Председатель IASB Ханс Хугерворст о МСФО, японских стандартах, гудвилле и улучшении раскрытий

Идеология МСФО и US GAAP
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 30 августа 2018

По материалам: IFRS

_qdqKNgpz3c.jpg

Глава Совета по международным стандартам финансовой отчетности Ханс Хугерворст (Hans Hoogervorst) по ходу своего выступления на конференции в Токио, организованной Советом по стандартам финансовой отчетности Японии (ASBJ), коснулся ряда важных тем, среди которых – мировое принятие МСФО, улучшение раскрытий и гудвилл.

hans-hoogervorst.jpg

Фото: www.ifrs.org

По признанию самого Ханса, Токио для Совета по МСФО сегодня – нечто вроде “второго дома”, хотя бы по той причине, что именно здесь располагается единственный офис IASB помимо основного лондонского. Кроме того, именно здесь он проводит больше всего времени с тех пор, как стал председателем Совета. За последние 7 лет это уже одиннадцатый его визит, и каждый раз он возвращается сюда с удовольствием, не в последнюю очередь потому, что в целом мире сегодня мало найдется стран, настолько неравнодушных к теме финансового учета и отчетности.

Внедрение МСФО

Большей части аудитории история МСФО так или иначе хорошо знакома. С момента их прихода в нашу жизнь в 2001 году число мировых юрисдикций, принявших у себя международные стандарты финансовой отчетности, все увеличивается, и сегодня они охватывают большую часть Земного шара. Кажется, что прогресс идет легко и безболезненно, но это заблуждение, поскольку на самом деле все не совсем так. Скольжение лебедя по поверхности воды может выглядеть плавным и грациозным, но это результат немалых усилий, которые прикладывают его скрытые водой лапы – приводит Ханс Хугерворст поэтическое сравнение, весьма отвечающее духу японской культуры.

Когда он стал главой Совета в 2011 году, МСФО были на распутье. Первая волна “внедренцев” к тому времени уже решила следовать примеру Европы в 2005 году и перейти на международные стандарты следом – среди них Австралия, Гонконг и ЮАР. IASB и FASB совместно трудились над рядом проектов по улучшению конвергенции МСФО и US GAAP. Однако когда движущий момент стал ослабевать, США засомневались в своем решении переходить на международные стандарты, а Япония после страшнейшего цунами 2011 году странным образом тоже несколько убавила свой пыл по этой части. В то время многие стали задаваться вопросом, не станет ли отсутствие желания со стороны США как крупнейшей мировой экономики определяющим фактором для мирового внедрения МСФО. Сегодня, семь лет спустя, всем давно очевидно, что этого все-таки не случилось.

Многие страны выбрали свои пути перехода. Для большинства оптимальным оказался подход “большого взрыва”, когда стандарты внедряются все и полностью. С 2011 года мы стали свидетелями этого на примере таких стран “Большой двадцатки” как Аргентина, Канада, Корея, Мексика, Россия и Саудовская Аравия – и вот уже три четверти G20 полностью перешли на МСФО. Последние исследования показывают, что сегодня 144 юрисдикции из 166 завершили этот процесс.

Другие страны, такие как Китай или Индия, добились существенной конвергенции своих национальных стандартов с требованиями МСФО, хотя определенные, и подчас существенные отличия все же сохраняются. А Япония на их фоне выбрала и вовсе уникальный подход: эта страна решила отдать все на решение самого рынка и позволила всем остальным наблюдать весьма любопытный экономический эксперимент. Компаниям здесь предоставлен свободный выбор: оставаться на национальной системе стандартов, использовать американские стандарты US GAAP, либо же перейти на МСФО, а если и переходить на МСФО, то на какой именно их вариант – оригинальный или адаптированный японский (JMIS)? В отличие от большинства других мировых юрисдикций, ни одну компанию здесь ни к чему конкретному не принуждали.

