Эксперты спорят о том, возможно ли нивелировать финансовые риски корпораций

print
Печать

Источник: РБК - daily

Дата публикации: 28 апреля 2011 г.

Вопросы управления корпоративными финансами во времена волатильности на финансовых, валютных, сырьевых рынках приобретают особую актуальность. Иногда риски можно хеджировать с помощью деривативов. Но российские компании по старинке страхуются, перекладывая риски на конечного потребителя, а также путем заключения долгосрочных контрактов по фиксированной цене.

То вверх, то вниз

Президент консалтинговой компании «Неокон» Михаил Хазин в рамках «круглого стола», организованного РБК daily при поддержке инвестиционной компании БФА, кратко обрисовал не слишком радужные перспективы мировой и, в частности, российской экономики. Кризис, начавшийся в США, где наглядно проявилось несоответствие спроса доходам (по оценке «Неокона», оно составляет 3 трлн долл. США в год), запустил цепную реакцию в мире. По мнению эксперта, глобальный тренд — падение совокупного спроса в мире — продолжается, и в ближайшие пять-семь лет предпосылки для разворота отсутствуют. Сейчас все вынуждены работать на падающих рынках, и это надолго, соответственно, во главу стратегии управления корпоративными финансами ставится не столько максимизация прибыли, сколько минимизация рисков. Рынки очень волатильны, избыточная ликвидность в экономике направляется в активы (сырье, металлы и т.п.), вызывая рост их стоимости, однако этот рост спекулятивен, и поэтому возможны обвалы цен на те или иные активы.

Нужен постоянный мониторинг и анализ экономической ситуации с тем, чтобы успеть принять превентивные меры в случае необходимости. По словам г-на Хазина, этим летом наступит некий переходный момент, который обусловит среднесрочные перспективы мировой экономики: это связано с решениями ФРС и ЕЦБ, которые определят стоимость заимствований государств, а соответственно, и стоимость заимствований для всех субъектов экономики, а также соотношение курсов валют.

«Единственный способ борьбы компаний с волатильными ценами и кросс-курсами валют состоит в хеджировании ценовых и валютных рисков за счет использования различного рода внебиржевых производных продуктов», — считает начальник отдела структурных продуктов ИК «БФА» Всеволод Малев. Хеджирование необходимо для стабилизации выручки и нормы прибыли предприятия. «Стабильность и предсказуемость бизнеса в конечном итоге приводят к повышению кредитных рейтингов, что сказывается на возможности компании привлекать более дешевое финансирование», — объясняет г-н Малев, добавляя, что существуют три основные стратегии хеджирования как для покупателей, так и для производителей товаров. Это покупка или продажа свопов, покупка опционов пут или колл и диапазонные стратегии — так называемые коллары (collars). Стоимость того или иного инструмента хеджирования широко варьируется, а в теории может быть даже нулевой (бизнес для инвесткомпании здесь состоит в том, что контракт заключается по средней цене, с которой она играет далее на рынке).

Нет инструментов

Михаил Хазин, однако, призывает помнить, что снижение риска одного участника рынка означает увеличение риска другого. При выраженном длительном тренде риски накапливаются и подрывают положение страхующих организаций. На микроуровне все варианты страхования финансовых рисков работают до тех пор, пока не накопились значительные системные риски.

«На микроуровне риски по деривативам берут на себя участники данного контракта, — говорит начальник аналитического отдела департамента казначейских операций и финансовых рынков Сбербанка Николай Кащеев. — Но надо понимать, что полное исключение рисков невозможно. И никто в здравом уме не станет брать на себя неоправданные риски за низкое вознаграждение, поэтому некоторые контракты могут стоить покупателю очень дорого».

Представители бизнеса жаловались, что не видят на российском рынке достаточного ассортимента привлекательных и удобных инструментов хеджирования своих рисков.

«Деривативы как инструмент хеджирования от роста цен на топливо представляют интерес для нашей компании, однако неразвитость рынка мешает использованию этого инструмента», — отмечает директор по экономике и финансам ТГК-1 Кирилл Лыков, подчеркивая, что базовый рынок деривативов должен опираться на отечественный биржевой рынок реального товара в нашем сегменте, которого в России еще нет. При этом г-н Лыков отмечает, что на сегодняшний день покупка деривативов зачастую невыгодна даже при росте цен на базовый актив. Аналогичного мнения по поводу деривативов на муку и зерно придерживаются директор по развитию «Миллрусс» («Аладушкин Групп») Павел Шаповал и финансовый директор ФГУП «Продовольственный фонд» Виктор Лосев.

Однако Всеволод Малев возражает: «Несмотря на отсутствие биржевых срочных продуктов и ликвидных биржевых рынков реальных товаров, эффективные стратегии хеджирования на российском рынке есть и с успехом применяются. Просто большинство этих стратегий внебиржевые, и стороной по сделке выступает финансовая компания. Финансовые институты, предоставляющие услуги хеджирования, затем и нужны, чтобы разрабатывать такие стратегии и принимать на себя ценовые риски своих клиентов».

Хеджирование по старинке

По мнению заместителя директора по экономике компании «Норман-Нева» Александра Усова, на фоне сжатой ликвидности корпоративного сектора и снижающейся рентабельности компаний для менеджмента неочевидна полезность использования инструментов хеджирования. Причина, во-первых, в том, что при движении рынка в благоприятную сторону компания гарантированно понесет убытки от покупки дериватива либо недополучит прибыль. Поскольку этот сценарий реализуется с вероятностью 50%, то менеджмент предпочитает не брать на себя «дополнительные риски убытков», а, по сути, надеется на авось; да и стоимость хеджирования в ряде случаев может быть сопоставима с выгодой от его использования. Во-вторых, собственников бизнеса трудно убедить в необходимости диверсификации рисков. Пока бизнес использует старый добрый метод перекладывания своих издержек на конечного потребителя, а из всего спектра инструментов хеджирования предпочитает по возможности заключать долгосрочные договоры с контрагентами на поставки по завышенным фиксированным ценам (в которые и пытается заложить все сырьевые изменения цен; ярко выраженный пример текущего периода — стоимость зерновых культур). Таким образом, спрос на инструменты хеджирования довольно низок.

В части привлечения финансирования рынок сегодня также выглядит вялым: банки ведут очень осторожную кредитную политику (даже на фоне избыточной ликвидности), вновь растет популярность такого «допотопного» инструмента, как векселя. Вместе с тем оживился рынок облигаций, специалисты даже отмечают некоторый его перегрев.

По мнению Николая Кащеева, в ближайшем будущем начнется длительный период роста процентных ставок, поскольку ситуация, когда ставки ниже уровня реальной инфляции, нездорова. Отсюда совет: если есть возможность (и потребность), следует брать длинные кредиты по фиксированной ставке (альтернатива — облигационные займы), если такой возможности нет — надо пытаться страховать себя от возможного роста ставок, а при появлении тревожных звоночков начинать аккумулировать живые деньги.

Также именно сейчас надо уделить особое внимание выбору надежного финансового контрагента. Экономисты и аналитики подчеркивают: надо понимать, что кризис плохих долгов лишь сгладился на фоне спекулятивного роста цен на сырье и иные активы, но не исчез, и волна потрясений на банковском рынке неизбежна.

Автор: Татьяна Макурова

Теги: волатильные цены деривативы корпоративные финансы ликвидность Финансовые риски хеджирование

Комментарии

Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии от своего имени

Книги на GAAPshop.ru