Что будет с бизнесом Трампа теперь, когда он стал президентом?

Личные финансы
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 14 ноября 2016

На протяжении всей предвыборной кампании Дональда Трампа одолевали вопросами типа: “Что Вы будете делать со своим бизнесом и потенциальным конфликтом интересов, если будете избраны”. В конце концов, его бизнес – это международный конгломерат The Trump Organization, состоящий из около пяти сотен бизнес-организаций, ведущих операции в США и за рубежом: строительные компании, отели, гольф-клубы, игорные заведения и даже винный завод.

Теперь, после неожиданной для многих победы на выборах, это уже не просто гипотетический вопрос. Как новый хозяин Белого дома собирается избежать конфликта интересов, после того как официально усядется в Овальном кабинете? По словам юриста The Trump Organization Майкла Коэна (Michael Cohen), ответ кроется в “слепом” трасте под управлением трех старших детей Трампа.

Со своей стороны хотим напомнить, что ту же самую схему президент Украины Петр Порошенко в начале этого года применил в отношении кондитерской фабрики Roshen. Хотя чисто формально после передачи активов в “слепой” траст чиновники вроде бы должны терять контроль над ними и тем самым защитить себя от претензий общественности, многие эксперты считают, что сам факт этого не страхует от конфликта интересов, пока активы не будут проданы. Это особенно справедливо в случае, если особами, занимающими доверительным управлением, являются связанные с бенефициаром лица – члены семьи, например.

Принципы слепого траста

Трасты – это юридические структуры, использующиеся для защиты активов. “Слепые” трасты – это их разновидность, и, как видим, даже в США они используются довольно активно чиновниками, избираемыми на общественно значимые позиции, ведь в этом случае их инвестиции могут потенциально привести к конфликту интересов в регулирующей сфере или при принятии политических решений. В “слепом” трасте попечители – физические лица либо организации – наделяются полными доверительными полномочиями по использованию и инвестированию активов, находящихся в трасте.

Одновременно бенефициар (личность, которая владеет активами) не имеет никакого представления о том, что происходит в трасте. По крайней мере, так гласит теория. На практике же маловероятно, что лица, занимающие высокие позиции на политическом Олимпе, не будут иметь совсем уж никакого представления о положении дел в трасте, поэтому “слепые” трасты – считают скептики – не такие уж “слепые” на самом деле, и никак не могут гарантировать беспристрастность. Скорее это не более чем демонстрация определенных действий “на публику”, якобы предпринимаемых для избежания конфликта интересов.

Считается, что первым президентом США, который использовал “слепой” траст, был Линдон Джонсон. Он и его жена Леди Берд Джонсон владели техасской телевизионной станцией KTBC – активом, весьма серьезно регулируемым федеральным правительством, который почти наверняка привел бы к возникновению конфликта интересов. Впрочем, некоторые биографы Линдона Джонсона впоследствии писали, что, несмотря на передачу KTBC в “слепой” траст, президент продолжал “по-тихому” управлять своим медийным бизнесом.

В 1978 году, менее чем десять лет спустя после освобождения Л. Джонсоном Белого дома, “слепые” трасты формально стали официально признанной возможностью для лиц на государственных исполнительных должностях (президент, вице-президент, члены Кабинета министров и т.д.) избежать конфликта интересов. Благодарить за это стоит Закон об этике поведения правительственных чиновников – Ethics in Government Act 1978. Закон гласит, что такие трасты не должны иметь никаких ограничений на продажу или передачу активов, что попечители должны быть независимы от бенефициара, и что бенефициар не имеет право получать никакой информации об активах, за исключением ежеквартальных данных по денежным потокам и прибылям или убыткам, которые ему или ей нужны для подачи налоговых деклараций.

Образование “слепого” траста

Американский закон, конечно, не заставляет чиновников образовывать “слепые” трасты, но он четко оговаривает порядок их формирования и управления. Согласно отчету Исследовательской службы Конгресса США (вспомогательная служба при библиотеке Конгресса) 2014 года, “слепой” траст должен быть образован способом, не допускающим контроля со стороны официального лица, получения им или ею информации о трасте или каких-либо сведений о конкретных активах в трасте, по мере того как они продаются либо приобретаются попечителями. Кроме того, при образовании нового траста необходимо заручиться поддержкой кандидатур предполагаемых будущих попечителей со стороны комитета по этике.

