В гостях хорошо…

Компания: ЮНИТИ, кадровый центр

Дата публикации: 31 мая 2010

Нынешний год ознаменуется массовым отъездом из России высокооплачиваемых иностранных специалистов. В период кризиса бизнес стремился сохранить экспатов, чтобы не платить им компенсации. Теперь же, когда положение компаний стабилизировалось, необходимость перезаключать трудовые контракты отпала.

С точки зрения российского законодательства между финансистом из Лондона и дворником из Душанбе нет разницы. И те, и другие считаются иностранной трудовой силой. Всех иностранцев, работающих в России, можно разделить на несколько категорий. Первая — гастарбайтеры, неквалифицированная рабочая сила. Такие люди не являются специалистами в какой-то области. Нанимают их на самые разные работы: «принеси-подай» на стройках, уборщиками… «Мне, например, очень нравится, как работают дворниками наши соседи по СНГ. Стало намного чище», — замечает Михаил Жуков, генеральный директор компании HeadHunter.

Вторая группа — умеренно-квалифицированная рабочая сила. Эти люди, обладающие опытом работы, трудятся, как правило, на стройках. Приезжают в основном из Турции, Словении, Словакии. Из этих же стран прибывают в Россию менеджеры среднего звена для FMCG (fast moving consumer goods) или высокотехнологичного бизнеса. В большинстве случаев они приезжают вместе с фирмой, открывающей здесь свое представительство. Технологи также приглашаются, чтобы передать свой опыт выстраивания бизнес-процессов. В отдельную категорию можно вынести специалистов в сельском хозяйстве — обычно это немцы, поляки, чехи, словаки, которые знают, как сделать производство эффективным.

Последняя группа — функциональный менеджмент и руководители высшего уровня в банках, страховых компаниях. Здесь работают в основном французы, шведы, американцы, немцы. Управляющий партнер рекрутинговой компании MarksMan Михаил Торчинский прибавляет к этому списку представителей Китая, Тайваня, но они приезжают в Россию в основном в длительные командировки, а не на работу на постоянной основе.

По сути, экспаты образовали в России целый класс, став неким сообществом — со своими старожилами и новичками, средствами массовой информации, излюбленными ресторанами и клубами «для своих». Одни влюблялись в Россию всерьез и надолго, женились на россиянках и даже уходили из своих компаний, чтобы не попасть под ротацию и остаться здесь навсегда. Другие смирялись с особенностями российской жизни и жаждали отъезда на родину, однако признавали: эта страна дала уникальный опыт работы и вывела их на высокий уровень зарплаты.

Любопытно, что вплоть до нынешнего года последствия кризиса сказывались на экспатах куда меньше, чем на коренном населении. Количество легальных трудовых мигрантов интенсивно увеличивалось на протяжении последнего пятилетия. По официальным данным, в 2005 году в России было 702 тыс. приезжих, имеющих разрешение на работу, в 2006-м — 1014 тыс. в 2007 году — 2260 тыс. И только с наступлением кризиса их количество стало немного уменьшаться: в 2008 году — 2081 тыс. К официально зарегистрированным трудовым мигрантам нужно приплюсовать еще нелегалов — в разгар сезонных работ в Россию приезжает 4—5 млн гастарбайтеров.

Зарплатная петля

В конце 2008 года экономическая ситуация в России ухудшилась. Премии в большинстве компаний, как отечественных, так и западных, платить перестали. Тем не менее гостям здесь жилось значительно лучше, чем у себя на родине. По исследованию, заказанному в прошлом году британским банком HSBC, 30% работающих в России экспатов получали в год более 250 тыс. долларов. Это самый высокий показатель в мире, который обеспечивался более низкими налоговыми выплатами и более высоким «чистым» доходом. На второе место вышел Гонконг — 27% экспатов получают более 250 тыс. долларов в год, на третье — Япония, в которой аналогичный доход имеют 26% иностранцев.

Отечественные компании отказываться от услуг заграничных специалистов не торопились. По данным HeadHunter, до прошлого года почти треть российских крупных и средних компаний привлекала к работе иностранных специалистов, причем 58% из них были выходцами из Европы (как носители знаний о «взрослом бизнесе»). Именно предкризисный год стал пиковым: иностранцев звали не только крупные холдинги, но и компании из среднего бизнеса. Расставаться с ними в прошлом году не было смысла, большинство получало немалые белые зарплаты, а потому за досрочный разрыв контракта пришлось бы платить существенные компенсации. И если компания не становилась банкротом в принципе, иностранцы получали возможность все же передать те знания, ради которых их звали.

