ЦБ накажет недобросовестных банкиров

print
Печать

Источник: Коммерсантъ

Дата публикации: 8 апреля 2011 г.

В борьбе с криминальными банковскими банкротствами ЦБ решил ужесточить санкции к недобросовестным топ-менеджерам банков. Регулятор делает это, не дожидаясь законодательных поправок — на уровне собственного нормативного акта. ЦБ намерен требовать отстранения не только предправления, но и руководителей банков рангом ниже, если ситуация в кредитной организации близка к критической. Действиям ЦБ предшествовало заявление президента ВТБ Андрея Костина, упрекнувшего регулятора в неэффективном надзоре, допустившем «беспределы» в Межпромбанке, банке ВЕФК, «Славянском» и Банке Москвы.

Вчера Банк России разместил на официальном сайте проект поправок к инструкции, регламентирующей порядок регистрации банков и выдачу им лицензий. Среди массы технических изменений есть одно, которое существенно увеличивает полномочия регулятора по контролю за недобросовестными топ-менеджерами банков. После того как поправки вступят в силу, члены правления банка, зампреды, руководители филиалов и их заместители при согласовании своих кандидатур в ЦБ на соответствующие должности должны будут указывать круг подразделений банка и направления деятельности, которые они курируют. Более того, об изменении сферы своей компетенции они обязаны будут информировать ЦБ в течение десяти календарных дней с момента таких изменений. Сейчас эта информация Банку России не предоставляется, что затрудняет применение санкций к топ-менеджерам банка ниже уровня председателя правления.

По закону «О Центральном банке» в случае неустранения банком выявленных в его деятельности нарушений, а также если деятельность банка создает реальную угрозу интересам кредиторов и вкладчиков, Банк России вправе потребовать замены руководителей кредитной организации, а именно председателя правления, его заместителей, членов правления, главного бухгалтера и его замов, а также руководителей, главбухов и заместителей главбухов филиалов. Однако на практике требования о замене ЦБ выдвигает в основном лишь в отношении председателей правления (в прошлом году такое требование ЦБ выдвигал шесть раз).

«Как единоличный исполнительный орган банка предправления отвечает за все в нем происходящее, однако практика показывает, что многочисленные нарушения могут совершаться топ-менеджерами более низкого ранга, без непосредственного участия главы банка,— говорит директор департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Банка России Михаил Сухов.— Тем не менее ввиду неочерченности полномочий зампредов, членов правления, руководителей филиалов и их замов обоснованно потребовать их замены регулятору достаточно затруднительно». После вступления в силу предложенных поправок требование о замене может быть предъявлено не только предправления банка или бухгалтеру (за фальсификацию отчетности), но и топ-менеджеру, непосредственно отвечающему, например, за кредитование, указывают в ЦБ.

На днях президент ВТБ Андрей Костин раскритиковал систему банковского надзора — он заявил, что Банк России не выполняет свои функции в объеме, достаточном для снижения рисков вывода активов и махинаций в банках со стороны их топ-менеджеров. «Отчасти ответственность за те »беспределы«, которые мы видели в Межпромбанке, Банке Москвы, »Славянском«, банке ВЕФК отсутствует оттого, что функции надзора не выполняются в той мере, в какой должны выполняться… С другой стороны, мне кажется, в ЦБ не хватает инструментов для оперативного реагирования»,— заявил господин Костин, выступая на съезде Ассоциации российских банков.

Вслед за этим глава ЦБ Сергей Игнатьев, выступая перед депутатами в Госдуме, указал на то, что ЦБ необходимы более широкие полномочия по отстранению руководителей и членов советов директоров банков, если регулятор сочтет, что их деятельность ведет к чрезмерным рискам для банка и угрожает его финансовому состоянию. Говоря о расширении полномочий, глава ЦБ имел в виду законодательные поправки, которые позволили бы регулятору отстранять от управления банком не только лиц, допустивших злоупотребления в нем, но и тех, чья деловая репутация сомнительна (причем не только в банковском секторе). Пока же эти поправки готовятся (уже в течение нескольких лет), ЦБ решил ужесточить имеющиеся у него инструменты.

Среди прочего это позволит занести в черные списки лиц, которые при действующем порядке туда бы не попали. Например, если крупное мошенничество с кредитами, которое в итоге привело к отзыву лицензии банка, произошло за два года до отзыва, виновный в этом зампред или глава филиала, оперативно уволившись, не попадет в черный список ЦБ, члены которого лишаются права на профессию на пять лет. Дело в том, что в этот список при отзыве лицензии ЦБ включает топ-менеджеров, работавших в банке лишь в течение года до отзыва. А вот если бы в отношении такого топ-менеджера ЦБ выставлял требование о замене, то права на профессию он бы лишился на следующие три года с момента выставления такого требования.

Мнения экспертов и участников рынка о готовящихся нововведениях разделились. «Моя практика конкурсного управления банками-банкротами и практика знакомых мне конкурсных управляющих показывает, что основные хищения и вывод активов в крупных банках совершаются в филиалах — именно благодаря практически неограниченным полномочиям их руководителей и заместителей,— говорит конкурсный управляющий банком »Диалог-Оптим« Андрей Сергеев.— Предправления крупного банка, который не может единолично охватить все, выдает им доверенности на подписание сделок и совершение операций, что в случае недобросовестности этих топ-менеджеров чревато масштабными злоупотреблениями». Бывало и так, продолжает господин Сергеев, что предправления неформально отстраняли от управления, на его место садился заместитель, который и занимался выводом активов. Впрочем, по мнению Андрея Сергеева, изменения, предложенные ЦБ,— капля в море. «В анкете можно написать круг ответственности, очень далекий от реальности, а значительная часть злоупотреблений и вовсе производится людьми, занимающими должности, не подлежащие согласованию, например, немаловажную роль в выводе активов из-под залога, судебных разбирательствах играют юристы банков»,— резюмирует он.

Впрочем, есть и прямо противоположная точка зрения. «За происходящее в банке должен отвечать предправления, если его замы делают нечто, что ведет к потере банком финансовой устойчивости, о чем руководитель банка не знает, значит, он плохой руководитель,— считает президент Русского торгового банка Сергей Иванов.— К тому же постоянное согласование с ЦБ полномочий всех топ-менеджеров банка — прямое вмешательство в его деятельность. Оперативные решения, которые они принимают, на то и оперативные, чтобы принимать их без уведомления ЦБ». Не надо подменять надзорную функцию вмешательством в оперативное руководство банком, это может лишь свидетельствовать о неэффективности надзора, считает банкир.

В Банке России указывают, что у подготовленных изменений есть и другая — положительная для топ-менеджеров банка — сторона. «Если у регулятора будет полное представление о круге ответственности того или иного зампреда, автоматически попавшего в черный список в связи с отзывом у банка лицензии, то доказать свою непричастность к этому (например, в силу того, что он курировал развитие сети) и ходатайствовать об исключении из черного списка ему будет проще»,— указывает господин Сухов.

Автор: Светлана Дементьева

Теги: Банк Москвы Банк России банковские банкротства ВТБ криминальные банкротства недобросовестные банкиры порядок регистрации банков ЦБ Центральный банк

Комментарии

Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Зарегистрируйтесь

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии от своего имени

Книги на GAAPshop.ru