Таким образом “слепые” трасты связаны федеральными законами, и к их формированию обычно привлекается целая команда юристов. Бенефициар называет имена попечителей и ставит ориентировочные инвестиционные задачи – рост, получение дохода либо поддержание стоимости капитала - а также решает, в какой форме траст будет функционировать: как отзывный (означающей для бенефициара возможность менять либо ликвидировать траст в будущем) либо как безотзывный. Если речь действительно идет о предотвращении конфликта интересов, то именно безотзывная форма будет иметь самый большой вес.

После этого юристы берут на себя всю “грязную работу”, контролируя соблюдение требований законодательства и предписаний комитета по этике. Под официальным документом ставится подпись, он получает нотариальное заверение и - если это предписывает регулирующее работу трастов законодательство - сведения об этом доводятся до сведения регулирующих инстанций. Как только траст образован, официальное лицо (бенефициар) - в идеальном варианте, конечно - прерывает все связи с попечителями и более не получает информации о том, как управляются активы.

Планы Трампа на “слепой” траст

Если Дональд Трамп образует свой собственный “слепой” траст, он станет, пользуясь терминологией, бенефициаром (будучи единственным владельцем империи The Trump Organization). Из его предвыборного штаба уже поступала информация, что он, скорее всего, назовет в качестве попечителей трех своих старших детей – Дональда Трампа-младшего, Иванку Трампа и Эрика Трампа, наделив их полными доверительными полномочиями по управлению активами. Как утверждает адвокат Майкл Коэн, Трамп полностью уверен в способности своих детей управлять компанией. “Они действительно умные. И они действительно квалифицированные. Вот почему на самом деле он не баллотировался еще в 2012 году: они были моложе на целых четыре года” – говорит Коэн. – “И, я полагаю, у них тогда не было опыта, достаточного развития, чтобы он мог оставить им 10-миллиардную компанию. Теперь он может. У него нет проблем с ними и окружающими их людьми в руководстве”.

Согласно формальному определению, “слепой” траст – это “траст, в котором бенефициары не имеют сведений о конкретных активах, и в котором третья сторона – попечители – имеют полномочия по доверительному управлению активами”. Другими словами, попечители траста владеют акциями, облигациями, недвижимостью и другими видами приносящих доход активов, конечным выгодоприобретателем в отношении которых является политический деятель, но при этом у политического деятеля отсутствует представление, какие именно это акции, облигации и прочие объекты инвестиций. Для предотвращения обоснованного, в принципе, подозрения со стороны общественности рекомендуется выбирать попечителей среди тех, кто не имеет близких, а тем более родственных связей с бенефициаром, и контакт с которыми у него или нее сведен к минимуму. В принципе, есть большое число занимающихся доверительным управлением компаний, прекрасно подходящих на эту роль.

Трамп не может не знать о том, какими именно активами владеет (в конце концов, он единственный владелец), а его дети – это все-таки его дети, и многие уже сегодня видят озвученный Коэном вариант слишком нереалистичным для того, чтобы стать действенным решением главной проблемы. “Передача бизнеса детям освободит его время, но ничего не даст для решения конфликта интересов” – говорит Кеннет Гросс (Kenneth Gross), эксперт в политических вопросах и деловой этике юридической компании Skadden, Arps, Slate, Meagher & Flom. – “Создатель “слепого” траста наделен знаниями о входящих в траст активах, и с точки зрения конфликта интересы его детей является продолжением его собственных”.

По итогу

Федеральные законы США не запрещают президентам заниматься частным бизнесом, даже сидя в кресле в Овальном кабинете. Но по факту это дает им и вице-президентам гораздо больше свободы по сравнению с другими официальными лицами - членами Конгресса, например, или чиновниками на не столь высоких исполнительных должностях, в отношении которых действуют строгие правила для предотвращения конфликта интересов. Президент и вице-президент США под них просто не подпадают.

Майкл Коэн осознает, что Трампу придется туго в придумывании ответов многочисленным критикам, которые усомнятся в его способности отделить управление бизнесом от управления государством. “Сможем ли мы успокоить всех? Ответ - “нет” – признает адвокат. – “Но все будет сделано легально. Он более не заинтересован в компании. Он заинтересован в восстановлении Америки. Он хочет, чтобы Америка снова стала великой”.

По материалам: Investopedia

Теги: Дональд Трампа  The Trump Organization  конфликт интересов  “слепой” траст  доверительное управление  доверительные полномочия  Линдон Джонсон  Закон об этике поведения правительственных чиновников  Ethics in Government Act  предотвращение конфликта интер