“Антиотмывочное” законодательство и аудитор: информировать(,) нельзя(,) молчать

Международные стандарты аудита (ISA, SAS)

Автор:
Источник: Журнал “Финансовые и бухгалтерские консультации (электронный журнал)” №1-2019
Опубликовано: 17 января 2019

Российская Федерация в преддверии четвертого раунда взаимных оценок ФАТФ проводит масштабные мероприятия по совершенствованию процесса противодействия отмыванию доходов и финансированию терроризма. В отличие от предыдущих раундов сейчас будет оцениваться не только формальное соответствие организационно-правовых основ системы противодействия отмыванию доходов и финансированию терроризма рекомендациям ФАТФ, но и эффективность их реализации на всех уровнях. Принимая во внимание серьезные требования, Росфинмониторинг ведет активную подготовку по различным направлениям. Этот процесс не обошел стороной и отечественных аудиторов: с апреля 2018 г. их обязанности в части проверки “грязных” доходов увеличились. О новых требованиях к аудиторам и их последствиях — в настоящей статье.

Исторический экскурс 

На протяжении почти 30-летней деятельности Группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег [1] (ФАТФ) актуальность “антиотмывочного” вопроса только возрастает. Создание ФАТФ в 1989 г. стало ответом на возросшие объемы отмываемых преступных доходов во всем мире. С учетом сложности работы по выявлению “грязных” денег в международной финансовой системе возникло понимание неотложности разработки коллективных мер противодействия финансовым преступлениям. В настоящее время в ФАТФ входят 35 стран-участниц и две международные организации. Российская Федерация является членом ФАТФ с июня 2003 г. Со стороны России в сфере многостороннего сотрудничества в рамках работы ФАТФ согласно установленной компетенции и в порядке, предусмотренном международными договорами Российской Федерации, взаимодействие и информационный обмен с компетентными органами ряда государств и международных организаций осуществляет Федеральная служба по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг). Первоочередное внимание при этом уделяется обеспечению участия Российской Федерации в мероприятиях, направленных на разработку и совершенствование международных стандартов противодействия отмыванию денежных средств и финансированию терроризма (далее — ОД/ФТ), а также деятельности, направленной на дальнейшее внедрение этих стандартов в экономико-правовые системы участвующих в данной работе государств. 

В 2008 году прошел третий раунд взаимной оценки соответствия российской системы противодействия ОД/ФТ международным стандартам. По результатам этой оценки экспертами ФАТФ был выявлен ряд недостатков (в том числе ненадлежащая прозрачность информации о бенефициарных собственниках и контроля в отношении юридических лиц), что повлекло за собой постановку России на регулярный мониторинг. В сентябре 2014 г. по итогам защиты третьего отчета о прогрессе Российской Федерации наша страна была снята с процедуры регулярного мониторинга до проведения нового раунда взаимных оценок (выездная миссия в Москву намечена на март 2019 г.). 

В рамках данного процесса Росфинмониторинг не оставил без внимания аудиторов. В апреле 2018 г. были внесены существенные изменения [2] в Закон об аудиторской деятельности [3] и Закон № 115-ФЗ [4] . Поправки разработаны с целью приведения законодательства Российской Федерации, затрагивающего вопросы осуществления аудиторской деятельности, в соответствие с Рекомендацией № 23 Международных стандартов по противодействию отмыванию денег, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения ФАТФ. Изменения призваны повысить эффективность контроля в сфере противодействия ОД/ФТ. 

Теперь при оказании аудиторских услуг аудиторская организация, индивидуальный аудитор (далее вместе — аудитор) обязаны уведомлять Росфинмониторинг о возникновении любых оснований полагать, что сделки или финансовые операции аудируемого лица могли или могут быть осуществлены в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма. 

Прежде чем перейти непосредственно к рассмотрению действий аудитора, обратим внимание на уточнение Минфина России по данной теме. В сообщении от 14 ноября 2018 г. [5] ведомство указало, что аудиторы при планировании и оказании аудиторских и бухгалтерских услуг должны также оценивать риски несоблюдения клиентом (аудируемым лицом) требований законодательства Российской Федерации по противодействию финансированию распространения оружия массового уничтожения. Закон № 115-ФЗ в том числе регулирует и эти вопросы. Далее при рассмотрении действий аудитора в отношении “антиотмывочного” законодательства также подразумеваются вопросы финансирования распространения оружия массового уничтожения. 

