая может быть подвергнута оздоровлению или банкротству, в том числе и за пределы РФ. «Реабилитационные процедуры» от Минэкономики могут сделать даже обоснованные безнадежной неплатежеспособностью банкротства редкостью.

Окончательный текст законопроекта о внесении изменений в закон «О несостоятельности (банкротстве)» вчера опубликован Минэкономики на интернет-сайте. В пресс-службе министерства «Ъ» сообщили, что он направлен на согласование в ведомства, до 2 февраля будет проведена его антикоррупционная экспертиза. Глава Минэкономики Эльвира Набиуллина провела совещание с представителями Российского союза предпринимателей, посвященное ряду аспектов законопроекта, 22 декабря.

Окончательный вариант документа включает в себя три крупные взаимосвязанные инициативы Минэкономики по реформе института банкротства, зафиксированного законом 2002 года. Первая – появление в законе института «предпринимательской группы», в отношении которой могут применяться процедуры закона. Вторая – анонсированное прошлым летом госпожой Набиуллиной на встрече с президентом Дмитрием Медведевым изменение механизма «санации» и введение «финансового оздоровления» (в Минэкономики их называют «реабилитационным процедурами», см. «Ъ» от 9 июня). Это аналог «защиты от банкротства», существующего в законодательстве США, ЕС и Японии – его анонсировал в интервью «Ъ» в декабре первый вице-премьер Игорь Шувалов. Третье новшество — введение в закон норм об особенностях банкротства транснациональных групп компаний («трансграничные банкротства». Ранее Минэкономики представляло эти поправки в основном раздельно, и лишь публикация всего текста законопроекта (в нем сейчас 163 страницы) позволяет оценить, как изменится институт банкротства по итогам правки.

Изменения, касающиеся понятия «предпринимательской группы», уже вносились в закон о банкротстве в 2009 году (понятие закона о «лицах, контролирующих должника», вступило в силу 5 июня 2009 года). Проект предполагает дополнительно расширить круг лиц и компаний, несущих субсидиарную ответственность по обязательствам юрлица, в отношении которого действуют процедуры закона «О банкротстве». Впрочем, закон позволяет и добровольно объявить фактическую группу компаний «предпринимательской группой» – по проекту определения, это «один или несколько должников-юрлиц, подконтрольных контролирующему лицу – члену предпринимательской группы, и связанных между собой управленческими, производственными процессами». Текст осторожно выводит из-под определения «предпринимательские группы» в финансовом секторе и группы физлиц. Поправки обессмысливают существующие способы защиты активов в группах компаний от банкротства, например, выведение недвижимости групп в отдельные ООО с предоставлением этих активов в аренду группе. Проект устанавливает технологические особенности банкротных процедур в отношении групп – в том числе внешнего управления, конкурсного производства, а также «финансового оздоровления».

В текущей версии документа Минэкономики процедура оздоровления описана подробнее, чем в предыдущих – судя по всему, ведомство Эльвиры Набиуллиной рассчитывает на распространение именно этой банкротной процедуры. Финансовое оздоровление вводится сроком не более чем на пять лет и защищает должника от большинства требований кредиторов по его заявлению. Важная новация документа – введение понятия «класса требований», согласно которому кредиторы могут быть разбиты при составлении плана финансового оздоровления на «классы» требований похожих кредиторов (банки, страховые компании, контрагенты по поставке сырья, дистрибуторы и т. д.). Все «классы» должны одобрить план финоздоровления компании или группы – но голосование внутри «класса» производится простым большинством. При несогласии отдельных «классов» их мнение можно игнорировать, если суд сочтет, что условия погашения долга им не хуже, чем у других «классов». Долги другим членам «предпринимательской группы» в голосовании кредиторов не участвуют.

Арбитражному суду проектом предоставляются чрезвычайно широкие полномочия по управлению процессом «финансового оздоровления» – вплоть до определения условий признания интересов «класса должников» не ущемленными и принуждения «класса» следовать условиям оздоровления. Наконец, в ходе «оздоровления» должник может договориться с должниками о сколь угодно большом дисконте по долгам – за это решение должны проголосовать все «классы» и не менее 75% кредиторов в целом. Это делает почти бессмысленным конкурсное производство, которым может, согласно проекту, закончиться неудачное «оздоровление». Возможности реструктуризации бизнеса в «финансовом оздоровлении» уже мало чем ограничены.

Третья группа поправок, о «трансграничном банкротстве», по сути, расширяет понятие «предпринимательской группы» за пределы РФ. Законопроект вводит понятие «центра основных интересов» должника: группа может иметь формального собственника за пределами РФ, но быть признанной де-факто российской, если ее деятельность и активы преимущественно находятся в границах РФ – и банкротиться именно как группа. Впрочем, документ достаточно подробно разграничивает сферу полномочий российских и иностранных судов, вводит понятие «неосновного производства» в трансграничном банкротстве и описывает порядок исполнения в России решений иностранных судов о банкротствах.

Юристы называют поправки «прогрессивными», но «запоздалыми». Партнер Lidings Татьяна Бичева отмечает, что именно в кризис необходимо, чтобы процедура банкротства была максимально призрачной. «Поскольку законодательство о банкротстве находится в постоянных поправках, практики по нему очень мало. Чем прозрачнее будет закон, чем больше корректировок будет добавлено, тем легче будет судиться и тем меньше мы будем заходить к прецедентному праву», – считает она. А старший юрист фирмы «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Варвара Кнутова отмечает востребованность именно финансового оздоровления. «Ранее банкротство ассоциировалось с похоронами компании: имущество распродавалось за бесценок, кредиторы получали копейки, предприятие с потерей лица уходило с рынка. Сейчас осознана необходимость введения цивилизованных процедур спасения». Отметим, арбитражная практика может продемонстрировать другую проблему – невозможность в течение многих месяцев или даже лет взыскать долг или добиться конкурсного производства даже в отношении абсолютно безнадежного должника.

Автор: Дарья Николаева, Дмитрий Бутрин

Теги: банкротства Минэкономики Российский союз предпринимателей финансовое оздоровление Эльвира Набиуллина

Комментарии

Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии от своего имени

Книги на GAAPshop.ru