Гознак стоит России 3,5 млрд.

Компания: ЗАО «Московская правда»

Дата публикации: 31 октября 2009

Нас заподозрили в подделке документов: мол, техосмотр – поддельный. Впрочем, бояться пришлось недолго: талон «пробили по базе», после чего документы вернули и пожелали счастливой дороги. Но возник естественный, в общем-то вопрос: на карточке техосмотра масса степеней защиты, но какой смысл в этих перестраховках, если проверять все равно приходится через центральный сервер? Как оказалось, государству просто некуда девать деньги.

Талон техосмотра имеет около 20 степеней защиты, из чего можно сделать вывод, что это – очень ценный документ. Если исследовать вопрос чуть глубже, выясняется, что ценным он является исключительно в России: в Японии, например, техосмотр – это просто наклейка на лобовом стекле, ее себестоимость на наши деньги составляет около 4 рублей. «МК» решил выяснить, почему этот незначительный, в общем-то, документ до такой степени дорог государству, что оно защищает его практически так же, как денежные знаки.

Тендер ограниченных возможностей.

Талон техосмотра относится к так называемой «специальной продукции» – соответствующий приказ МВД России выпустило 9 лет назад. И до 2005 года Министерство ежегодно выставляло производство этой продукции на тендеры – кто сможет сделать дешевле и качественнее, тот и получает заказ. Разумеется, определенные требования к защите документа все-таки были – как-никак, «специальная продукция». Но при этом ничего уникального не требовалось.

В 2005 году ситуация изменилась в корне. МВД утвердило образец талона технического осмотра, и как следствие в техническое задание к тендеру было включено хитрое требование: теперь талоны можно было печатать исключительным способом печати так называемым «орловским». Исключительное право использования орловской печати принадлежит только одному предприятию – «Гознак». Для простоты можно провести аналогию: некое Министерство (например, образования) заявило, что готово дать миллион рублей самому лучшему изобретателю. И публикует условия этого гранта: деньги будут даны любому ученому, который докажет, что его изобретение – самое важное, при условии, что его будут звать Иванов Иван Иванович, 1954 года рождения, паспорт № такой-то. А потом будет с видом оскорбленной невинности отбиваться от журналистов: «это свободный конкурс – мы же написали «любому ученому!».

Но это, на самом деле, не очень удачный пример, потому что мы взяли Минобраз, который, несмотря на титанические усилия чиновников, все-таки остается публичным ведомством. С МВД такие штуки не проходят в силу двух основных причин: во-первых, это – во многом даже более закрытое ведомство, чем Минобороны, а во-вторых – у них есть универсальное оправдание: борьба с терроризмом.

Они, шахиды и ваххабиты, по мысли милицейских начальников, могут подделать талон техосмотра и ездить по стране, сжимая в липкой ладошке фальсификат ТТО. А вот защитные волокна и защитную нить «с крылышками внутрь» (и то и другое запатентовано Гознаком) они подделать не могут.

С этим сложно спорить – не могут. Но они и не будут, потому что почти на каждом московском заборе висит предложение сделать ТО за 2 дня за 3-5 тысяч рублей. А еще террорист, который катается на машине, зарегистрированной на себя, случается не чаще красного лебедя или белой вороны. Обычно они все-таки катаются на чужих машинах с выправленным ТТО. Так что, по-хорошему, прежде чем «подтягивать» этот документ до уровня денежных купюр, МВД стоило бы разобраться с рынком прав и техталонов – свободным, перенасыщенным, но несколько коррумпированным.

Кунакам закон не писан?

Основная проблема заключается даже не в том, что талон техосмотра зачем-то защищается от подделывания так же, как паспорт. Может быть, министерским чиновникам просто нравится то, что исполненные Гознаком техталоны по цвету, фактуре и водяным знакам так похожи на денежку, которой всегда мало. Казалось бы – пусть их развлекаются.

Федеральные законы все-таки нарушать нельзя никому – даже высокопоставленным милиционерам.

Возможно, им не объяснили, что подзаконный акт по идее не должен опровергать закон. Хотя возможно они ставили себе именно такую цель – обеспечить соблюдение Буквы. А что до самой сути закона № 94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказания услуг для государственных и муниципальных нужд»? В соответствии с ним, заказчик не имеет права включать в конкурсное задание «запатентованные вещи». Участник конкурса, бесспорно, может их предлагать, но когда непременным условием конкурса становится конкретное ноу-хау, смысл закона теряется в принципе.