Стандартные вещи 

Аудиторская деятельность в России осуществляется в соответствии с международными стандартами аудита (МСА). Действия аудитора, связанные с рассмотрением соблюдения норм “антиотмывочного” законодательства, регулируются, главным образом, МСА 240 “Обязанности аудитора в отношении недобросовестных действий при проведении аудита финансовой отчетности” [6] и МСА 250 “Рассмотрение законов и нормативных актов в ходе аудита финансовой отчетности”. 

МСА 250 различает обязанности аудитора в отношении соблюдения двух категорий законов и нормативных актов: 

1) положений законов и нормативных актов, которые обычно признаются оказывающими непосредственное влияние на определение существенных показателей и раскрытие информации в финансовой отчетности, таких как налоговые и пенсионные законы и нормативные акты; 

2) прочих законов и нормативных актов, которые не оказывают непосредственного влияния на определение показателей и раскрытие информации в финансовой отчетности, но соблюдение которых может оказаться основополагающим по отношению к операционным аспектам бизнеса, к способности организации продолжать ее деятельность или избежать существенных штрафных санкций (например, соблюдение условий лицензирования, соблюдение требований регулирующих органов по поддержанию платежеспособности или соблюдение нормативных актов по охране окружающей среды); несоблюдение таких законов и нормативных актов может, таким образом, оказать существенное влияние на финансовую отчетность. 

Рассмотрение аудитором порядка соблюдения “антиотмывочного” законодательства относится ко второй категории. Данная классификация служит не только цели структурирования нормативных правовых актов, соблюдение которых рассматривается в ходе аудита, она также определяет процедуры, которые должен разработать и выполнить аудитор. 

Риски разные важны

Как правило, в рамках предварительных процедур (перед началом аудита) аудитором не рассматриваются отдельно вопросы ОД/ФТ, однако ему может стать известной информация, связанная с рисками ОД/ФТ. В этом случае аудитор должен рассмотреть вопрос, является ли значимой для выявления рисков существенного искажения информация, полученная при выполнении аудитором процедуры принятия или продолжения отношений с клиентом (п. 7 МСА 315 [7]). 

Далее в рамках оценки рисков и планирования аудитор получает необходимое понимание аудируемой организации и ее окружения, включая систему внутреннего контроля. В частности, аудитор должен получить понимание следующих вопросов (п. 11–12 МСА 315):

  • соответствующие отраслевые и регуляторные факторы и прочие внешние факторы;
  • характер организации, включая:

 ̶  ее операционную деятельность, 
 ̶  ее структуру собственности и корпоративного управления, 
 ̶  виды инвестиций, которые организация осуществляет и планирует осуществлять, включая инвестиции в организации специального назначения, 
 ̶  структуру организации и способы ее финансирования; 

  • выбор и применение организацией учетной политики, включая обоснование вносимых в нее изменений;
  • цели и стратегии организации, а также связанные с ними бизнес-риски;
  • оценка и анализ финансовых результатов деятельности;
  • система внутреннего контроля организации.

В рамках понимания деятельности по указанным направлениям аудитор должен обратить особое внимание на риски ОД/ФТ. В опубликованных в ноябре 2018 г. Росфинмониторингом Методических рекомендациях [8] даны пояснения для аудиторов по выявлению и рассмотрению таких рисков. 

Под рисками ОД/ФТ понимается возможность нанесения ущерба аудируемому лицу, и (или) финансовой системе, и (или) экономике в целом путем совершения операции (операций) в целях ОД/ФТ. При оказании аудиторских услуг основания полагать, что операции аудируемого лица могли или могут быть осуществлены в целях ОД/ФТ, представляют собой профессиональное суждение аудитора в отношении совершенных (совершаемых) аудируемым лицом операций или групп операций, а также его деятельности в целом с точки зрения рисков ОД/ФТ. 

