Что будут означать новые учетные стандарты для американских некоммерческих организаций?

Зарубежный опыт
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 16 сентября 2016

Источник: Nonprofit Quarterly

Автор: Рут МакКембридж (Ruth McCambridge), старший редактор Nonprofit Quarterly. За плечами – более 45 лет работы в секторе некоммерческих оганизаций

Новые стандарты для некоммерческих организаций Американский Совет по стандартам финансовой отчетности представил в середине августа, имея своей целью помочь им “рассказывать свои истории” в более прозрачной манере. Публикация от FASB сообщает, что действующий порядок организации финансовой отчетности в некоммерческих предприятиях действовал с 1993 года. 22 года спустя многие практикующие специалисты начали выражать свое разочарование неясностью картины, которая по итогу представляется глазам внешнего мира. При этом многие проблемы легко объясняются несколькими особенностями финансов некоммерческих организаций – в частности, нехваткой взаимозаменяемости финансовых инструментов и объемом ограничений в многочисленных поступающих извне потоках наличности.

В своем заявлении после публикации председатель FASB Рассел Голден сказал:

“Хотя текущая модель финансовой отчетности для некоммерческих предприятий неплохо продержалась более 20 лет, пользователи выражали свое беспокойство по поводу сложности, недостаточной прозрачности и ограниченной полезности определенных аспектов модели <…>. Новое руководство упрощает и улучшает лицевую сторону финансовых отчетов и совершенствует раскрытия в примечаниях”.

Таким образом, усилия предприняты как раз вовремя. С новым акцентом, который на ней ставится, и ожиданиями относительно прозрачности некоммерческие предприятия должны научиться представлять свои финансовые данные способом, который имеет смысл для пользователей, а новое руководство, судя по всему, этому поможет. Но самая большая ценность – в прозрачности, которой удастся достичь внутренними ресурсами тем людям, которые обязаны придавать смысл финансовой информации для целей управления.

Новое руководство станет официальным стандартом для отчетных периодов, начинающихся 15 декабря 2017 г. Для тех, кто ориентируется на календарный период, это будет, соответственно, год 2018. Для тех, кто обычно представляет свою отчетность 30 июня, это, соответственно, будет год, начинающийся 1 июля 2018. Однако разрешено и досрочное применение, что означает, что ждать срока вовсе необязательно. Если организация желает применить его для годового периода-2017, они могут взять за отправную точку 2016 (где мы сейчас находимся), чтобы попробовать стандарты в качестве тренировки и посмотреть, что получится.

Началом разработки новых стандартов можно считать формирование FASB в 2009 году консультативной комиссии по некоммерческим организациям (Not-for-Profit Advisory Committee - NAC), поскольку Совет хотел оставаться в курсе текущих перспектив финансовой отчетности некоммерческого сектора. В ответ NAC порекомендовала улучшения в отдельных областях модели отчетности.

Хильда Поланко (Hilda Polanco) – основательница и CEO консалтинговой организации FMA, специализирующейся на некоммерческих предприятиях - отслеживала наработки на протяжении всего этого периода. В этой небольшой статье названо поименно несколько глобальных причин, почему сотрудники некоммерческих структур и их советы директоров обязаны уделить изменениям все свое внимание.

По словам Поланко, она в целом довольна результатами (сгруппированными по пяти основным категориям), но особый интерес для нее представляют три из них: упрощение классификации чистых активов, отслеживание ликвидности, и изменение в порядке представления расходов.

По поводу классификации чистых активов Хильда Поланко отмечает, что в прошлом некоммерческие организации должны были раскрывать три категории активов: с ограничениями, с временными ограничениями и с постоянными ограничениями. Теперь же будет только два класса активов: с ограничениями со стороны спонсора и без оного. Такой подход более простой и упорядоченный. Он позволит группировать фонды, которые ранее имели постоянные ограничения, с другими ограниченными фондами, у которых ограничение может быть временным.

Она добавляет: “В результате отчет по результатам деятельности, который показывает выручку в привязке к этой классификации, станет проще. Он будет иметь только две колонки. В этой связи для организаций, у которых имеются фонды “ниже ватерлинии”*, потребуются дополнительные раскрытия. Какова была первоначальная долларовая стоимость? Что из того, что не имело ограничений, было изъято, и какова нереализованная прибыль? То есть появятся дополнительные раскрытия в случаях, где ранее имело место более сложное представление. Это первое изменение – классификация чистых активов”.