Результаты стали поистине удивительными. Сегодня уже около 200 крупнейших международных компаний в Японии сделали выбор в пользу полных МСФО, что представляет собой более 30% суммарной капитализации Токийской фондовой биржи. Более того, еще несколько очень крупных компаний сегодня находится в процессе планирования перехода, и совсем скоро более половины рыночной капитализации Токийской биржи будет представлено составителями отчетности на системе оригинальных МСФО. А вот число организаций, использующих US GAAP, стабильно снижается и скоро достигнет всего лишь десяти.

Помимо того что принятый властями подход дал возможность Японии двигаться в сторону международных стандартов, он к тому же снабдил представителей политических и академических кругов по всему миру очень полезной информацией к размышлению. Выводы напрашиваются следующие.

Во-первых, столкнувшись со свободным выбором, компании в большей степени готовы к тому, чтобы добровольно понести определенные издержки перехода ради будущих выгод международного признания их отчетности, которое обеспечивают МСФО. Такого, в принципе, можно было ожидать и так, просто теперь есть конкретные подтверждающие данные.

Во-вторых, среди переходящих на МСФО компаний 100% выбирают полный вариант вместо модифицированного с учетом национальных особенностей – “если уж что-то делать, то делать как следует”.

И в третьих – Япония своим примером доказала жизнеспособность этого третьего способа движения в сторону МСФО в дополнения к двум традиционным, “принятию” и “конвергенции”. Он позволил крупнейшим японским компаниям выбрать для себя международные стандарты, не принуждая к тому же самому других представителей бизнеса. Привлекательный вариант для юрисдикций, которые могут сомневаться в целесообразности или опасаться сложности повсеместного внедрения у себя международных стандартов финансовой отчетности. Японский подход позволяет выиграть для всех время в плане приобретения опыта с МСФО, поэтому неудивительно, что еще несколько азиатских стран всерьез интересуются этой моделью.

С учетом того, что сегодня мир столкнулся с новой сложностью в виде экономического протекционизма, руководству Совета по МСФО по-прежнему приятно наблюдать приверженность отдельных стран – Японии в данном случае – истинно международному подходу, причем не только в сфере отчетности, как это можно наблюдать на примере лидерских инициатив Японии по “спасению” Транстихоокеанского партнерства и недавнего соглашения о свободной торговле с ЕС. Это практически одна треть мировой торговли и сильный ответный ход против протекционизма.

Гудвилл

Немного об учете гудвилла. С момента принятия стандарта IFRS 3 “Объединение бизнеса” в 2004 году Совет отошел от амортизации гудвилла и в пользу модели обесценения. В японских стандартах амортизация гудвилла используется до сих пор. Многим здешним стекхолдерам нравится консерватизм такого подхода, и этот момент является одним из самым значимых отличий японских модифицированных международных стандартов (JMIS) от МСФО.

Совет по МСФО активно обсуждает тему гудвилла с тех пор, как были получены результаты проведенного исследования эффективности применения IFRS 3 на практике. Поначалу он и не собирался возвращаться к амортизации гудвилла в принципе: не чувствовалось, что есть достаточный объем свидетельств, способных обосновать обсуждение такой возможности. Однако уже в июле этого года Совет на проведенном в том месяце собрании все-таки решил провести полноценный пересмотр учета гудвилла и представить дискуссионный документ, в котором возврат к амортизации будет обсуждаться в качестве одного из возможных вариантов. Что же заставило IASB передумать?

Изучение практики применения стандарта (“PIR”) выявило ряд проблем с действующей моделью обесценения, причем некоторые из них хорошо всем знакомы: ежегодное тестирование гудвилла на обесценение бывает в отдельных случаях очень субъективным и затратным. Часто прогнозирование будущих денежных потоков по генерирующим наличность бизнес-единицам оказывается приукрашенным, а потери по обесценению признаются слишком поздно. Когда же они все-таки признаются в отчетности, такая информация уже имеет весьма ограниченную пользу для инвесторов.