Профессиональное суждение аудитора по поводу того, что операции аудируемого лица могли или могут быть осуществлены в целях ОД/ФТ, формируется, в частности, исходя:

  • из отраслевой принадлежности аудируемого лица;
  • специфики сектора экономики, в котором аудируемое лицо осуществляет деятельность;
  • иных особенностей деятельности аудируемого лица;
  • результатов национальной оценки рисков ОД/ФТ [9] ;
  • имеющихся типологий ОД/ФТ [10] ;
  • имеющихся у аудитора аудиторских доказательств.

При рассмотрении совершенных (совершаемых) аудируемым лицом операций или групп операций, а также его деятельности в целом с точки зрения рисков ОД/ФТ принимаются во внимание следующие группы рисков ОД/ФТ (см. также рис. 1) — риски, связанные:

  • со странами и отдельными географическими территориями регистрации и (или) деятельности аудируемого лица (страновые риски);
  • с деятельностью аудируемого лица и его контрагентов (клиентские риски);
  • конкретными продуктами, услугами, операциями, каналами поставок аудируемого лица (операционные риски).

Рис. 1. Рассмотрение аудитором рисков ОД/ФТ в рамках понимания аудируемой организации и ее окружения 

Аудитор может выделять также дополнительные группы рисков ОД/ФТ. 

Примерами страновых рисков могут быть следующие ситуации:

  • аудируемое лицо, и (или) его бенефициарные владельцы, и (или) его контрагенты являются резидентами страны (государства, юрисдикции) или географической области, которые, по данным надежных источников, предоставляют финансирование или поддержку террористической деятельности либо на территории которых действуют установленные террористические организации;
  • клиенты или контрагенты аудируемого лица являются нерезидентами Российской Федерации. Особое внимание в данном случае должно быть уделено резидентам государств (территорий), предоставляющих льготный режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытие и предоставление информации при проведении финансовых операций (офшорные зоны).

Клиентские риски могут возникать, например, при следующих обстоятельствах:

  • структура собственности аудируемого лица представляется необычной или излишне сложной;
  • регистрация клиента аудируемого лица или его контрагента осуществлена по адресу массовой регистрации юридических лиц;
  • период деятельности клиента или контрагента аудируемого лица составляет менее одного года с даты государственной регистрации;
  • необъяснимые изменения в собственности аудируемого лица;
  • благотворительная деятельность, деятельность общественных и религиозных организаций (объединений), иностранных некоммерческих неправительственных организаций и их представительств и филиалов на территории Российской Федерации, иные виды нерегулируемой некоммерческой деятельности;
  • интенсивный оборот наличных денежных средств, в том числе розничная торговля, общественное питание, торговля горючим на бензоколонках и газозаправочных станциях, автосалоны и др.;
  • туроператорская и турагентская деятельность, а также иная деятельность по организации путешествий;
  • строительство;
  • аудируемое лицо, его клиент или контрагент является участником федеральных целевых программ или национальных проектов либо резидентом особой экономической зоны;
  • аудируемое лицо, его клиент или контрагент является организацией, в уставном капитале которой присутствует доля государственной собственности;
  • отказ аудируемого лица в доступе к документам, объектам, предоставлении возможности непосредственного взаимодействия с определенными работниками, потребителями, поставщиками или иными лицами, от которых можно было бы получить аудиторские доказательства;
  • давление руководства аудируемого лица при проведении аудита или запугивание членов аудиторской группы, особенно в связи с критической оценкой аудитором аудиторских доказательств или при разрешении возможных разногласий с руководством аудируемого лица;
  • необычные задержки предоставления запрошенной информации аудируемым лицом.

К операционным рискам относятся, в частности:

  • операции (в том числе со связанными сторонами), выходящие за рамки обычной деятельности, или со связанными сторонами, которые не аудируются или аудируются другой аудиторской организацией, в том числе приводящие к выводу средств и активов аудируемого лица;
  • платежи за полученные товары или услуги получателям из стран, отличных от юрисдикций, из которых товары или услуги были получены;
  • значительные трансграничные переводы денежных средств, не имеющие коммерческого обоснования;
  • операции аудируемого лица, совершенные с применением сомнительных методов для минимизации заявленной прибыли по соображениям, связанным с налогообложением;
  • операции аудируемого лица с активами, легко конвертируемыми в деньги (например, облигациями на предъявителя, бриллиантами);
  • платежи, получаемые от несвязанных или неизвестных третьих сторон, выплата вознаграждения наличными в случаях, когда это не является обычным способом оплаты;
  • перевод принадлежащих аудируемому лицу ценных бумаг на свои счета в иностранном депозитарии (иностранных депозитариях);
  • неоднократное выставление счетов на одни и те же товары и услуги.

