Трудящихся лишат молока

print
Печать

Источник: Газета

Дата публикации: 11 августа 2008 г.

Как стало известно «Газете», Минфин подготовил законопроект (текст имеется в распоряжении редакции), который предполагает ухудшение положения предприятий с опасными и тяжелыми условиями труда и их сотрудников. Ведомство собирается отменить льготы по налогу на доходы физических лиц (НДФЛ) и единому социальному налогу (ЕСН), действующие при выплате компенсаций за плохие условия труда.

Не мытьем, так катаньем

Предложение Минфина идет вразрез с принятыми в июле с подачи президента России Дмитрия Медведева правительственными поправками к Налоговому кодексу (НК), которые либерализовали правила налогообложения доходов граждан. Были увеличены стандартные вычеты по НДФЛ, а выплаты работодателей на обучение, лечение и пенсионное обеспечение своих сотрудников решено освободить как от ЕСН, так и от НДФЛ. Новая инициатива Минфина направлена не только и не столько «на повышение собираемости налогов, начисляемых с фонда оплаты труда», как сказано в пояснительной записке. Она свидетельствует о том, что ведомство не собирается сдаваться в борьбе за ставку НДС. Попытавшись потянуть время, отказавшись предоставлять окончательные расчеты по НДС, ссылаясь на невозможность их сделать из-за постоянно пересматриваемых в сторону увеличения бюджетных расходов, Минфин перешел к кампании запугивания бизнеса. Подготовленный Минфином законопроект, по сути, должен показать предпринимателям, что выпадающие из-за снижения НДС доходы будут компенсированы за их же счет. Нежелание Минфина снизить ставку НДС на этот раз отразится и на гражданах: уплата НДФЛ с компенсационных выплат уменьшит доход сотрудника на 13%.

Сострадательный бонус

Сейчас согласно статье 217 НК («Доходы, не подлежащие налогообложению (освобождаемые от налогообложения») не облагаются НДФЛ и ЕСН все виды компенсаций, связанных с возмещением вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, куда попадают и выплаты тем, кто занят на тяжелых работах, а также на работах с вредными и опасными условиями труда. В Минфине убеждены, что налогоплательщики злоупотребляют этой льготой, используя ее для ухода от налогообложения. Механизм прост: предприятие занижает размер зарплаты, которая облагается и НДФЛ, и ЕСН, и повышает размер освобожденных от налогов компенсационных выплат. В документе не приведены конкретные расчеты, показывающие, какие средства теряет бюджет в результате предполагаемых махинаций. Впрочем, сделать их практически невозможно: в НК сказано, что компенсационные выплаты не должны превышать установленные российским законодательством размеры, однако таких нормативов нет, поэтому предприятия имеют полное право устанавливать компенсации на свое усмотрение. Нет и свежего перечня вредных, опасных и тяжелых производств, который должно установить правительство. Для определения того, является ли производство вредным или опасным, предприятия обязаны руководствоваться постановлениями Госкомтруда СССР и президиума ВЦСПС. Список, приведенный в них, достаточно широк: сюда входят горные работы, добыча угля, геологоразведочные работы, металлургическое производство.

Видимо для того, чтобы не утруждать себя расчетами и переписыванием перечня, Минфин предлагает отменить действующую льготу совсем.

Минэкономразвития готово поспорить

Против законопроекта, по крайней мере в нынешней редакции, по уже сложившейся традиции выступает Минэкономразвития. «Бороться со схемами уклонения путем неправомерного использования механизма компенсационных выплат, безусловно, нужно. Но такие меры должны исключить риск уменьшения компенсационных выплат работникам, занятым на тяжелых, вредных и опасных производствах. Возможным вариантом решения этой проблемы может стать установление предельных нормативов компенсационных выплат, не облагаемых НДФЛ», – заявил корреспонденту «Газеты» советник министра экономического развития Сергей Беляков. А по мнению председателя экспертного совета «Деловой России» Антона Данилова-Данильяна, было бы правильнее дополнить Трудовой кодекс перечнем вредных, тяжелых и опасных производств, работа на которых должна сопровождаться компенсацией, и установить нормативы выплат по ним, для того чтобы исключить возможность злоупотребления со стороны как предприятий, так и их сотрудников.

Окончательная редакция законопроекта, который Минфин старался не афишировать, пока не готова. Возможно, Минэкономразвития и общественным объединениям удастся склонить финансовое ведомство на свою сторону.

Есть ли более эффективная мера повышения собираемости налогов, чем снижение ставок этих налогов?

Андрей Нечаев, президент банка «Российская финансовая корпорация»
Естественно, есть. Например, изменения правил расчета налоговой базы. Кстати, для нас это значительно актуальнее, чем собственно снижение ставок налогов. И вообще, если измерять по европейским меркам, то ставки у нас достаточно низкие, а если сравнивать с мировыми, то тоже средненькие. А вот наши правила определения налоговой базы фактически дискредитируют идею понижения ставок, которая муссировалась еще несколько лет назад на этапе проведения налоговой реформы. И, безусловно, нужно кардинально упростить систему расчета налогов. Ведь сейчас у нас налоговый учет практически полностью оторван от бухгалтерского учета. В этом смысле мы по-своему уникальная страна, потому что у нас можно иметь, скажем, по прибыли убытки, но при этом быть должником по налогу на прибыль. Конечно, нам нужно изменить налоговое законодательство. Да, такая реформа делается далеко не мгновенно, и тем не менее это не означает, что этим вообще не нужно заниматься. И последнее. Чисто организационно нужно элементарно упростить взаимоотношения налогоплательщика с налоговой инспекцией. Во-первых, для того, чтобы налоговое администрирование у нас перестало быть, как в свое время Путин говорил, налоговым рэкетом. И, во-вторых, провести сверку с налоговой инспекцией – это ведь занятие только для крепких духом людей.

Виктор Глухих, член комитета Совета федерации по промышленной политике, президент Международного конгресса промышленников и предпринимателей
А ведь снижение налогов – это тоже определенная мера, и, наверное, без нее никак нельзя обходиться. Ведь существует определенная планка, когда люди понимают, что лучше заплатить, чем находиться под пристальным вниманием налоговых служб. Но, с другой стороны, и контроль налоговых органов тоже должен быть более эффективным. А вот со стороны ФАС он тем более должен быть эффективнее, потому что сейчас, к сожалению, он совсем таковым не является. Практически вежде мы видим монополизм, наблюдаем рост цен, но постоянно слышим транслируемые ФАС разговоры об уходах от налогов с помощью толлинговых и других схем. Я не считаю, что у нас идеальная система налогообложения, но, наверное, схемы по ее улучшению есть и в правительстве, и у тех экономистов, которых правительству надо послушать.

Борис Титов, председатель общероссийской общественной организации «Деловая Россия»
А у Минфина другой взгляд: снижение налогов не является эффективной мерой по их сбору. По-моему, самая эффективная мера – это одновременное установление не просто снижения ставок, а установление эффективной ставки, которая, с одной стороны, стимулирует развитие бизнеса, с другой – находится на том уровне, который дает возможность обеспечить максимальные сборы. Ну и, конечно, плюс нормальное администрирование, нормальная налоговая система, то есть всех налогов – как корпоративных, так и личных. Все это и должно обеспечить наибольший сбор.

Автор: Александр Саргин, Галина Ляшенко

Теги: Дмитрий Медведев единый социальный налог ЕСН Минфин Минэкономразвития Налоговый кодекс налогоплательщики Сергей Беляков собираемость налогов “Де

Комментарии

Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии от своего имени

Книги на GAAPshop.ru