*“underwater”, то есть обесценившиеся фонды, у которых текущая рыночная стоимость упала ниже их первоначальной долларовой стоимости

Второе изменение касается отслеживания ликвидности – проще говоря, того, сколько долларов у организации имеется в наличности или чем-то близком к ней. “Это, очевидно, важный компонент кратко- и долгосрочного финансового состояния, способность соответствовать требованиям с позиции наличности, поступающей от операций. В примечаниях будут реконсиляции, которые на дату составления отчетности покажут, какие ресурсы доступны для использования в следующем году. Также появятся дополнительные раскрытия о стратегиях менеджмента в отношении свободной наличности. Это очень важное улучшение в плане понимания финансового состояния некоммерческой организации”- отмечает Хильда Поланко.

А третье изменение, которое эксперт также считает критически важным – это представление расходов. Впрочем, это не станет большим изменением в случае с фондами здравоохранения и благотворительными фондами, поскольку некоммерческие организации этого типа всегда должны были демонстрировать свои программы распределения расходов. Просто теперь это будет распространяться на всех прочих.

Отдельные организации иногда в некотором роде “расширяют свои возможности” в данной области, и дополнительные раскрытия потребуются для объяснения методологий распределения расходов, а равным образом и конечных результатов. У них будет выбор, раскрывать ли это в примечаниях или же в самой отчетности, но раскрытия в любом случае потребуются. В дополнение к налоговой Форме 990 (где они всегда обязаны были это делать), теперь придется делать то же самое по ходу аудита, и это очень важная составляющая раскрытий.

Поланко верит, что эти три ключевых изменения в представлении отчетности и примечаний помогут советам директоров и сотрудникам мыслить более стратегически в финансовом менеджменте, высвечивая критически важные аспекты финансового состояния.

Чистые активы без ограничений – иногда их именуют резервами – включают такие вещи как здания и прочие неликвидные активы, к которым у вас нет немедленного доступа, и с помощью них заплатить по счетам не получится. Поэтому вы можете выглядеть очень солидно на балансе с высоким уровнем резервов, но с помощью зданий не удастся оплатить счета – точно не на еженедельной основе, когда они приходят.

С другой стороны, у организаций может иметься наличность в банках, но это не означает, что организация способна ее потратить любым необходимым для нее способом. Поэтому, с одной стороны, многое из того, что у вас есть, не является на самом деле ликвидным, а с другой – из того, что у вас есть ликвидного, не все можно свободно потратить. Понимание того, что доступно для операций, и что имеет ограничения до будущих периодов, наверное, станет действительно важным улучшением – считает Хильда Поланко.

Однако она подчеркивает при этом: “Это ни в коем случае не касается только лишь цифр. Вот почему я думаю, что это полезное изменение. Цифры зачастую не говорят сами за себя, пока они не представлены надлежащим образом, а улучшенные раскрытия требуют иных стандартов представления”.

“Будут улучшенные раскрытия в некоторых областях, которые, я полагаю, позволят финансовым командам, командам составителей и, опять-таки, советам и менеджменту мыслить одинаково и принимать в расчет критические компоненты финансового состояния. Взять для примера такие вещи как меры ликвидности, которые я упоминала - они действительно смогут подумать об этом, о способности их организации оплатить операционные расходы и долговые платежи, которые приближаются. Они смогут говорить о любых фондах “ниже ватерлинии” и о том, какова может быть их стратегия на их счет в этом случае. Они будут говорить о распределении расходов и обосновании к нему” – отметила эксперт.

Опять-таки, основная ценность - в способности видеть проблемы и обсуждать их, мысля одинаково – не в смысле “однобоко”, а в том смысле, что все будут понимать друг друга. Поланко также верит, что чем скорее некоммерческие организации начнут внедрять у себя хотя бы некоторые изменения, тем лучше, поскольку они получат возможность рассказывать свои истории через цифры. “Думаю, это должно начаться изнутри, поскольку для начала организациям придется получше подумать о раскрытиях”.