Факторами, повышающими риски ОД/ФТ, являются, в частности:

  • отсутствие информации о клиенте аудируемого лица или его контрагенте в общедоступных источниках информации;
  • внесение записи о недостоверности сведений о клиенте или контрагенте аудируемого лица в Единый государственный реестр юридических лиц;
  • использование услуг деловых посредников, экономическая обоснованность которых представляется неочевидной;
  • значительная по объему недостача активов из состава запасов или иных материальных активов;
  • осуществление аудируемым лицом деятельности в нескольких юрисдикциях в отсутствие централизованного корпоративного управления.

Помимо рассмотренных процедур стандарты аудита требуют также проведения обсуждения между членами аудиторской группы, а также определения руководителем задания круга вопросов, которые необходимо довести до сведения тех членов аудиторской группы, которые не участвовали в обсуждении (п. 10 МСА 315). В ходе этого обсуждения особое внимание должно быть уделено тому, каким образом и в какой части финансовая отчетность организации может быть подвержена существенному искажению вследствие ОД/ФТ, а также тому, как может осуществляться ОД/ФТ (п. 15 МСА 240). 

Важно помнить, что аудитор обязан сохранять профессиональный скептицизм на протяжении всего аудита, принимая в расчет возможности руководства по обходу средств контроля, а также учитывая тот факт, что аудиторские процедуры, которые результативны для обнаружения ошибки, могут не дать результата при обнаружении ОД/ФТ. В частности, если ответы на запросы, полученные от руководства или лиц, отвечающих за корпоративное управление, непоследовательны, аудитор должен исследовать такие несоответствия (п. 12, 14 МСА 240). 

Большие запросы

Аудитор при рассмотрении соблюдения требований “антиотмывочного” законодательства должен запросить информацию у руководства организации по следующим вопросам:

  • оценка руководством риска того, что финансовая отчетность может оказаться существенно искаженной вследствие ОД/ФТ, включая характер, объем и частоту таких оценок;
  • процедуры руководства по выявлению рисков ОД/ФТ в организации и реагированию на эти риски, включая все конкретные риски ОД/ФТ, которые выявило руководство или о которых ему стало известно, либо виды операций, остатков по счетам или раскрытия информации, в отношении которых вероятно существование риска ОД/ФТ;
  • информирование руководством, если такое информирование имело место, лиц, отвечающих за корпоративное управление, о процедурах, выполняемых руководством с целью выявления рисков ОД/ФТ в организации, и реагирование на эти риски;
  • информирование руководством, если такое информирование имело место, работников организации о взглядах руководства на деловую практику и этическое поведение.

Аудитор также должен запросить информацию у руководства и, в случае необходимости, у иных лиц внутри организации, чтобы определить, известно ли им о каких бы то ни было случаях реальных ОД/ФТ, а также о подозрениях или обвинениях в ОД/ФТ в организации. 

В тех организациях, где имеется служба внутреннего аудита, аудитор должен запросить информацию у соответствующих должностных лиц этой службы, чтобы определить, известно ли им о каких бы то ни было воздействующих на организацию случаях реальных ОД/ФТ и случаях подозрений или заявлений об ОД/ФТ, а также чтобы ознакомиться с их мнением относительно рисков ОД/ФТ. 

За исключением случаев, когда все лица, отвечающие за корпоративное управление, участвуют в управлении организацией, аудитор должен получить понимание того, каким образом лица, отвечающие за корпоративное управление, осуществляют надзор за деятельностью руководства по выявлению рисков ОД/ФТ в организации и реагированию на эти риски, а также за системой внутреннего контроля, установленной руководством для снижения этих рисков. 

