Что могут показать отчеты об устойчивом развитии, и чего они показать не могут

Идеология МСФО и US GAAP
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 3 апреля 2019


По материалам: IFRS

Председатель Совета по международным стандартам финансовой отчетности Ханс Хугерворст (Hans Hoogervorst) выступил 2 апреля с речью на конференции в британском Кембридже, посвященной теме “зеленой” финансовой отчетности. В ходе выступления он рассказал, как отчетность может помочь инвесторам понять степень влияния факторов устойчивости на компании, и какова возможная роль самого Совета в этой области. В то же время Ханс не рекомендует возлагать на устойчивость как таковую завышенные надежды на изменения в отсутствие сильной политической воли.


По словам главы IASB, обсуждение темы “климатической” отчетности доставляет ему большое удовольствие. Основная миссия Совета заключается в разработке стандартов учета, которые обеспечивают прозрачность, подотчетность и эффективность финансовых рынков во всем мире. МСФО разрабатываются таким образом, чтобы соответствовать информационным потребностям инвесторов и других участников рынка при принятии ими экономических решений. Таким образом, акцент на финансовой стороне вопроса буквально вплетен в саму “ДНК” международных стандартов финансовой отчетности, и это отправная точка любого проекта по разработке.

Во всем мире сегодня уже 144 юрисдикции перешли на МСФО. В последние годы активнее стал играть роль антиглобализационный тренд, но, несмотря на это, количество стран-участников продолжило расти. Что даже важнее, многие страны устояли перед соблазном вместо внедрения оригинальных МСФО использовать свою собственную “локальную” версию, что перечеркнуло бы основную идею. Все вкупе делает МСФО на сегодня самой широко используемой системой экономических стандартов в мире.

Прежде чем переходить к теме связанной с климатом отчетности, председатель Совета по МСФО раскрыл кое-какие важные подробности из своей биографии, имеющие прямое отношение к ней. Как известно, значительную часть своей карьеры Ханс Хугерворст строил в политике. Всегда придерживаясь либеральных взглядов и будучи сторонником открытых рынков, он, по собственному признанию, поначалу относился к проблеме изменения климата с изрядной долей скептицизма. У него просто не стыковалось в голове, почему так много людей в эко-движении в те времена придерживались антиглобализационных взглядов и отвергали идею открытого рынка. Это вызывало сомнения в наличии самой проблемы изменения климата.

С годами – признается г-н Хугерворст – мнение его кардинально поменялось. Теперь он верит не только в свободные рынки, но также в науку, а это значит, что не может игнорировать все увеличивающееся число нобелевских лауреатов, которые предупреждают о последствиях изменения климата. Более того, хотя он все еще уверен, что свободные рынки способны обеспечить наилучший результат, даже здесь Ханс Хугерворст признает необходимость обеспечения политики, направленной на противодействие возможным провалам рынка.

Климатические изменения – это тоже провал рынка, причем пример одного из самых массовых провалов, какой только может быть. Возьмем авиацию – одну из областей, характеризующихся самыми быстрорастущими темпами выброса парниковых газов, и один из самых вредоносных для окружающей среды видов транспорта в целом. При этом цены на авиаперевозки никак сегодня не отражают негативные экстерналии авиаперелетов, и чтобы учесть отрицательное экологическое воздействие, потребуется ввести значительные налоги для адекватного регулирования цены. Вместо этого авиация не облагается налогом на топливо или НДС – и активно субсидируется в сравнении с другими секторами экономики. По итогу экологически вредный авиаперелет из Лондона в Амстердам оказывается даже дешевле, чем поездка на экологически безопасном такси-“гибриде” из дома в аэропорт. Сама экономика авиационной отрасли – это огромный провал рынка, отяжеленный отсутствием публичной политики в ее отношении.

