Устрашение страховщиков

print
Печать

Источник: Коммерсантъ

Дата публикации: 5 августа 2009 г.

Проектом поправок в закон «Об организации страхового дела» Минфин предлагает ввести в законодательство автоматический и внесудебный трехлетний запрет на профессию для управленцев компаний-банкротов. Сейчас обязанность запрещать менеджменту банкрота руководить компанией на рынке есть только у ЦБ. Страховщики полагают, что такие запреты должны основываться на решении суда.

Минфин подготовил ряд концептуальных изменений в закон «Об организации страхового дела в РФ». Как следует из текста документа, опубликованного вчера на сайте министерства, «на должность руководителя и главного бухгалтера страховщика не может быть назначено лицо, которое: осуществляло функции единоличного исполнительного органа, главного бухгалтера или входило в состав коллегиального исполнительного органа финансовой организации в момент совершения организацией нарушений, за которые у нее были отозваны лицензии… если с даты такого отзыва прошло менее трех лет».

Таким образом, в страховом законодательстве впервые появляется прямой «запрет на профессию» для управленцев, возглавлявших компании с отозванной лицензией и обанкротившиеся компании. О необходимости этой меры активно начали рассуждать во время нарастания проблем у страховщиков ОСАГО в 2004-2005 годах. Как заявил «Ъ» замглавы Российского союза автостраховщиков (РСА) Андрей Батуркин, «я всячески поддерживаю эту поправку, поскольку это один из возможных барьеров, который позволяет надеяться, что компании будут уходить с рынка цивилизованно, задумавшись о последствиях». Но к реализации этой идеи Минфин подошел лишь сейчас.

Самого по себе «запрета на профессию» по формальным признакам, не связанным с образованием и без решения суда, в российском законодательстве нет. Разработанные Минфином требования к квалификации и деловой репутации руководства страховщиков по большей части повторяют аналогичные требования ЦБ к руководству банков, прописанные в законе «О банках и банковской деятельности»: экономическое или юридическое образование, двухлетний опыт работы и отсутствие судимости – при несоблюдении требований ЦБ в обязательном порядке отказывает в согласовании кандидатур на руководящие должности в банках. Кроме того, согласно положению 271-П, основанием для отказа в согласовании кандидатуры банкира на руководящую должность является наряду с прочим приостановление полномочий в связи с введением временной администрации ЦБ, санация банка, участие в руководстве банком в течение года до отзыва у него лицензии.

Сведения хранятся в базе данных ЦБ в течение пяти лет – фактически на этот срок и действует «запрет на профессию», сейчас в базе данных ЦБ содержатся сведения о 2,6 тыс. человек.

На финансовых рынках регулятор лишает руководителей компаний аттестатов по результатам проверок нарушений, но вне прямой связи с банкротством и отзывом лицензий. «ФСФР пока не планирует внесение подобных изменений именно в отношении руководителей обанкротившихся компаний», – заявил вчера руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам Владимир Миловидов. При отзыве лицензии участника рынка ценных бумаг ФСФР лишает руководителей компании аттестатов и права занимать руководящую должность на протяжении трех лет, говорит господин Миловидов. Основанием отзыва лицензий может быть банкротство, но оно не является для ФСФР обязательным.

Страховой рынок может, таким образом, стать первым рынком, где руководителю компании-банкрота законодательно запрещено руководить аналогичным бизнесом, причем в любом случае. Бывшие руководители компаний-банкротов, которых удалось найти «Ъ» сочли эту инициативу Минфина излишне резкой. «Эта мера нерыночна», – заявил «Ъ» бывший замгендиректора СК «Коместра-Центр» (лицензия отозвана в октябре 2005-го) и бывший гендиректор страховщика «Метрополис» (лицензия отозвана в мае 2009-го) Игорь Украинский. По его словам, поправка Минфина требует непременного дополнения. «Вводить запрет на профессию можно только в случае, если доказано участие руководителя в преднамеренном банкротстве страховщика», – говорит он. Очевидно, что доказать намеренность банкротства, само по себе являющееся уголовным преступлением, может только суд. Собирается ли Минфин дополнять законодательную новеллу положением о «доказанности» – неизвестно: автор проекта, замглавы департамента финполитики Минфина Вера Балакирева, сейчас в отпуске.

Финансовые власти могут и расширить практику обусловленных банкротством законодательных запретов на профессию за пределы страхового рынка. Так, существующим перечнем оснований для отстранения сомнительных лиц от руководства банками ЦБ ограничиваться не собирается. В Минфине уже несколько лет находится разработанный совместно с ЦБ законопроект, расширяющий перечень критериев деловой репутации и круг лиц, в отношении которых может применяться запрет на профессию. «Он наделяет регулятора более широкими полномочиями по установлению критериев деловой репутации», – говорит директор департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций ЦБ Михаил Сухов. – «В частности, основанием для отказа в согласовании кандидатуры банкира станет его доказанная виновность в банкротстве небанковской организации». Кроме того, согласно этому проекту, требования о деловой репутации могут распространиться на собственников банка, владеющих или приобретающих более чем 20% его капитала. Попыток ввести внесудебную, «по факту», дисквалификацию менеджеров компаний-банкротов за пределами финансовых рынков пока нет.

Автор: Наиля Аскер-Заде, Светлана Дементьева, Татьяна Гришина

Теги: Минфин Страховое дело страховщики

Комментарии

Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии от своего имени

Книги на GAAPshop.ru