Аудитор должен направить запросы лицам, отвечающим за корпоративное управление, чтобы определить, известно ли им о каких бы то ни было воздействующих на организацию случаях реальных ОД/ФТ, а также случаях подозрений или заявлений об ОД/ФТ. Такие запросы делаются отчасти для того, чтобы получить подтверждение ответов на запросы, полученных ранее от руководства. 

Ответные действия 

Аудитор должен оценить информацию, полученную в результате применения прочих процедур оценки рисков и связанных с ними действий, на предмет того, не указывает ли она на наличие одного или более факторов риска ОД/ФТ. Хотя факторы риска ОД/ФТ не обязательно указывают на наличие ОД/ФТ, они во многих случаях присутствуют в обстоятельствах, когда такие действия имеют место, и поэтому могут указывать на риски существенного искажения вследствие ОД/ФТ. 

Аудитор выявляет и оценивает риски существенного искажения вследствие ОД/ФТ на уровне финансовой отчетности и на уровне предпосылок в отношении видов операций, остатков по счетам и раскрытия информации (п. 18 МСА 315). 

При выявлении и оценке рисков существенного искажения аудитор должен, основываясь на допущении наличия рисков недобросовестных действий в части ОД/ФТ в признании выручки, оценить, какие типы выручки, операций по признанию выручки или предпосылки влекут за собой эти риски. 

Аудитор определяет аудиторские процедуры общего характера в ответ на оцененные риски существенного искажения вследствие ОД/ФТ на уровне финансовой отчетности и процедуры на уровне предпосылок. При определении ответных мер общего характера в ответ на оцененные риски существенного искажения вследствие ОД/ФТ на уровне финансовой отчетности аудитор должен:

  • назначать и контролировать персонал с учетом знаний, навыков и способностей тех лиц, на которых возлагаются важные обязанности при выполнении задания, а также с учетом оценки аудитором рисков существенного искажения вследствие ОД/ФТ по данному заданию;
  • оценивать, не могут ли выбор и применение организацией той или иной учетной политики, особенно в части, касающейся субъективных оценок и сложных операций, служить признаком недобросовестного составления финансовой отчетности в результате действий руководства по манипулированию финансовыми результатами вследствие ОД/ФТ;
  • включать элемент непредсказуемости при выборе характера, сроков и объема аудиторских процедур.

Важно помнить, что руководство располагает уникальными возможностями по части совершения недобросовестных действий, в том числе ОД/ФТ, поскольку оно может манипулировать данными бухгалтерского учета и готовить недобросовестную финансовую отчетность, обходя средства контроля, которые во всех остальных отношениях могут казаться действенными. Хотя уровень риска обхода руководством средств контроля в различных организациях варьируется, этот риск тем не менее присутствует во всех организациях. По причине непредсказуемости способов такого обхода этот риск является риском существенного искажения вследствие ОД/ФТ и, таким образом, представляет собой значительный риск. 

Независимо от оценки им рисков обхода руководством средств контроля аудитор должен разработать и выполнить соответствующие аудиторские процедуры, призванные:

  • проверить надлежащий характер бухгалтерских записей в основном регистре и прочих корректировок, сделанных при подготовке финансовой отчетности;
  • проанализировать оценочные значения на предмет предвзятости и оценить, не свидетельствуют ли о риске существенного искажения вследствие ОД/ФТ обстоятельства, породившие предвзятость, если такая предвзятость имела место.

По значительным операциям, выходящим за рамки обычной деятельности организации или представляющимся необычными по иным основаниям, с учетом понимания аудитором организации и ее окружения, а также прочей информации, полученной в ходе аудита, аудитор должен оценить коммерческую логику (или ее отсутствие) этих операций на предмет того, не предполагает ли она, что эти операции были совершены с целью недобросовестного формирования финансовой отчетности или с целью сокрытия неправомерного присвоения. 

При рассмотрении операций с учетом рисков ОД/ФТ аудитор должен учитывать критерии и признаки необычных сделок, приведенные в Рекомендациях Росфинмониторинга [11] . 

Работа на результат 

Аудитор должен оценить результаты аналитических процедур, выполняемых перед завершением аудита, когда он приходит к общему выводу относительно соответствия финансовой отчетности его пониманию аудируемой организации, на предмет того, не указывают ли они на ранее не выявленный риск существенного искажения вследствие ОД/ФТ. 

