Февральские обсуждения будущих поправок к IFRS 17

IFRS 4 / IFRS 17 Договоры страхования
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 4 марта 2020


По материалам: IFRS

Последние на данный момент (и, судя по всему, предпоследние вообще) обсуждения оставшихся технических вопросов из списка 19, составленного по итогам полученных откликов на прошлогоднюю дискуссионную публикацию, вышли относительно сжатыми. Это объяснимо, поскольку в основной массе технические вопросы были уже одобрены Советом по МСФО (в декабре, например, разработчикам удалось рассмотреть сразу 12 вопросов из списка, а большую часть оставшихся – уже в январе).

Правда, два технических вопроса все же оставили напоследок, чтобы обговорить их в марте. Речь там идет об окончательном решении относительно официальной даты вступления в силу IFRS 17 вместе со всеми изменениями (ранее мы уже высказывали предположение, что стандарт могут отсрочить еще на год) и о корректировках к IFRS 4, которые разрешают страховым организациям отложить свой переход на IFRS 9 до выхода стандарта по учету договоров страхования.

По словам члена IASB Даррела Скотта (Darrel Scott), февральское обсуждение поправок к IFRS 17 отличало очень частое обращение многих членов Совета к полученным ранее откликам, что лично он воспринимает в положительном ключе, поскольку это стало еще одним подтверждением активного участия представителей страховой индустрии в данном проекте. За это Даррел Скотт от имени всей организации горячо всех благодарит, поскольку эти комментарии оказались очень для них полезны.

Первая из рассмотренных на февральском собрании тем - это разделение портфеля страховых контрактов на временные группы по годам (“annual cohorts”, как они названы в оригинале). Если смотреть в сам текст, речь идет о требованиях 22-го параграфа, где говорится следующее (предлагаем наш авторский перевод, за отсутствием пока что официального перевода от Минфина России): “Организация не должна включать договоры, выпущенные с интервалом более года, в одну и ту же группу. Для этого, если необходимо, организация должна далее разбивать группы, описанные в параграфах 16-21”. Параграф 16 предписывает разделение портфеля договоров страхования, как минимум, в соответствии со следующими тремя критериями, хотя критериев агрегирования может быть и больше:

a) Группа обременительных на момент первоначального признания договоров

b) Группа договоров, которые маловероятно что станут обременительными впоследствии

c) Группа оставшихся договоров

В результате каждая такая группа не может включать в себя договоры, выпущенные с интервалом более чем в один год, однако временные группы можно формировать и на основе более коротких временных промежутков.

Суть одной из предложенных в прошлом году поправок заключается в определении точки отсчета годового периода для разделения договоров по временным группам протяженностью в год или менее: это дата выпуска договора, или же это дата его первоначального признания? Ходило, кстати, много споров по поводу того, не лучше ли заменить слово “выпуск” на “признание” (договора), потому что между первым и вторым иногда может пройти определенное время. Обычно оно не очень большое, но иногда организации, в самом деле, выпускают такие договоры, которые не начинают свое действие по несколько лет, и эти несколько лет премии по ним не начисляются, следовательно - и выручка также не признается.

Совет по МСФО предложил определять годовые периоды для группировки, отталкиваясь от даты выпуска договоров, а не их признания. Как это много обсуждалось еще год назад, когда предложения только готовились к выпуску, весь смысл такого разделение договоров страхования заключается в том, чтобы вовремя признавать прибыли, убытки и прочие тренды, а прибыльность договора определяется еще в момент его выпуска, а не признания.

Еще один важный вопрос, который попал в поле зрения разработчиков (и именно по нему приняли окончательное решение на прошедшем недавно заседании) – это применение данного подхода к группировке страховых договоров в случае разделения рисков держателями страховых договоров разных “поколений”. Даррел Скотт отмечает особенно непростой характер этого вопроса, при решении которого потребовался тщательный анализ полученных комментариев и последующих предложений членов группы технических разработчиков. Он обращает внимание на то, что бывают обстоятельства, в которых затраты на применение описанного подхода с разделением на группы по годам выпуска могут, в самом деле, оказаться довольно значительными. Однако информация, которую пользователи отчетности получают в результате применения такого подхода к разделению, очень ценна.

Члены технической команды разработчиков были убедительны в своих аргументах, отмечая, что даже если в этом специфическом случае с разделением риска применение подхода к группировке страховых договоров возникают какие-то “аномалии”, они в любом случае представляют высокую ценность для пользователей отчетности - подчеркнул Даррел Скотт. Этот же момент подчеркивал глава Совета по МСФО Ханс Хугерворст, напоминая о разнообразии экономических условий, в которых нам приходится сегодня вести свою деятельность. По итогу Совет по МСФО решил не вводить никаких исключений в оригинальных требованиях стандарта.

