Источник: Новые Известия

Дата публикации: 5 апреля 2016 г.

Закон о банкротстве физических лиц пока себя не оправдывает

В настоящее время под действие закона о банкротстве физических лиц попадают 593 тыс. россиян, подсчитали в Объединенном кредитном бюро (ОКБ). Их доля от общего числа заемщиков с открытыми счетами составляет 1,4%. Речь идет о должниках с суммой долга более 500 тыс. рублей по одному или нескольким кредитам, платежи по которым не вносились 90 или более дней.

По данным ОКБ, больше всего заемщиков с признаками банкротства в Москве (94,9 тыс.), Московской области (49,6 тыс.), Санкт-Петербурге (32,3 тыс.). Меньше всего – в Ненецком автономном округе (70 человек).

Напомним, закон о несостоятельности (банкротстве) физических лиц вступил в силу 1 октября 2015 года. Его цель – позволить в цивилизованной форме избавиться от долгового бремени тем гражданам, кто в силу жизненных обстоятельств оказался некредитоспособным. Между тем за истекшие полгода никаких массовых банкротств физлиц не произошло. Как недавно сообщил председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев, с октября по декабрь 2015 года в суды поступило около 7 тыс. заявлений о персональном банкротстве, из которых 4 тыс. были взяты в производство. При этом, по его словам, по 337 делам принято решение о финансовой несостоятельности, а по 467 делам – о реализации имущества, но ни одну процедуру не удалось довести до конца.

Причина, по мнению г-на Лебедева, заключается в сложности таких дел, в том, что их рассмотрение требует длительного времени. Председатель КС указал и на проблемы с отбором арбитражных управляющих, одна из которых связана с их низким материальным вознаграждением. По закону оно составляет 10 тыс. рублей за одну процедуру с физлицом, тогда как за ведение процедуры банкротства юридического лица вознаграждение выплачивается ежемесячно в минимальном размере 30 тыс. рублей.

Эксперты заранее предупреждали, в том числе и в комментариях для “НИ”, что механизм банкротства может давать серьезные сбои в силу своей новизны и неотработанности, что документ столкнется с рядом препятствий в правоприменении. Так и получилось. Скажем, из-за нечеткости законодательства банки, не желая рисковать своими деньгами, попросту блокируют счета банкротящихся граждан, хотя законом изначально предполагалось лишь согласование операций на сумму свыше 50 тыс. рублей. Предвидя шквал претензий со стороны банкротов, банкиры требуют дополнительных разъяснений от ­Минэкономики, ЦБ и Верховного суда.

Что касается граждан, далеко не каждый из них способен выполнить все требования, предусмотренные процедурой. Нужно грамотно составить исковое заявление в арбитраж (или нанять юриста), оплатить 6 тыс. рублей пошлины и прибавить к ним расходы на публикацию объявления, например, в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве. По подсчетам экспертов, минимально возможная цена банкротства составляет 30–40 тыс. рублей, но во многих случаях приходится раскошеливаться на 60–100 тыс. Еще один момент: дела о банкротстве слушаются в арбитражных судах, а районных арбитражных судов не существует. Это значит, что жителям небольших городов придется ехать в областной центр, чтобы принять участие в заседании.

В прошлом году финансовый омбудсмен Павел Медведев в интервью “НИ” заметил, что в законе в основном речь идет о реструктуризации долга физлиц, но что такое реструктуризация, там детально не объяснено: “Например, предполагается, что реструктуризировать сейчас можно только долги перед многими кредиторами. Но долги-то разные – по длительности обслуживания, по размеру, по процентным ставкам”.

В комментарии для “НИ” старший научный сотрудник Института экономической политики им. Гайдара Сергей Жаворонков назвал цифру в 593 тыс. потенциальных банкротов несерьезной в сравнении со всем взрослым населением России – 107 млн. человек.

“Проблема в другом: наша банковская система выдала достаточно большое количество кредитов людям, не способным их обеспечить. Причем выдала по весьма высоким ставкам – и под 40% и под 60%. Ну а сейчас многие из-за кризиса не платят, и взять с них по большому счету нечего – у них нет имущества, на которое можно обратить взыскание”, – пояснил эксперт. По его мнению, такая ситуация оборачивается для банковской системы чистыми убытками. “Главная ее проблема – не в закредитованности населения, а в весьма сомнительных кредитах, которые крупные государственные банки выдали по политическим соображениям. Классическая история – с ВЭБом, который только за последние полтора года показал в своей отчетности убытков на 300 с лишним млрд. рублей. Его задолженность в размере около 1 трлн. рублей сопоставима с задолженностью всех физических лиц по потребительским кредитам”, – указал “НИ” Сергей Жаворонков.

Автор: Георгий Степанов

Теги: закон о банкротстве физических лиц закон о несостоятельности физических лиц закредитованность массовые банкротства механизм банкротства Объединенное кредитное бюро ОКБ реструктуризация долга сомнительные кредиты финансовая несостоятельность

Комментарии

Книги на GAAPshop.ru