Если аудитор выявил искажение, он должен оценить такое искажение на предмет того, не является ли оно признаком ОД/ФТ. При наличии соответствующих признаков аудитор должен оценить последствия этого искажения в отношении прочих аспектов аудита, в частности в отношении надежности заявлений руководства, учитывая тот факт, что недобросовестные действия в части ОД/ФТ вряд ли будут носить единичный характер. 

Если аудитор выявил искажение, существенное или несущественное, и у него есть основания полагать, что оно является или может являться результатом недобросовестных действий в части ОД/ФТ и что в них вовлечено руководство (в частности, высшее руководство), аудитор должен переоценить риски существенного искажения вследствие недобросовестных действий в части ОД/ФТ, а также их влияние на характер, сроки и объем аудиторских процедур в ответ на оцененные риски. 

Если аудитор подтверждает факт того, что финансовая отчетность существенно искажена в результате ОД/ФТ, либо оказывается не в состоянии сделать однозначный вывод о наличии или отсутствии такого искажения, аудитор должен оценить последствия этого обстоятельства для проводимого аудита. 

Информирование в законе

Как уже отмечалось, на основании новых требований Закона об аудиторской деятельности (п. 32 ч. 2 ст. 13) и Закона № 115-ФЗ (п. 21 ст. 71) аудитор обязан уведомлять Росфинмониторинг при возникновении любых оснований полагать, что сделки или финансовые операции аудируемого лица могли или могут быть осуществлены в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма. Передача сведений в Росфинмониторинг не является нарушением аудиторской тайны. При этом аудитору запрещается разглашать сам факт передачи в Росфинмониторинг информации. 

В ноябре 2018 г. (20 ноября) вступили в силу изменения [12] в Положение о порядке передачи информации в Федеральную службу по финансовому мониторингу [13]. Данные изменения связаны с включением в сферу действия Положения аудиторов в связи с оказанием ими аудиторских услуг. 

С учетом внесенных изменений порядок передачи аудиторами информации в Росфинмониторинг предусматривает следующие вопросы: 

    • орган, который уведомляют, — Росфинмониторинг;
    • основание уведомления — наличие любых оснований полагать, что сделки или финансовые операции аудируемого лица (клиента) осуществляются или могут быть осуществлены в целях легализации ОД/ФТ;
    • услуги, при оказании которых уведомляют, — аудиторские услуги; сделки с недвижимым имуществом; управление денежными средствами, ценными бумагами или иным имуществом клиента; управление банковскими счетами или счетами ценных бумаг; привлечение денежных средств для создания организаций, обеспечения их деятельности или управления ими; создание организаций, обеспечение их деятельности или управление ими, а также купля-продажа организаций;
    • срок передачи информации — в течение трех рабочих дней, следующих за днем выявления соответствующей сделки или финансовой операции;
    • форма передачи информации — электронная;
    • способы передачи информации — через личный кабинет на официальном интернет-сайте Росфинмониторинга или на электронном носителе (при невозможности использования личного кабинета);
    • допустимый вид электронной подписи — усиленная квалифицированная электронная подпись;
    • передаваемые сведения — сведения, необходимые для идентификации клиента; вид операции (сделки) и основания ее совершения; дата совершения операции (сделки) и сумма, на которую она совершена; обстоятельства, послужившие основанием полагать, что операция (сделка) клиента осуществляется или может быть осуществлена в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма;
    • формат представления информации — определяется нормативным правовым актом Росфинмониторинга.

При сообщении информации в Росфинмониторинг необходимо также руководствоваться Инструкцией Росфинмониторинга [14] . 

Собственность аудитора 

Аудитор должен включить в аудиторскую документацию, являющуюся его собственностью, следующие аспекты, связанные с рассмотрением соблюдения “антиотмывочного” законодательства:

  • значимые решения, выработанные в ходе обсуждения между членами аудиторской группы относительно подверженности финансовой отчетности организации риску существенного искажения вследствие ОД/ФТ;
  • выявленные и оцененные риски существенного искажения вследствие ОД/ФТ на уровне финансовой отчетности и на уровне предпосылок;
  • аудиторские процедуры общего характера в связи с оценкой рисков существенного искажения вследствие недобросовестных действий на уровне финансовой отчетности, а также характер, сроки и объем аудиторских процедур, а также увязку этих процедур с оценкой рисков существенного искажения вследствие недобросовестных действий на уровне предпосылок;
  • результаты аудиторских процедур в ответ на риски ОД/ФТ, включая те процедуры, которые призваны снизить риск обхода руководством средств контроля.