Есть еще один закон, выполнение которого в этой ситуации также ставится под вопрос – это ФЗ № 135 «О защите конкуренции». Юридические лица, аккредитованные профильными министерствами и ведомствами, по сути, оказываются просто недопущенными к участию в конкурсе на исполнение государственного заказа.

У нас, безусловно, экстенсивная законодательная база, и многие нормативные акты – лишние или вредные. Но к ФЗ № 135 это не относится и относиться не может – у нас рыночная экономика, залогом функционировании которой является конкуренция. У нас даже есть специальная служба, которая обязана отслеживать попытки монополизации и своевременно реагировать.

Разумеется, ФАС вмешался в ситуацию. Цитата из вынесенного предписания: «Комиссия ФАС России сочла возможным сделать вывод о том, что к талону технического осмотра транспортного средства не может применяться такой специальный вид печати как орловская печать, используемый при изготовлении специальной продукции уровня «А»». Но, как и всегда в случаях, когда дело касается МВД, антимонопольщикам стремительно и больно щелкнули по носу. Проиграв арбитражный суд, федеральная служба была вынуждена отойти на исходные позиции, а затем вообще свернуть фронт.

Вот так. Даже профильные контролеры оказались не в силах что бы то ни было противопоставить трогательному симбиозу Гознака и МВД. А ведь они тоже не просто так деньги получают – ФАС нужен потому, что любая монополия по определению непрозрачна и неконтролируема, а поэтому ее допустить нельзя. В случае с Гознаком положение не меняется уже четыре года.

«Проблема, которая требует незамедлительного решения, – это порочная практика предоставления незаконных преимуществ отдельным, так сказать, «близким» к госструктурам компаниям со стороны власти и местного самоуправления. И наоборот – создания искусственных барьеров для «чужого» бизнеса. Например, при размещении государственных или муниципальных заказов».

Это – фраза нашего премьера Владимира Путина, которую он произнес чуть меньше года назад. Гораздо раньше, в 2005 году, очень похожую фразу произнес вице-премьер Дмитрий Медведев. Он назвал сферу госзакупок «одной из самых коррумпированных». И добавил: «К началу 2006 года мы должны прийти к состоянию, когда у нас нет правовых пробелов, в том числе по организации госзакупок». Правовых пробелов действительно нет: МВД очень вовремя подсуетилось с подзаконным актом.

Архиважная бумажка.

Водитель, который имеет смелость ездить по дорогам России, обязан иметь при себе три документа: права, свидетельство о регистрации транспортного средства (СТС) и талон техосмотра. Внимание: документы указаны по убыванию важности. Без прав вообще нельзя садиться за руль, СТС выполняет функцию техпаспорта и сообщает милиционеру все данные о машине и ее владельце. Талон техосмотра – документ второстепенный – он всего лишь подтверждает, что автомобиль исправен и соответствует требованиям эксплуатации. И все.

Но странный и, в то же время, забавный парадокс заключается в том, что по количеству степеней защиты талон значительно превосходит и СТС, и права. На свидетельстве о регистрации транспорта нет ни «волокон «зона», ни «крылышек», вогнутых внутрь, ни лазерной микроперфорации. Да и нумерация «красная, ИК-прозрачная со свечением красным под ИК-лазером», которую Гознак готов обеспечить на техталоне, отсутствует на действительно главном автомобильном документе.

Хотя пресловутая «орловская печать» присутствует и там, и там. Видимо, чтобы конкуренты на поляну не залезли.

Защита документов – это, конечно, хорошо. Но после того, как была введена в действие единая электронная база ГИБДД РФ, полиграфические спецсредства на техталонах стали излишними. В этой базе содержится информация обо всех автомобилях, которые прошли техосмотр. Любой сотрудник ГИБДД может в режиме реального времени «пробить» машину – проходила она плановый техосмотр или нет. А вот ИК-лазерами, которыми можно проверить подлинность документа, инспекторов ГИБДД не комплектуют.

В итоге ситуация складывается более, чем странная. Второстепенную бумажку, которая, кроме прочего, легко проверяется, пичкают сверхсовременными системами защиты. Безопасность основного транспортного документа при этом не совершенствуется.

Техталон дороже денег.

До введения жестких технических требований, когда конкурсы еще были честными, цена некоторых участников в отдельных регионах, составляла от 7 до 14 рублей за бланк техталона. ГПО «Гознак» не могло предложить меньше 28,5 рублей.

Нормальный менеджер (а финансовыми вопросами даже в милиции должны заниматься менеджеры) в этой ситуации может сделать только один выбор – руководствуясь максимальной целесообразностью и экономией. Какие мотивы руководили МВД при лоббировании заведомо невыгодного решения, так и осталось непонятным – тезис о террористах-фальшивоталонщиках мы все-таки не будем рассматривать всерьез.

