Средний класс может обеднеть – считает ректор ВШЭ

print
Печать

Источник: GAAP.RU

Дата публикации: 28 апреля 2020 г.

Но прогнозы строить рано – отвечает Песков


Фото: https://rbc.ru

По мнению ректора Национального исследовательского университета “Высшая школа экономики” Ярослава Кузьминова, которым тот поделился в эксклюзивном интервью деловому порталу РБК, основной удар сегодняшнего кризиса принимает многочисленный средний класс, и именно у его представителей максимальный риск скатиться ниже, в бедность.

Ярослав Иванович в любом кризисе усматривает трансформационную функцию - даже в кризисе 29-го года, “Великой Депрессии”, породившей крах экономических институтов. Именно ее он называет единственным аналогом сложившейся ситуации. Сегодняшнюю ситуацию можно описать не просто как высокорискованную, а как полностью неопределенную - как в отношении спроса, так и привычных для всех институтов, которые всегда служили опорой. Можно сказать, что это тоже в чем-то “Великая Депрессия”. Падение цен на нефть до значений, близких нулю (и даже отрицательных) отражает отнюдь не фундаментальную перестройку нефтяного потребления (чего за такое короткое время произойти просто не могло) - а, по мнению Ярослава Кузьмина, просто-напросто “эффект толпы”.

Коронавирус - вещь более глубокая. Это даже можно отнести к качественным перестройкам моральных устоев, ведь впервые в истории мир сознательно пошел на колоссальные экономические потери в 5-6% ВВП (по разным оценкам, но примерно) ради сохранения жизни людей. Парадоксально, но в этой ситуации сошлись вместе “усталость” продолжительным экономическим ростом и не менее продолжительное постепенное подмывание действующих институтов. Все это уже находило свое проявление в тех же протестах “желтых жилетов” во Франции или итогах голосования по выходу Великобритании из ЕС.

И более актуальный для российского читателя вопрос - влияние кризиса. Реакция российской экономики - традиционно более “болезненная”, считает Ярослав Кузьминов. Она более открытая и более зависящая от цен на ряд сырьевых продуктов. Еще до введения ограничений, на конец марта, российская экономика начинала входить в новую рецессию - свидетельствуют результаты аналитических оценок представителей Высшей Школы Экономики. Масштабы “проседания” можно прогнозировать на основе исторических данных по кризису 2008-2009 года: если мировой ВВП упал на 0,5%, то в России – на все 8%, говорит Ярослав Иванович. Опять-таки, все тот же фактор очень “болезненной” реакции российской экономики на мировые события. Однако Россия выстояла и начала рост, хоть и испытывала все последующие годы трудности с опережением среднемировых темпов.

По оптимистическому сценарию, на 2020 год ВШЭ прогнозирует падение мирового ВВП на 1.5%, с “отскоком” в 2021 году и возвратом к докризисным темпам. Нефтяные цены Ural начнут восстанавливаться уже в этом году и должны вернуться на уровень 35 долларов за баррель. Пессимистический сценарий предполагает более продолжительный кризис самой пандемии (до осени не удастся побороть COVID-19, а далее будет вторая волна), а нефтяные цены не выйдут за отметку 27 долларов за баррель ни в этом, ни в следующем году, и только лишь к 2024 году можно ждать достижения отметки в $35.

В рамках базового сценария падение российского ВВП составит 4%, с отскоком и ростом на 3,1% в 2021 году. Постепенно экономика должна вернуться к привычному темпу роста примерно на 2%, но произойдет это только в 2022 году, а в 2024 году ВВП будет расти с темпом 4.8% - говорят прогнозы ВШЭ. Доллар начнет снижаться уже по ходу этого года и потеряет очень значительную часть своего накопленного роста. Инфляция будет близка к таргетированной (4%) - как видим, никакой особой катастрофы в любом случае нет, будет временное сокращение экономики.

Почему нет “прорывного” сценария развития? Потому что прорыва не может случиться по воле государства - считает ректор ВШЭ. В России же имеем очень большое участие государства в экономике; государство держит все главные “сырьевые” отрасли, оставшиеся еще с XX века – “прорыв” на них организовать невозможно (зато можно было бы, например, на цифровых технологиях, как это и происходит сегодня во многих странах). Средний класс, при наличии у него платежеспособности, способен обеспечить этот прорывной рост экономики, потому что денежными доходами подпитывает ключевые для роста отрасли. Расширение доли этого класса - залог роста. Средний класс не всегда просто определить, но, если по-простому, это те люди, которым их доходы позволяют выбирать - считает Ярослав Иванович. Это носители экономической свободы. Эти люди, свободные в выборе - купить дешевые товары или чуть дороже, но более качественные, копить на машину или ездить на отдых каждый год в Египет. Люди, способные не работать какое-то время в ожидании лучшего предложения.

Так вот сегодня над этим самым средним классом нависла угроза перехода в бедность, когда выбора и экономической свободы уже не будет. Впрочем, немало потеряют и богатые граждане - но без утраты классовой принадлежности. Бедные тоже так и останутся бедными, зато их ряды пополнятся теми, кого ранее можно было назвать представителями среднего класса. В самую первую очередь это затронет тех, кто участвовал в сфере услуг, а ведь именно там создавалась пространство для креативных проектов - следовательно, прорывного роста всей экономики.

Довольно оперативно на эти предсказания отреагировали в Кремле. Как пишет тот же РБК, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков на это заметил, что пока слишком рано строить прогнозы, кто окажется под большим ударом, а кто под меньшим.

Теги: COVID-19 ВШЭ Дмитрий Песков кризи мировой ВВП нефтяные цены прорывной рост экономики российская экономика экономические потери “Великая Депрессия”

Комментарии

Книги на GAAPshop.ru