Аудитор должен включить в аудиторскую документацию сообщения о недобросовестных действиях в части ОД/ФТ. 

Если аудитор пришел к выводу, что презумпция наличия риска существенного искажения вследствие недобросовестных действий, в том числе в части ОД/ФТ, в отношении признания выручки в обстоятельствах данного задания неприменима, он должен включить в аудиторскую документацию обоснование этого вывода. 

Основные аспекты документирования представлены на рис. 2. 

Рис. 2. Содержание рабочих документов аудитора в части проверки ОД/ФТ 

Доверяй vs Проверяй

Руководство и лица, отвечающие за корпоративное управление, нередко сейчас воспринимают аудит как мероприятие, с помощью которого можно устранить ошибки в отчетности, выявить скрытые резервы, найти законные способы налоговой оптимизации. Иными словами, сформировалось некое доверительное отношение бизнеса к аудиторам. Однако с появлением у аудиторов новых контрольных функций такое отношение, возможно, изменится. У аудируемых лиц появляется риск попасть в поле зрения Росфинмониторинга со всеми вытекающими последствиями. Аудитор уже не только финансовый консультант и помощник, но и финансовый шпион, а аудит рискует стать очередным троянским конем для бизнеса. 

[1] Financial Action Task Force, FATF

[2] Федеральный закон от 23 апреля 2018 г. № 112-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма” и статью 13 Федерального закона “Об аудиторской деятельности”

[3] Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ “Об аудиторской деятельности”

[4] Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма”

[5] Участие аудиторов в противодействии финансированию распространения оружия массового уничтожения // URL: https://www.minfin.ru/ru/document/?id_4=126003

[6] Введены в действие на территории Российской Федерации приказом Минфина России от 24 октября 2016 г. № 192н

[7] Международный стандарт аудита 315 (пересмотренный) “Выявление и оценка рисков существенного искажения посредством изучения организации и ее окружения” (введен в действие на территории Российской Федерации приказом Минфина России от 24 октября 2016 г. № 192н)

[8] Информационное письмо Росфинмониторинга от 23 ноября 2018 г. № 56 “О методических рекомендациях по рассмотрению аудиторскими организациями и индивидуальными аудиторами при оказании аудиторских услуг рисков легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма”

[9] См. официальный интернет-сайт Росфинмониторинга www.fedsfm.ru

[10] См. личный кабинет аудитора на официальном интернет-сайте Росфинмониторинга, официальные интернет-сайты международных организаций, занимающихся вопросами противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и распространению оружия массового уничтожения, иные доступные источники

[11] Приказ Росфинмониторинга от 8 мая 2009 г. № 103 “Об утверждении Рекомендаций по разработке критериев выявления и определению признаков необычных сделок”

[12] Постановление Правительства РФ от 8 ноября 2018 г. № 1332 “О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 16 февраля 2005 г. № 82”

[13] Постановление Правительства РФ от 16 февраля 2005 г. № 82 “Об утверждении Положения о порядке передачи информации в Федеральную службу по финансовому мониторингу адвокатами, нотариусами, лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность в сфере оказания юридических или бухгалтерских услуг, а также аудиторскими организациями и индивидуальными аудиторами при оказании аудиторских услуг”

[14] Приказ Росфинмониторинга от 22 апреля 2015 г. № 110 “Об утверждении Инструкции о представлении в Федеральную службу по финансовому мониторингу информации, предусмотренной Федеральным законом от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма”


Автор:

Теги: “антиотмывочное” законодательство  ФАТФ  противодействие отмыванию доходов  финансирование терроризма  Росфинмониторинг  Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег  Федеральная служба по финансовому мониторингу  ОД/ФТ  бенефициарные соб