В идеальном мире потребности в отчетности устойчивого развития не было бы вовсе. Негативные экстерналии, такие как загрязнение, адекватно облагались бы налогами, поэтому цена конечного продукта полностью отражала бы вред, причиненяемый окружающей среде. “Углеродный” налог привел бы к тому, что финансовая отчетность вредоносных отраслей отражала бы справедливые расходы на производство конечного продукта. Если эти расходы делают экономическую деятельность нецелесообразной, финансовая отчетность отразила бы обесценение связанных с ней активов. Таким образом, финансовая отчетность и отчетность устойчивого развития были бы идентичными.

Пример с авиацией демонстрирует, что мы пока что очень далеки от такого идеального мира. Именно поэтому так много людей воспринимают “климатическую” отчетность (в более широком понимании – отчетность устойчивого развития) в качестве важного катализатора изменений.

Методология отчетности устойчивого развития

Ссылаясь на данные издания Financial Times, Ханс Хугерворст сообщает, что сегодня в мире запущено уже более 230 инициатив по разработке корпоративных стандартов устойчивого развития более чем в 80 секторах. И во всем этом многообразии различных инициатив можно выделить два основных направления движения.

Первое имеет конечной целью включение отчетности устойчивого развития в общую область отчетности, которое носит название “отчетности по корпоративной социальной ответственности” (Corporate Social Responsibility - CSR). Ее основная цель – обеспечить поведенческие изменения в корпоративной среде, потребовав от компаний демонстрации того, как именно они улучшают окружающий мир, участвуя в экологически полезных инициативах. Это направление отчетности устойчивого развития, таким образом, ориентировано в сторону создания общественного блага и рассматривает в качестве основного получателя отчетности общество в целом.

Хотя легитимность такой точки зрения вопросов не вызывает, охват ее кардинально отличается от охвата стандартов МСФО. Международные стандарты финансовой отчетности никоим образом не оговаривают среди других задач отражение вклада публичных компаний в создание общественного блага – а оговаривают всего лишь предоставление публичными компаниями информации, с помощью которой инвесторы могут предсказать их будущие потоки. Поэтому такой тип отчетности как CSR сильно расходится в своих целях с целями финансовой отчетности, хотя определенный перехлест все же возможен и в теории, и на практике.

Есть, впрочем, и другое направление, чье влияние все возрастает – отчетность устойчивого развития, которая акцентируется уже на влиянии климата на деятельность компаний. С этой точки зрения инвесторы получают представление о том, какое значение факторы устойчивости могут иметь для будущих финансовых результатов интересующих их компаний. Работа таких известных организаций как рабочая группа по климатическим раскрытиям (Task Force on Climate-related Financial Disclosures, TCFD) в составе Совета по Финансовой стабильности (FSB) является примером такого направления ориентации в сторону интересов инвесторов и создания стоимости. И раскрытия здесь гораздо ближе тем, которых требует в своих стандартах Совет по МСФО.

Роль Совета по МСФО в этом

Так какое же отношение тема устойчивости имеет к финансовой отчетности, и какова роль Совета по МСФО во всем этом? Следующие слова Ханса Хугерворста вряд ли стали большим сюрпризом для аудитории, более-менее знакомой с отношением IASB к данному вопросу – отношением, которое с годами остается прежним. Ханс Хугерворст не считает, что Совет по МСФО имеет достаточно ресурсов сегодня, чтобы прямо вступить в эту новую для себя область отчетности устойчивого развития и заняться разработкой стандартов, поскольку это потребовало бы компетенций, которыми он на данный момент не обладает. Это очередной ответ тем, кто все еще (возможно) призывает Совет по МСФО взять на себя роль единого разработчика международных стандартов отчетности в этой области. Хотя сама идея не лишена резона, поскольку Ханс Хугерворст сам же далее напоминает аудитории, как много организаций сегодня занимается тем же самым.