Члены рабочих групп в составе IASB провели несколько исследований по поводу того, как бы сделать тестирование гудвилла на обесценение более эффективным, и выяснили по итогу, что результаты тестирования очень существенно экранируются так называемым “излишком” (“headroom”) внутренне сгенерированного гудвилла. Чтобы объяснить идею более наглядно, необходимо сделать небольшой шаг назад и напомнить, как вообще сегодня проводится тестирование гудвилла на обесценение.

В общих терминах то, что делают компании сегодня – это измеряют стоимость определенной бизнес-единицы, и делают это, ориентируясь на ожидаемые будущие денежные потоки. Далее они сопоставляют эту стоимость с балансовой стоимостью бизнеса, а обесценение признается, только если признанная стоимость конкретного подразделения меньше, чем его балансовая стоимость.

При этом довольно часто компании приобретаются и объединяются с действующим бизнесом, и в этом случае стоимость, которая тестируется в рамках модели обесценения, включает не только стоимость нового бизнеса, но и старого. Предположим, что у компании-приобретателя сегодня очень успешный бизнес, который отстраивался в течение продолжительного времени – очевидно, что его экономическая стоимость будет значительно превышать балансовую стоимость, так как имеется большой объем внутреннего гудвилла, который в финансовой отчетности не признавался. И вот теперь эта компания делает приобретение и добавляет к себе новый бизнес. Даже если по факту это очень неудачное инвестиционное решение, пока стоимость прежней части компании остается на достаточно высоком уровне, стоимость объединенного бизнеса останется выше балансовой стоимости, надежно защищенная тем самым “излишком” внутренне сгенерированного гудвилла. Никакого обесценения признаваться по-прежнему не будет.

Разработчики стандартов назвали этот непризнанный гудвилл “до слияния” “излишком”. С точки зрения учетной практики объединенной компании придется его “прожигать” до тех пор, пока обесценение станет очевидным, и поскольку в отдельных случаях “излишек” может быть слишком большим, очевидно, что информация по обесценению будет поступать в распоряжении пользователей отчетности слишком поздно.

С учетом того что IFRS 3 сегодня полностью отталкивается от тестирования гудвилла на обесценение, чтобы определить, существует ли он в принципе, такой вариант учета приемлемым не назовешь. Высока вероятность, что гудвилл будет накапливаться даже тогда, когда реальные экономические условия в пользу этого не свидетельствуют, а баланс компании будет показывать инвесторам излишне оптимистичную картину финансового состояния. Опытные инвесторы, возможно, и способны разглядеть суть за завышенными количественными показателями, но таких отнюдь не большинство.

Таким образом, у Совета по МСФО сейчас есть очень весомые причины выставить возможность амортизации гудвилла на суд заинтересованных сторон в формате дискуссионного документа. Японскую сторону – пока та не успела поднять флажок - Ханс Хугерворст просит умерить энтузиазм, отмечая, что это решение еще очень далеко от окончательного принятия. В конце концов, были же веские причины, почему их предшественники все-таки решили избавиться от амортизации в 2004 году. Информационная полезность от амортизации на самом деле невысока, и очень трудно точно определить временной период, на протяжении которого необходимо ее начислять. Гудвилл – это актив с бесконечным сроком полезного использования, и в отдельных случаях его стоимость может вообще не уменьшаться с течением времени.

Более того, как хорошо известно, многие инвесторы в принципе игнорируют амортизацию и просто добавляют ее назад по ходу анализа. Принимая во внимания другую сегодняшнюю инициативу международных разработчиков по продвижению не оговариваемых стандартами показателей non-GAAP, для Совета по МСФО все это будет выглядеть несколько странно и нелогично.

