ЦБ раскрывает структуры собственников

print
Печать

Источник: Коммерсантъ

Дата публикации: 16 января 2009 г.

Расплачиваться по долгам банков-банкротов в ближайшее время будут не только их менеджеры, но и реальные собственники. Соответствующие поправки в закон о банкротстве банков готовит ЦБ. Однако выявить конечных бенефициаров банков будет проблематично, как из-за сложных схем владения банками, так и по причине практической недоказуемости влияния реальных собственников на банк, считают юристы.

Ко второму чтению поправок в закон «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» в законопроект депутатам будет предложено внести положение, позволяющее привлекать к субсидиарной ответственности перед кредиторами банков-банкротов не только руководство и учредителей банков, но и их конечных владельцев. Соответствующие поправки сейчас готовит Банк России. По словам директора департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Банка России Михаила Сухова, под конечными владельцами банков ЦБ подразумевает физические лица и компании, которые напрямую или через цепочку компаний оказывают существенное влияние на деятельность банка. Кроме того, согласно вступившим в силу в конце декабря 2008 года поправкам в закон о страховании вкладов, банки должны будут публично раскрыть своих реальных собственников до декабря этого года (через «Вестник ЦБ» или на официальных сайтах банков). В противном случае банки будут отстранены от участия в системе страхования вкладов.

Инициатива ЦБ направлена на повышение ответственности реальных собственников, сокращение их возможностей по выводу активов и уходу от уплаты задолженности перед кредиторами.

Такие действия ЦБ предпринимает, видимо, ожидая массового вывода активов из банков по мере возникновения у них проблем, предполагает юрист компании «Вегас-Лекс» Андрей Корельский. «Введение субсидиарной ответственности для реальных собственников позволит избежать случаев, когда при банкротстве банка все его имущество остается за конечным собственником, а впоследствии за счет этих активов создается новый банк», – добавляет юрист. Похожая схема использовалась в 1998 году при банкротстве Инкомбанка, за счет активов которого расширился Гута-банк.

Впрочем, реализовать замысел ЦБ, по мнению юристов, будет трудно. Адвокат Московской областной коллегии адвокатов Денис Узойкин поясняет, что понятие «существенного влияния» – это вопрос фактов в каждом конкретном деле, и создать четкий юридический критерий выявления конечного собственника просто невозможно. «Оказание существенного влияния» – это оценочный критерий, а российская судебная практика показывает, что более уместны объективные критерии, например, указание конкретного процента участия в компании”, – добавляет партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай.

По словам господина Узойкина, в оффшорных зонах (Британские Виргинские острова, Белиз, Бермуды, Кипр), привлечение бенефициаров к ответственности проще, поскольку их право знает понятие «бенефициарного собственника», в отличие от российского. Юлий Тай считает, что основной проблемой здесь является само выявление конечного бенефициара, а не определение степени его влияния на банк. «Число участников в цепочке различных структур и фондов, ведущих к реальному собственнику, может превышать сотню», – говорит Андрей Корельский.

Эксперты сходятся во мнении, что большинство банков не будут раскрывать структуру своих конечных собственников. При принятии банков в систему страхования вкладов, ЦБ уже требовал раскрывать ему реальных собственников, однако насколько объективно была раскрыта информация, сказать нельзя, отмечает директор московского офиса консалтинговой компании Tax Consulting UK Эдуард Савуляк. «Скорее всего, конечные собственники будут переписывать свое владение в банках на подставных лиц, тем более, что им предоставляется отсрочка до декабря», – соглашается член Национального банковского совета Глеб Фетисов.

Впрочем, не все эксперты так пессимистичны. Конкурсный управляющий банка «Диалог-Оптим» Андрей Сергеев рассказал, что в деле о привлечении к субсидиарной ответственности экс-руководителей банка выявить истинного хозяина и руководителя помогли свидетели, вызванные судом. В ходе перекрестного допроса свидетелей со стороны истца и ответчиков выяснялись, например, подробности заседаний кредитного комитета банка. «У суда не осталось сомнений, что фактическим руководителем банка был Александр Поляков, возглавлявший совет директоров, а не председатель правления Сергей Гарбер», – говорит господин Сергеев. В конце 2006 года арбитражный суд Москвы решил взыскать с господ Полякова и Гарбера солидарно 1,07 млрд. руб. В Банке России добавляют, что риск исключения из системы страхования вкладов, способен заставить банки предоставлять достоверную информацию о конечных владельцах.

При этом ЦБ действует в унисон с другими регуляторами финансового рынка. В ноябре Федеральная служба по финансовым рынкам внесла изменения в «Порядок лицензирования видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг», обязывающие участников рынка предоставлять полные данные о структуре своей собственности: информацию о лицах, «которые прямо или косвенно владеют 5% и более уставного капитала».

Автор: Анна Занина, Наиля Аскер-Заде, Ольга Плешанова, Светлана Дементьева, Татьяна Алешкина

Теги: Андрей Корельский Банк России банки-банкроты банкротство Московская областная коллеги реальные собственники структура собственников субсидиарная ответственность существенное влияние ЦБ

Комментарии

Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии от своего имени

Книги на GAAPshop.ru