Тем не менее, вопросы устойчивости уже оказывают существенное влияние, которое в финансовой отчетности необходимо отражать. Как пример, Австралийский Совет по стандартам финансовой отчетности (AASB) в декабре прошлого года выпустил весьма любопытный дискуссионный документ, в котором спрашивает, как понять, что климатические раскрытия являются существенными – следовательно, должны включаться в финансовую отчетность по МСФО. В нем упоминается, что в отдельных отраслях отраженная в отчетности стоимость активов (например, основных средств) может оказаться завышенной, если при подготовке отчетности ненадлежащим образом учтены климатические риски. Ведь если риски могут оказать существенное влияние на операционную деятельность компаний, пользователей финансовой отчетности наверняка заинтересует, как эта информация принималась в расчет величины обесценения. А если учесть, что последствия изменения климата становятся с каждым годом все более очевидными, такого рода информации обязана становиться все более наглядной в отчетности компаний.

При этом многие факторы устойчивости (например, последствия загрязнения) реализуются лишь в долгосрочном периоде и поэтому избегают отражения в финансовой отчетности, которая исторически ориентировалась скорее на то, что уже было, а не на то, что будет. Но даже в такой ситуации – полагает Ханс Хугерворст – его организация может сыграть важную роль в этом, например, благодаря усилиям, направляемым на улучшение, как ее принято называть, “расширенной корпоративной отчетности”.  

Что здесь имеется в виду? “Классическая” финансовая отчетность была и останется основной в работе Совета, однако Совет никогда не отрицал присущих ей ограничений. Для примера, сами по себе финансовые отчеты не дают особо много информации о том, что представляет собой бизнес-модель компании, и в каком экономическом окружении она ведет свою деятельность. Также они неспособны показать всех данных по нематериальным активам и деловым отношениям, лежащим в основе развития бизнеса. Впрочем, эта информация избегает попадания в отчетность по весомым причинам: попытка отразить истинную стоимость нематериальных активов наталкивается на большую проблему субъективности оценки и сопряжена с колоссальными затратами на измерение.

Кроме того, финансовая отчетность также слабо смотрит на будущие события, актуальные для темы устойчивости, в результате чего инвесторам трудно определить, не отдает ли компания высший приоритет своим краткосрочным финансовым целям, а не долгосрочному созданию стоимости, которая прямо сейчас пока не отражена в финансовой отчетности. По итогу распределение свободного капитала смещено как раз в пользу тех, кто приоритизирует краткосрочные цели прибыли перед долгосрочными стратегиями развития.

В ответ на это еще в 2010 году Совет выпустил необязательное практическое руководство по менеджерским отчетам, входящим в комплект годовой отчетности. С его помощью (или даже без него) менеджеры способны придать дополнительную контекстуальную глубину финансовой отчетности – вот почему Хансу Хугерворсту очень импонирует сам термин “расширенная корпоративная отчетность”.

Впрочем, с 2010 года многое изменилось. С бурным ростом технологических гигантов внимание к нематериальным активам значительно выросло. Международный комитет по интегрированной отчетности (IIRC) успел с тех пор выпустить свои собственные основы - <IR>. Мы стали свидетелями множества региональных инициатив, таких как внедрение в ЕС новой Директивы по нефинансовой отчетности. И конечно, огромного прогресса удалось добиться в отчетности по ключевым трем факторам, которые обозначаются аббревиатурой “ESG” (“environmental, social, and governance”).

Ничего из этого так и не было предусмотрено в той старой версии практического руководства от Совета по МСФО, и сегодня им часто приходится слышать жалобы инвесторов на качество и неправильный акцент информации, которую они получают. По этой причине сегодня Совет по МСФО запустил в работу проект по пересмотру практического руководства, которое после внесенных в него изменений сохранит свой прежний фокус на потребностях инвесторов в расширенной финансовой информации. Ханс Хугерворст желает, чтобы компании отражали у себя в отчетности то, что имеет стратегическое значение для них – включая политику в отношении вознаграждений и ее связь с долгосрочными целями. Гораздо больший акцент сделают на нематериальных активах. И, конечно же, компаниям придется раскрывать, какое влияние вопросы устойчивости (в том числе климатические) имеют на их бизнес, при условии, что это влияние - существенное. В следовании требованиям руководства очень полезными могут оказаться результаты трудов сторонних организаций, так как уже упомянутая выше TCFD.