И наконец, существенные изменения в учете подобные этому нуждаются в полноценном анализе с позиции издержек и будущих преимуществ, а на данном этапе пока нельзя сказать, избавит ли нас от всех проблем возврат к модели амортизации.

Но каким бы в конечном счете ни оказался итог, дискуссионный документ все равно необходим, хотя бы для того чтобы все понимали действующие ограничения модели обесценения. Может оказаться, что лучшей альтернативы и нет, но в этом случае тогда просто следует смириться с сегодняшними недостатками и принять их. Большая осведомленность о недостатках сегодняшней модели сама по себе станет положительным достижением.

Улучшение раскрытий

Конечно, нельзя не сказать хотя бы несколько слов об основном проекте в сегодняшней работе Совета по МСФО. Внедрение IFRS 9 “Финансовые инструменты”, IFRS 15 “Выручка по договорам с клиентами” и IFRS 16 “Аренда” нагрузило компании по всему миру большим объемом работы. Все эти стандарты принесли с собой очень нужные улучшения, но в краткосрочном периоде – также и немалые затраты на внедрение.

Хорошие новости в том, что после всех этих значительных перемен новых “больших” изменений в стандартах МСФО разработчики пока не планируют, а вместо этого все свое внимание фокусируют на улучшении способа доведения финансовой информации до ее пользователей. Они улучшают то, что уже есть, а не создают новое. Таким образом, они реализуют очень существенные улучшения в системе финансовой отчетности с гораздо меньшими затратами, поскольку речь в основном идет о представлении той информации, которую компании и так уже представляют. Проект носит название “Улучшение раскрытий в финансовой отчетности” и состоит из нескольких составляющих.

Основные формы отчетности

Один из таких проектов называется “Основные формы отчетности”, направленный на улучшение формата и структуры отчетов, прежде всего отчета о доходах. В настоящее время он в системе МСФО имеет довольно свободную форму: определяется выручка, прибыли или убытки, но немногое из того, что между ними. На практике же как составители, так и пользователи отчетности охотно используют промежуточные итоги, чтобы более точно показывать – и, соответственно, понимать – финансовые результаты. Нехватка руководств по данному направлению спровоцировала нежелательные последствия в виде активного использования промежуточных результатов “собственной разработки” – то, что именуется нестандартными показателями non-GAAP. Они могут иногда быть очень полезными в объяснении результатов деятельности организации, поэтому у IASB не значится в планах полностью избавляться от них. Однако показатели non-GAAP имеют низкую сопоставимость и могут иногда приукрашать действительность, поэтому Совет решил, что стандарты МСФО должны внести здесь больше ясности и структуры.

Решено, что по итогу Совет по МСФО внедрит от четырех до пяти дополнительных промежуточных итогов, которые по сути своей близки операционной прибыли и выручке до уплаты процентов и налогов (EBIT). Также сегодня они раздумывают над определением нескольких новых статей, в первую очередь для разделов по финансовой и инвестиционной деятельности. Это очень важная работа, так как практически любая организация показывает операционную прибыль и EBIT, но далеко не у всех они отражают одни и те же вещи.

С более стандартными определениями промежуточных итогов инвесторы получат в свое распоряжение улучшенную сопоставимость отчетов о доходах, а более формальные определения поспособствуют лучшей учетной дисциплине компаний в отношении non-GAAP, так как будут иметь больше привязок к составляющим финансовой отчетности с целью реконсиляции.

Улучшение структуры финансовых отчетов имеет большую важность еще и по той причине, что все больше информации сегодня потребляется в цифровом формате. Все активнее используются механизмы автоматического инвестирования, а системы искусственного интеллекта привлекаются к анализу больших массивов информации из финансовой отчетности компаний по всему миру. Чем больше объемы используемой инвесторами информации, тем важнее ее тщательное структурирование и последовательное определение.

