Глубже в офшоры: островные разоблачения могут лишь усложнить схемы скрытого владения активами

print
Печать

Источник: Комп&ньон

Дата публикации: 8 апреля 2013 г.

Скандал с раскрытием владельцев 120 тыс. офшорных компаний, зарегистрированных преимущественно на Британских Виргинских островах (BVI), равно как и кипрский кризис, не только не вернет активы российских бизнесменов и чиновников в Россию, но и заставит их спрятаться еще глубже с помощью более сложных схем владения, полагают специализирующиеся на этой теме юристы. При этом офшорные скандалы могут лишь сократить число покупателей «стандартных» дешевых офшоров за $1,5-2 тыс., а также дать корпоративным юристам по всему миру дополнительные аргументы в судебных тяжбах за активы.

Минувшие выходные для Международного консорциума журналистских расследований (ICIJ), главного поставщика мировых сенсаций прошлой недели, принципиально новой информации не дали. Среди новых публикаций консорциума — сообщения общего плана представителей ICIJ из Индии (Indian Express), включение в кампанию с обзорной и почти не дающей новых фактов публикацией The Washington Post (отметим, газета, как ранее канадская CBC, также подтверждает ранее сделанные владельцем Hermitage Уильямом Браудером обвинения в адрес семьи бывшей чиновницы Федеральной налоговой службы Ольги Степановой). Индия стала еще одной страной мира, пообещавшей официальное расследование указанных в публикациях ICIJ фактов, России в списке десятки таких стран пока нет, как, впрочем, и новой информации ICIJ по России.

При этом пока ICIJ не сообщил, когда произойдет публикация базы данных, зато представители консорциума заявили, что не передадут базу в распоряжение национальных налоговых органов. Как открытая публикация базы с этим согласуется, понять довольно сложно. А самое громкое событие вокруг мирового «офшоргейта» вообще не связано формально с ICIJ: в субботу немецкие СМИ опубликовали информацию о том, что Люксембург, европейский банковский центр, связанный тесно с офшорной индустрией, рассматривает возможность ослабления режима банковской тайны в стране, это повлияет на доступность информации о счетах в Люксембурге бенефициаров схем оптимизации налогообложения. Напомним, Люксембург с 2004-2005 годов использовался как холдинговый центр крупными металлургическими компаниями России — в разные годы там работали структуры «Евраза», НЛМК, «Северстали».

Хотя способ, которым ICIJ получил данные о владельцах офшоров так и не раскрыт, источник утечки уже точно известен — это внутренняя переписка двух регистрационных компаний и их базы данных. Это позволяет юристам делать первые выводы из еще не закончившегося скандала. «Очевидный урок, который должны вынести из этой истории пользователи территорий, подобных BVI,— никто внутри таких юрисдикций не должен знать бенефициара зарегистрированной там компании»,— говорит партнер юридической фирмы «Джон Тайнер и партнеры» Валерий Тутыхин. Он обращает внимание, что данные утекли не от адвокатов или инвестконсультантов, а именно от регистраторов компаний. «Их бизнес массовый, они копят базы данных, которые можно вскрыть,— говорит юрист.— Главная забота таких регистраторов — получить от клиента по счету за услуги, и надеяться получить действенную защиту данных или индивидуальный подход несколько наивно».

Произошедшее — это материализация рисков, которые всегда существовали, но во внимание не принимались, отмечает партнер компании International Tax Associates B.V. Рустам Вахитов. По его мнению, адекватные владельцы активов всегда понимали, что информация о них может выйти наружу. При этом юристы отмечают, что в последние годы серьезные клиенты, использующие такие места, как Багамы или BVI, напрямую в них, как правило, не светились (напомним, что обнародованные ICIJ данные содержат много устаревшей информации). Это достигается чуть более сложными схемами владения. Самая простая из них — зарегистрировать офшор через юридическое фирму—резидента другой страны, к примеру Швейцарии или Кипра. Другими словами, компания с пропиской на BVI покупается не напрямую (тогда будут запрошены паспортные данные покупателя), а через посредника.

«В этом случае засветится лишь название этой компании-заказчика. Ее же никто не спросит о бенефициарах, поскольку она сама является регулируемым лицом,— отмечает Валерий Тутыхин.— И это полностью законно, в эту лазейку можно слона впихнуть». Есть, по его словам, и другие способы прикрыть реального владельца — полностью законная подмена одного бенефициара другим или демонстрация отсутствия бенефициара как такового (к примеру, через использование целевого траста). Рустам Вахитов прогнозирует создание более сложных структур взамен простой цепочки «пустых» компаний от России до офшора типа BVI. Прежде всего, по его словам, можно ожидать создания реальных заграничных центров управления, для того чтобы обосновать наличие иностранных компаний в цепочке владения.

Эти схемы после разоблачений ICIJ могут потеснить бизнес компаний, зарабатывающих на продаже «офшорок». Поясним, что сейчас в РФ можно в течение дня купить готовую фирму, зарегистрированную в низконалоговой юрисдикции (точнее, пакет документов, дающий возможность открыть счет в зарубежном банке). Стоимость такой компании в случае с BVI — около $1,6 тыс. (еще $800 будут стоить услуги номинального директора и $500 — номинального акционера). Именно такие фирмы, по словам юристов, имеют наибольшие шансы засветиться. Примечательно, что две компании, продающие в Москве подобные «стандартизированные» офшоры, отказали «Ъ» в комментариях.

Впрочем, какое-то количество массовой бизнес-аудитории, ограниченной в расходах на структурирование своей деятельности с помощью офшоров, после разоблачений может все-таки отказаться от их использования. Эксперты полагают, что подобные случаи раскрытия информации могут подтолкнуть часть бенефициаров к тому, чтобы открыть себя в качестве владельцев активов. Впрочем, перестать прятаться — это вовсе не значит перевести счета или активы в Россию. Речь идет лишь об отказе от использования схем, скрывающих владельца: запрета на владения компаниями в офшорах в российском законодательстве нет. Налоговых последствий от такого выхода на свет в большинстве случаев не будет, ведь при использовании компаний из таких юрисдикций, как BVI, распределения дохода, как правило, не происходит.

По мнению Валерия Тутыхина, последствий у скандала, кроме репутационных потерь для засветившихся, скорее всего, не будет. Ведь доказательством в суде или на следствии обнародованные сведения быть не могут. Другое дело, что в отдельных случаях они могут послужить последним кирпичиком к уже собранной доказательной базе, тогда неприятности действительно могут быть. Кроме того, эта информация может быть использована юристами в корпоративных судебных тяжбах, к примеру в случаях, когда стороны ищут припрятанные активы друг друга. Отметим, что судебный прецедент для этого уже создан: в недавних разбирательствах между владельцем группы «Коперник» (бывший МИАН) Александром Сенаторовым и Альфа-банком Мосгорсуд согласился с взысканием на имущество, которым девелопер владел через цепочку офшорных фондов и компаний. При этом способы, которыми «альфовцы» добыли документы на офшоры, так и остались неясными.

Автор: Вадим Вислогузов, Дмитрий Бутрин

Теги: BVI ICIJ Британские Виргинские острова Международный консорциум журналистских расследований офшорные скандалы офшоры скрытое владение активами

Комментарии

Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии от своего имени

Книги на GAAPshop.ru