Бухгалтеров банков освободили от рисков уголовного преследования

print
Печать

Источник: Коммерсантъ

Дата публикации: 25 февраля 2011 г.

Главные бухгалтеры не будут нести уголовную ответственность за фальсификацию отчетности наравне с руководителями банков, как это планировали Банк России и Агентство по страхованию вкладов (АСВ), инициируя соответствующие поправки в Уголовный кодекс. В последней редакции этих поправок, подготовленных для внесения в правительство, о главбухах нет ни слова. Это снижает риски несправедливого преследования этой категории сотрудников банков, но сделает менее эффективным инструментарий по борьбе с криминальными банкротствами банков.

Об изменениях в тексте поправок в УК РФ, предполагающих введение уголовной ответственности за фальсификацию банковской отчетности, в интервью «Юридической газете» сообщил директор департамента урегулирования требований кредиторов АСВ Василий Кудяков. По его словам, «в соответствии с последней редакцией законопроекта, отвечать за фальсификацию отчетности будет только лицо, выполняющее управленческие функции». В двух ведомствах, активно участвующих в обсуждении документа, «Ъ» подтвердили информацию об изменениях. Предыдущая редакция поправок, опубликованная на сайте Минэкономразвития, предполагала, что уголовную ответственность за фальсификацию отчетности будет нести «руководитель и лицо, ответственное за составление и (или) предоставление бухгалтерской и иной отчетности». Речь идет о случаях, когда в отчетности банка были преднамеренно скрыты признаки банкротства и основания для отзыва у банка лицензии.

В новой формулировке поправок из числа ответственных за фальсификацию банковской отчетности исключены главные бухгалтеры, оставлены только руководители банков, считает большинство опрошенных «Ъ» юристов. Дело в том, что, согласно примечанию к ст. 201 УК РФ («Злоупотребление полномочиями»), лицом, выполняющим управленческие функции в компании, признается руководитель банка, член правления или совета директоров или лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции, указывают юристы. «Ни одну из этих функций главбух не выполняет»,— говорит председатель московской коллегии адвокатов «Международное партнерство» Татьяна Проценко. «В такой формулировке поправок главбух не может считаться лицом, несущим уголовную ответственность»,— согласен партнер юридической компании «Яковлев и партнеры» Игорь Дубов.

Представители ведомств, участвующих в обсуждении этих поправок (в частности, МЭР, ЦБ, МВД, АСВ), так и не смогли вспомнить, кто был инициатором послабления для главбухов банков. Впрочем, учитывая неоднократно высказывавшуюся ранее жесткую позицию по этому вопросу представителей ЦБ и АСВ, выступавших инициаторами данных поправок, эти структуры в их смягчении не заинтересованы. В АСВ вчера подтвердили, что считают правильной двойную уголовную ответственность за фальсификацию отчетности: и для руководителей банков, и для главбухов. В Банке России от комментариев отказались. Связаться с правовым департаментом МВД вчера не удалось, но известно, что у МВД к законопроекту было немало замечаний. В МЭР, по сведениям «Ъ», поправки поддерживают.

Столь разрозненные мнения разработчиков полностью отражают и позицию участников рынка — от полного одобрения поправок в их первоначальной редакции до их неприятия даже в либерализованном формате. «Введение уголовной ответственности для одного лишь руководителя банка будет гораздо менее эффективным, нежели двойная ответственность,— говорит конкурсный управляющий банка «Диалог-Оптим» Андрей Сергеев.— Отчетность подписывается и руководителем, и главбухом, а в отсутствие уголовной ответственности для последнего фальсифицированная отчетность все равно будет появляться. Тогда как при наличии риска уголовного преследования главбух, соглашаясь на такую деятельность, десять раз бы подумал». «Главный бухгалтер по своей инициативе фальсифицировать ничего не будет,— не согласен бывший конкурсный управляющий банка »Павелецкий« Карен Мартиросов.— Он подчиняется руководителю, который и должен отвечать за фальсификацию отчетности».

Главбухи далеко не всегда могут быть осведомлены о том, что отчетность фальсифицируется, добавляют сами бухгалтеры. «Например, начисление резервов на потери по ссудам производится на основании оценок риск-менеджеров, выдача кредитов и оценка качества заемщиков также не в компетенции главного бухгалтера,— указывает главбух Юникредитбанка Ольга Гончарова.— Поэтому обвинять бухгалтера в умышленном занижении резервов, недооценке риска, даже если это привело к краху банка, вряд ли логично». Впрочем, ситуации, когда бухгалтер умышленно идет на фальсификацию, все же могут быть, признает она: например, сокрытие картотеки (неисполненных клиентских платежей). «Конечно, можно запугать и руководителей, и главбухов банков и не мучиться с совершенствованием надзора за банками,— возмущается главбух банка из топ-100.— У ЦБ достаточно мер, чтобы предотвратить выявление проблем, которые ему, как регулятору, видны, несмотря на недостоверность отчетности. У того же Межпромбанка картотека, являющаяся основанием для отзыва лицензии, существовала гораздо дольше двух недель, что было подтверждено многочисленными судебными исками клиентов банка. Но, несмотря на это, банк лишили лицензии только через несколько месяцев».

Автор: Светлана Дементьева

Теги: Агентство по страхованию вкладов АСВ Банк России Главные бухгалтеры уголовная ответственность Уголовный кодекс фальсификация отчетности

Комментарии

Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии от своего имени

Книги на GAAPshop.ru