Растущее влияние цифрового формата также объясняет усилия Совета по МСФО, направленные на построение и улучшение его Таксономии. Таксономия МСФО делает возможным компьютерное восприятие отчетности по МСФО в формате XBRL. В той же Японии расширяемый язык деловой отчетности очень широко используется сегодня для перевода в электронный формат финансовой отчетности по японским национальным стандартам. Ханс Хугерворст выразил надежду, что скоро то же самое можно будет сказать и о стандартах МСФО. А США в этом отношении на сегодняшний день вообще пример для подражания, поскольку Комиссия по ценным бумагам и биржам ныне требует от иностранных организаций с листингом на американских биржах представлять свою МСФО-отчетность в электронном виде на основе Таксономии МСФО. ЕС работает над тем, чтобы тоже сделать это требование обязательным.

Менеджерские комментарии

Еще одно важное направление работы в рамках инициативы по улучшению раскрытий финансовой информации – это проект по менеджерским отчетам. В мире расширенной корпоративной отчетности сегодня происходит очень многое. Все так же растет интерес к современным трендам вроде отчетности устойчивого развития и интегрированной отчетности. В Японии расширенная корпоративная отчетность рассматривается как способ улучшения корпоративного управления.

Ханс Хугерворст, как и много раз до этого, подчеркнул на этом моменте тот факт, что ни одна организация не должна отходить от основных направлений своей деятельности, а для Совета по МСФО таковым является финансовая отчетность. Поэтому – нет, никаких изменений намерений у разработчиков не произошло, и углубляться, например, в экологическую отчетность или отчетность устойчивого развития они по-прежнему не собираются.

В то же время IASB признает, что финансовая отчетность – довольно узкая область (хотя и имеет прежнюю ключевую важность для инвесторов, см. “Почему финансовая информация по-прежнему важна”GAAP.RU) со своими ограничениями. Многие факторы создания стоимости, которые важны для инвесторов, не фиксируются сегодня в финансовых отчетах, а инвесторам необходимо понимать бизнес-модели компаний и их стратегии долгосрочного создания стоимости. Им нужно знать, какие нематериальные активы имеют значения для бизнеса, и вопросы устойчивого развития также в этом плане могут быть очень важными факторами в отдельных отраслях, таких как добыча полезных ископаемых или автопроизводство.

Надежно измерить нематериальные активы непросто, поэтому часто это описывается дополнительно в менеджерских отчетах или комментариях – отдельной составляющей традиционного годового отчета. С учетом этого еще в 2010 году Совет по МСФО выпустил необязательно практическое руководство по ним, на основе которого менеджеры компаний могут попробовать добавить “жизни” содержанию финансовых отчетов, рассказать более свободным языком о природе деятельности своих организаций, их целях и стратегиях, критически важных для деятельности финансовых и нефинансовых ресурсах, основных стратегических, коммерческих, операционных и финансовых рисках, показателях деятельности и перспективах на будущее.

С 2010 года много воды утекло. Уже упомянутый выше растущий интерес к интегрированной отчетности с ее фокусом на долгосрочном создании стоимости – лишь часть истории. Все больше инвесторов осознает, как сильно экологические и социальные вопросы сказываются на создании стоимости компаний в долгосрочной перспективе. Очень примечательным свидетельством общего глобального тренда стал выход рекомендаций рабочей группы по климатическим раскрытиям, входящей в состав Совета по финансовой стабильности (FSB). Сегодняшний вариант руководства по менеджерским комментариям от Совета по МСФО пока что не учитывает ничего из этого, но скоро все должно измениться после большого обновления, которое планируется осуществить усилиями специально созданной для этого профильной рабочей группы.

Теги: Совет по МСФО  IASB Ханс Хугерворст  Hans Hoogervors  МСФО  гудвилл  улучшение раскрытий  обесценение гудвилла  амортизация гудвилла  международные стандарты финансовой отчетности  Япония  US GAAP  учет гудвилла  IFRS 3  объединение бизнеса  JMIS  тестиро