Еще до окончательного решения в связи с этим вопросом члены рабочей группы обсуждали более общую тему - принципы в основе стандарта и надежное профессиональное суждение, которое можно на их основе построить. Тема с “аномалиями”, возникающими в случае применения подхода с разделением договоров страхования по годам, высветила такой важный аспект анализа как противопоставление издержек (в результате применения какого-либо подхода) выгодам (от дополнительной информации, которая возникает в результате этого). После продолжительных обсуждений возникла альтернативная идея жесткого выделения подгруппы договоров страхования в рамках группы - можно ли это сделать, введя для них жесткие ограничительные критерии?

Решено было все-таки этого не делать, и вот почему. Если это сделать, получившаяся подгруппа может оказаться очень узкой, возможно, даже “нулевой” подгруппой (то есть договоров, которые соответствуют введенным дополнительным критериям, не окажется вовсе). Причем так будет вне зависимости от того, какими именно делать эти критерии, даже если они будут взяты “с потолка” и при таком раскладе не будут слишком полезны пользователям. Поэтому, хотя в основе окончательного вывода по данной ситуации все равно лежала та же логика противопоставления затрат выгодам, сами выгоды в данном случае очень значительны, и это определило окончательное решение Совета по МСФО остаться с изначальными требованиями стандарта.

Были приняты и другие важные решения, которые хотелось бы выделить.

Так, Совет по МСФО решил расширить оговорку для возможности по минимизации риска на страховые договоры с характеристиками прямого участия. Эта возможность оговорена в параграфе B115, который гласит (перевод, опять-таки, в исполнении GAAP.RU): “В том случае, если организация отвечает условиям параграфа В116*, она может не признавать изменения в контрактной марже, отражающие все или некоторые изменения влияния финансового риска на долю организации в базовых активах (см. параграф В112**) или денежных потоках по исполнению обязательств”.

*в п. В116 говорится, что для того, чтобы воспользоваться изложенной в предыдущем параграфе возможностью, организация должна заблаговременно задокументировать стратегию управления рисками и стратегию по использованию деривативов для минимизации финансового риска по страховым контрактам

**Изменения в доле организации в справедливой стоимости базовых активов относятся на будущие услуги и корректируют контрактную маржу

В результате расширения охвата организация сможет воспользоваться возможностью по минимизации риска, в случае если она минимизирует влияние финансового риска на денежные потоки по исполнению обязательств (определены в п. В113(b)) с использованием непроизводного финансового инструмента, признаваемого по справедливой стоимости через прибыли и убытки. Чтобы воспользоваться возможностью, организации, как обычно, нужно соответствовать требованиям п. 116.

Контрактная маржа, относящаяся на инвестиционные услуги. Здесь IASB принял решение одобрить в окончательном варианте изменения к стандарту IFRS 17, которые потребуют от организаций-составителей отчетности определять элементы покрытия (в случае с договорами без характеристик прямого участия), принимая в расчет выгоды и продолжительность действия выгод от инвестиционных услуг в довесок к страховому покрытию. При этом в определении того, могут ли страховые договоры без характеристик прямого участия приносить инвестиционный доход, следует ориентироваться на п. В119В опубликованной в прошлом году предварительной версии поправок, который гласит, что для этого страховой договор:

  • Должен содержать инвестиционную составляющую, либо у держателя должно быть право на изъятие;
  • Организация считает, что инвестиционная компонента либо право держателя договора на изъятие включает [положительную] инвестиционную доходность* (может быть ниже нуля в случае, например, с отрицательными процентными ставками);
  • Организация собирается осуществить инвестиционную деятельность для генерирования положительного инвестиционного дохода.

*по сравнению с вариантом прошлого года, из этого критерия опустили слово “положительную” (применительно к инвестиционной доходности)

Даже если организация считает, что договор не приносит дохода по инвестиционной составляющей, организация все равно обязана включать расходы по осуществлению инвестиционной деятельности в той мере, в которой она такие действия совершает ради увеличения выгод для держателей договоров.

Что касается требований к раскрытию информации, то организации-эмитенты должны будут раскрывать в отчетности:

  • Количественную информацию о том, ожидают ли они признать в прибылях и убытках контрактную маржу, которая останется в конце отчетного периода; и
  • Подход, который они использовали для определения относительного веса выгод для держателя страховых договоров, обеспечиваемых страховым покрытием и доходом от инвестиционных услуг.

В приложение А к самому стандарту IFRS 17 добавят еще одно определение услуги по договору страхования (“insurance contract service”), но при этом не тронут всю прочую терминологию, что там используется. Так, элементы (страхового) покрытия (“coverage units”) так и будут называться далее, а не как-нибудь вроде “service units”. Точно так же оставят без изменений такие понятия как “период покрытия” и “обязательства на оставшийся период покрытия”.

Оставшиеся два вопроса по дате вступления измененного стандарта в силу и по дальнейшему продлению оговоренного в IFRS 4 исключения для применения IFRS 9 члены Совета по МСФО обсудят в марте. С нетерпением ждем долгожданного завершения этой затянувшейся эпопеи.

Теги: IFRS 17  IFRS 4  IFRS 9  договоры страхования  Darrel Scott  annual cohorts  страховые контракты  Совет по МСФО  минимизация риска  страховые договоры с характеристиками прямого участия  страховое покрытие  услуги по договору страхования  insurance contra