Невольно возникают мысли о личной заинтересованности тех, кто принимал это решение. Гознак – контора богатая, а ввиду перспективы большого серьезного заказа многие предприниматели предпочитают аргументировать свою позицию в валюте. Но проверять эту версию – задача службы внутренней безопасности того же ведомства. Мы же говорим не об этом.

Сегодня стоимость техталона в исполнении Гознака составляет 33,63 рубля. Со следующего года цена несколько подрастет и составит 37,17. Тридцать рублей платит водитель (эта сумма растворяется в полной стоимости ТО), остальное компенсирует федеральный бюджет. То есть, фактически с января государство будет платить 7,17 рублей за каждый выданный техталон.

Путем нехитрых подсчетов вырисовывается примерная сумма, которую бюджет потратил с 2006 по 2009 год. Количество машин за это время выросло с 35 миллионов до 44 миллионов, соответственно увеличивались и госрасходы, составив по совокупности около 660 миллионов рублей. Эти деньги уже потеряны.

Средняя стоимость техталона без запатентованных «чичирок», выставленная на нормальный конкурентный конкурс, не превысит 15 рублей. Водитель платит 30 рублей, половина из которых уходит победителю конкурса, а половина – в бюджет. Считаем еще раз – если бы тендер был нормально объявлен и проведен «без кунаков», то с 2006 года казна получила бы 2,844 млрд рублей. В 2010 году количество машин будет уже не меньше 47 миллионов, а это – еще 705 млн.

То есть, если все останется так же, как было, бюджет упустит уже больше четырех миллиардов рублей только на техталонах. В условиях кризиса это, как минимум, не мудро – ведь даже скромные 705 млн. рублей в годину убыточного бюджета неизбежно пригодятся.

Куда идем?

Перспективы получаются до крайности печальные. Если тенденция сохранится, то скоро весь рынок спецпродукции будет монополизирован. А это – не только талоны техосмотра. Это – практически все номерные документы, включая, к слову, и номера машин, и свидетельства о браке и рождении, о высшем и среднем образовании.

Сегодня уже на полном серьезе говорят о том, что свидетельство об окончании школы тоже необходимо защитить. Судя по всему, защищать будут снова орловской печатью и металлическими крылышками. Другой вопрос в том, что очень сложно представить аргументы чиновников для очередного нарушения закона о торговле. Хотя – попросят МВД, и оно моментально объяснит непонятливым, что террорист может проникнуть в ПТУ по поддельному диплому о среднем образовании и начать вербовать несмышленую молодежь. А значит, в рамках противодействия терроризму, изготавливать выпускные свидетельства может только одно предприятие, и мы знаем, какое именно. Бред? Ничуть не больше, чем история с техталонами.

А тем временем государство продолжит терять сотни миллиардов рублей за счет монополизации отрасли и отсутствия конкурентной борьбы. Это в ТТО госдоплата небольшая, а в случае, например, номерных знаков разница будет абсолютно другая – и за счет стоимости, и за счет количества продукции.

У монополии есть еще одна поганая черта – они, монополисты, могут диктовать цены по своему усмотрению. Разумеется, «борзеть» Гознак вряд ли будет, но тенденция налицо – предложения внешних участников остались примерно на том же пятнадцатирублевом уровне, а стоимость талона в исполнении монополиста за четыре года выросла на треть. И наверняка будет расти дальше – просто потому что нет альтернативы.

Это – только один из многих эпизодов российской экономической жизни, каждый из которых наглядно объясняет, почему нам предстоит долгий и тяжелый выход из экономического кризиса. По нам ударило по законам свободного рынка, а выбираемся мы из него в условиях монополизации и отсутствия конкуренции. Отсюда нерациональные траты бюджета и фатальное несоответствие законодательной и правовой базы.

Хотели как лучше, а потом пришли лоббисты, и получилось как всегда.

Из чистого любопытства мы проехали еще через несколько постов, и на каждом приставали к милиционерам с просьбой проверить наш ТТО на подлинность. Что интересно, в десяти случаях их десяти нам предлагали проверить его по электронной базе ГИБДД. Определять по внешнему виду талона отказывались, аргументируя это тем, что встроенного рентгена, микроскопа и ультрафиолетового зрения у них нет.

Но их наверняка укомплектуют – по части нерациональных и дублирующих трат бюджетных денег с нашими чиновниками вряд ли кто-то может соревноваться.

Руслан ТИТОВ.

Теги: маркетинговые акции