К тому же отечественные владельцы компаний в большинстве случаев экономили и нанимали на работу вовсе не самые дорогие заморские кадры. Приоритет отдавался представителям Восточной Европы, а также молодым специалистам. «В восточноевропейских странах многие процессы прошли немного раньше, чем у нас, поэтому есть знания, которые стоит только воспроизвести. Менеджеры, технологи из Восточной Европы ехали передавать свой опыт местным руководителям или восполнять отсутствующие квалификации, как, например, в телекоме. Молодые (около 30 лет) специалисты едут сюда, чтобы быстро сделать карьеру и заработать, ведь платят здесь на 30—50% больше, чем на аналогичных позициях на Западе. Карьера в России иностранцами делается за три-четыре года», — комментирует Михаил Жуков.

В итоге даже в кризис иностранцы оказались в куда более выгодном положении, чем местные сотрудники. Так, в крупной компании директор по маркетингу может получать 100—150 тыс. долларов в год. А иностранец на такой же позиции будет рассчитывать на 180—200 тыс. долларов. В страховом бизнесе, телекоме разница может быть еще больше. Так же благополучно чувствуют себя и топы. «В российских компаниях с миллиардными годовыми оборотами уровень дохода иностранных топ-менеджеров в разы выше, чем у российских коллег, — соглашается Михаил Торчинский. — Например, в крупной российской энергетической компании уровень компенсации экспатов обсуждается в индивидуальном порядке с собственниками бизнеса». Что касается низкоквалифицированной силы, то и до кризиса они получали по местным меркам немного, а потому существенно уровень их дохода не корректировался.

Но в некоторых отраслях кризис все-таки ударил по иностранцам. «В строительной сфере некоторые проекты были заморожены. Стало менее целесообразно привлекать рабочую силу из-за рубежа. Работодатели стараются нанимать на вакантные места соотечественников, — говорит Михаил Торчинский. — На производство работники из-за рубежа привлекаются, но степень их востребованности невысока, крупные заводы и промышленные предприятия по-прежнему предпочитают формировать свой основной состав рабочих из жителей города, в котором находится предприятие, или из близлежащих городов».

Потребности и возможности

Отечественный работодатель и рад бы заполнить вакантные места россиянами, но получается это далеко не всегда. Специалистов не хватает. Полупустые населенные пункты в российской глубинке не способны обеспечить рабочими руками возникающие предприятия. Например, в Омской области темпы развития строительства здорово тормозятся отсутствием кадров — городские училища выпускают всего лишь сто человек по всем строительным специальностям. То есть бетонщиков, кровельщиков и монтажников на все стройки выпуск обеспечить не может. Кроме того, добротные профессионалы часто стремятся найти работу на севере, где платят в разы больше. Вот и приходится привлекать гастарбайтеров из Узбекистана, Таджикистана, Китая, Турции и Кореи.

К тому же отечественные реалии таковы, что работодателю подчас проще и выгоднее нанять гастарбайтеров, пусть и придется пройти семь кругов ада по их легализации. В некоторых регионах остро стоит проблема алкоголизации, как следствие — низкая производительность труда, отсутствие мотивации к добросовестному труду. Несомненно, в таком случае работодателю экономически целесообразно нанять иностранных рабочих, например китайцев, и обеспечить более качественное выполнение работы и тем самым повысить производительность труда. Это компенсирует прямые затраты на оформление иностранных рабочих. Китайцы — одни из самых популярных в России гастарбайтеров, особенно на Дальнем Востоке, где их нанимают на сельхозработы.

По схожему пути охотно идут даже те предприятия, что базируются в регионах и областях, где высока плотность вполне трудоспособного населения. Например, в Московской области. При этом проводят такую политику не только компании с традиционным российским менеджментом, но и представительства зарубежных холдингов. «Многие работодатели, заинтересованные в иностранных сотрудниках, планируют экономить на расчетах за труд. В лучшем случае предлагая очень низкие зарплаты, в худшем — не выплачивая ничего, — рассуждает руководитель группы подбора персонала кадрового центра «ЮНИТИ» Вера Анисцына. — Здесь экономическая выгода баснословна».