Сами по себе цифры будет легче рассчитать. Впрочем, простота, которая содержится в изменениях, только лишь цифрами не ограничивается. Часто организации имеют одну внутреннюю отчетность, а потом приходит очередь аудита, и когда аудиторская отчетность представляется по стандартам аудита, финансовые данные выглядят иначе. Поэтому первая рекомендация, которую дает эксперт – это рекомендация для команды менеджеров и совета директоров начинать думать так же, когда они занимаются подготовкой внутренней отчетности, чтобы все видели вещи одинаково. В ее представлении, организации должны начать с вопросов вида: “Каков размер доступной на следующий год наличности?”, “Есть ли у нее ограничения?”, “Получены ли наличные средства в июне на проведение летнего лагеря в июле?”, “Есть ли у нас наличность н многолетний грант?”, “Каковы ограничения по ее использованию?”

Часто ограничения накладывают сами советы директоров. Например, в организации могут иметься предназначенные под нужды совета резервы, и приступать к этим раскрытиям нужно с обсуждения вопросов типа: “А эти предназначенные под нужды совета средства, доступны ли они под операции в будущем году?” Часто можно услышать выражение “резервы на черный день”, но никто в действительности не знает, что это такое - “А что, черный день уже наступил?” И даже если мы используем эти средства в таких случаях, добавляются ли они потом обратно на будущее? Если я раскрываю, сколько у меня доступно ликвидных активов на будущий год, добавляю ли я туда резервы под операции, потому что таковы намерения совета, или же у совета на самом деле имеются резервы в долгосрочных ценных бумагах, откуда их невозможно будет достать?

Поэтому, считает Хильда Поланко, это действительно очень полезные обсуждения вокруг раскрытий, но вместе с тем изменения подстегнут обсуждения, которые вообще сегодня не ведутся, и которые добавят прозрачности. Принимая все это во внимание, чем раньше компании начнут внутренние обсуждения, как и что начинать делать – типа тренировочного варианта представления, как все будет выглядеть в будущем – тем раньше они начнут в самом деле мыслить нужным образом, до того как это станет обязательным, и тем лучше будут итоговые представления.

Советы директоров и персонал, отмечает она, должны заняться самообразованием, либо позволить кому-то еще обучить себя. В идеальном мире руководство организаций получает это образование и эту тренировку от сторонней аудиторско-консалтинговой организации, с которой они работают, либо из образовательных материалов типа тех, которыми делится с обществом та же Nonprofit Quarterly. Что им нужно, так это предусмотрительно заявить: “Окей, это станет своеобразным “мостиком” между тем, что мы публично заявляем в рабочей документации, и тем, что в годовых отчетах, и именно это должны будут заявить аудиторы по поводу нашего финансового состояния и устойчивости. Давайте убедимся, что это одна и те же финансовая история, и при этом подробная финансовая история”. Все начинается с того, что команда руководителей начинает очень четко эту необходимость осознавать.

Довольно часто говорят, что Форма 990 - с учетом того что это доступный широкой общественности документ – на самом деле тот документ, который должна понимать команда и полагаться на него так же сильно, как на финансовую отчетность. Скажем так, с расширенными раскрытиями, в особенности по вопросам ликвидности, играет роль именно команда составителей и ее способность объяснить эту информацию. Именно они передают внешним спонсорам аудированную финансовую информацию – вот что будет иметь настоящее значение. И вся команда должна это осознавать.

Совет должен заниматься своим образованием более всех, и это образование часто идет не извне. Может быть так, что доступ затруднен, поэтому заниматься образованием совета будет управленческий аппарат. Но при этом все равно же случается ежегодный аудит, и, по мнению эксперта, неплохо бы, чтобы аудиторские компании в таких случаях на добровольной основе вызывались посетить заседания совета директоров и объяснить, как грядущие изменения повлияют на аудит, и как к ним подготовиться. Не нужно затягивать эти обсуждения до первого отчетного периода, когда внедрение уже состоится.

Как отмечает Хильда Поланко, изменения не проходят легко, и более интенсивное регулирование и расширенные раскрытия часто воспринимаются как еще одна строчка в списке “Что необходимо сделать”. Но ведь действительную важность имеет рассказанная история – будь-то для получения финансирования, или чтобы совет сам понимал свою историю, или для потенциально новых членов совета. Она призывает всех думать об этом как о новой возможности: “В любом случае придется это делать с позиции выполнения требований по аудиту – так давайте подумаем об этом с позиции перспектив бизнеса!”

Теги: некоммерческие организации  FASB  Совет по стандартам финансовой отчетности  финансовая отчетность  некоммерческие предприятия  раскрытия в примечаниях  прозрачность  финансовая информация  Not-for-Profit Advisory Committee  NAC  некоммерческий сектор  не