Мысли напоследок

В заключительной части своего выступления глава Совета по МСФО поделился некоторыми своими собственными наблюдениями касательно текущего прогресса с развитием отчетности устойчивого развития в мире.

Во-первых, сегодня наблюдается слишком много стандартов и различного рода инициатив (со своей стороны можем данное утверждение подкрепить хотя бы тем, как часто в наших новостях выходят “дайджесты” коротких новостей из этой области – GAAP.RU). Это ведет к большой путанице как среди пользователей отчетности, так и компаний. Ханс Хугерворст приводит в пример компанию Tesla, которая с точки зрения устойчивости котируется на высшей позиции в индексе устойчивости MSCI. В то же время FTSE относит ее к худшим автопроизводителям мира с точки зрения соблюдения факторов ESG. А еще одно агентство, которое глава IASB не называет, размещает Tesla где-то посередине. Стоит ли винить людей за то, что они не могут тут разобраться, где же истина? Более того, с таким количеством различных стандартов перегруз отчетности просто неминуем! Очевидно, что требуется определенная консолидация, и первым шагом на этом пути является инициатива Corporate Reporting Dialogue, которую возглавляет один из давних коллег Ханса Хугерворста, Йен Макинтош (Ian Mackintosh) – кстати, бывший вице-председатель Совета по МСФО. Ее конечная цель – свести воедино действующие сегодня системы стандартов устойчивого развития.

Во-вторых, не стоит все же переоценивать ожидания по поводу “устойчивой” отчетности в роли катализатора изменений. В конце концов, полная прозрачность сама по себе не решила проблему завышенных вознаграждений топ-менеджеров. Точно так же не стоит думать, что компании вдруг начнут ценить свою планету больше прибылей. “Зеленый” пиар сегодня процветает, но за ним в действительности мало что стоит. На момент, когда разразился скандал с Volkswagen по поводу выбросов, компания лидировала в индексе стабильности Dow Jones среди автопроизводителей, а ее дочернее предприятие Audi пускало на ТВ рекламу, где Лягушонок Кермит весело распевал песню с недвусмысленной фразой “нелегко быть зеленым”. Если вернуться к той же авиационной отрасли – и без отчетности понятно, что она очень вредит окружающей среде, однако же мы все равно любим и будем любить путешествия за границу, а количество авиарейсов лишь растет год от года.

И напоследок, финансовые инициативы по-прежнему критически важны в предотвращении изменения климата. Вот почему, по мнению Ханса Хугерворста, более важным является второе направление развития “устойчивой” отчетности, которая делает акцент на влиянии климата на компанию и ее будущие доходы. Именно такой тип отчетности будет прекрасно сочетаться с будущей обновленной версией руководства по менеджерским комментариям (Management Commentary Practice Statement) – в отличие от первого типа отчетности, которая ставит задачей отразить создание компаниями публичного блага. И хотя немало инвесторов, которые в самом деле склоняют свой выбор в пользу компаний, демонстрирующих хорошие показатели корпоративной социальной ответственности, в конечном итоге именно влияние факторов устойчивости на будущие финансовые показатели будет иметь значение для инвестиционных решений – уверен глава Совета по МСФО.

Теги: отчеты об устойчивом развитии  Совет по МСФО  Ханс Хугерворт  Hans Hoogervorst  финансовая отчетность  факторы устойчивости  IASB  “климатическая” отчетность  МСФО  международные стандарты финансовой отчетности  изменение климата  провал рынка  климатичес