Действительно, нанимать на работу китайцев или таджиков экономически целесообразно. Они неприхотливы, согласны жить чуть ли не в картонных коробках а-ля домик Тыквы, а их бригадир будет считать шикарной зарплату в 5 тыс. рублей. Но эта схема работает эффективно лишь до тех пор, пока иностранцы ведут себя управляемо. Гастарбайтеры могут и проявить характер. Раньше конфликты между владельцами и иностранной рабочей силой возникали эпизодически. К тому же решались они, как правило, без привлечения общественного внимания. В кризис ситуация начала меняться. Представители российской миграционной трудовой биржи приводят в пример такой случай, пока беспрецедентный. Двадцать рабочих из Узбекистана написали коллективное заявление в прокуратуру Рязани на строительное управление №427 МО РФ, которое своевременно не выплатило им заработную плату — задержало на полтора месяца. Прокурорская проверка показала, что миграционное законодательство соблюдалось неукоснительно: все иностранцы были оформлены как полагается, стояли на миграционном учете, имели разрешение на работу, с ними были заключены срочные трудовые договоры. А вот Трудовым кодексом РФ фирма пренебрегла. После вмешательства прокуратуры долг по зарплате погасили, а на строительное управление был наложен штраф в размере 50 тыс. рублей. Ясно, что если подобные случаи начнут приобретать массовый характер, то выгода от привлечения иностранных гастарбайтеров начнет снижаться. Но и иностранные работники, борясь за свои права, в перспективе могут потерять потенциальных нанимателей.

Надоедливые менеджеры

Нанимая на работу иностранца, фирма обрекает себя на затраты: как временные (для получения разрешения на привлечение и использование иностранных работников), так и финансовые (учет налогов и взносов в этом случае гораздо сложнее). Заказ у хедхантинговых агентств специалистов и последующий их приезд в Россию сопряжен с рядом достаточно сложных процедур, в частности, нужно обеспечить их жильем, трудоустроить жен, определить детей в школу и пр. Ясно, что на такие жертвы стоит идти, только если отдача обещает быть существенной. «Основная задача иностранного менеджера — дать толчок развитию компании, грамотно выстроить процессы, привить актуальные технологии и заставить все работать. Дальше его местные коллеги могут справляться сами, — резюмирует Михаил Жуков. — Что, собственно, и происходит. За прошедшие 15—20 лет российский бизнес многому научился. Освоив языки и поучившись за рубежом, россияне перестали быть неуклюжими неандертальцами. Современные молодые работники уже не так сильно нуждаются в европейских наставниках. Многие владельцы все активнее утверждаются во мнении, что российские управленцы практически не уступают своим иностранным коллегам». «Уже выросли российские управленцы, успевшие и получить образование за границей, и успешно поработать в крупных корпорациях. Они способны успешно решать задачи российского бизнеса», — добавляет Вера Анисцына.

С этого года интерес к экспатам стал спадать. «Привлечение иностранных топ-менеджеров и белых воротничков ощутимо сократилось, — соглашается Михаил Торчинский. — Некоторые специалисты из-за рубежа оказывались неэффективными в изменившейся экономической ситуации, в условиях кризиса. Многие владельцы бизнеса в сложных условиях сами вставали у руля своей компании». Действительно, за время своего становления российский бизнес пережил уже несколько кризисов, характер его закалился. Европейский бизнес живет в почти не меняющихся условиях уже много десятилетий и не так быстро ориентируется.

Показательно, что и сами экспаты, почувствовав, что к ним уже не относятся как к небожителям, стали терять интерес к России. Согласно исследованию международной компании-рекрутера The Network, только 7% сказали, что хотели бы работать в России, тогда как в США хотели бы отправиться 52%, и в Великобританию — 47%. Наиболее привлекательной для работы Россию считают жители Финляндии (36%), Латвии (20%) и Украины (17%).

Конечно, отечественные компании не смогут полностью отказаться от иностранных работников. Как бы безработица ни мотивировала россиян на трудовые подвиги, без иностранной рабочей силы стране не обойтись. «Кроме строительной сферы, в рабочих руках нуждаются ЖКХ, сельское хозяйство. Есть спрос на иностранцев и в промышленности. Если говорить, например, о Московской области, то, по сведениям Федеральной службы по труду и занятости, в 2010 году предполагается более 15 тыс. рабочих мест, на которые привлекаются иностранные работники. Перечень вакансий очень широк: авиационные механики, юрисконсульты, бетонщики, водители, бухгалтеры, инженеры-руководители различных уровней», — отмечает Вера Анисцына. Но в любом случае раем для экспатов Россия уже не будет. Число предложений о вакансиях существенно сократится, а уровень зарплат для высококвалифицированных иностранцев будет не намного выше, чем для их коллег, трудящихся по месту рождения.

Журнал «Однако» (№18 (600), 2010 г.)

http://odnakoj.ru/magazine/companies_and_markets/v_gostyah_horoshodotdotdot/

Теги: кадровые перестановки